4.07.1814:52

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Иорданского Хашимитского Королевства А.Сафади, Москва, 4 июля 2018 года

1277-04-07-2018

  • en-GB1 ru-RU1

Провели подробные переговоры о ситуации в регионе и о состоянии наших двусторонних отношений. 

Особое внимание уделили процессам урегулирования ситуации в Сирии на основе резолюции 2254 СБ ООН, включая уважение суверенитета, единства и территориальной целостности этой страны.

Выразили удовлетворение очень тесным и полезным взаимодействием по тематике сирийского урегулирования между нашими странами как в рамках трехстороннего, с участием американцев, мониторингового центра в Аммане, так и по линии формата Астаны, в котором Иордания участвует в качестве наблюдателя.

Ценим усилия наших иорданских друзей по содействию достижению договоренностей о примирении между сирийскими властями и боевиками отрядов оппозиции в районе сирийско-иорданской границы. Обсудили вопрос, остающийся предметом серьезной обеспокоенности Иордании, имею в виду пребывание на территории Королевства сотен тысяч беженцев из Сирии (по некоторым оценкам миллион двести тысяч) и скопление беженцев на сирийской части границы между двумя странами. Мы едины в том, что эти люди нуждаются в гуманитарной помощи. Рассмотрели некоторые конкретные меры, которые позволят облегчить и расширить доставку такого содействия. 

Отметили также необходимость выполнять договоренность о южной зоне деэскалации, достигнутую между Россией, Иорданией и США во всех аспектах, включая продолжение непримиримой борьбы с террористами из т.н. «Исламского государства» и «Джабхат ан-Нусры», которые контролируют примерно 40% территории южной зоны деэскалации. Эта задача остается приоритетной, в том числе, исходя из того, что по мере ликвидации террористических группировок будут создаваться благоприятные условия для возвращения беженцев (в том числе находящихся в Иордании) на родину.

Для создания в освобожденных районах благоприятных условий для возвращения беженцев требуется масштабное международное содействие, направленное на восстановление социально-экономической инфраструктуры, создание рабочих мест. Мы убеждены в том, что все международные игроки, которые располагают такими возможностями, должны оказывать содействие в решении этих задач на территории Сирии, не пытаясь обставлять такую помощь какими-то политизированными условиями.  

Россия не раз уже говорила о необходимости отменить односторонние санкции, препятствующие созданию нормальных экономических, инфраструктурных условий для возвращения беженцев, которые западные страны ввели против Сирии.

Россия и Иордания выражают глубокую обеспокоенность положением дел в палестино-израильском урегулировании. Тревожат набирающие силу односторонние подходы, которые не способствуют выполнению договоренностей, достигнутых ранее в рамках международных организаций, прежде всего в ООН. Мы убеждены, что единственным возможным путем снижения напряженности на палестинских территориях и продвижению к урегулированию является прямой диалог между сторонами конфликта. Россия готова оказывать всяческое содействие его возобновлению. Готовы это делать как в контексте наших двусторонних отношений с Израилем и Палестиной, так и во взаимодействии с другими международными игроками,  в том числе на площадке ближневосточного «квартета».

Помимо этих и ряда других региональных проблем, мы обсудили перспективы двусторонних отношений, которые развиваются поступательно в соответствии с договоренностями между Президентом России В.В.Путиным и Королем Иордании Абдаллой II.

У нас есть настрой на продолжение взаимодействия в сфере мирного атома и на диверсификацию деловых связей в других областях. Рассчитываем, что вклад в эти усилия внесет Межправительственная комиссия по развитию торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, которая планирует провести свое заседание до конца года.

Мы подтвердили готовность к продолжению диалога по всем этим и другим вопросам, которые представляют обоюдный интерес. Будем конструктивно взаимодействовать в развитии двустороннего сотрудничества и в решении актуальных региональных и международных проблем.

Вопрос: Выступая на заседании СБ ООН 27 июня, Специальный посланник по Сирии С.де Мистура выразил опасения в связи с возможностью эскалации насилия в сирийской провинции Дераа и призвал не допустить повторения там сценариев Восточной Гуты и Алеппо. Вы не комментировали это заявление С.де Мистуры. Можете ли Вы сделать это сейчас? Справедливы ли подобные заявления в свете то, что Россия участвовала и способствовала организации гуманитарных коридоров, по которым выходили и возвращались мирные жители? Будет ли повторно применена практика гуманитарных коридоров для Дераа?

С.В.Лавров: В южной части Сирии, как я уже рассказал и как говорил мой коллега, действует договоренность России, Иордании и США о южной зоне деэскалации, которая предполагает прекращение боевых действий и при этом никоим образом не ограничивает, а даже наоборот, предусматривает наращивание борьбы против террористов из ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры». Разумеется, при этом наши американские коллеги взяли на себя обязательство договариваться с отрядами оппозиции, которую контролирует Вашингтон, чтобы они размежевывались с террористами. Не всегда это получается.

Более того, целый ряд группировок, которые сотрудничали с американцами, примыкают к «Джабхат ан-Нусре» и участвуют в совместных боевых операциях. Как я уже говорил, «Джабхат ан-Нусра» и ИГИЛ контролируют около 40% территории в южной зоне деэскалации и пытаются расширить там свое присутствие. С этой целью в прошлом месяце они начали боевые действия, обстреливали позиции сирийской армии. В результате погибли мирные жители. Конечно, эта активность должна быть пресечена, чем сейчас и занимается сирийская армия при поддержке российских ВКС.

Параллельно мы помогаем сирийской армии вести работу с вооруженными формированиями, чтобы убедить их заключить договоренность о примирении, сложить оружие и вернуться к мирной жизни. Отмечу очень полезный вклад в эти усилия Иордании. Целый ряд группировок уже заключили соответствующую договоренность о примирении. Соответственно, мир наступил в населенных пунктах, которые эти группировки контролировали. По мере того, как будет развиваться и расширяться этот процесс, мирные жители, которые были вынуждены покинуть этот район, вернутся в свои дома.

Что касается Восточного Алеппо и Восточной Гуты, мы помним, что в ходе операции по изгнанию оттуда террористов было очень много причитаний в западных СМИ и политических кругах, что нарушается международное гуманитарное право, осуществляются этнические чистки. Все это оказалось ложью. В отличие от целого ряда других мест, где т.н. «антитеррористическая коалиция» наводила порядок, мирные жители десятками и сотнями тысяч уже вернулись и продолжают возвращаться в Восточную Гуту и Восточный Алеппо.

Я не опасался бы повторения ситуации в Восточном Алеппо и Восточной Гуте, я бы опасался повторения ситуации в Ракке, куда до сих пор не могут вернуться мирные жители, а те, кто пытается это сделать, подвергают свою жизнь угрозе из-за сохраняющейся минной опасности. Все наши предложения, в том числе американским коллегам, организовать совместную операцию по разминированию и тем самым создать условия для возвращения мирных жителей, пока не находят позитивного отклика. Заверяю Вас еще раз, что и в Дераа, и в целом на юге Сирии параллельно с изгнанием террористов мы будем осуществлять содействие в том, чтобы оказывать гуманитарную помощь мирному населению и создавать максимально благоприятные условия для того, чтобы те, кто покинул свои дома, максимально скорее в них вернулись.

Вопрос: Какая, по Вашему мнению, вероятность того, что договорённость по югу Сирии будет достигнута до саммита в Хельсинки?

На днях Помощник Президента США по национальной безопасности Дж.Болтон в интервью каналу «Си-Би-Эс» сказал, что в Хельсинки будет обсуждаться в том числе и уход Ирана из Сирии. Думаю, все разумные люди понимают, что это требование нереалистичное. Тем не менее, как мы знаем, у Израиля есть озабоченности по поводу присутствия близко к границам неправительственных проиранских вооружённых сил. Возможна ли развязка по этому очень сложному вопросу, которую бы поддерживали все стороны, включая Иран?

С.В.Лавров: Давайте с самого начала условимся о базовых вещах. В Сирии есть немало несирийских сил, часть из которых находится там с согласия законного Правительства страны-члена ООН, а остальные находятся там незаконно, в нарушение принципов международного права.

Что касается юга Сирии, то вся сирийская проблематика, наверняка, будет обсуждаться в Хельсинки. Договоренность по этому району уже существует и была закреплена в тех документах и решениях, которые принимали Президент России В.В.Путин и Президент США и Д.Трамп на встречах в Гамбурге в июле прошлого года и в Дананге в ноябре прошлого года. Затем эти решения были поддержаны с участием Иордании.

Эти решения предусматривают определенную последовательность действий, в результате которых в этом районе не останется несирийских сил. Сирийская армия будет контролировать границу с Израилем. Одновременно не будет никаких поблажек находящимся в этом районе отрядам «Джабхат ан-Нусры» и ИГИЛ. Та часть договоренностей, которая в известной степени зависела от Российской Федерации, в значительной мере выполнена.

Сейчас мы ведем речь о том, чтобы партнеры сделали то, что они обязались предпринять в рамках двух договоренностей прошлого года. Это, прежде всего, касается необходимости избегать каких-либо предлогов для того, чтобы не противодействовать террористам и не изгонять их из этого района.

Мы видим, как тема Ирана обсуждается в СМИ на Западе в предельно упрощенном контексте - для не очень искушенного зрителя и слушателя: «Иран должен уйти, и тогда все встанет на свои места». Причем это проецируется не только на Сирию, но и на весь регион. Иран, мол, должен отовсюду уйти, замкнуться в своих границах, и тогда везде наступит благодать. Это абсолютно нереалистично.

Решать проблемы региона, без участия его ключевых стран, в том числе Ирана, Саудовской Аравии, Иордании, Египта и многих других, не получится. У всех стран региона есть свои озабоченности, у многих из них есть друг к другу претензии. Как и в любом другом районе земного шара надо начинать с того, чтобы сесть за стол переговоров, изложить озабоченности и начать договариваться о том, как их устранять на взаимоприемлемой основе. Другого пути нет. Точно так же необходимо действовать в случае сирийского урегулирования или любого другого урегулирования в этом тревожном регионе.

Вопрос: Видите ли Вы необходимость проведения в преддверии саммита в Хельсинки Вашей встречи с Госсекретарём США М.Помпео, или всё можно решить в телефонном режиме? Примите ли Вы участие в стартующей завтра министерской встрече по иранской ядерной программе в Вене?

С.В.Лавров: Встречи на высшем уровне готовятся в разных форматах. Одним из этапов подготовки к саммиту в Хельсинки, который состоится 16 июля, был визит Помощника Президента США по национальной безопасности Дж.Болтона. В ходе этого визита именно американская сторона предложила организовать до саммита встречу глав внешнеполитических ведомств. Мы, разумеется, согласились, но вчера в телефонном разговоре М.Помпео сказал, что его график предельно напряжён и он физически не сможет повидаться до саммита. Договорились найти подходящие место и сроки после встречи наших президентов в Хельсинки, чтобы уже рассмотреть пути реализации тех задач, которые, надеемся, будут поставлены на этом саммите. Смею вас заверить, что подготовка на экспертном уровне продолжается. Не буду забегать вперёд, но рассчитываем на откровенный разговор по всем вопросам, которые омрачают наши отношения с США.

В пятницу, 6 июля, в Вене состоится встреча на уровне министров иностранных дел стран-участниц договорённости о ядерной программе Ирана минус США, которые вышли из этой программы. Да, я там буду участвовать.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска