25.05.1821:41

Ответ официального представителя МИД России М.В.Захаровой на вопрос СМИ относительно обвинений в адрес России по поводу крушения малайзийского «Боинга» на Украине в 2014 г.

1016-25-05-2018

  • en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: Выдвинутые Нидерландами и Австралией обвинения в адрес России по поводу ее причастности к крушению малайзийского «Боинга» на Украине в 2014 г. основываются, помимо прочего, на претензиях к российским властям в недостаточно полном взаимодействии со следствием по делу об авиакатастрофе. Действительно ли Россия отказывалась сотрудничать с властями Нидерландов? Какие сведения российская сторона уже предоставила для того, чтобы найти виновных в гибели рейса МН17?

Ответ: С момента катастрофы Россия регулярно оказывала нидерландской стороне максимально возможное содействие и настойчиво призывала обеспечить предельную транспарентность процесса расследования. Напомню, что именно Россия стояла у истоков принятия резолюции 2166 Совета Безопасности ООН, которая потребовала проведения полного и независимого международного расследования и определила его четкие критерии.

В июле 2016 г. голландские эксперты и следователи прокуратуры посетили Москву, провели углубленные консультации с российскими коллегами. Насколько мы знаем, итогами этих встреч нидерландская сторона была удовлетворена. Генеральная прокуратура Российской Федерации всегда оперативно и полно реагировала на поступавшие обращения в рамках процедур оказания правовой помощи. Так, по запросу нидерландской стороны Россия рассекретила и передала следствию технические и конструкторские данные ракет системы «Бук». Также по запросу были предоставлены результаты натурного эксперимента, выполненного производителем этого типа ракет АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей».

Тем не менее эти материалы были проигнорированы в финальном докладе Совета по вопросам безопасности Нидерландов о технических причинах крушения рейса МН17, а сам он изобиловал нестыковками и неточностями. На эти недостатки мы указывали нидерландской стороне, о чем, в частности, было неоднократно заявлено заместителем руководителя Росавиации О.Г.Сторчевым. Российские замечания не были учтены.
Не принимаются они во внимание и Совместной следственной группой, работающей под эгидой Национальной прокуратуры Нидерландов.

В октябре 2016 г. Россия направила первичные радиолокационные данные, имеющие критическое значение для расследования, так как их невозможно подделать или изменить. Они полностью исключают возможность пуска сбившей «Боинг» ракеты с территории, подконтрольной ополченцам, на чем в своих выводах настаивает ССГ.

Реакция голландской стороны на этот наш шаг была крайне запоздалой. По прошествии двух месяцев выяснилось, что ССГ не может расшифровать российские данные. Еще через три месяца голландская прокуратура направила дополнительный запрос с просьбой предоставить их в формате ASTERIX, разработанном Европейской организацией по безопасности воздушной навигации. В августе 2017 г. российские специалисты передали экспертам из Нидерландов программное обеспечение, позволяющее работать с записями российских радаров.

Однако еще до завершения изучения данных прозвучали заявления официальных лиц Нидерландов о том, что они могут быть полезны для следствия только с точки зрения подтверждения основной гипотезы об отсутствии второго самолета.

В апреле 2018 г. было объявлено, что для изучения переданных Россией необработанных первичных радарных данных ССГ привлекла двух независимых экспертов, которые произвели их анализ и пришли к выводу, что российская радиолокационная станция не смогла «увидеть» ракету из-за ее высокой скорости.

Специалисты концерна «Алмаз-Антей» аргументированно опровергли данное заключение: российский радар не мог не заметить ракету, если бы она была выпущена из места, на котором упрямо настаивает ССГ, то есть рядом с населенным пунктом Первомайское. Однако ССГ не стала рассматривать альтернативные версии траектории полета ракеты, которые бы противоречили основной рабочей гипотезе. Переданные нами радиолокационные данные, как теперь стало ясно, к делу не приобщены.

В настоящий момент у Генеральной прокуратуры Российской Федерации находятся на рассмотрении еще два запроса об оказании правовой помощи. Тот факт, что ССГ обнародовала промежуточные итоги уголовного расследования и обвинила Россию в причастности к гибели рейса МН17, не дождавшись нашей реакции на них, свидетельствует о нежелании следствия всерьёз рассматривать предоставляемые Российской Федерацией материалы, что лишь еще раз подтверждает вывод об изначальной идеологической заданности поиска виновных.

Об этом, в частности, свидетельствует отказ нидерландской стороны дать оценку коренному обстоятельству, приведшему к трагедии, – самому факту незакрытия украинскими властями воздушного пространства для полетов гражданской авиацией над зоной внутреннего конфликта – а также отсутствие запросов к Киеву о передаче радиолокационных данных и информации о действиях диспетчерских служб.

Стоит также напомнить, что США не предоставили снимки со спутников, о наличии которых заявили сразу после катастрофы.

 

x
x
Дополнительные инструменты поиска