13.04.1813:53

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Королевства Нидерландов С.Блоком, Москва, 13 апреля 2018 года

695-13-04-2018

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры в конструктивном ключе. Это первый визит в Москву главы голландского внешнеполитического ведомства с 2015 года. Поэтому, конечно, вопросов для обсуждения накопилось немало.

Мы, прежде всего, достаточно предметно рассмотрели наши двусторонние отношения, нынешнее состояние которых не может вызывать абсолютное удовлетворение. За последние десятилетия у нас был создан значительный потенциал сотрудничества, который сейчас используется далеко не в полной мере.

Мы выразили взаимную готовность искать пути выхода из сложившейся ситуации. Очевидно, что возвращение наших связей в русло поступательного развития по всем направлениям отвечает интересам наших стран и народов.

Подтвердили заинтересованность России в продвижении обменов по линии министерств и ведомств, гражданских обществ, в правовой и гуманитарной областях. Востребовано и возобновление полноценного межпарламентского диалога, о чем сегодня также говорили. Такие каналы общения особенно актуальны, когда отношения между странами проходят проверку на прочность, как это, собственно, происходит в настоящий момент.

Мы обсудили ситуацию в торгово-экономической сфере. Рост взаимной торговли за прошлый год составил более 20 %, а объем товарооборота достиг 40 млрд.долл.США. Понятно, что эти цифры все-таки далеки от «докризисных» показателей. Мы бы хотели закрепить тенденцию, которая наблюдалась в прошлом году. По мнению российский стороны, этому способствовало бы проведение очередной сессии Смешанной комиссии по экономическому сотрудничеству, которая не созывалась с 2013 г. В качестве первого шага мы предложили подумать об организации встреч ее сопредседателей, которые не организовывались с 2014 года. Мы понимаем, что новое Правительство Нидерландов только определяет сопредседателей со своей стороны. Рассчитываем, что, как только завершится процесс, это позволит возобновить работу данного важного органа.

Мы традиционно приветствуем энергичную работу на российском рынке нидерландских компаний, которые успешно реализуют в России свои стратегии развития, взаимодействуя с российскими партнерами. Будем рады видеть солидную голландскую делегацию, как это обычно бывает, на очередном Санкт-Петербургском международном экономическом форуме.  

Говорили и о культурно-гуманитарном взаимодействии. Затронули ситуацию, связанную с российским участием в проекте обновления музея в Польше на территории бывшего нацистского лагеря смерти в Собиборе. Подтвердили, что мы заинтересованы в поддержке Нидерландов как члена Международного управляющего комитета этого музея нашей заявки на полноформатное присоединение к этой структуре в соответствии с полученным нами еще несколько лет назад приглашением.

Много говорили о международной повестке дня, особенно, с учетом того, что Нидерланды в этом году являются непостоянным членом Совета Безопасности ООН.

Говорили, конечно же, о Сирии и в целом о задачах, которые возникают в ближневосточном регионе. Мы заинтересованы в том, чтобы такой диалог у нас был регулярным, все кризисы в нашем общем регионе и подальше от нас рассматривались по-деловому и с точки зрения обеспечения, прежде всего, мирного урегулирования и приоритета интересов народов тех стран, которые оказались в тяжелой ситуации, чтобы внешние игроки не пытались навязывать какие-то рецепты, идущие вразрез с этими интересами.    

Под этим углом зрения Россия заинтересована в продолжении диалога с Евросоюзом. У нас есть общие интересы в борьбе с терроризмом, незаконной миграцией и наркотрафиком. Как мы подтвердили нашим европейским коллегам, будем готовы к такой работе в той степени, в которой будут готовы сами европейцы.

Мы договорились более конкретно рассматривать эти кризисы с нашими нидерландскими партнерами в рамках регулярных консультаций между нашими министерствами, которые достаточно интенсивны. Условились поставить их на упорядоченную и плановую основу, чтобы подготовка к такого рода мероприятиям была бы более эффективной.

Много говорили и о продолжающемся расследовании катастрофы с малайзийским «Боингом» МН-17, который был сбит над Донбассом летом 2014 года. Мы подробно изложили те шаги, которые многократно предпринимала российская сторона по линии Правительства и концерна «Алмаз-Антей» с тем, чтобы предоставить всю информацию, которая у нас имеется, для проведения объективного, беспристрастного следствия. Отметили также, что необходимо  в полной мере выполнять резолюцию 2166 СБ ООН, которая требует периодического информирования Совета Безопасности о том, что происходит в расследовании. Условились продолжать этот разговор при полном уважении того, что нам сказали наши нидерландские коллеги о независимости той структуры, которая занимается этим расследованием. Мы уважаем независимость. Исходим из того, что это не означает игнорирование каких-либо фактов, которые имеются у следствия, равно как это и не означает игнорирование тех фактов, на которые пока следствие внимания не обращало.

В целом я считаю, что у нас были очень полезные переговоры. Мы не могли обсудить все, но рассчитываю на продолжение такого рода диалога.  

Вопрос: Тема расследования обстоятельств крушения малайзийского Боинга – камень преткновения в российско-нидерландских отношениях. Россия критикует Нидерланды за то, как ведётся расследование. Нидерланды болезненно реагируют на критику и в свою очередь обвиняют Россию в попытке запутать следствие и в недостаточном содействии. С другой стороны, это предмет диалога. Наверняка, этот вопрос обсуждается во всех двусторонних контактах. Обсуждалась ли сегодня тема расследования? Удалось ли достичь большего взаимопонимания?

С.В.Лавров (отвечает после Министра иностранных дел Нидерландов С.Блока): В своём вступительном слове я уже сказал о том, что мы это обсуждали и обозначил общие параметры того, как это обсуждалось. Учитывая живой интерес голландских и российских журналистов и упоминание резолюции 2166 Совета Безопасности ООН, хочу напомнить, что мы были одними из инициаторов разработки и принятия этой резолюции, которая потребовала тщательного, объективного, международного расследования трагедии, произошедшей с рейсом МН-17, и поручила регулярно докладывать Совету Безопасности ООН о продвижении этого расследования. От нидерландского Правительства мы получили только одно письмо самого общего содержания, без каких-либо конкретных фактов. Это было летом 2015 г. С тех никакой информации в Совет Безопасности не поступало. Вопреки этой резолюции, Генеральный Секретарь ООН ни разу не доложил о том, что происходит, хотя обязан это сделать, в соответствии с содержащимся в этой резолюции поручением. Мы неоднократно высказывали озабоченность по поводу того, как организовано это следствие. На стадии формирования местной следственной группы один из самых первых вопросов касался причин не приглашать в неё Малайзию. Ответа не было. Малайзию пригласили в эту группу только 6 месяцев спустя после её создания. Конечно, хорошо, что вообще это сделали. Как у нас говорят, лучше поздно, чем никогда.

Мы, действительно, оказывали содействие расследованию в ходе его технического этапа и продолжаем сейчас, когда идёт уголовное расследование. Мы отвечали и отвечаем на все без исключения запросы голландской Прокуратуры в рамках предоставления правовой помощи. Мы передали значительный объём информации, в том числе первичные необработанные данные радиолокационного наблюдения за воздушной обстановкой в момент катастрофы. Эти данные чётко говорят о том, с каких направлений ракета могла подлететь, а с каких нет. Тем не менее, наши факты, замечания и комментарии не вполне принимаются в расчёт Совместной следственной группой, а передаваемые нами материалы учитываются поверхностно, избирательно, либо просто не учитываются.

Я упомянул данные объективного радиолокационного контроля. Их нельзя подделать и видоизменить. Они чётко показали отсутствие ракеты с того направления, откуда, по мнению следственной группы, была запущена. В ответ, а он поступил через очень продолжительный период времени, нам сказали, что это не та,  и есть двое неких независимых экспертов (имена их не назвали), которые, рассмотрев данные нашего объективного радиолокационного контроля, заявили, что наши радары не увидели и не могли увидеть ракету, потому что она быстро летела. Для специалиста вся абсурдность этого заявления очевидна. Поэтому, конечно, когда мы от независимого прокурора, ведущего расследование, на передаваемые ему научно выверенные объективные данные получаем анонимные опровержения упомянутого мной свойства, у нас возникают вопросы. Особенно на фоне постоянных обвинений в наш адрес, что мы пытаемся увести следствие по ложному следу. При этом у Совместной следственной группы не возникает никаких вопросов, например, к Украине и её вкладу в расследование. Хотя до сих пор ни один из украинских авиадиспетчеров, которые дежурили в тот день, не были допрошены. Украинские данные радиолокационного наблюдения следователями не получены. Тот факт, что голландские власти официально заявили, что вопрос о причинах, по которым Украина не закрыла своё воздушное пространство, а его задавали многие, не является предметом ведущегося расследования по линии совместно следственной группы, также вызывает недоумение.

Я это говорю не для того, чтобы в ответ на самый первый вопрос на пресс-конференции потребовать дипломатических шагов в отношении Украины, которая не сотрудничает со следствием, а упоминаю об этом, как о факте. Поэтому, хочу ещё раз призвать не отметать никакие версии, не пытаться подогнать все имеющиеся данные под известную и уже неоднократно озвученную СМИ, ещё до завершения расследования, версию. Как сказал мой коллега, нужно добиваться правды. Это касается не только катастрофы с малайзийским Боингом, но и всех тем, которые мы сегодня обсуждали, прежде всего, связанных с применением химического оружия в Сирии или Солсбери.

Вопрос: Вчера Премьер-министр Нидерландов М.Рютте сказал, что если США нанесут удар по Сирии, он к этому отнесётся с пониманием. Как Вы оцениваете такую позицию голландского правительства?

С.В.Лавров: Смотря о каком понимании идёт речь. Если о том, что это нужно было сделать просто для смены режима Президента Сирии Б.Асада – это один вариант. Если понимание того, что было всё-таки применено химическое оружие, то я бы советовал дождаться результатов работы миссии ОЗХО, которая не очень быстро, без чрезмерного энтузиазма, но под нашим давлением и давлением сирийского Правительства выехала в Сирию и должна прибыть в Дамаск завтра утром. Мы рассчитываем, что она без промедления поедет в город Думу, где никаких подтверждений применения химического оружия, хлора или какого-либо другого вещества, наши специалисты, которые обследовали это место, не обнаружили. Более того, у нас есть неопровержимые данные о том, что это была очередная постановка,  и к ней приложили руку спецслужбы одного государства, которое сейчас рвётся в первых рядах русофобской кампании.

Вопрос: Как Вы оцениваете уровень контактов Москвы и Вашингтона по существующим двусторонним каналам относительно снижения напряженности в Сирии в свете нынешних событий? Используется ли полностью потенциал этих каналов? Как бы Вы могли прокомментировать заявление кандидата на пост Госсекретаря США М.Помпео о завершении «мягкой» политики США в отношении России?

С.В.Лавров: Что касается каналов, то если брать те, что остались (периодические разговоры президентов и достаточно регулярные контакты по линии военных), то они в этом формате, в этих рамках используются. Как Вы знаете, недавно был телефонный разговор Президента России В.В.Путина и Президента США Д.Трампа. Мы всегда открыты к такого рода контактам. Это позволяет лучше понять друг друга. Контактируют и военные. То, что осталось, что не заморожено, то сейчас используется. Другие каналы, даже те, которые условлено задействовать, порой не задействуются, потому что американцы без объяснения причин в последний момент отказываются от встреч. Так было в феврале, когда они в самый последний момент отказались проводить согласованную встречу по вопросам кибербезопасности. И так было буквально на днях, когда они отказались от встречи по вопросам культурного и гуманитарного сотрудничества. Нам не предъявляют никаких объяснений, поэтому мне очень трудно говорить о том, насколько количество этих каналов будет соответствовать потребностям. А такие потребности, безусловно, существуют, учитывая крайне тревожную атмосферу, которая накапливается, прежде всего, в отношении Сирии, угроз, звучащих из трех столиц западных государств - постоянных членов СБ ООН, так и в отношении всего региона в целом. Не приведи Господь, опять что-то авантюрное будет предпринято в Сирии по ливийскому, иракскому опыту. Сейчас на такую авантюру, надеюсь, никто не отважится. Тем не менее, даже незначительные эксцессы приведут опять к новым волнам мигрантов в Европу и ко многим другим проявлениям, которые совсем не нужны ни нам, ни нашим европейским соседями. Они могут радовать только тех, кто защищен океаном и рассчитывает отсидеться в процессе продолжающихся усилий «растеребить» весь этот регион, чтобы продолжать продвигать здесь свои геополитические проекты.

Это те вещи, которые должны обсуждаться, в том числе на уровне внешнеполитических ведомств. Очень надеюсь, что когда Госдепартамент США будет приведен в работоспособное состояние, такие контакты на уровне руководителей, заместителей, экспертов будут продолжаться. Причем, разумеется, это должны быть контакты между дипломатами, а это значит, что необходимо использовать дипломатические методы, каковые не включают в себя ультиматумы и угрозы.

Вопрос: Вы сказали, что обсуждалось «дело Скрипаля». Вчера ОЗХО опубликовала краткую версию доклада по этому инциденту. В ней сказано, что Организация подтверждает выводы Лондона, но якобы полная информация о веществе, включая название, содержится в закрытой версии, разосланной странам. Видели ли Вы ее уже? Как бы Вы могли ее прокомментировать?

С.В.Лавров: Там сказано, что эксперты ОЗХО подтверждают выводы Лондона относительно химического состава этого вещества. Такие политики как Б.Джонсон стали в очередной раз пытаться исказить истину и заявлять о том, что заявление ОЗХО означает поддержку всех без исключения выводов Великобритании, включая «highly likely». Это очередной эксцесс данного политика, к нему уже все привыкли.

Еще раз подчеркну, ОЗХО подтвердила исключительно состав химического вещества. В закрытой части доклада приводится его подробная, длинная химическая формула. Никаких литературных названий там не приводится. Говорится лишь о том, что это вещество не из списка, который утвержден в КЗХО и по которому должны отчитываться страны-члены. Мы сейчас занимаемся подробным изучением этого доклада. Там есть очень интересные моменты, которые напрашиваются после прочтения. В самое ближайшее время постараемся придать их гласности, когда наши эксперты и эксперты из профильных ведомств разберутся с этим достаточно объемным документом.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Основные новости внешней политики

Основные новости внешней политики