29.03.1821:24

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров со спецпредставителем Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой, Москва, 29 марта 2018 года

600-29-03-2018

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень полезные переговоры со спецпредставителем Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой и его делегацией.

Со своей стороны мы подтвердили, что в России придают большое значение роли ООН в процессе поиска решений сирийского конфликта. Шаги по урегулированию сирийского кризиса, о которых договорились сами сирийцы на созванном по инициативе России, Ирана и Турции в Сочи Конгрессе сирийского национального диалога, предстоит претворять в жизнь совместными усилиями под эгидой ООН и на основе резолюции 2254 СБ ООН. Сегодня мы об этом подробно говорили. Речь идет о согласованных принципах функционирования сирийского государства, которые, по сути, подтвердили и закрепили на уровне очень представительной группы участники Конгресса. Это 12 принципов, которые спецпредставитель Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура сформулировал в начале своей деятельности на этом посту в качестве основы для продвижения политического урегулирования и конституционного процесса.

Безусловно, мы также отметили, и это наша общая позиция, что остается принципиально важным то положение, которое закреплено в резолюциях СБ ООН. Политическое урегулирование возможно лишь путем прямых переговоров между сирийскими сторонами на основе их взаимного согласия.

По понятным причинам, мы особое внимание уделили гуманитарной ситуации в Сирии. В результате завершающейся контртеррористической операции в Восточной Гуте этот пригород сирийской столицы практически полностью очищен от террористических и экстремистских элементов, которые на протяжении долгих лет убивали, калечили и подвергали смертельной опасности мирных жителей Дамаска, обстреливая из миномётов жилые кварталы, объекты инфраструктуры и иностранные дипломатические миссии, в том числе российские представительства. Очень важно, что в ходе операции в Восточной Гуте сирийские войска и российские офицеры Центра по примирению враждующих сторон обеспечивали гуманитарные коридоры для выхода мирных граждан из района боевых действий. Как известно, до недавнего времени бандиты этому активно мешали, используя жителей в качестве «живого» щита. К сожалению, ход операции (и мы к этому привыкли) сопровождался завуалированной кампанией по поддержке боевиков. В ход шли информационные вбросы о голоде в результате осады, о неизберательных бомбардировках, в том числе с использованием запрещенных видов боеприпасов. Опять муссировались слухи об использовании сирийской армией химического оружия, несмотря на всю абсурдность таких утверждений даже с военно-тактической точки зрения. Потом говорили о якобы массовых арестах и расправах с теми, кто выходил из городов Восточной Гуты,  то есть звучали все те же обвинения, которые мы слышали в ходе операции по освобождению Алеппо и которые оказались мифами.

Отмечу, что сотрудники гуманитарных структур, которые непосредственно на месте наблюдали за выходом мирных граждан из Восточной Гуты и которые знают о ситуации не из отчетов «Белых касок» и сводок всякого рода обсерваторий британского происхождения, не подтвердили подобных домыслов и высоко оценили действия российских военных. Это подтверждается свидетельствами жителей Восточной Гуты, вырвавшихся из плена террористов.

Сейчас большая часть боевиков эвакуированы, идет восстановление мирной жизни, под контроль правительственных сил перешло уже около 90% Восточной Гуты. Важнейшее значение имеет оказание срочной помощи внутренне перемещённым лицам (ВПЛ). Мы надеемся, и сегодня подробно говорили об этом, что ООН нарастит свое участие в коллективных усилиях по содействию жителям районов, пострадавших от произвола террористов, поскорее вернуться в свои дома. Российская Федерация делает для этого уже немало. Мы осуществляем доставку гуманитарной помощи, а недавно обеспечили прохождение нескольких конвоев ООН. Рассчитываем, что эта совместная работа будет все более эффективной.

При этом, конечно же, нельзя забывать и о других проблемных зонах, где не менее остро стоит потребность в гуманитарной и иной помощи. В частности, имею в виду анклавы Фуа и Кафрая, лагерь «Рукбан», находящийся на территории незаконно созданной США зоны на юго-востоке Сирии, а также г.Ракка, который без всяких гуманитарных коридоров разрушили силы, ведомые коалицией США. Лишь сейчас, после настоятельных требований удалось достичь договоренности с участием сирийского Правительства о направлении в Ракку оценочной миссии ООН.

Мы также говорили и о том, что нам необходимо продолжать координацию наших действий, а также решить, как мы будем работать по итогам предстоящего 4 апреля в Анкаре очередного саммита президентов стран-гарантов Астанинского процесса – России, Турции и Ирана. Мы считали очень важным накануне этого саммита «сверить часы» со спецпредствителем Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой и его командой, учитывая нацеленность астанинской «тройки» на продолжение содействия политическому процессу под эгидой ООН, а также роль России, Турции и Ирана в ликвидации остатков террористических формирований, в совершенствовании функционирования зон деэскалации, консолидации режима прекращения боевых действий и создании условий для более эффективного решений острых гуманитарных проблем.

Я искренне признателен спецпредствителю Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуре и его коллегам за эту очень важную встречу.            

Вопрос: Многие критикуют Россию за то, что у нее изменились отношения с сирийскими курдами. Могли бы Вы прокомментировать, что происходит в отношениях между Россией и сирийскими курдами на данном этапе в связи с операцией Турции?

С.В.Лавров: Наши отношения с сирийскими курдами, как и с курдами, которые живут в других странах в качестве неотъемлемой части обществ в Ираке, Иране, Турции не изменились. Мы убеждены, что без курдского народа ни один конфликт в этом регионе, на территории стран, где проживают курды, урегулирован быть не может.

Резолюция 2254 СБ ООН, которой мы полностью привержены, требует политического урегулирования с участием всех этнических, конфессиональных групп сирийского общества. Мы переживаем за судьбу курдского народа, в частности в Сирии, потому что были попытки наших американских коллег спекулировать на курдском факторе в своем стремлении освоить территории Сирии способом, который является грубым нарушением международного права. Попытки создать некий санитарный кордон с использованием курдских формирований привели к тому, что мы сейчас наблюдаем в Африне. Мы настаиваем, чтобы все стороны стали договариваться о том, как прекратить столкновения и наладить возвращение к нормальной жизни при полном уважении территориальной целостности и суверенитета Сирии.

Вопрос: Обсуждали ли вы процесс создания Конституционной комиссии по Сирии в Женеве? Если да, то на какой стадии находится ее создание?

С.В.Лавров (отвечает после С.де Мистуры): Как только что сказал Стаффан, мы распространили итоговый документ Конгресса национального диалога, который состоялся в Сочи, в качестве официального документа СБ ООН. Там зафиксировано, что эта декларация, как и сам сочинский Конгресс, является вкладом в продвижение политического урегулирования на основе резолюции 2254 СБ ООН, включая формирование Конституционной комиссии. По понятным причинам требуется очень тщательная работа, связанная с  согласованием списков. Итоги этой работы будут подводиться спецпосланником Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой. Мы поддерживаем необходимость как можно быстрее завершить этот процесс. Но вы также должны понимать, что ситуация совсем непростая. После долгих лет конфликта, думаю, не помешает еще немного потерпеть. В данном случае главное не скорость, а все-таки качество этой работы, чтобы потом Конституционная комиссия под кураторством С.де Мистуры эффективно работала.

Вопрос: Станет ли вопрос расширения зон деэскалации одной из тем предстоящего саммита в Анкаре? Останется ли Идлиб одной из этих зон в свете того, что там сейчас сконцентрировано большое количество боевиков различных организаций, в том числе и «Джабхат ан-Нусры»?

С.В.Лавров: Зоны деэскалации сохраняются как результат договоренности между участниками – Россией, Турцией и Ираном. Юго-западная зона была сформирована с участием России, США и Иордании. На данном этапе пока нет планов расширять количество этих зон. Сейчас основная работа у нас завершается по Восточной Гуте. То, что удалось освободить 90 % территории, позволяет рассчитывать, что режим прекращения боевых действий, который изначально был объявлен для этой, как и для других зон деэскалации, будет восстановлен. Режим был нарушен, поскольку боевики из «Джейш аль-Ислам», «Фейлак ар-Рахман», «Ахрар аш-Шам» нарушили свои обязательства, взятые в рамках соглашения о создании зоны деэскалации в Восточной Гуте, вместо того, чтобы отмежеваться от «Джабхат ан-Нусры». Как они и обещали, они слились с ней в некое объединенное командование, создали объединенный штаб, чтобы выступать с оружием в руках против правительственной армии. Теперь нарушения пресечены. Я убежден, что в самое ближайшее время жизнь в Восточной Гуте будет быстро восстанавливаться.

Что касается Идлиба, там тоже ситуация непростая. Надеюсь, там пока и не будет каких-то серьезных боевых столкновений. Но этот вопрос будет одним из пунктов повестки дня саммита, который состоится в Анкаре 4 апреля.

Вопрос: Будут ли ответные меры на высылку российских дипломатов зеркальными или планируется более сильный ответ?

С.В.Лавров: Меры будут зеркальными, но не только. Буквально в эти минуты Посол США в России Дж.Хантсман приглашен в Министерство, где заместитель Министра иностранных дел России С.А.Рябков излагает ему содержание ответных мер в отношении США. Они включают высылку аналогичного количества американских дипломатов и наше решение отозвать согласие на функционирование Генерального консульства США в Санкт-Петербурге. В отношении остальных стран, а именно в том, что касается количества людей, которые будут уезжать из Российской Федерации из состава дипломатических миссий, всё тоже зеркально. Собственно, говоря, пока это всё.

Хочу сразу сказать, что параллельно мы хотим не просто реагировать на абсолютно неприемлемые действия, которые в наш адрес предпринимаются под жесточайшим давлением США и Великобритании под предлогом «дела Скрипалей». Кстати, упомяну с удовлетворением, что британские власти сообщили нам сегодня о состоянии здоровья, по крайней мере, Ю.Скрипаль. Как они написали, Юля быстро идет на поправку. Мы опять потребовали, чтобы нам обеспечили допуск к Юлии как к российской гражданке. Надеюсь, британская сторона сможет выполнить свои обязательства по Консульской конвенции и Венской конвенции о дипломатических сношениях.

Мы не будем просто реагировать реактивно на то, что делает в отношении нас англо-саксонское звено, заставляя всех следовать антироссийскому курсу. Мы хотим установить истину. С самого начала этого кризиса мы много раз говорили, что Премьер-министр Великобритании Т.Мэй голословно обвинила Россию в том, что именно наша страна причастна к отравлению С.Скрипаля и его дочери, и потребовала ультимативно ответить на такой вопрос, который ответу не подлежал: она потребовала, чтобы мы за 24 часа сказали, что российское руководство отдало приказ отравить Скрипалей, либо утратило контроль над своим химическим арсеналом. Понятно, что реагировать на такие вещи невозможно, даже если бы мы очень старались найти какие-то ответы. Мы взамен предложили воспользоваться международно-правовыми нормами, Конвенцией о запрещении химического оружия, которая содержит специальную статью. Согласно этой статье, если у кого-то из участников Конвенции возникают вопросы к другому участнику, то им рекомендуется вступить в контакт, провести двусторонний обмен мнениями и информацией, провести консультации. Британская сторона высокомерно от этого отказалась и взамен выкопала в Конвенции о запрещении химического оружия технический пункт о том, что член Конвенции может обратиться за технической помощью к Техническому секретариату Организации по запрещению химического оружия. Сейчас на основании этого пункта эксперты ОЗХО приехали в Великобританию по её приглашению для того, чтобы составить своё мнение, провести анализ вещества, которым, как утверждают британцы, были отравлены Сергей и Юлия Скрипали. Хочу сразу сказать, что эта статья позволяет Техническому секретариату ОЗХО только установить химический состав вещества, которое будет предъявлено для анализа. Никаких возможностей подкрепить, верифицировать выводы, к которым британцы, якобы, пришли, у Технического секретариата ОЗХО нет. Он не наделён такими правами. Кстати, само расследование до сих пор не закончено. Как Вы знаете, Скотланд Ярд говорит, что потребуются ещё месяцы, а вердикт уже вынесен. Это прискорбно, потому, что такого глумления над международным правом мы очень давно не видели.

Для того, чтобы добиться нормального разговора, установить истину, мы официально предложили созвать 4 апреля этого года внеочередную сессию Исполнительного совета ОЗХО, где мы предъявим конкретные вопросы, уже не раз задававшиеся нами, в обобщённом виде. Рассчитываю, что наши западные партнёры не уйдут от честного разговора. Иначе это будет очередным подтверждением того, что всё происходящее – это затеянная грубейшая провокация.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Основные новости внешней политики