13.03.1814:47

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова, Москва, 13 марта 2018 года

457-13-03-2018

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

 

Вопрос: Каков будет ответ России на требование Премьер-министра Великобритании Т.Мэй предоставить в течение суток объяснения в связи с отравлением С.Скрипаля? Какова будет реакция Москвы в случае, если британское правительство примет обещанные ограничительные меры по этому делу?

С.В.Лавров: Мы слышали ультиматум, который прозвучал из Лондона. Официальный представитель Министерства иностранных дел России М.В.Захарова уже прокомментировала, как мы к этому относимся. К этому можно добавить то, что Великобритания, как и Россия, является участницей Конвенции о запрещении химического оружия, что известно и Премьер-министру, и Министру иностранных дел Великобритании. У меня нет сомнений, что в Министерстве иностранных дел Великобритании не перевелись эксперты, которые занимаются функционированием этой Конвенции и проблематикой, созданной на базе этой Конвенции, Организации по запрещению химического оружия. Может быть эксперты там и остались (наверняка остались), но видимо их никто не слушает. Если говорить о том, что обязана сделать Великобритания в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия, то это следующее. Во-первых, как только возникли подозрения, что было применено отравляющее вещество, запрещенное Конвенцией, немедленно обратиться к стране, которую подозревают в том, что она является стороной происхождения данного вещества. Ответ на этот запрос дается в течение десяти дней. Если ответ, который последует, не удовлетворит страну, которая запрашивает информацию, то эта страна (в данном случае – Великобритания) должна будет обратиться в Исполнительный совет Организации по запрещению химического оружия и в Конференцию государств-участников Конвенции о запрещении химического оружия. При этом запрашиваемая сторона имеет полное право получить доступ к тому веществу, о применении которого идет речь, чтобы иметь возможность провести собственный анализ данной субстанции. Что мы, собственно, и сделали сразу после того, как появились слухи, раздуваемые практически всеми членами английского руководства насчет того, что в отравлении С.Скрипаля задействовано вещество, произведенное в Российской Федерации. Официальной нотой мы тут же запросили доступ к этому веществу, чтобы наши эксперты могли проанализировать его в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия. В той же ноте мы потребовали предоставить нам допуск ко всем фактам, связанным с расследованием, учитывая, что одной из пострадавших является Ю.Скрипаль, гражданка России. На эти абсолютно закономерные, правомерные и вытекающие из Конвенции о запрещении химического оружия требования нами был получен невнятный ответ, который сводится к тому, что в этих законных требованиях нам было отказано. Таким образом, прежде чем ставить ультиматум – отчитаться перед британским правительством в течение двадцати четырех часов, лучше соблюсти свои собственные обязательства по международному праву, в данном случае по Конвенции о запрещении химического оружия. Говоря о манерах, нужно помнить, что эпоха колониализма давно ушла в прошлое.

Вопрос: Мы не услышали Вашей реакции на заявление Премьер-министра Великобритании Т.Мэй. Такое впечатление, что Москва несерьезно воспринимает эту ситуацию. Хотелось бы понять, что нужно сделать для того, чтобы избежать конфронтации.

С.В.Лавров: Я понимаю, что Вам нужно подавать информацию, которая будет соответствовать настроениям «умов» в Лондоне. Я уже сказал, что именно Великобритания обязана сделать, прежде чем Россия будет отвечать на её вопросы. Мы не получили запроса, который Лондон обязан подать в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия. 

Вопрос: Завтра планируется встреча с Вашим турецким коллегой, через пару дней – министерская встреча в трехстороннем формате Россия-Иран-Турция. Будет ли обсуждаться вопрос расширения зон деэскалации в Сирии и присоединения к этой зоне Африна, как заявлялось ранее? Также вчера в Совете Безопасности ООН прозвучали заверения США и других западных партнёров о возможности нанесения удара по Сирии, а также обвинения в адрес России в срыве выполнения положений резолюции 2401 СБ ООН. Какое влияние оказывает такая риторика на эффективность процесса стратегического урегулирования в Сирии?

С.В.Лавров: Завтра мы будем встречаться с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу в Москве. В пятницу, уже с участием нашего иранского коллеги, Министра иностранных дел Ирана Д.Зарифа, проведём министерскую встречу стран-гарантов Астанинского формата в Астане. Конечно, там будет обсуждаться тематика зон деэскалации. Не думаю, что мы сейчас должны обязательно стремиться увеличить их количество, расширить площадь. Сейчас главное обеспечить их функционирование в том режиме, который был согласован, прежде всего, в режиме прекращения огня. Наиболее актуальной задачей является не допустить продолжения грубейшего нарушения этого режима в Восточной Гуте. Там сконцентрировались боевики нескольких организаций, незаконных вооружённых формирований, но всех их под себя «подмяла» «Джабхат Тахрир аш-Шам», которая в очередной раз мимикрировала и называет себя по-другому, но от этого суть не меняется – эта организация внесена в террористический список Совета Безопасности ООН. Из Восточной Гуты постоянно продолжаются миномётные обстрелы Дамаска, включая территорию нашего Посольства. Гибнут люди. Это грубейшее нарушение резолюции 2401, потому что эта резолюция потребовала от всех прекратить огонь, при понимании, условии, что на террористов не распространется обязательство сторон не применять оружие и при втором понимании, что гуманитарная пауза, о которой идёт речь, станет предметом договорённости всех тех, кто находится «на земле». Те, кто находится «на земле» внутри Восточной Гуты, как я уже сказал, и которыми верховодит «Джабхат ан-Нусра», не хотят выполнять своих обязательств. Они хотят только одного – чтобы правительство перестало стрелять, и они получили передышку. Этой передышки террористам Совет Безопасности ООН не обещал. Более того, он им сказал, что её не будет.

Второй аспект этой проблемы – это наши западные партнёры, которые не скрывают, что имеют очень тесные контакты с теми, кто сейчас находится в Восточной Гуте и которые не смогли выполнить своё обязательство по резолюции 2401, заключающейся в том, что надо повлиять на своих подопечных, приструнить их и заставить прекратить обстреливать живые кварталы. Ни того, ни другого западные коллеги во главе с США не сделали. То, что вчера Постоянный представитель США при ООН Н.Хейли пригрозила внести новую резолюцию, которая, как я понимаю, уже готова, означает только одно – они провалились в выполнении предыдущей резолюции. Потому что новый проект, который сейчас будут продвигать американцы, во-первых, уже не содержит каких-либо исключений для террористов (то есть террористов тоже нельзя будет трогать). Во-вторых, новый проект касается не всей Сирии, как это было в резолюции 2401 СБ ООН, а только Восточной Гуты. Это наводит меня на мысль о том, что, во-первых, наши предположения о том, что американская коалиция озабочена не столько подавлением остатков терроризма, сколько сохранением военного раздражителя для режима верны. Во-вторых, раз уже речь идет только о Восточной Гуте, это то самое место, откуда можно наносить наиболее серьезный ущерб столице Сирии и тем самым готовить почву для «плана Б», который Вашингтон последовательно отрицает. Но есть все больше и больше фактов того, что речь идет о курсе на смену режима и на развал Сирийской Арабской Республики.

Кстати, в отличие от резолюции 2401 СБ ООН, новый американский замысел исключает вообще какое-либо касательство гуманитарной ситуации в Ракке или в контролируемом американцами лагере сирийских беженцев «Рукбан», куда ООН не может получить доступ. Ни о каком другом месте на территории Сирии речь вообще не идет.

На фоне этого очевидного провала выполнения резолюции 2401 СБ ООН в той части, которая касается боевиков и спонсирующего их Запада, выдвигается новая резолюция под предлогом того, что это Россия, Иран и сирийское Правительство не смогли обеспечить требования предыдущей резолюции. При этом Постоянным представителем США при ООН Н.Хейли делается заявление о том, что США, конечно, мирная нация, но они могут в любой момент нанести удар по правительственным силам в Сирийской Арабской Республике, как они это сделали год назад, ударив по авиабазе «Шайрат». У меня даже не остается каких-то нормальных терминов для того, чтобы описать все это. Уже на «голубом глазу» делается заявление, что как тогда США «наказали режим»» (как они его называют), так они готовы будут сделать это и сейчас.

В связи с этим есть два комментария, постараюсь сформулировать их максимально корректно. Во-первых, я уже не раз говорил (все это, видимо, «пролетает мимо ушей» тех, кто в Совете Безопасности ООН делает подобные заявления от имени США), что после того, как появились сообщения о том, что 4 апреля прошлого года в районе Хан-Шейхун был применен зарин и что он был доставлен в виде авиабомбы самолетом, который взлетел с авиабазы «Шайрат», мне позвонил Госсекретарь США Р.Тиллерсон. Он сказал, что США очень обеспокоены этими сообщениями и просят Россию получить согласие сирийского Правительства на направление международных экспертов на авиабазу «Шайрат», чтобы обследовать ее на предмет прояснения вопроса, могло ли там находиться химическое оружие. Мы договорились с Дамаском о том, что такой доступ будет предоставлен. Когда мы передали эту информацию Вашингтону, они поблагодарили, сказали, что им это уже не надо и тут же ударили по этому аэродрому.

Эта та информация, которую мы несколько раз доводили до наших американских партнеров напрямую и через СМИ, и которая вообще игнорируется. Поэтому если произойдет очередной удар такого рода, то последствия будут самыми тяжелыми. Г-жа Н.Хейли должна понимать, что одно дело безответственно эксплуатировать микрофон в СБ ООН, а другое дело - когда российские и американские военные имеют каналы общения и по ним очень четко сказано, что можно и что нельзя делать. Американская коалиция это прекрасно знает.

Вопрос: Можете ли Вы исключить причастность России к делу С.В.Скрипаля?

С.В.Лавров: Вы странный человек. Я сказал, что мы - члены Конвенции о запрещении химического оружия, также как и Ваша Родина. Но она почему-то не пользуется экспертизой тех, кто знает, какие обязательства несет на своих плечах Соединенное Королевство. Если те процедуры, которые предусмотрены в Конвенции будут выполнены, я Вас уверяю, что Российская Федерация выполнит свои обязательства и ответит на соответствующий запрос в то время, которое отводится на подготовку ответа.

В свою очередь мы ждем, что Соединённое Королевство ответит на наш запрос, направленный в соответствии с той же самой Конвенцией, о необходимости предоставить нам вещество, о котором идет речь, и сделать для нас открытым весь ход расследования, потому что речь идет о российской гражданке.

Если я это недостаточно объяснил, мы обязательно сделаем стенограмму моих ответов на первый и дополнительный вопросы, пришлем на «Би-би-си» в надежде, что на этот раз Вы не будете делать купюр, публикуя его или передавая своим слушателям и зрителям.

Вопрос: Можете ли Вы все-таки исключить причастность России к делу С.В.Скрипаля?

С.В.Лавров: Мы уже сделали заявление о том, что все это чушь. М.В.Захарова более культурно все это изложила. Мы никакого отношения к этому не имеем. Так всем затуманили головы, что уже в нашей блогосфере делают комментарии, которые переворачивают все с ног на голову. Я прочел с изумлением в чьем-то блоге, что я заявил о недопустимости сравнивать случай А.В.Литвиненко и С.В.Скрипаля. Я сказал ровно обратное. В одной из африканских стран, в ходе последней поездки, мне задали этот вопрос. Я ответил, что также, как и в случае с А.В.Литвиненко - когда мы начали сотрудничать с расследованием, потом оно было засекречено, и нам сказали, что не могут предоставлять всю информацию. Примерно также и сейчас все начинается. Нам ничего не дают в ответ на наше обращение. Так что, пожалуйста, еще раз очень прошу Вас, все, что  я сейчас говорю, подробно изложить, а не ограничиваться фразой, которую я предвижу – «на вопрос виновна ли Россия, С.В.Лавров ушел от ответа». Россия не виновна. Россия готова сотрудничать в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия, если Соединенное Королевство снизойдет до того, чтобы выполнить свои международно-правовые обязательства по тому же документу.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска