18.01.1820:26

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на заседании Совета Безопасности ООН по теме «Нераспространение ОМУ: построение мер доверия», Нью-Йорк, 18 января 2018 года

55-18-01-2018

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемый г-н Президент,

Уважаемый г-н Генеральный секретарь,

Российская Федерация приветствует инициативу Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева провести специальное заседание Совета Безопасности на тему «Нераспространение ОМУ: построение мер доверия».

Это особенно актуально, поскольку 1 июля нынешнего года исполняется 50 лет со дня открытия к подписанию Договора о нераспространении ядерного оружия – несущей конструкции международной системы ядерного нераспространения. Убеждены, что риски и угрозы в этой области, с которыми мы сталкиваемся сегодня, должны устраняться именно на базе данного Договора при сбалансированном подходе к трем его составляющим – нераспространение, разоружение и мирное использование атомной энергии.

К сожалению, к полувековому рубежу мы подходим с серьезным багажом противоречий, способных осложнить текущий обзорный цикл по Договору, который должен завершиться Обзорной конференцией в 2020 г.

Среди основных задач цикла – подтверждение приверженности целям Договора, обязательствам по нему, а также его укреплению на основе Плана действий, принятого на Обзорной конференции 2010 г. Для этого всем сторонам нужно избавиться от нежелания слушать друг друга, которое столь ярко проявилось на Обзорной конференции в 2015 г.

Тогда, в частности, возобладала иллюзорная и опасная тенденция к «принуждению» ядерных держав к отказу от имеющихся ядерных арсеналов – без учета их интересов в сфере безопасности и стратегических реалий. Такой подход вылился в форсированную разработку открытого к подписанию Договора о запрещении ядерного оружия (ДЗЯО).

Россия не намерена присоединяться к ДЗЯО. Исходим из того, что полная ликвидация ядерного оружия возможна только в контексте всеобщего и полного разоружения в условиях обеспечения равной и неделимой безопасности для всех, в том числе и для обладателей ядерного оружия, как это предусматривает ДНЯО.

Положения представленного к подписанию Договора о запрещении ядерного оружия далеки от этих принципов. В нем игнорируется необходимость учета всех факторов, влияющих сегодня на стратегическую стабильность. Он также провоцирует глубокие разногласия между членами международного сообщества и может оказать дестабилизирующее воздействие на режим нераспространения.

Хочу подчеркнуть, мы разделяем задачу построения безъядерного мира. Однако добиваться этой цели следует не такими односторонними методами, на которых основывается ДЗЯО.

Перспективы текущего обзорного цикла ставятся под вопрос и отсутствием ясности в отношении создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного и всех других видов оружия массового уничтожения и средств его доставки (ЗСОМУ). Мы убеждены, что созыв Конференции по ЗСОМУ на Ближнем Востоке сохраняет свою актуальность. Со своей стороны продолжим содействовать продвижению в этом процессе. Залог успеха видим в рассмотрении данного вопроса в широком контексте региональной безопасности. Конкретные российские соображения на этот счет хорошо известны всем заинтересованным сторонам и остаются в силе.

Еще одна важная проблема – состояние дел с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Являясь принципиальным  сторонником этого Договора, призываем все страны, от которых зависит его вступление в силу, довести до конца его подписание и ратификацию, как это было неоднократно обещано некоторыми из соответствующих стран. При этом крайне важно обеспечить продолжение моратория на любые ядерные взрывы.

В числе первостепенных конкретных шагов для сохранения на текущем этапе режима ядерного нераспространения – объединение усилий в интересах обеспечения устойчивой реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Совет Безопасности ООН поддержал СВПД, единогласно приняв соответствующую резолюцию 2231 и, значит, несет ответственность за его выполнение. Иран неукоснительно придерживается своих обязательств, что регулярно подтверждает МАГАТЭ. Подавляющее большинство международного сообщества признает, что СВПД вносит осязаемый вклад в укрепление режима нераспространения и поддержание мира и безопасности. Нельзя в угоду политической конъюнктуре отдельных стран отказываться от реального достижения многосторонней дипломатии, ставшего результатом усилий не только участников самой договоренности, но и многих других, поддержавших их стран, включая Казахстан.

Очевидно, что провал СВПД, тем более по вине одного из участников группы «5+1», станет тревожным сигналом для всей архитектуры международной безопасности, включая перспективы решения ядерной проблемы Корейского полуострова. Подтверждаем актуальность предложенной Россией и Китаем «дорожной карты» в интересах исключительно мирного урегулирования этой проблемы.

Серьезную обеспокоенность вызывает нарастающая угроза «химического» терроризма в ближневосточном регионе, в частности, на территории Ирака и Сирии. Боевики не только применяют токсичные химикаты, но и располагают собственными технологическими и производственными возможностями по синтезу полноценных боевых отравляющих веществ, наладили разветвленные каналы доступа к их прекурсорам.

Нельзя не учитывать и вполне реальные риски распространения «химического» терроризма за пределы Ближнего Востока, принимая во внимание, в частности, весьма значительный сегмент иностранных боевиков среди экстремистов. Прибывшие в Сирию и Ирак из-за рубежа террористы уже получили возможность приобрести практический опыт и навыки создания и применения химического оружия.

На протяжении последних трех лет мы неоднократно предлагали принять резолюцию СБ ООН или хотя бы заявление его председателя с осуждением конкретных актов «химического» терроризма в Сирии и Ираке. К сожалению, все наши предложения неизменно встречали жесткое сопротивление со стороны ряда наших западных коллег, которые предпочитают закрывать глаза на факты применения и даже изготовления химоружия террористами и выдвигают голословные обвинения в адрес Дамаска.

Считаем недопустимым спекулировать на задачах борьбы с распространяем ОМУ для достижения узкокорыстных геополитических целей, как это произошло с интервенцией в Ирак под абсолютно вымышленным предлогом 15 лет назад.

В последнее время мы стали свидетелями настойчивых попыток манипулировать деятельностью Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) и завершившего свою работу Совместного механизма по расследованию. Считаем это прискорбным. Подтверждаем наше предложение о том, чтобы сформировать новый механизм по расследованию случаев применения химического оружия в Сирии на принципах, которые полностью отвечают нормам Конвенции по запрещению химического оружия.

Призываем все государства также выполнять обязательства, вытекающие из принятой еще в 2004 г. резолюции 1540 СБ ООН, которая предписывает всем странам принимать эффективные меры с целью недопущения попадания в руки негосударственных субъектов, включая террористов, ОМУ и любых материалов, имеющих к нему отношение. Актуальность резолюции 1540 была вновь подтверждена Советом Безопасности ООН по итогам проведенного в 2016 г. всеобъемлющего обзора ее выполнения. Совет должен жестко реагировать на нарушения требований резолюции 1540 – будь то в Сирии, Ираке или где-то еще, особенно на факты оказания негосударственным субъектам какого-либо содействия в получении доступа к ОМУ.

Россия поддерживает усилия по формированию и укреплению национальных, региональных и субрегиональных потенциалов, необходимых для решения этих задач. Недавно мы провели в Калининграде под эгидой ОБСЕ и Управления по вопросам разоружения ООН специальный семинар по практическим аспектам реализации резолюции 1540, а в 2017 г. в период нашего председательства на Форуме ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности (ФСОБ) мы организовали специальное заседание по этой теме.

Приветствуем также консенсусное одобрение в октябре 2017 г. решения Исполнительного совета ОЗХО, направленного на пресечение угроз применения химоружия негосударственными субъектами. Считаем это шагом в правильном направлении.

В интересах повышения эффективности многостороннего сотрудничества по предотвращению распространения ОМУ и угроз его попадания в руки террористических группировок и прочих негосударственных субъектов. Россия предложила разработать новый юридически обязывающий инструмент – Международную конвенцию по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Проект Конвенции был представлен нами на Конференции по разоружению в Женеве. Призываем к скорейшему началу переговоров по ее согласованию.

Г-н Председатель,

Г-н Президент,

Г-н Генеральный секретарь,

Нынешнее положение дел в области нераспространения и разоружения настоятельно требует совместного поиска путей преодоления нарастающих противоречий при одновременном бережном отношении к доказавшим свою эффективность механизмам сотрудничества и при дальнейшем укреплении его международно-правовых основ на базе учета интересов всех государств.

Надеемся, что сегодняшнее заседание СБ ООН, а также инициатива, выдвинутая Президентом Казахстана Н.А.Назарбаевым, будут способствовать решению этих задач.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Показывается результатов: 1.
x
x
Дополнительные инструменты поиска