15.12.1712:55

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на «Правительственном часе» в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Москва, 15 декабря 2017 года

2437-15-12-2017

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемая Валентина Ивановна,

Уважаемые коллеги,

Признателен за приглашение в очередной раз выступить перед вами в рамках «Правительственного часа».

В Министерстве иностранных дел России дорожат многолетним тесным, без преувеличения, товарищеским взаимодействием с обеими палатами Федерального Собрания, их профильными комитетами. Мы ценим ваш интерес к деятельности внешнеполитического ведомства. Приветствуем и поддерживаем усилия парламентской дипломатии по оздоровлению межгосударственного взаимодействия, укреплению дружбы и взаимопонимания между народами.

Особо хотел бы отметить успешное проведение в Санкт-Петербурге в октябре очередной Ассамблеи Межпарламентского союза, которая стала самой представительной за всю историю. Беспрецедентно высокий уровень и состав участников – подтверждение авторитета, который российские органы законодательной власти по праву снискали у зарубежных коллег. Поздравляю вас действительно с очень важным событием.

Cлаженная и скоординированная по всем линиям работа по реализации утвержденного Президентом Российской Федерации В.В.Путиным внешнеполитического курса приобретает сегодня особое значение. Мир переживает крайне сложный этап. Растет конфликтный потенциал, усиливаются старые кризисы, появляются новые вызовы. Глубокую тревогу вызывают такие опасные тенденции, как эрозия основополагающих принципов международного права, попытки девальвировать роль многосторонних институтов или использовать их в узкокорыстных целях. Расширение НАТО, наращивание ее потенциала на «восточном фланге», развертывание ПРО США в Европе существенно подрывают принцип неделимости безопасности, являющийся политическим обязательством не укреплять свою безопасность за счет других, который был принят всеми главами государств ОБСЕ. Под угрозой слома – крупные международные договоренности, в частности, по иранской ядерной программе. Надеюсь, этого не получится, но если случится, то пошлет крайне неверный сигнал тем, кто рассчитывает на решение проблем Корейского полуострова.  

Мы открыто говорим об этом нашим коллегам, используем любые возможности объяснить нашу точку зрения, отреагировать на их оценки. Об этом шла речь на прошедшем неделю назад в Вене СМИД ОБСЕ, в моих многочисленных контактах «на полях» заседания, в том числе с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном.

Основная причина нынешней напряженности, по нашему убеждению, последовательно эгоистическая и циничная линия ряда государств во главе с США. Уверовавший в собственное превосходство и непогрешимость, привыкший к тому, что его подходы должны восприниматься как «истина в последней инстанции», т.н. «исторический Запад» пытается воспрепятствовать естественному процессу становления нового, более справедливого и демократического полицентричного мироустройства. К несогласным применяется широкий набор репрессалий, включая шантаж, введение односторонних и принудительных мер, прямое вмешательство во внутренние дела.

Вы сами хорошо видите, что у многих на Западе динамичное развитие России, укрепление ее позиций на международной арене вызывают откровенное раздражение и неприятие. Отсюда – стремление наказать нас за независимую, самостоятельную внешнюю политику. Линия на сдерживание нашей страны охватывает самый широкий спектр направлений – от экономики и энергетики до спорта и деятельности отечественных СМИ. Примеры известны, не буду занимать ваше время.

Мы стараемся делать все необходимое для надежного обеспечения суверенитета и национальной безопасности, защиты прав наших граждан. Причем эта работа ведется отнюдь не через уход в себя, самоизоляцию и не путем занятия круговой обороны, наоборот, Россия активно участвует в формировании положительной объединяющей международной повестки дня, выдвигает конкретные инициативы по решению актуальных международных  проблем. Наша честная линия, опирающаяся на принципы правды, добрососедства, верности своему слову, пользуется широкой поддержкой, что позволяет развивать равноправный взаимовыгодный диалог с подавляющим большинством иностранных партнеров.

Особое внимание уделяем сплочению мирового сообщества для борьбы с террористической угрозой в русле инициативы Президента России В.В.Путина по созданию подлинной глобальной антитеррористической коалиции для коллективного противостояния этому злу без каких-либо двойных стандартов.

Во многом благодаря эффективным действиям ВКС России по поддержке антитеррористических усилий сирийского Правительства удалось полностью разгромить окопавшихся на территории Сирии игиловцев, другие экстремистские структуры. Подавление террористов, функционирование сформированных в рамках астанинского процесса зон деэскалации создают необходимые предпосылки для перехода к следующему этапу – политическому урегулированию в Сирии на основе резолюции 2254 СБ ООН. Решению этой задачи призвана способствовать подготовка к проведению в Сочи по инициативе лидеров России, Ирана и Турции Конгресса сирийского национального диалога. На повестке дня – подготовка новой конституции, организация всеобщих выборов под надзором ООН, решение гуманитарных проблем, разработка долгосрочной комплексной программы реабилитации страны.

Очень тревожит ситуация вокруг Корейского полуострова, об этом я уже упоминал. Альтернативы постепенному снижению напряженности и переходу к переговорам не существует – попытки провоцировать военный сценарий в надежде разрешить кризис силой приведут к катастрофе. На этот счет достаточно оценок, в том числе в западном политическом истеблишменте. Совместно с китайскими партнерами подготовили «дорожную карту» урегулирования, позволяющую отвести ситуацию от опасной черты. Круг сторонников такого подхода расширяется.

Остается неурегулированным внутренний конфликт на Украине. Киевское руководство откровенно саботирует мирный процесс. Упорно не желает наладить прямой диалог с Донецком и Луганском. Мы призываем западных партнеров, с учетом имеющегося у них влияния на украинские власти, использовать свой ресурс, чтобы побудить Киев приступить к скорейшему практическому выполнению Минского «Комплекса мер», единогласно одобренного СБ ООН.

Среди наших безусловных приоритетов – наращивание разнопланового сотрудничества на постсоветском пространстве. В том числе, конечно же, в рамках СНГ, где в нынешнем году Россия успешно осуществляет председательские функции, ОДКБ, а также в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), в котором мы будем председательствовать в будущем году.

Всемерно содействуем упрочению внешних связей ЕАЭС, продвижению концепции гармонизации процессов интеграции в интересах выхода в перспективе на Большое евразийское партнерство. Продолжаются шаги по сопряжению ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс, один путь», в частности, завершились переговоры по заключению соответствующего соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве, которое сейчас проходит подготовку к подписанию. Открыты «переговорные треки» о создании зон свободной торговли между ЕАЭС и Египтом, Израилем, Индией, Ираном, Сербией, Сингапуром.

Продолжаем укреплять стратегическое партнерство с Китаем. Координация подходов наших стран к ключевым проблемам современности доказала свою востребованность, утвердившись в качестве важного стабилизирующего фактора в мировых делах. Углубляется особо привилегированное стратегическое партнерство с Индией. Динамично развиваются связи и с подавляющим большинством других партнеров в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), в том числе с Вьетнамом и государствами АСЕАН. Укрепление наших позиций в АТР вносит вклад в общие  усилия по социально-экономическому подъему Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Восстановлены отношения с Турцией, что во многом стало возможным благодаря личным усилиям президентов В.В.Путина и Р.Т.Эрдогана. Расширяется политический диалог и практическая кооперация со странами Латинской Америки и Африки.

Мы продолжаем тесно взаимодействовать с партнерами в рамках таких объединений, как БРИКС, ШОС, РИК, очередная встреча мининдел которого прошла четыре дня назад в Нью-Дели. Это объединения нового типа, без ведущих и ведомых, диктата, блоковой дисциплины, наоборот, они основаны на взаимном уважении, принципах консенсуса и поиска компромиссов, как того требуют реалии XXI века. Способствуем дальнейшему раскрытию значительного потенциала «Группы двадцати» – эффективного механизма координации подходов к целому ряду ключевых проблем современности. Кстати, сам факт ее создания означает признание полицентричности современного мира и невозможности решать ключевые проблемы в международных делах, экономике, политике без участия новых центров политического влияния, в том числе стран БРИКС.  

Диалог с США и Евросоюзом будем выстраивать исключительно на принципах взаимного уважения и баланса интересов.

Как неоднократно подчеркивал Президент Российской Федерации В.В.Путин и сказал вчера на своей пресс-конференции, Россия открыта к конструктивной совместной работе с Вашингтоном. К сожалению, каких либо подвижек со стороны американской Администрации мы не наблюдаем. Ею был предпринят ряд новых откровенно антироссийских действий. В частности, имею в виду направленный против нас закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций», закрытие Генконсульства России в Сан-Франциско, захват пяти дипломатических объектов. Мы не ищем углубления конфронтации, но, разумеется, будем и впредь отвечать на любые недружественные шаги в соответствии с принципом взаимности.

Перспективы отношений с Евросоюзом остаются заложником русофобской линии узкой группы стран внутри ЕС, по сути, действующей в интересах США, а не Европы. Между тем раскрученная брюссельской бюрократией – по прямой указке из-за океана – санкционная спираль нанесла серьезный ущерб европейскому бизнесу (прежде всего германскому), который утратил часть своих позиций на российском рынке. Сами же американцы убытков не понесли. Более того, под предлогом борьбы с Россией европейцев хотят заставить покупать дорогой американский сжиженный природный газ, повышать расходы на оборону. Насколько это им нужно – решать самим европейцам. Со своей стороны будем развивать взаимодействие такими темпами, к которым готовы наши есовские коллеги. Но наша многовекторная внешняя политика не будет заложницей «капризов» внутри ЕС.  

Продолжаем энергичную работу по защите христиан, сталкивающихся с серьезными проблемами, прежде всего на Ближнем Востоке и Севере Африки, последователей других религий. Добиваемся в ОБСЕ, где уже была принята Декларация «О наращивании усилий по борьбе с антисемитизмом», принятия аналогичных документов в защиту христиан и мусульман.

В рамках отношений с Организацией исламского сотрудничества (ОИС) содействуем взаимоуважительному межцивилизационному и межконфессиональному диалогу. Предпринимаем энергичные шаги по отстаиванию непреходящих духовно-нравственных идеалов, общих для основных мировых религий и культур.

Одна из важнейших задач – отстаивание прав и интересов российских граждан и компаний за рубежом, наших соотечественников, проживающих за границей, дальнейшее сплочение многонационального и многоконфессионального Русского мира. Полезный вклад в эту работу внесла состоявшаяся осенью в Москве Всемирная тематическая конференция соотечественников «100-летие Русской революции: единение ради будущего». Намерены и далее максимально использовать потенциал «мягкой силы», продвигать позиции русского языка и российской культуры, укреплять разноплановый диалог с отечественными НПО, научными кругами и бизнес-сообществом.

Разумеется, будем и впредь оказывать все необходимое содействие представляемым вами регионам по совершенствованию их международных и внешнеэкономических связей. На это, в частности, ориентирован Совет глав субъектов Российской Федерации, который достаточно эффективно работает при МИД России.

Все наши действия в конечном итоге направлены на создание благоприятных внешних условий для мирного развития России, роста благосостояния наших граждан. На Смоленской площади последовательно исходят из того, что только совместными усилиями, через углубление взаимодействия с отечественными законодателями, гражданским обществом можно максимально эффективно решать стоящие перед нами масштабные задачи, находить достойные ответы на вызовы современности.

Мы будем отстаивать справедливость, истину, правду, сохранять свою самобытность и идентичность, опираться на нашу культуру, историю, духовную и ценностную основу.

Благодарю за внимание, готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: В соответствии с Федеральным Законом о ратификации Договора между Россией и Казахстаном по российско-казахстанской государственной границе возник ряд вопросов по Омской области. Сегодня применительно к демаркации один из районных центров русско-полянского района имеет единственную дорогу, соединяющую ее с г.Омск. Часть ее (10 км) отошла Казахстану. Чтобы построить объездную дорогу, нужно 800 млн. рублей. Федеральный бюджет таких денег не дает, а Омская область может построить новую дорогу только за три года (до конца 2020 г.). Есть договоренность о безостановочном передвижении по этому участку, но до 1 января 2019 г. Можно ли согласовать с казахстанской стороной продление такой договоренности до 1 января 2021 г.?

С.В.Лавров: У нас с Казахстаном очень добрые, союзнические отношения. Когда проводилась подготовка соглашения по границе, еще до того, как начались работы на земле, возникали вопросы, как, например, о делении нефтегазовых месторождений. Была достигнута договоренность о делимитации и последующей демаркации государственной границы.

Конечно, вопросы, о которых Вы сказали, возникают. Если Вы передадите материал, я обязательно этим займусь. Мы обратимся к нашим казахстанским соседям. Думаю, мы должны рассчитывать на позитивную реакцию.

Вопрос: Я редко кого-то хвалю, но считаю, что с Министром иностранных дел нам в России повезло, в отличие от некоторых Ваших коллег. Скажем, если бы вдруг вопрос с допинговым скандалом на Олимпийских играх протекал каким-то образом с Вашим участием, такого позора не было бы. А В.Л.Мутко стоило бы как порядочному человеку вообще уйти в отставку.

Мы около месяца назад направляли в МИД обращение, связанное со сносом памятников советских воинов в Польше. Очень рассчитывали, что будет некая реакция МИД. Возможно, я ее просто не отследил в СМИ. Буду очень признателен, если Вы все-таки прокомментируете эту ситуацию. Ведь она идет в нарушение существующего двустороннего Договора о дружественном и добрососедском сотрудничестве.

С.В.Лавров: Мы часто и громко на это реагировали, взывали не только к совести, что не всегда получается в диалоге с нашими европейскими партнерами, но и к букве Договора, который Вы упоминали. Наши польские коллеги пытаются трактовать его так, что они якобы сохраняют в должном состоянии только надгробные монументы, памятники захоронений, а не просто памятники в честь советских солдат. Это не так. Юристы, которые изучали этот Договор, подтвердили, что все без исключения мемориалы, находящиеся на территории Польши и в России, если речь идет о мемориалах, относящихся к истории Польши и ее граждан, должны сохраняться в достойном состоянии. Мы ведем с ними разговор, хотя Вы, наверное, понимаете, что с нынешней властью в Варшаве это, по сути дела, бесперспективная затея. Они пронизаны русофобией. Не знаю, почему.

Что касается наших заявлений, они прозвучали не только по линии МИД. В рамках ОДКБ мы подготовили Совместное заявление на эту тему и распространили его на сессии Совета министров иностранных дел ОБСЕ буквально неделю назад в Вене. Предложили включить соответствующие формулировки и в коллективный документ ОБСЕ. Наши западные партнеры, к сожалению, ушли от этого в сторону, но тема остается очень актуальной. Мы будем добиваться, чтобы не только в Польше, но и везде, где есть памятники героям, освободившим Европу, они уважались и охранялись.

Вопрос: 4 октября 2016 г. в столице Казахстана Астане  в рамках XIII Форума межрегионального сотрудничества между Россией и Казахстаном было подписано межправительственное соглашение о сохранении экосистемы бассейна трансграничной реки Урал. В какие сроки будет создана российско-казахстанская комиссия по этому вопросу?

С.В.Лавров: Уверен, что сроки предусмотрены самим соглашением. С нашей стороны уже назначен сопредседатель. Это заместитель Министра природных ресурсов и экологии. Пока не знаю, назначили ли сопредседателя казахи, но я проверю и передам эту просьбу в Минприроды, которое является головным ведомством в этом вопросе.

Вопрос: Сегодня существует некое содружество между Россией, Турцией и Ираном, а также теми, кто примкнул к ним. Может ли оно в дальнейшем трансформироваться в серьёзную политическую структуру, которая будет общаться на основе своих интересов? В своём выступлении Вы упомянули, что ряд наших энергетических компаний подверглись санкциям. Впоследствии, если возникнет такое содружество, нашим компаниям можно было бы оказывать содействие в рамках подобного «восточного братства».

С.В.Лавров: Я сказал бы, что мы нашли «тройку» в качестве формата взаимодействия по Сирии и достаточно успешно реализуем те возможности, которые есть у каждой из наших трёх стран. Как уже неоднократно говорил Президент России В.В.Путин, у нас нет стопроцентного совпадения целей и интересов, но из многообразия подходов каждой страны к тому или иному аспекту ситуации в Сирии мы однозначно опираемся на стопроцентную солидарность в необходимости победить терроризм, сохранить территориальную целостность, суверенитет САР, обеспечить гармонию всех её этно-конфессиональных групп.

Такая общность интересов обеспечивает последовательную эффективную работу в рамках астанинского формата, впервые в истории в таком составе (Россия-Иран-Турция) прошёл сочинский саммит. На нём, как Вы знаете, была выдвинута инициатива созыва Конгресса сирийского национального диалога.

Не буду сейчас загадывать, насколько необходимо и целесообразно формировать из этой «тройки» нечто постоянное-структурированное,  бюрократизированное, с секретариатом и аппаратом. Наверное, всему своё время. Но в целом сегодняшние проблемы в мире таковы, что они требуют не каких-то застывших бюрократических формирований, а гибких коалиций, которые позволяют реагировать на вызовы современности оперативно и эффективно.

БРИКС – это тоже ведь не организация, а объединение, которое не обросло никаким секретариатом, но обеспечивается работой через страну-председателя. Безусловно, Россия, Турция и Иран – далеко не на том же уровне кооперации, как страны БРИКС. Но это тоже такое незастывшее объединение.

У нас действительно есть и будут дополнительные общие экономические, энергетические и финансовые интересы, потому что все три страны по понятным причинам не хотят зависеть от нынешней мировой валютно-финансовой системы, которую контролируют США. Контролируя  её, они пытаются шантажировать всех остальных своим доминирующим положением. Это никому не нравится, в т.ч. и КНР. Поэтому в наших экономических отношениях с Турцией и Ираном мы стараемся искать возможности таких форм, в т.ч. взаиморасчётов, которые опираются на национальные валюты. В этом смысле энергетическое сотрудничество тоже будет становиться более независимым от той конъюнктуры, которую навязывают из Вашингтона.

Вопрос: Президентом России В.В.Путиным поставлена задача значительно усилить работу по увеличению вклада туристической области в ВВП страны до 10%. Без решения проблем визовых процедур, особенно во въездном туризме (он даёт максимальную часть доходов), очень сложно выполнить эту задачу. Такая работа идёт во Владивостоке, мы благодарны за это. С 8 августа с.г. более 5 тыс. чел. уже получили визы. Эту же работу начинает Калининград. Как Вы оцениваете данный процесс?

С.В.Лавров: Мы оцениваем его так же, как и Вы - позитивно. Переход на электронную визу стал результатом серьёзной межведомственной работы. Далеко не один МИД решает такие вопросы. Это ещё и Пограничная служба ФСБ России, Федеральная таможенная служба.

Считаю, что на данном этапе это оптимальное решение, когда для всего свободного порта Владивосток, для всего этого региона введена электронная виза, и ей уже пользуются граждане значительного числа стран, хотя и не всех, в т.ч., кто был бы интересен для региона. Такая же ситуация в Калининграде, где есть перечень стран, чьи граждане могут легко приезжать по электронной визе, однако в нём не все страны. Здесь уже играет свою роль принцип взаимности. Думаю, что России не подобает раскрываться в одностороннем порядке, когда нас пускают в соответствующую страну по очень серьёзным проверочным процедурам.

Есть, правда, и позитивные сдвиги в том, что касается применения шенгенских правил, в рамках которых имеется достаточно широкий диапазон возможностей вплоть до предоставления за несколько дней пятилетних многократных виз. Целый ряд стран Евросоюза, в т.ч., например, итальянцы, активно продвигают именно такой подход. Мы им, разумеется, отвечаем взаимностью. Однако полностью перейти на безвизовый режим с теми, кто ограничивает въезд к себе визовыми требованиями, мы не можем, хотя с каждой страной Евросоюза готовы заключать соответствующие договорённости.

До 2013 г. у нас шёл очень интенсивный процесс подготовки соглашения о безвизовом передвижении между Россией и всеми странами шенгенской зоны в дополнение к соглашению об упрощении визового режима, которое действовало давно и продолжает действовать. Мы хотели полностью перейти на безвизовый режим для широкой категории граждан, прежде всего спортсменов, туристов, учёных, бизнесменов. Соглашение было готово. Мы даже провели специальные экспертные консультации, позволившие Евросоюзу убедиться, что у нас будут только биометрические паспорта, что мы можем с ними работать, что у нас будет необходимое оборудование. Также было заключено Соглашение о реадмиссии, чтобы снять опасения Евросоюза, что наши граждане будут оставаться на постоянное место жительства (как сейчас украинцы, которых, кажется, около 1 млн. чел.). Обо всём договорились.

Все вопросы, которые возникали у ЕС, были урегулированы удовлетворительным образом, что подтвердили в Брюсселе. Это было задолго до украинских событий, до того, как Евросоюз пошёл на поводу у Вашингтона и ввёл санкции. Потом они пытались представить дело таким образом, будто в ответ на украинские дела они заморозили работу над этим соглашением. На самом деле они заморозили её потому, что несколько русофобски настроенных стран в ЕС сказали, что не поддержат по политическим соображениям подписание соглашения о безвизовом соглашении с Россией до тех пор, пока безвизовый режим не будет предоставлен Украине, Молдавии и Грузии. Понимаете, чистое политиканство не позволило принять это соглашение.

Однако наша цель – расширять круг тех стран, с которыми у нас есть такие соглашения. У нас уже практически безвизовая (за исключением одной страны) Латинская Америка, очень много стран в Азии, например, Республика Корея. Готовы заключить такое соглашение с Японией, имеем очень льготный режим с КНР. Мы видим цель, однако, надеюсь, все понимают, что такая страна, как Россия, не может раскрываться односторонне, без взаимности.

Вопрос: Мы в Крыму всегда считали и продолжаем считать, что Украина может стать благополучным государством только при условии выстраивания абсолютно дружеских отношений с Российской Федерацией.  Понятно, что в настоящее время Украина находится под внешним управлением государств, которые не желают дружбы Украины с Россией, но на фоне не совсем убедительных результатов Киева в его европейских устремлениях, нет ли признаков, что даже нынешнее его руководство понимает необходимость нормализации отношений с Россией?

С.В.Лавров: Честно говоря, признаков не вижу. Я согласен с Вами в том, что страна находится под внешним управлением, но с одной оговоркой – нам доподлинно известно, что такие страны, как Франция и Германия, участвующие в «нормандском формате», другие страны ЕС и даже США внутри своих дискуссий откровенно признают, что этот украинский режим уже начинает действовать как «хвост, который виляет собакой».

То, что они сейчас устроили в Киеве даже в отношении рекомендованного и навязанного Вашингтоном механизма по борьбе с коррупцией, называется простым игнорированием своих обязательств. Из-за того, что наши западные партнеры публично заангажировались на поддержку этой демократической революции, которая там состоялась, они теперь не могут «съесть свою шляпу» и взять свои слова назад, сказав, что это очередной провалившийся эксперимент после М.Саакашвили.

Президент Украины П.А.Порошенко этим пользуется и будет это делать до тех пор, пока Запад не найдет в себе мужества сказать, что он был не прав, когда спровоцировал майданную революцию, свергнув законно избранного, всеми признанного Президента, когда пустил к власти радикалов, остервенело набросившихся на русский язык, когда они промолчали на слова Д.А.Яроша, который через два дня после переворота сказал, что русские в Крыму никогда не будут почитать Шухевича и Бандеру и что там русских быть не должно. Они как будто не понимали, что эти слова не просто сотрясание воздуха. Это слова, которые были произнесены в судьбоносный момент. Крымчане и жители Востока Украины не могли на них не среагировать.

К сожалению, у меня в этой связи пессимистичный настрой в отношении того, как именно нынешнее украинское руководство оценивает будущее своего государства в контексте отношений с Россией. Население гораздо более реалистично смотрит на эти вещи и понимает, что временщики, которые пытаются выжать все соки из своей страны и из отношений с Западом, не представляют интересы украинского народа.

Вопрос: Сергей Викторович, понимаем всю сложность Вашей работы. Благодарим за служение России. Мы видим, как США под красивые слова о демократии развязывают гражданские войны. Уничтожаются уже целые государства. Причем «горючий материал» ищется в самой стране-жертве. Может быть, настало время и нам поучаствовать в борьбе африканцев, заняться резервацией индейцев в Америке за свои права и демократию? Думаю, что многие женщины России пожертвуют своими золотыми украшениями для этого благородного дела. Может быть, тогда США некогда будет заниматься другими государствами и наконец-то сконцентрируются на себе.      

С.В.Лавров: Наверное, нам будет не выгодно заниматься чем-то подобным как по нашей христианской православной морали, так и по мусульманской, в той части страны, где живут мусульмане. Неприемлемо это и с точки зрения наших прагматических интересов. Потому что я не думаю, что мы выиграем от того, что крупные страны будут «срываться в пропасть» каких-то внутренних революций. Но, то, что сейчас история, в том числе завоеваний, войн и побед очень серьезно используется не только для того, чтобы сохранять память о разных событиях, но и как инструмент проведения антироссийской политики – это факт.

Как вам известно, самой популярной темой является Вторая мировая война, кто ее начал, каковы ее итоги, вечны ли они и незыблемы ли решения Нюрнбергского трибунала. Мы готовы на эту тему дискутировать. А вот наши западные партнеры тушуются, когда им просто напоминаешь о событии, которое произошло 15 лет спустя после окончания Второй мировой войны. Я имею в виду деколонизацию и вообще все, что сделал колониализм в современном мире. В ответ нам говорят, что мы начинаем заниматься пропагандой. То есть переписывать итоги Второй мировой войны - это не пропаганда. А ответить, как же они все-таки оценивают колониальную эпоху и ее последствия они не желают. Это ведь тоже связано с начертанием «по линейке» границ на Ближнем Востоке и Севере Африки, которые сейчас «разрезают» целые этноконфессиональные группы и во многом являются спусковой пружиной этих конфликтов. Я считаю, что разговор на эти темы вполне должен быть открытым, честным и от него никто не должен уходить.

У меня раз в полгода проходит встреча с послами всего Европейского союза. Они затронули тему Крыма. Я объяснил, что те, кто хочет посмотреть, как сейчас живут крымчане, нарушаются ли там права человека, имеют все возможности это сделать. Например, представитель СЕ Ж.Штудман съездил в Крым и сделал очень порядочный, приличный и честный доклад. Многие парламентарии ездят в Крым, в конце концов, многие иностранные наблюдатели были на референдуме. Поэтому здесь никакого вопроса не возникает.

Я спросил у ЕС, как они относятся к ситуации с заморскими владениями одного из своих членов во Франции. Когда в рамках процесса деколонизации по решению ООН и с согласия Франции Коморские острова голосовали о выборе своей судьбы – стать независимыми или остаться в составе Франции как заморская территория - все проголосовали за независимость, кроме острова Майотта. Условием референдума было, что решение принимается на основе простого большинства – если все остальные за независимость, то и Майотта является частью независимых Коморских островов. А французы сказали «нет», договаривались по-другому, но раз население хочет повести себя так, тогда они сохраняют свое владычество над островом Майотта. Было несколько резолюций СБ ООН, которые требовали от Франции признать итоги референдума такими, какими они замышлялись и были согласованы до того, как началось голосование. Ничего подобного. Французы это проигнорировали. В начале этого века остров Майотта стал заморской территорией, суверенной частью Французской Республики. Я привел этот пример, чтобы понять, как ЕС относится к уважению. Так как по Крыму было сказано, что референдум проводили впопыхах, а референдум по Коморским островам никак уже не назовешь проведенным впопыхах, там ООН согласовывала предварительные условия. Посол Франции в России С.Берманн стала говорить, что мы сравниваем несопоставимое. Я не понимаю, почему наши западные партнеры так не любят честно и откровенно сопоставлять свое поведение и поведение России на международной арене.

Я бы не стал рекомендовать нашим женщинам отказываться от драгоценностей ради того, о чем Вы сказали.

Вопрос: Вы неоднократно подчеркивали, что в настоящее время «мягкая сила» является одной из важных составляющих дипломатических отношений. Вам также прекрасно известно, что 135 обществ дружбы на сегодняшний день не имеют места, где можно собираться, зарегистрировать свой юридический адрес. Был Указ Б.Н.Ельцина от 1992 г., и тогда был Дом дружбы на базе Россотрудничества, но с 1994 г. и этой площадки нет. Есть несколько Ваших писем в Правительство Российской Федерации и Мэру Москвы. Вы знаете, что высокопоставленные московские чиновники самого высокого уровня мне всегда говорят, что, если МИД России считает, что это нужно, то почему он сам не может выделить 2-3 комнаты для Дома дружбы у себя?

С.В.Лавров: 2-3 комнаты, по большому счету, конечно, это не проблема. Я не думаю, что этого хватит. Все мы помним, каким был Дом дружбы, где он располагался и насколько это было красиво. К сожалению, сейчас адекватной замены трудно себе представить. Росструдничество, кстати, сейчас работает в помещениях, которые также пытались перевести под другие цели. Мы пока это предотвратили. У нас завершается ремонт правой пристройки и планируется, что Россотрудничество переедет туда. Я очень надеюсь, по крайней мере, что одно из помещений, которые они сейчас занимают, можно будет использовать, в том числе и для этого. Я помечу, и буду иметь это в виду. Это вопрос не завтрашнего дня. Необходимо сначала закончить ремонт.

Вопрос: Как Вы видите в перспективе развитие отношений со странами Ближнего Востока?

С.В.Лавров: Если одним словом, то вижу позитивно. Попытаюсь объяснить и детализировать. У нас очень давние связи, с тех самых пор, когда на Ближнем Востоке начались волнения, борьба за независимость и  различные войны. Ещё будучи СССР мы занимали сторону арабов в их войне с Израилем, хотя Советский Союз был первой страной, признавшей независимость и суверенитет Израиля сразу после его создания. Потом, после того, как в конце советского периода были нормализованы отношения с Израилем, современная Россия взяла курс на то, что в Концепции внешней политики 2000 г. названо «многовекторным курсом» (эта задача остаётся и в последней редакции Концепции внешней политики) – развивать отношения со всеми, кто к этому готов на равноправной взаимовыгодной основе. С тех пор мы смогли сформировать партнёрство практически со всеми арабскими странами, в том числе c теми, кто имеет не очень хорошие отношения друг с другом и с Израилем. Параллельно мы развивали отношения с такой важнейшей страной для региона, как Иран. Сегодня  мы выстроили очень добрые и тесные политические, торгово-экономические и культурно-гуманитарные отношения практически со всеми странами Ближнего Востока.

Мне кажется, что здесь есть очень большой фактор той линии, которую мы в принципе проводим на международной арене, когда отстаиваем справедливость, всегда сохраняем верность своему слову, не меняем свою политику в зависимости от какой-либо конъюнктуры, будь то международная или внутриполитическая. Когда начиналась т.н. «арабская весна», и мы выступили резко против того, что западные страны стали делать, например, в Ливии, а потом и в Сирии, нам говорили (помните, что сказал Б.Обама?), что Россия останется на «неправильной» стороне истории и ее проклянут арабские народы, потому что она поддерживает диктаторов, удушающих их. Ничего подобного. Ни в Ираке (всё это началось ещё с Ирака, когда мы выступали против агрессии), ни в Ливии, ни в Сирии, ни где бы то ни было ещё нет ни одной политической, этнической, конфессиональной группы среди населения, которая бы воспринимала Россию как врага. Есть одиночки наподобие тех, кто до недавнего времени возглавлял радикальное крыло сирийской оппозиции, эмигранты, живущие на чужие деньги. Это их работа выступать с ультиматумами, иначе, если урегулирование состоится, они потеряют работу. Поэтому мне кажется, что во многом это результат той линии, которую проводит Президент Российской Федерации В.В.Путин, начиная со своего первого срока – многовекторность и открытость по отношению ко всем, кто готов вести дела с нами по-доброму и по-честному.

Вопрос: Россия представила заявку на проведение Всемирной универсальной выставки Экспо-2025 в Екатеринбурге. Сейчас наступил самый ответственный момент – продвижение заявки, лоббирование интересов России в странах, которые являются членами Международного бюро выставок. Важная роль в этом, естественно,  принадлежит МИД. Я бы хотел от Вас услышать, насколько активен сегодня Центральный аппарат Министерства, включились ли в этот процесс посольства нашей страны?

С.В.Лавров: Посольства включились давно, сразу после выдвижения Екатеринбургом этой заявки. В моих встречах с министрами любой страны этот сюжет является обязательной темой, мы им обязательно напоминаем о нашем обращении. Могу сказать, что это является и неотъемлемой частью всех материалов, которые готовятся для Президента России В.В.Путина в рамках его международных контактов. Он всегда затрагивает эту тему. До голосования осталось меньше года (по-моему, это осень 2018 г.). У нас известные конкуренты – Париж, Осака, Баку. Они, конечно, тоже ведут свою работу по продвижению заявок. Пока трудно делать прогнозы, но эта работа у нас на постоянном контроле.

Вопрос: Закончилась сирийская военная кампания, наши военные получили огромный опыт взаимодействия с различными подразделениями сирийских войск, боевыми подразделениями Ирака, Ирана и Турции. Министерство иностранных дел России и наша дипломатия получили огромный опыт создания объединения политических сил в астанинском формате. Я думаю, что это огромная заслуга и Вас, в том числе. Но терроризм никуда не ушел, он просто перемещается в Ирак. Мы видим и получаем информацию от наших афганских партнеров, что на севере Афганистана были лагеря игиловцев. Как Министерство иностранных дел Российской Федерации работает на этом направлении со своими партнерами из Афганистана? Как мы видим для себя потенциальную угрозу, которая накапливается в Афганистане?

С.В.Лавров: Эту угрозу мы видим отчетливо не только в Афганистане, но и в других частях региона и за его пределами. Как Вы абсолютно правильно сказали, ИГИЛ побежден в Сирии в смысле ликвидации очагов, которые там были созданы и в которых игиловцы вводили свои порядки. Но там, конечно, остались какие-то разрозненные мелкие группки, они будут добиты, в этом сомнений нет. Большинство ушло за границу, в том числе через Ирак, хотя мы неоднократно просили американцев и их коалицию этого не допускать. Был эпизод, когда бежали игиловцы из Сирии в Ирак, где уже у нас нет полномочий для наших ВКС, а у американцев есть. Мы им передали информацию, сказали, что они должны ликвидировать эту группу. Они сказали, что делать этого не будут, потому что это уже военнопленные и имеют статус, который охраняется женевскими конвенциями. Это, конечно, абсолютно неприемлемая позиция, но, к сожалению, она проникает в американские подходы очень глубоко. Американцы еще при Б.Обаме придумали концепцию противодействия насильственному экстремизму, которая в принципе очень простая. Экстремизм складывается там, где есть диктаторский режим, который душит гражданское общество. Поэтому, чтобы не допускать экстремистских проявлений, мировое сообщество  должно через голову диктаторских режимов воспитывать гражданское общество на предмет того, как ему организовать демократию в своем государстве. Понятно, о чем идет речь. Но у этой концепции есть еще одна задача, как мы теперь понимаем. Вводя термин «насильственные экстремисты», они пытаются представить этих лиц не террористами, а выделить их в отдельную категорию, чтобы в будущем или даже сейчас уже можно было, играя этими терминами, кого-то приравнять  к террористам, как подлежащим уничтожению, а кого-то перевести в разряд насильственных экстремистов, с которыми можно еще проводить воспитательную работу. Это опасная тенденция, которой мы категорически противодействуем. Наш подход известен, и он не подлежит перемене.

Что касается Афганистана, то мы встревожены тем, что на границах с нашими соседями, союзниками – центральноазиатскими странами игиловцы наращивают свое присутствие. Прежде всего, в Афганистане, где они стремятся на север. Это наводит на мысль, что Центральная Азия является следующей целью. Мы в рамках ОДКБ, ШОС, далеко не только с участием министерств иностранных дел, потому что это комплексная проблема, но и с участием силовых ведомств, разведок, министерств обороны вырабатываем соответствующие планы по борьбе с этой террористической угрозой. Кроме того, есть Контактная группа «ШОС-Афганистан», которая собиралась в октябре этого года в Москве и в начале следующего года соберется в Китае. Одной из основных тем повестки дня станет борьба с террористической угрозой. Аналогичный механизм сформирован в ОДКБ, где тоже есть рабочая группа по Афганистану, прежде всего, с прицелом на принятие профилактических мер по недопущению перетекания этой угрозы в Российскую Федерацию. Если говорить о том, кто будет решать эту проблему внутри Афганистана, то, безусловно, это афганские силы безопасности, вооруженные силы Афганистана. Мы активно помогаем оснащать их нужным им вооружением. К сожалению, американцы, которые с 2001 г. находятся в Афганистане во главе натовской коалиции (120 тыс. военнослужащих), не смогли подавить терроризм. Они не только не смогли уничтожить наркопроизводство, которое подпитывает терроризм, но и наблюдали за его бурным ростом. В этом году рекордное производство героина и рекордный урожай опия. Они отказываются этим заниматься. Но по борьбе с терроризмом отговорок тут уже никаких быть не может, это прямо записано в мандате натовских сил. Каждый раз, когда мы интересуемся, что они делают в этой связи, внятных ответов не получаем. Более того, у нас был очень крупный проект Совета Россия-НАТО по поставке, ремонту и обслуживанию в Афганистане вертолетов нашего производства на средства, которые собирают все члены Совета Россия-НАТО, поскольку эти вертолеты - оптимальное вооружение для борьбы с террористами. Сами афганцы знают, как с ними обращаться, они очень неприхотливые. Эта программа была весьма успешной. Когда натовцы закрыли все каналы общения после государственного переворота на Украине, который они поддержали, мы продолжали эту программу уже по двухсторонней линии с Афганистаном. Афганцы были очень этим довольны. Недавно США стали настаивать, чтобы Афганистан отказался от этих вертолетов и закупал американские. В этот же период американцы стали настаивать и на том, чтобы около 50 тыс. автоматов Калашникова с боеприпасами, которые были переданы в дар афганским силам безопасности, были сняты с вооружения, а взамен, чтобы Афганистан закупил американские винтовки и автоматы. Помимо вопросов, которые возникают, куда эти 50 тыс. автоматов денутся (такой вопрос мы уже афганцам задали), возникает и другой вопрос – чем объясняется такое желание подорвать, по сути дела, способность афганской армии пользоваться тем вооружением, к которому она привыкла, и навязать новое, к которому необходимо еще привыкать? На это ответов нет, кроме того, что американцы пытаются нам чинить препятствия просто из любви к этому «искусству».

***

Вопрос: Какова перспектива того, чтобы выиграть противостояние по Крыму?

С.В.Лавров: Ситуация нормализована. Она нормализовалась для нас, когда крымчане проголосовали. Те, кто не может это принять как объективную реальность, историческую справедливость, должны «нормализоваться». Я надеюсь, что осознание придет. По крайней мере, те, кто приезжает в Крым из наших западных коллег, тут же, на месте понимают всю лживость пропаганды о том, что там угнетаются люди, нарушаются права человека. У нас очень честная позиция – приезжайте, посмотрите сами. Ответить на нее чем-то, кроме согласия, трудно.

Вопрос: Хотела бы выразить Вам благодарность. Вчера была пресс-конференция Президента России В.В.Путина, и ни один из зарубежных корреспондентов не задал вопрос по Крыму. Это Ваша заслуга. Я думаю, они прислушались к позиции, озвученной Президентом России В.В.Путиным о том, что вопрос по Крыму закрыт.

С.В.Лавров: Это они прислушались к Президенту, прежде всего. И правильно сделали.

 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Гуманитарное сотрудничество

Гуманитарное сотрудничество