11.11.1712:32

Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с интервью главы Совместного механизма ОЗХО-ООН по расследованию в Сирии Э.Мюле американской газете «Нью-Йорк Таймс»

2167-11-11-2017

  • en-GB1 ru-RU1

Обратили внимание на откровения главы Совместного механизма ОЗХО-ООН по расследованию случаев применения химоружия в Сирии (СМР) г-на Э.Мюле, прозвучавшие в интервью корреспонденту газеты «Нью-Йорк Таймс» от 9 ноября с.г. Считаем, что их тональность и, главное, существо допущенных им в адрес России выпадов непозволительны для международного чиновника такого уровня. Для нас очевидно, что таким образом он явно пытается спасти свою сильно подмоченную репутацию. По существу же сказанного Э.Мюле хотелось бы отметить следующее.

В ходе состоявшихся по инициативе самого г-на Э.Мюле 7 сентября с.г. в Москве консультаций, а также последовавших после этого контактов с ним наших дипломатов в Нью-Йорке никто с российской стороны не пытался навязать Механизму какие-либо устраивающие Россию выводы. На самом деле в ответ на официальную просьбу со стороны руководства СМР были озвучены лишь соображения о том, как лучше выстроить работу Механизма с учетом ранее допущенных в расследованиях просчетов. Э.Мюле, в частности, было предложено не ангажироваться на ту или иную версию, а уделить полноценное внимание каждой из них. Главная же рекомендация состояла в том, чтобы действовать в строгом соответствии со стандартами Конвенции о запрещении химического оружия. Это, прежде всего, предполагало отправку экспертов как на место химинцидента в Хан-Шейхуне, так и на авиабазу «Шайрат» с целью отбора проб и выяснения всех обстоятельств данного резонансного дела для выявления виновных в этом преступлении. Время для этого еще оставалось, но г-н Э.Мюле предпочел дистанционное расследование. Более того, фактически запретил специалистам, все-таки нанесшим визит на упомянутую авиабазу в начале октября с.г, осуществить отбор проб.

Все силы он бросил на «обоснование» той версии событий, которую еще до начала расследования озвучили в Вашингтоне и других западных столицах в качестве «единственно возможной», а именно версии о якобы нанесении сирийскими ВВС авиаудара с применением химического боеприпаса. Под этот вывод и подгонялись собранные Механизмом факты. Все остальные возможные сценарии в докладе СМР обозначены чисто формально и фактически проигнорированы, включая версию о постановочном характере химинцидента в Хан-Шейхуне.

Такой избирательный подход и пренебрежительное отношение к стандартам КЗХО сыграли с г-ном Э.Мюле злую шутку. Выпущенный им доклад отличается низким с профессиональной точки зрения уровнем, граничащим с дилетантизмом. Основной вывод – о мнимой виновности Дамаска в применении зарина – оказался полностью несостоятельным. Профильные российские специалисты наглядно это продемонстрировали с цифрами и фактами в руках в ходе межведомственного брифинга в МИД России 2 ноября с.г.

Можно было бы ожидать, что г-н Э.Мюле, коль скоро задета его профессиональная честь, попытается опровергнуть оценки российских специалистов. Но нет, при представлении своего доклада в СБ ООН 7 ноября с.г. он о них даже не обмолвился. Оно и понятно - возразить ему, судя по всему, нечего. Зато, нахваливая самого себя, он как заклинание многократно повторил, что деятельность СМР носит абсолютно «независимый, беспристрастный и высокопрофессиональный характер». Как если бы пытался убедить в этом и себя, и других.

В любом случае считаем, что оценки российских специалистов должны стать предметом серьезного рассмотрения. Они действительно носят объективный характер, поскольку, в отличие от доклада СМР, основываются на законах физики, баллистики и техническом анализе. Эти выкладки были распространены 9 ноября с.г. в Нью-Йорке в качестве официального документа Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН. Если г-н Э.Мюле с ними не согласен, то вместо инсинуаций в контактах с прессой он должен предоставить убедительные и хорошо обоснованные возражения.

Показывается результатов: 1.
x
x
Дополнительные инструменты поиска

Гуманитарное сотрудничество

Гуманитарное сотрудничество