16.10.1711:04

Выступление Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на панельной дискуссии «Общество и мировая политика» в рамках XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов, Сочи, 16 октября 2017 года

1958-16-10-2017

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Дорогие друзья,

Прежде всего хотел бы всех вас поприветствовать на Всемирном фестивале молодежи и студентов. Мы заинтересованно восприняли предложение организовать дискуссию «Общество и мировая политика», тем более что Россия всегда выступала за честный, откровенный диалог по любым, даже самым сложным и неоднозначным вопросам международной повестки дня. Такой откровенный товарищеский диалог особенно необходим среди молодежи.

Фестиваль собрал многие тысячи юношей и девушек со всего мира. Это прекрасная возможность, чтобы лучше узнать друг друга, договориться о дальнейших контактах в интересах поддержания доверия и взаимопонимания между странами и народами. Это хорошая возможность компенсировать то, что пока не удается сделать политикам на «взрослом» уровне.

Убежден, что Фестиваль станет для вас настоящим праздником, позволит обрести новых друзей. Разумеется, советую уделить самое пристальное внимание достопримечательностям Сочи – города, который уверенно утвердился в качестве международного спортивного, дискуссионного, туристического, культурно-образовательного центра.

Что касается ситуации в мире, то она остается сложной и труднопредсказуемой. Не урегулированы застарелые, «замороженные» конфликты. Появляются новые вызовы безопасности, в первую очередь – беспрецедентный всплеск международного терроризма, который угрожает всем без исключения государствам.

По-настоящему объединиться для эффективной борьбы с общими для всех угрозами пока не получается. Основная причина, на наш взгляд, в том, что некоторые правительства пытаются преследовать исключительно свои геополитические интересы в ущерб коллективной работе, хотят извлечь для себя выгоду из кризисов и конфликтов. Стали все чаще применяться методы «экспорта» государственного устройства, навязывания другим народам чуждых им ценностей и рецептов преобразований без учета традиций и национальных особенностей. Использование военной силы в обход Совета Безопасности ООН, практика односторонних санкций, экстерриториальное применение национального законодательства серьезно подорвали авторитет международного права. Ряд стран, резонно опасающихся повторения у себя дома югославского, иракского, ливийского сценариев, стремятся любым способом нарастить военную мощь. Как результат – опасная гонка вооружений, риск неконтролируемого расползания оружия массового уничтожения. Глубокое беспокойство вызывает продолжающаяся утрата взаимного доверия, восстановить которое будет нелегко.

К сожалению, эти негативные тенденции лишь усугубились в результате решения США о фактическом выходе из Совместной всеобъемлющей программы действий по иранской ядерной программе и в результате угроз Вашингтона решить проблемы Корейского полуострова военным путем.

Нарастание все новых проблем говорит о том, что попытки сколотить однополярную модель мироустройства провалились. Все убедились, что односторонними действиями невозможно решить глобальные проблемы. Международные отношения представляют собой столь сложный механизм, что управлять им из одного центра попросту невозможно.

Сегодня мировой геополитический ландшафт стремительно меняется. Все большее число стран выступают за выстраивание международной жизни на подлинно демократических, справедливых началах. Новые центры экономической мощи (а они есть на всех континентах) берут на себя ответственность за поддержание стабильности в своих регионах. Процесс формирования полицентричной архитектуры глобального управления – не чья-то прихоть, а объективная реальность, отражающая культурно-цивилизационное многообразие современного мира, желание народов сохранить свою самобытность, самостоятельно определять пути собственного развития.

Тем не менее этому естественному объективному процессу пытается воспрепятствовать небольшая группа западных стран, которые стремятся сохранить свое доминирование. Получается парадоксальная картина: страны, которые считают себя эталоном демократии, выступают против плюрализма в мировой политике, тем самым предавая демократические ценности.

В этом смысле показателен пример США в исторической ретроспективе. Нацию, построенную отцами-основателями на основе отрицания империализма, утверждении идеалов демократии, равенства, справедливости и торжества закона, хотят превратить в воинственное, нетерпимое к инакомыслию и готовое преступать международное право государство.

Международные отношения находятся на важном перекрестке – либо мир окончательно погрузится в хаос и нестабильность, либо, наконец, удастся преодолеть спираль конфронтации и договориться о совместной взаимоуважительной работе с опорой на принцип равной и неделимой безопасности во имя благополучия и процветания всего человечества.

Россия однозначно за второй путь, единственно возможный для успешного противодействия многочисленным угрозам современности. Наша линия в мировых делах не ставит целью нанесение какого-либо ущерба кому бы то ни было. Будем и далее последовательно отстаивать ценности правды и справедливости, уважать интересы других стран, стремиться выходить на взаимоприемлемые компромиссы. Продолжим продвигать мирную, положительную, устремленную в будущее повестку дня на международной арене, выступать в качестве гаранта глобальной стабильности. Будем наращивать равноправное, взаимовыгодное сотрудничество со всеми, кто к этому готов, как на двусторонней основе, так и на многосторонних площадках. Примером служит деятельность таких объединений нового типа, как БРИКС, ШОС, ЕАЭС, где решения принимаются на основе выверенного консенсуса с учетом интересов каждого участника.

С удовлетворением отмечаем развитие молодежных форматов сотрудничества в рамках ШОС и БРИКС. Это будет обеспечивать преемственность в работе на долгосрочную перспективу. Несмотря на русофобские настроения определенной части элит на Западе мы всегда открыты к честному взаимодействию с США, ЕС и НАТО – но именно к честному, основанному на поиске баланса интересов. Когда применяется такой подход, то удается достичь результата.

Кстати, серьезный потенциал, адекватный процессам формирования полицентричного миропорядка, заключен и в «Группе двадцати», где представлены западные страны, Российская Федерация и страны развивающегося мира.

Мы придаем большое значение углублению сотрудничества с гражданским обществом, российскими и зарубежными некоммерческими организациями, в том числе с молодежными. Приветствуем участие молодых, заинтересованных людей в осмыслении ключевых проблем международной повестки дня. Видим в этом важное подспорье в деле развития общественной дипломатии, нацеленной на поддержание доверия на международной арене. Всегда готовы внимательно выслушивать ваши оценки, готовы поддержать ваши начинания.

Дорогие друзья, уже скоро вам предстоит взять ответственность за положение дел как у себя на родине, так и на международной арене. Об этом вчера подробно говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин. От вас зависит, чтобы будущее нашей планеты было радостным, процветающим, стабильным и безопасным для всех.

Надеюсь, что участие в Фестивале будет для вас полезным и в профессиональном, и чисто в человеческом плане, что вы обретете новых друзей. Желаю вам успешной работы и всего самого доброго.

Вопрос: Как Российская Федерация оценивает ситуацию в Каталонии?

С.В.Лавров: Мы рассматриваем это как внутреннее дело Испании. Мы слышим призывы к диалогу, заявления о готовности к нему, в том числе из Барселоны. Полагаю, что это единственный путь к рассмотрению сложившейся в результате референдума ситуации. Надеюсь, что диалог начнется и будет найдено решение в рамках Конституции Испании и с учетом того, как всем гражданам испанского государства жить комфортно, в безопасности и в тесном контакте друг с другом. Другого пути я не вижу.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать создание международного уголовного кодекса в рамках ООН как возможной альтернативы Международному уголовному суду, не входящему в Организацию? Я участвовал в разработке этого проекта, сейчас он почти готов. Хотелось бы услышать комментарий живой легенды. Что Вы думаете об альтернативе для международного трибунала в рамках миротворческих судов, которые создавались бы при введении миротворческого контингента, являясь альтернативой, которая позволила бы сократить издержки по осуществлению правосудия на территории враждующих сторон?

С.В.Лавров: Для того, чтобы комментировать, я должен узнать о существе инициатив о международном уголовном кодексе и международных судах. На основе термина или названия той или иной идеи трудно давать комментарии по существу. Если Вы предлагаете создавать миротворческие суды в рамках операций по поддержанию мира, то пока я сомневаюсь, что это хорошая идея (это мое первое ощущение). Получается, что миротворцы одновременно выполняют функцию поддержания мира и судят, как эта функция соблюдается теми, кого они опекают. Здесь может наблюдаться конфликт интересов.

Были примеры специальных судов ad hoc, которые создавались СБ ООН не в рамках миротворческих операций, а просто для того, чтобы разобраться в виновности конкретных лиц в конфликтах. В частности, до сих пор функционирует трибунал по бывшей Югославии (хотя давно пора его закрыть), трибунал по Руанде. Трибунал по бывшей Югославии доказал свою серьезную предвзятость и однобокость. Порядка 80% затеянных им дел были нацелены против сербов, а дела, которые были заведены в отношении других национальностей, очень часто рассыпались. Есть такой Р.Харадинай, являющийся сейчас премьер-министром Республики Косово. Он был военным преступником, обвинялся в военных преступлениях и был отпущен за недостатком улик, потому что все приглашенные свидетели таинственным образом исчезали или отказывались давать показания. Это пример из нынешней практики. Но если Вы пришлете в МИД России свои работы по международному уголовному кодексу и по миротворческим судам, мы с удовольствием их посмотрим и отреагируем.

В первом ряду сидит «контакт», к которому Вы можете подойти – руководитель Совета молодых дипломатов (СМД) К.О.Колпаков. Тем более, в СМД есть проект, который сопряжен с аналитической работой молодых студентов.

Вопрос: Могли бы Вы прокомментировать создание единого кодифицированного источника уголовного права в рамках ООН вместо англо-саксонской правовой системы?

С.В.Лавров: Я понимаю, что есть англо-саксонская правовая система, есть римское право, но для того, чтобы отреагировать на вопрос о том, что я думаю о конкретной новой далеко идущей инициативе, я должен с ней познакомиться, а не только узнать, как она называется в Ваших трудах.

Вопрос: Каковы, на Ваш взгляд, роль и место России через 10 лет? Какова роль молодежи в этой будущей России? Что на сегодняшний день должна и не должна делать молодежь, чтобы жить в процветающей будущей России?

С.В.Лавров: Это вопрос на целый жизнеутверждающий, философский роман.

Убежден, что роль России через 10 лет будет весьма весомой. Мы надеемся, что через 10 лет будет гораздо больше проявляться тенденция к многополярности (а это объективная тенденция), когда на разных континентах появляются новые мощные экономические и финансовые державы, а с этой мощью приходит политическое влияние. Думаю, что те, кто сейчас пытаются ее остановить, сохранив одностороннее доминирование, к тому времени немного поумнеют и не будут идти против течения истории.

Одним из полюсов многополярного мира, без всякого сомнения, будет Россия, которая будет объединять вокруг себя союзников, прежде всего, соседей, в том числе в рамках проекта Большой Евразии, который предложил Президент России В.В.Путин и который предполагает развитие связей между ЕАЭС и евразийской интеграцией вообще, между этой интеграцией и китайской инициативой «Один пояс – один путь» с вовлечением ШОС, государств-участников АСЕАН. У нас один континент, и почему бы в перспективе не распространить эти процессы и на ЕС, который все больше начинает понимать, что в одиночку, без партнерства с Россией, Европейский союз будет последовательно терять свое влияние в экономике и мировой политике. Об этом несколько дней назад сказал глава Еврокомиссии Ж.-К.Юнкер, выступая на мероприятии.

Что касается роли молодежи в России, которая будет через 10 лет, то вы будете уже чуть взрослее, ровно на 10 лет. Надеюсь, что вы сможете использовать в полной мере имеющиеся сейчас и создающиеся дополнительно социальные «лифты», проявив свои таланты. Чтобы это произошло, молодежь не должна препятствовать своему естественному жизненному циклу, и через 10 лет вы будете успешными людьми.

Вопрос: Я испытываю огромную гордость за то, что нашего Министра иностранных дел знают не только в России, но и во всем мире. Расскажите, пожалуйста, приветствуются ли молодые кадры внутри Вашего ведомства? Какой возраст у самого молодого специалиста, работающего сейчас в МИД России?

С.В.Лавров: Хороший вопрос. Молодые кадры у нас не просто приветствуются – без них мы не выживем, как любая живая структура, состоящая из людей, которые взрослеют и нуждаются в смене. Ректор МГИМО А.В.Торкунов не даст соврать, что ежегодно МИД России принимает порядка сотни (в этом году 115) выпускников, 85% из которых закончили МГИМО, МГУ, МГЛУ, СПбГУ и ДВФУ. Так происходит каждый год. В первые годы моего труда на этом посту больше половины принятых нами на работу сотрудников были девушками. При последнем приеме в МИД России (А.А.Карелин до этого говорил о спортивных приемах, мы говорим о приеме на работу, а есть еще дипломатический прием – но это совсем из «другой оперы») девушек было порядка 45%.

К своему стыду, не знаю, кто самый молодой или молодая. Наверное, нужно иметь эту информацию, общаясь с такой аудиторией. За 10 лет многие сделали себе хорошую карьеру и продолжают расти в должностях и рангах (у нас есть должности и ранги, как в армии – должности и звания).

Приезжайте!

Вопрос: Немецкий бизнес выступает против продления санкций, потому что Россия является одним из крупнейших партнеров по покупке немецкого высококачественного оборудования. Я проходила практику на одном из производящих такое оборудование предприятий, которое, к сожалению, закрылось из-за санкций. Как активной немецкой молодежи повлиять на улучшение или нормализацию торговых отношений между Германией и Россией?

С.В.Лавров: Нас обвиняют в том, что мы вмешиваемся в проведение выборов в США, Германии, Франции, Швеции. Вы хотите, чтобы мы еще и в экономику вашу вмешались?

Если серьезно, то происходящее с обвинениями в адрес нашей страны во всем и вся – это абсурд. Вы правы в отношении санкций – это обоюдоострое оружие, которое бьет бумерангом по тем, кто их вводит. Это закон экономики: если ты искусственно, вопреки требованиям свободного рынка и нормам ВТО, ограничиваешь экономические связи, то тот, против кого ты это делаешь, имеет полное право ответить взаимностью – не важно, симметрично или ассиметрично. То, что товарооборот, не так давно достигавший более 400 млрд.евро, упал почти вдвое – прямой результат не только мировой конъюнктуры, цен на нефть и газ, но и введенных санкций, в ответ на которые мы были вынуждены принять встречные меры.

Все больше политиков, представителей бизнеса вслух говорят о том, что это переходит все разумные пределы, что нужно возвращаться к нормальному сосуществованию. Такие голоса слышны в Италии, Франции, Германии и в целом ряде других стран. Думаю, что разум восторжествует.

***

С.В.Лавров (добавляет после Ф.Фраттини): Продолжу начавшийся диалог. Ф.Фраттини сказал, что в силу механизмов, на основе которых функционирует ЕС, Италия в одиночку не могла предотвратить принятие решения о вводе антироссийских санкций. Г-н Франко мой друг и не обидится, но то же самое мне говорили еще пять или шесть министров – моих коллег. То есть, если бы они объединились и сказали, что это не соответствует существующему в ЕС принципу консенсуса, то, наверное, ситуация была бы иной. Говорю это не для того, чтобы выразить свое неприятие позиции той или иной страны. Просто, когда наши многочисленные друзья в ЕС просят нас понять, что они «за», но в Европейском союзе существует принцип солидарности и консенсуса, то, по моему разумению, в дипломатии, политике и жизни компромисс всегда находится где-то посередине между крайними позициями.

Наверное, в ЕС есть несколько стран, которые вообще не хотели наказывать Россию за то, что произошло в Крыму в полном соответствии с волеизъявлением крымского народа и решением Верховного Совета Крыма, который был избран по Конституции Украины и был полностью легитимен с точки зрения украинского закона при проведении референдума.

Наверняка, в ЕС были, есть и будут русофобски настроенные страны, все мы знаем, что это за правительства, и я считаю, что это русофобское меньшинство, снова и снова требующее наказания. Почему-то Евросоюз выразил свою солидарность на основе присоединения всех 28 стран к позиции агрессивного меньшинства. Сейчас это меняется.

Ф.Фраттини упомянул о том, какие лозунги выдвигают партии, которые сейчас побеждают на выборах в Европе. Их наверняка будут обвинять в том, что они идут на поводу у России, и что мы куда-то вмешиваемся. Тем не менее, я убежден, что объективность восторжествует, и Европа, наконец, осознает, что должна действовать самостоятельно, а не под подсказке из-за океана (тем более оттуда летят прямо противоречащие друг другу подсказки), и руководствоваться, прежде всего, своими национальными интересами.

Вопрос: Какую роль может играть сегодня институт побратимства в развитии молодёжных международных отношений? Можем ли мы как молодежь повлиять на его развитие, чтобы каждый малый город России мог улучшить свои экономические, политические, культурные и спортивные связи за рубежом?

С.В.Лавров: Конечно, движение городов-побратимов до сих пор живо, более того, оно развивается. У нас много городов-побратимов в Италии. Сейчас всё больше городов устанавливают побратимские связи в Крыму. Этот процесс набирает силу.

Если у Вас в Московской области есть интерес к информации о том, где бы Вы могли найти своих побратимов, то, я думаю, что, прежде всего, надо обратиться к тем, кто ведет бизнес с партнерами из-за рубежа. Это самый надежный фундамент. На этой основе можно начать обмениваться делегациями, в т.ч. молодежными, устанавливать связи между университетами. Это очень перспективное движение, мы будем всячески его поддерживать.

Вопрос: Вы сегодня несколько раз упомянули различные региональные площадки сотрудничества, в т.ч. ЕАЭС. У меня особый интерес к этому Союзу, так как Киргизия является государством-членом. Как Вы видите развитие ЕАЭС: больше качественное – через построение эффективных единых рынков, функционирующих без ограничений и барьеров, или количественное – через присоединение новых государств к этому Союзу?

С.В.Лавров: Одно другое не исключает. В планах ЕАЭС – прежде всего, дальнейшее движение вперед по снятию всех барьеров и обеспечению свободы передвижения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы. Во-вторых, сейчас в практической плоскости обсуждается вопрос о том, чтобы расширяться сначала через институт наблюдателей. Главы государств, которые не так давно здесь собирались, договорились ускорить подготовку положения о наблюдателях, которые позволят привлекать к деятельности Союза тех, кто хочет к нему присмотреться поближе с прицелом на вступление.

Вопрос: Имели ли события «арабской революции» 2011 г. влияние на отношения России со странами региона?

С.В.Лавров: Когда началась т.н. «арабская весна», а на Западе все были воодушевлены тем, что народ хочет демократии и восстал против диктаторов, вся эта эйфория, действительно, сопровождалась заявлениями со стороны некоторых политиков на Западе и в регионе о том, что Российская Федерация, защищая суверенитет государств, которые находились под властью авторитарных режимов, теряет своих сторонников, поддержку на Ближнем Востоке и на Севере Африке.

По прошествии времени (не только на сегодняшний момент, но и гораздо раньше) стало понятно, что «арабская весна» несла в себе колоссальный разрушительный заряд. Регион погрузился в хаос. Ради свержения отдельных глав авторитарных режимов, таких как С.Хуссейн (хотя это было ещё раньше, но тот опыт ничему не научил), как М.Каддафи, Ирак и Ливия просто были подорваны в своей государственности. Сейчас с большим трудом пытаются сохранить иракскую территориальную целостность, восстановить ливийскую. Такие же попытки мы наблюдаем сейчас в САР.

Россия не впадала в панику от того, что происходили события, на которые мы в то время не могли влиять, сопряженные с вмешательством извне, подзуживанием народного общественного мнения. Тем не менее мы работали со всеми без исключения сторонами конфликта и продолжаем это делать сейчас в Ираке, Ливии, Сирии, Йемене. Мы, наверное, единственная страна, которая реально общается со всеми без исключения участниками конфликтов.

Ф.Фраттини упомянул в своем выступлении Ливию. Мы, действительно, встречаемся как с теми, кто руководит в Триполи, так и с теми, кто расположены в Тобруке, Бенгази и Мисрате. Я Вам скажу, что сирийский пример, наверное, самый показательный, потому что к нам приезжают и с нами общаются все без исключения оппозиционеры, в т.ч. и самые радикальные.

То, что мы сейчас через наших военных договорились с вооруженными формированиями «на земле» о создании зон деэскалации, об установлении режима прекращения огня, резком снижении насилия, обеспечении доставки гуманитарной помощи, говорит о том, что мы можем работать в любой ситуации с любой реально существующей силой – будь то политической или военной.

Я не припомню, чтобы с тех пор кто-то повторял мысль о том, что Россия, дескать, потеряла своё влияние. Наоборот, я считаю, что оно только возросло. Может, это не скромно, но так мне говорят наши собеседники.

Вопрос: На Кавказе есть «жемчужина» – Каспийское море. Это самое крупное озеро на планете, и его экология всех нас беспокоит. Каспийское море омывает берега 5 государств – Азербайджана, Туркмении, Казахстана, Ирана и России. Предполагаются ли какие-либо комплексные соглашения для сохранения его экологии? Если да, когда это может быть реализовано?

С.В.Лавров: Уже действует Рамочная Конвенция по защите морской среды Каспийского моря. Разрабатывается Конвенция о защите биоресурсов Каспия, хотя этот процесс несколько затянулся. Еще в 2010 г. на Третьем каспийском саммите в Баку Президент Туркменистана предложил принять решение о моратории на вылов осетровых. Все согласились, но после Саммита практическая работа стала тормозиться. Не буду вдаваться в детали, у всех есть свои нюансы в позициях. Потом было принято решение отобразить это решение в общей Конвенции о защите биоресурсов. К сожалению, пока еще эта работа продолжается, однако нет сомнений в том, что вопрос актуален и необходимо защищать данную весьма хрупкую среду.

Этим же, кстати, обусловлена и российская позиция в отношении идеи прокладки через Каспий магистральных транскаспийских трубопроводов. В отличие от Черного моря, морская среда на Каспии очень хрупкая. Прежде чем принимать решение о таких трубопроводах, есть необходимость самым тщательным образом проработать воздействие этих проектов на окружающую среду. Мы будем продвигать эту позицию.

Вопрос: Как Вы оцениваете российско-египетские отношения? Будут ли они развиваться в экономической и политической областях?

С.В.Лавров: Смотрю с большим оптимизмом на наши отношения с Египтом. У нас очень тесный политический диалог, регулярные контакты на высшем уровне, на уровне министров иностранных дел, «экономических» министров, министров транспорта. Практически все члены Правительства России так или иначе контактируют с Египтом. Сейчас мы, как Вы знаете, продвигаем целый ряд очень важных проектов, включая создание российской промышленной зоны в Египте, которая будет достаточно серьезно стимулировать совместные проекты в промышленности, в различных секторах, помогать египетской экономике, в т.ч. создавать рабочие места.

У нас растет торговля, Египет – один из главных покупателей нашего зерна, которое очень важно для поддержания социальных обязательств египетского руководства. У нас теснейшее сотрудничество по региональным делам, проблемам урегулирования кризисов. Египет реально внес вклад в усилия по созданию зон деэксалации в районе Восточной Гуты и Хомса в Сирии. Именно в Каире состоялись контакты с представителями вооруженной оппозиции, которые позволили достичь таких договоренностей. Мы очень тесно сотрудничаем с Египтом по Ливии, приветствуем посреднические усилия, которые Египет вместе с Алжиром и Тунисом предпринимает для продвижения национального диалога в Ливии.

В ООН в рамках Совета Безопасности, в котором сейчас представлен Египет, у нас плотная координация. Совсем недавно мы поддержали инициативу Египта, который внёс проект комплексных рамок противодействия террористической идеологии. В итоге этот проект был принят при нашей самой активной поддержке. Эти примеры можно перечислять бесконечно, поэтому ограничусь тем, что сейчас сказал.

Вопрос: Каждый год на многих площадях в Чехии происходят мероприятия в память о событиях 1968 г., когда были введены танки. Планирует ли Россия каким-либо образом регулировать данный вопрос, так как это сильно влияет на отношения между русскоязычным населением и чехами? Я часто слышу в новостях, что Россия прощает долги разным странам. Скажите, пожалуйста, зачем?

С.В.Лавров: Что касается 1968 г., то я не припомню, чтобы кто-то из наших партнеров из Чешской Республики на уровне президента, премьер-министра или министра иностранных дел затрагивал эту тему в контактах со своими коллегами в Российской Федерации. Мне кажется, мы эту страницу перевернули. Сейчас у нас нет никаких препятствий, чтобы взаимовыгодно сотрудничать с Чешской Республикой. Историки, безусловно, должны заметить эту дату и продолжать обсуждение того, как это происходило, чем это было вызвано и как сделать так, чтобы впредь не возникало подобных ситуаций. Пусть историки этим занимаются, я считаю это абсолютно правильным.

Что касается долгов, то, если я не ошибаюсь, Чешской Республике мы никаких долгов не прощали.

Вопрос: Все знают, что осетинский народ очень много страдал — это и Беслан, и события 08.08.2008 г. Возможно ли объединение двух Осетий – Северной и Южной – в рамках российского государства?

С.В.Лавров: В Советском Союзе, как вы знаете, такое уже было. Была единая Осетия и потом волевым решением ее разъединили на две части. Тогда много чего передавали из одной республики в другую, в том числе и Крым, не особо заботясь о соблюдении советской Конституции. Исхожу из того, что сейчас Республика Южная Осетия нами признана в качестве независимого государства. Российские миротворцы, российская армия непосредственным образом помогли не допустить того, чтобы бывший в то время президент Грузии М.Саакашвили силой решил территориальную проблему, как он ее называл, вопреки решениям ОБСЕ, вопреки тому, что там находились миротворцы, российские и осетинские, а также грузинские, которых вывели за несколько часов до начала этой агрессивной акции. Мы будем всячески уважать и помогать отстаивать суверенитет Южной Осетии через наши теснейшие союзнические отношения.

Вопрос: В рамках нашего Международного кинофестиваля «0+» мы создаем альтернативный фильмофонд, кино ценностноориентированного содержания, то есть это и короткометражные, и полнометражные картины, которые передают общечеловеческие ценности, такие как, например, семейные ценности и международное сотрудничество. Сейчас действительность — это война и атмосфера конфликта. Какие меры предпринимаются на международном уровне, чтобы популяризировать ценности и понимание того, что гуманистический подход к жизни и взаимодействию с другими странами — это максимально важно. Как, в частности, мы, наша инициативная команда и организация, а также другие молодые люди, которые, возможно, не связаны с кино, но имеют отношение к другим ценностноориентированным подходам и инициативным проектам, можем принять в этом участие?

С.В.Лавров: Это очень обширный вопрос. Впервые термин «общечеловеческие ценности» был употреблен в разгар перестройки. Мне довелось в 1988 г. быть в группе лиц, которым было поручено написать выступление Президента Советского Союза М.С.Горбачева на Генеральной ассамблее ООН. Задача, которая перед нами была поставлена руководством Министерства иностранных дел Российской Федерации, заключалась в том, чтобы в этой речи обязательно было проанализировано положение дел с участием Советского Союза во всевозможных международных договорах и соглашениях и было объявлено, что в отношении тех договоров, где мы не участвовали до тех пор, мы теперь становимся членами. Не было задачи проанализировать, надо нам это или нет, почему мы не участвуем, какие причины. Просто в этот раз это универсально почти всеми поддержится, давайте будем туда вступать. Плюс общечеловеческие ценности в то время трактовались, как вы помните, в качестве необходимости согласиться с западной трактовкой международного права, прежде всего, гуманитарного права и международного права прав человека. Я считаю, что права человека — это безусловная общечеловеческая ценность в том виде, в котором по этой проблеме достигнут консенсус в универсальном масштабе. Это, прежде всего, Всеобщая декларация прав человека 1948 г. То, что нам сейчас пытаются «продавать» под маркой «прав человека», это совсем не универсальносогласованная ценность. Это ценности, скажем, западной цивилизации, прежде всего. Именно она агрессивно требует от всех следовать тем нормам, которые сформировались в последнее время в неолиберальной политической и общественной системах и далеко не всегда соответствуют, а очень часто прямо противоречат ценностям христианства, по крайней мере, православного, хотя я уверен, что и католического, и ценностям ислама, буддизма, иудаизма. Поэтому тут очень важно, когда вы говорите «общечеловеческие ценности», это иметь ввиду.

Поскольку я занимаюсь внешней политикой, то, в том, что касается международного внешнеполитического аспекта ценностной тематики, я бы на первое место поставил договороспособность, способность к коллективной работе, способность достигать договоренности и их выполнять.

В этой связи сделаю небольшое отступление. Мы работали с США по Сирии при Администрации Б.Обамы очень тесно, создали Международную группу поддержки Сирии, в которую вошли все без исключения внешние игроки – и те, кто поддерживал Б.Асада, и те, кто поддерживал его злостных противников. До сих пор функционируют две созданные тогда целевые группы: одна по прекращению огня в Сирии, другая по гуманитарным вопросам. Велась коллективная работа, и как венец этой работы по итогам беседы Президента Российской Федерации В.В.Путина с Президентом США Б.Обамой в сентябре 2016 г. в Китае мы договорились (и мы с бывшим Государственным секретарем США Д.Керри это подписали), как совместно координировать борьбу с терроризмом в Сирии. Все было детально расписано, и это была очень перспективная договоренность. Единственное, что должны были американцы сделать, чтобы эта договоренность вступила в силу — отделить вооруженную оппозицию, которая с ними сотрудничает, от террористов, прежде всего, от «Джабхат ан-Нусры». Они не смогли этого сделать, и до сих пор участники американской коалиции щадят «Джабхат ан-Нусру». Есть немало свидетельств, что ее берегут на случай когда надо будет все-таки вернуться к «плану Б» – плану силового свержения нынешнего сирийского режима. То есть договорились, но договороспособность не сработала.

То же самое иранская ядерная программа. Два года назад была достигнута договоренность по Иранской ядерной программе (ИЯП), которая сейчас была одобрена Советом Безопасности ООН. Ее приветствовал весь мир. Сейчас Вашингтон из нее выходит. Опять же возникает проблема договороспособности как внешнеполитической ценности.

Есть Северная Корея, которую сейчас часто сравнивают с ситуацией вокруг Ирана в 2005 г. Также, как по ИЯП, была достигнута договоренность по Северокорейской ядерной программе – ядерной проблеме Корейского полуострова. Все начали эту договоренность выполнять. Но буквально через несколько недель после ее заключения Вашингтон ввел, без согласования с кем бы то ни было, односторонние санкции, стал гоняться за каким-то банком в Макао, который якобы проводил какие-то операции с Северной Кореей. Вместо того, чтобы попытаться разобраться, сразу объявили санкции. Северная Корея сказала, что на таких условиях работать не будет, что все недоговороспособны. Я не оправдываю Пхеньян. Пхеньян ведет себя вызывающие, грубо нарушая все резолюции Совета Безопасности ООН. Но когда отказываются от диалога на данном этапе и показывают на примере выхода из иранской ядерной программы, что договоренности ничего не стоят, то как можно рассчитывать, что Северная Корея будет заинтересована в переговорах.

Крайний пример недоговороспособности — это украинское урегулирование. Февральские договоренности 2015 г. всеми приветствовались, одобрены единогласно в Совете Безопасности ООН. Их выполнение существенно тормозится из-за неспособности или нежелания украинской власти выполнить свою часть в том, что касается политических реформ, прежде всего, гарантий безопасности населению в Донбассе, которое оказалось в нынешней ситуации, потому что отказалось поддержать антиконституционный государственный переворот. Ведь эта часть Донбасса не нападала на остальную территорию Украины, это на них напали, объявив террористами. Так не бывает. Они же не хотели ничего, кроме того, чтобы их не трогали. Они сказали, что не признают переворот и попросили дать им разобраться, что и как. Им до сих пор пытаются вменить обвинения в терроризме, собираются судить, хотя подписались под тем, что для всех участников этих событий должна быть амнистия, должен быть особый статус этих территорий, закрепленный в конституции и должны быть выборы, которые пройдут на условиях, согласованных между Киевом и этими территориями. Но это саботируется. Опять же это вопрос договороспособности, в том числе договороспособности Германии и Франции, которые подписались вместе с нами под минским «Комплексом мер».

Я ушел от чисто классической трактовки ценностей, но, по-моему, это важный аспект общечеловеческих ценностей, если мы хотим мира и стабильности на планете.

Вопрос: Какую роль играет популяризация культурных и образовательных проектов?

С.В.Лавров: Самую позитивную, потому что культура и образование позволяют молодым людям, и не только молодым, чаще видеться, лучше узнавать культуру, историю друг друга, происхождение традиций того или иного народа. Двумя руками «за». Это самое, наверное, главное, что нужно делать в сегодняшнем мире, чтобы преодолеть аномальный расклад, когда взрослые политики во многих западных странах принимают решения во вред своим народам. Надо использовать Фестиваль и другие подобные мероприятия, культурный и образовательный обмены, чтобы новое поколение политиков все-таки училось слышать друг друга и учитывать подходы своего партнера при принятии решений. Знаете, глава Фонда реновации Москвы А.В.Константинов упомянул о том, что здесь будет модель ООН. Эта инициатива давно реализуется в МГИМО(У) МИД России. Очень интересный формат, когда студенты из, скажем, одной страны выполняют функции представителя другого государства в Совете Безопасности. Очень часто это государство с прямо противоположным подходом к решению проблем, по сравнению с подходом твоей собственной страны. То есть тебя буквально просят «влезть в шкуру» своего оппонента и постараться использовать аргументы этого оппонента для отстаивания его позиции. Мало что так развивает человека, дипломата, как подобные ролевые игры. Я очень надеюсь, что это будет воспринято позитивно. Также и культурный, и образовательный обмены – ты понимаешь изнутри людей, с которыми ты будешь взаимодействовать.

Вопрос: Какое содействие Министерство иностранных дел Российской Федерации оказывает инициаторам таких проектов в России?

С.В.Лавров: Морально-политическое, у нас денег нет. Это то, что касается Министерства иностранных дел Российской Федерации. Но у нас есть Россотрудничество, у которого есть соответствующие программы, можно туда обратиться, вне МИД (но Министерство иностранных дел – его учредитель) есть Фонд общественной дипломатии имени А.М.Горчакова, который возглавляет Л.В.Драчевский. Там тоже есть возможность грантов. Но эти гранты нужно обосновать в соответствующих заявках.

Вопрос: На фоне санкций, которые действуют со стороны европейских государств, мы видим, что внешняя политика России все-таки ориентируется на Восток. Последние встречи, приезд Короля Саудовской Аравии Сальмана Бен Абдель Азиза Аль Сауда подтверждают, что мы справедливо ориентированы на Восток. Как Вы оцениваете роль региональных лидеров, в частности деятельность главы Чеченской Республики Р.А.Кадырова, который поддерживая политический курс Президента Российской Федерации В.В.Путина, в соответствии с курсом Министерства иностранных дел Российской Федерации тоже выстраивает соответствующие отношения? Мы все свидетели этого. Хотелось бы узнать Ваше мнение, какую роль Вы отводите такой деятельности?

Хотелось бы услышать от Министра иностранных дел оценку ситуации в Мьянме. Мы наблюдаем, как происходит убийство мирных жителей, можно сказать, на религиозной почве. Какова позиция России по этому вопросу?

С.В.Лавров: На счет Мьянмы мы неоднократно выражали свою позицию. Это застарелый конфликт. Многие годы совершались экстремистские акции, которые пресекались. То, что происходит сейчас, вышло за рамки международного гуманитарного права, причем есть проявление нарушения этого права и со стороны тех, кто поддерживает рохинджа. Мы твердо призываем к диалогу, прекращению всякого насилия. У нас вызывает удовлетворение то, что в пользу этого высказалось подавляющее большинство стран мира. Сейчас руководство Мьянмы уже приняло посреднические миссии, в том числе по линии бывшего Генерального секретаря ООН К.Аннана. Мы рассчитываем, что рохинджа пойдут на диалог. Мы также находимся в тесном контакте с нашими коллегами и друзьями из Бангладеш, на территории которых оказалось много беженцев из Мьянмы.

К сожалению, таких конфликтов немало в современном мире. Больно смотреть на то, что происходит в Йемене. Недавно представители ООН назвали происходящее в Йемене самой большой гуманитарной катастрофой. Поэтому мы в контакте с членами арабской коалиции, с законным Президентом Йемена, с властями в Адане, с представителями хуситов, представителями бывшего президента А.А.Салеха. Любые трагедии должны решаться через диалог, а не через применение грубой силы.

Что касается нашего взаимодействия с Чеченской Республикой, оно очень тесное и полезное. В Министерстве иностранных дел Российской Федерации в принципе давно уже существует Совет глав субъектов Российской Федерации, который раз в квартал собирается и рассматривает перспективные направления совместной работы, помогает вырабатывать рекомендации, которые полезны для наших регионов, участвующих во внешнеэкономической и международной деятельности. С Чеченской Республикой у нас есть специфическая повестка дня, мы очень тесно сотрудничаем по проблемам последствий конфликтов на Ближнем Востоке и Севере Африки. Благодаря нашим совместным усилиям были освобождены захваченные в Ливии моряки с наших рыболовецких судов, которые находились там долгое время в заключении. Благодаря инициативам главы Чеченской Республики Р.А.Кадырова и при нашей активной поддержке сейчас налажена система, которая позволяет отыскивать и возвращать на родину детей, родители которых уехали воевать в ИГИЛ, и которые по разным причинам остались сиротами. Так что авторитет Чеченской Республики, авторитет ваших соседей в Ингушетии признается в арабском и исламском мире. Мы ценим это как очень важный ресурс российской внешней политики.

Когда мы принимали Короля Саудовской Аравии, о визите которого Вы упомянули, в церемонии приветствия и в самом визите, на переговорах присутствовали руководители Чеченской Республики, Республики Ингушетия, Республики Татарстан, Республики Башкортостан. Мне кажется, этот фактор – многонациональное, многоэтническое, многоконфессиональное богатство российского народа – очень важно использовать на соответствующих направлениях нашей внешней политики. Практически все соседи Российской Федерации так или иначе связаны исторически, этнически, конфессионально с той или иной частью нашего государства. Это бесценное завоевание, им надо дорожить.

Вопрос: Американцы заинтересованы, чтобы Ближний Восток был раздроблен, так как единый арабский мир – это большая сила. Сейчас Китай заложил Банк развития инфраструктурных инвестиций БРИКС. Приведу аналогию. Если, например, в самолете отказывает двигатель, то с работающих двигателей энергия передается на нерабочие, чтобы сбалансировать самолет. Горит Ближний Восток и создается Банк БРИКС. Как Вы относитесь к тому, чтобы Банк БРИКС занимался развитием Ближнего Востока после его разрушения? Какова политика России по объединению арабского мира в формате БРИКС?

Л.В.Драческий говорит о том, что есть «Си-Эн-Эн», который мы слушаем и который находится на территории «постправды» в отношении России. Почему бы нам в форматах БРИКС, ШОС и наших союзников не создать такой же медиацентр, аналог «Си-Эн-Эн», который бы вещал нашу «постправду» на территориях всех континентов?

С.В.Лавров: Банк БРИКС называется Новый банк развития БРИКС. Вы упомянули Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, это другая отдельная структура, мы там тоже участвуем. Новый банк развития БРИКС создан, прежде всего, для финансирования проектов между пятью странами-участницами с возможностью реализации проектов и в других странах. В частности, в ЮАР создается отделение Нового банка развития БРИКС для рассмотрения перспективных проектов с участием африканских стран. Я не думаю, что Банк БРИКС должен брать на себя ответственность за восстановление Ближнего Востока и Северной Африки. Это должна быть гораздо более масштабная операция, об этом говорил вчера Президент Российской Федерации В.В.Путин. Уже сейчас многие начинают думать о том, как организовать восстановление Сирии и других стран региона. На данном этапе самым срочным является оказание гуманитарной помощи, осуществление разминирования. Мы взываем к международному сообществу, прежде всего, к ООН, чтобы максимально активизировать их вовлеченность в эти процессы. Есть желающие эти процессы тормозить, прежде всего, по абсолютно политизированным причинам, говоря о том, что они готовы доставлять гуманитарную помощь, но только не в те районы Сирии, где власть осуществляет Правительство Б.Асада. Понимаете, происходит спекуляция на гуманитарных ценностях. Такие же условия пытаются выдвигать в отношении содействия будущему экономическому восстановлению Сирии. Я считаю, что это аморально и надеюсь, что все-таки христианские ценности в том же Европейском союзе будут преобладающими в связи с той инициативой, которую Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини недавно выдвинула, проведя в Нью-Йорке встречу стран-потенциальных участниц усилий по восстановлению Сирийской Арабской Республики.

Что касается «Си-Эн-Эн» и как с ней бороться. Во-первых, она сама себя высекает как та самая унтер-офицерская вдова, постоянно подставляясь и демонстрируя свою ангажированность и готовность жертвовать высоким профессиональным уровнем ради сиюминутной политической целесообразности. Во-вторых, отмечу, что и российские усилия дают серьезные результаты. То, что делает телеканал «Раша Тудэй», не остается незамеченным. Неслучайно сейчас на них такой «накат» требований, чтобы они записались в иностранные агенты по американскому закону. Адвокаты у этой компании есть, я надеюсь, они все возможности используют. Но если американское правосудие добьется такого абсолютно неправомерного решения в отношении средства массовой информации, то мы будем вынуждены таким же образом поступить с теми американскими каналами, которые работают в России и финансируются, прежде всего, на деньги американских налогоплательщиков.

Насчет возможностей БРИКС Вы прозорливый человек, потому что уже создается телевизионный канал стран БРИКС, ему будут выделены частоты в самое ближайшее время, это решение уже принято и все организационные шаги были сделаны.

Вопрос: Ежегодно при поддержке представителя России в Арктическом совете В.В.Барбина, при поддержке ректора МГИМО(У) МИД России А.В.Торкунова, а также при поддержке Директора Международного института энергетической политики и дипломатии В.И.Салыгина мы проводим модель Арктического совета в рамках нашего Университета. Эта инициатива нашего основателя и почетного председателя В.Рузаковой. Она ежегодно привлекает молодежь из всех арктических регионов России, США, Канады, а также стран Скандинавии. С 5 по 7 декабря мы планируем провести очередную московскую международную модель Арктического совета и хотим пригласить на нее Вас, Сергей Викторович, а также остальных членов президиума. Как Вы видите перспективы развития отношений со странами арктического региона и как такие молодежные инициативы, как наша, могут этим отношениям посодействовать?

С.В.Лавров: Такие инициативы могут напрямую этим отношениям посодействовать. Тема эта очень важная. Этот регион сейчас привлекает к себе повышенное внимание большинства крупных государств, регион, в котором нужно обеспечить приоритетность тех стран, которые непосредственно расположены в Арктике, это, прежде всего, как Вы сказали, Арктический совет. Это наша ответственность, за то чтобы здесь было безопасно, чтобы здесь улучшалось состояние окружающей среды, чтобы здесь были готовы к тем или иным изменениям климата и обеспечивалась нормальная логистика для транспортных путей, которые все больше и больше пользуются популярностью. Россия является участницей всех форматов, которые существуют на Севере: это и Арктический совет, и Совет государств Балтийского моря (не совсем Север, но рядом), это и «Северное измерение» - взаимодействие между Россией, Исландией, Норвегией и Европейским союзом, Совет Баренцева и Евроарктического региона, который проводит свою министерскую сессию в среду и четверг в Архангельске, куда я сразу направлюсь после завершения своего участия в программе Фестиваля. Если Арктический совет Вы знаете, посмотрите и на другие форматы. Если у вас есть инициатива создать молодежное движение, я буду активно это поддерживать.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Гуманитарное сотрудничество

Гуманитарное сотрудничество