29.06.1711:12

Интервью статс-секретаря – заместителя Министра иностранных дел России Г.Б.Карасина газете «Известия», опубликованное 29 июня 2017 года

1287-29-06-2017

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: Согласно последним статистическим данным, всё больше соотечественников возвращаются в Россию. С чем Вы это связываете? Какие программы Россия уже осуществляет или планирует осуществить с целью помочь россиянам вернуться из-за рубежа?

Ответ: Прежде всего, помощь соотечественникам, принявшим решение о переезде в Россию, оказываем в рамках действующей уже много лет специальной госпрограммы по оказанию содействия их добровольному переселению в Российскую Федерацию. За последние 10 лет в Россию прибыло и поставлено на учет в территориальных органах МВД России вместе с членами семей около 631,8 тыс. участников госпрограммы, из них более 46 тыс. человек – за последние пять месяцев.

Наибольший интерес к участию в госпрограмме проявляют соотечественники, проживающие в Казахстане, Узбекистане, Молдавии, Армении, Киргизии и Таджикистане, а также на Украине. А наиболее востребованными для переселения на сегодняшний день являются Калужская, Липецкая, Воронежская, Калининградская и Тульская области. С начала реализации госпрограммы в эти регионы переехало около 229 тыс. человек. Наметился рост количества соотечественников, переезжающих в Сибирский федеральный округ, в частности в Новосибирскую и Омскую области.

За этими сухими статистическими данными скрывается порой невидимая, но, поверьте, большая работа сотрудников российских загранучреждений и региональных властей. Ведь речь идет о человеческих судьбах.

Вопрос: В конце прошлого года латвийский парламент утвердил поправки, предусматривающие увольнение учителей и директоров школ, признанных «нелояльными» государству. Теперь «восхваление советской власти» или призыв к участию в мероприятиях 9 Мая, а также отрицание оккупации Латвии СССР в 1940 году могут служить поводом для увольнения педагогов. Многие русские школы в Прибалтике закрываются. Как Россия может этому воспрепятствовать?

Ответ: Примечательно, что эти поправки к закону «Об образовании», как и многие другие подобные законодательные нововведения последнего времени, были приняты латвийскими властями в спешном порядке, вопреки многочисленным критическим оценкам педагогического и научного сообществ этой страны. Еще одной характерной чертой «современного латвийского законотворчества» является введение новой терминологии, не имеющей четкого юридического трактования. Так, например, в упомянутом законе не приводится какого-либо определения «лояльности», что создает широкие возможности для интерпретаций и злоупотреблений данной нормой. Ясно, что за всем этим стоит стремление получить очередной репрессивный инструмент для латвийской этнократии. Чрезвычайно опасный вираж для этого соседнего нам государства.

На сегодняшний день мы не располагаем информацией о применении на практике этого «карательного» механизма. Ведем мониторинг ситуации.

В целом положение дел с соблюдением лингвистических прав «нетитульного» населения в странах Прибалтики продолжает вызывать серьезную озабоченность. Власти Латвии, Литвы и Эстонии планомерно наступают на русские школы, и в последнее время этот процесс ускорился. Политика руководства этих стран в отношении русских школ, с нашей точки зрения, ущемляет права национальных меньшинств получать образование на родном языке. Мы обращаем серьезное внимание на эту проблему, регулярно выносим ее на обсуждение в профильных международных организациях и будем продолжать это делать в дальнейшем.

Вопрос: Во взаимоотношениях с Украиной тоже много проблем. Когда стоит ожидать следующего раунда переговоров в «нормандском формате»?

Ответ: «Нормандский формат» – это не только периодические встречи на высшем уровне, но и повседневная работа экспертов России, ФРГ, Франции и Украины по важным вопросам внутриукраинского урегулирования. Продолжается она и в настоящий момент. Обсуждаются весьма сложные и чувствительные как для Киева, так и для Донецка с Луганском темы, связанные с реализацией Минских договоренностей. Что касается планов проведения встреч высокого уровня, то мы обязательно информируем об этом по мере готовности сторон. Хочу подчеркнуть, что главным механизмом для решения проблем остается Минская рабочая группа, где представлены интересы Донбасса. Без этого компонента продвижение в реализации договоренностей от февраля 2015 года невозможно.

Вопрос: Россия и США планируют перезапустить диалог по Украине, но уже в новом составе. Считаете ли Вы жизнеспособным в этой связи «нормандский формат»?

Ответ: США с самого начала вовлечены в процесс внутриукраинского урегулирования, хотя в «нормандском формате» непосредственного участия и не принимают. Ситуация на Юго-Востоке Украины постоянно фигурирует в повестке дня российско-американских контактов на различном уровне. При прежней администрации США работал формат помощника Президента России В.Ю.Суркова и заместителя Госсекретаря США В.Нуланд. Она ушла в отставку. Мы предложили нашим заокеанским партнерам продолжить начатую работу. В Вашингтоне эту идею поддержали. Ждем, кого назначат, и возобновим этот важный диалог.

Относительно значения «нормандского формата». Он продолжает играть важную роль – благодаря ему был разработан известный минский «Комплекс мер», который остается основой урегулирования. Вместе с тем не надо абсолютизировать сам формат. Его предназначение – помочь украинским участникам конфликта сблизить позиции. Это не орган для принятия самих решений. Окончательное слово остается за Контактной группой, в рамках которой представители Киева и Донбасса в прямом диалоге сами должны договориться о взаимоприемлемых путях решения проблем. Это принципиальный момент. Судьбу Украины должен решать только ее народ. Именно в его руках находится ключ к урегулированию кризиса. Мы готовы этому содействовать.

Вопрос: В начале июля у Вас планируется встреча с представителем Премьер-министра Грузии по России господином З.Абашидзе. Можно ли ожидать подвижек в урегулировании отношений?

Ответ: В отсутствие дипломатических отношений встречи со спецпредставителем Премьер-министра Грузии остаются важнейшим каналом межгосударственного диалога России и Грузии, который ведется по поручению руководства обеих стран. Поскольку мы всегда принципиально выступали за нормализацию российско-грузинских отношений, то в конце 2012 года сразу откликнулись на позитивный сигнал из Тбилиси. В рамках начавшегося тогда неформального диалога конструктивными усилиями с обеих сторон удалось добиться позитивных результатов в торгово-экономической, транспортной и гуманитарной сферах. В прошлом году взаимный товарооборот превысил $707 млн. Сегодня Россия входит в тройку главных торговых партнеров Грузии, закупая более половины экспортируемого Грузией вина и четверть урожая мандаринов. Именно из России поступает в Грузию львиная доля денежных перечислений работающих за границей грузин, а это порядка $400 млн. в год. Выполняются регулярные авиарейсы между рядом городов. Действует более 20 международных автобусных маршрутов.

Активизировались контакты ученых, бизнеса, молодежи. В российские вузы поступает всё больше студентов из Грузии.

Что касается нашей следующей встречи со спецпредставителем З.Абашидзе, которая намечена на начало июля, то ее повестка довольно обширна, и, надеюсь, она пройдет, как всегда, в деловой атмосфере. При этом, конечно, не стоит упрощать ситуацию.

Между нами по-прежнему существуют принципиальные расхождения в подходах к политическим процессам в регионе Южного Кавказа. Мы всегда откровенно говорили грузинской стороне, что двусторонний диалог не касается всестороннего сотрудничества с независимыми Абхазией и Южной Осетией. Это предмет обсуждения на ведущихся с 2008 года Женевских дискуссиях.

К сожалению, вместо выстраивания добрососедского и равноправного диалога с соседями – Абхазией и Южной Осетией – Тбилиси продолжает твердить об их «оккупации» Россией. Этот абсурдный тезис используется как аргумент в пользу дальнейшего сближения с НАТО. Печально, но в данном вопросе позиция нынешних грузинских властей ничем не отличается от позиции режима Саакашвили. Более того, в последнее время сотрудничество Грузии с НАТО принимает такие формы, что фактически делает Тбилиси участником натовской политики «сдерживания» России. Только за прошлый год на грузинской территории трижды проводились крупные учения с участием контингентов стран – членов НАТО. Уже второй год подряд специально отрабатывается оперативная переброска тяжелой военной техники из Европы. Состоявшаяся недавно в Тбилиси Парламентская ассамблея НАТО и принятая там декларация отчетливо продемонстрировали ангажированность альянса на грузинском направлении и желание прочно закрепиться на Южном Кавказе.

Вопрос: А как обстоят дела в визовых вопросах с Грузией?

Ответ: Напомню, что даже в самый трудный для российско-грузинских отношений период мы всегда старались сохранять и облегчать условия общения граждан наших стран. В декабре 2015-го российская сторона перешла к оформлению грузинским гражданам деловых, рабочих, учебных и гуманитарных виз любой кратности, а также частных виз. В результате за 2016 год число виз, выданных нашей Секцией интересов в Тбилиси, почти удвоилось. Сейчас готовим визовые упрощения для экипажей самолетов, выполняющих рейсы между нашими странами.

Вместе с тем следует отметить, что наши граждане, посещающие Грузию, рискуют попасть под действие пресловутого закона «Об оккупированных территориях», предусматривающего не только административную, но и уголовную ответственность для тех, кто ранее посещал Абхазию или Южную Осетию.

Сама Грузия отменила визы не только для россиян, но и для граждан еще примерно 100 стран мира, причем большей частью – в одностороннем порядке. Такова обычная практика государств, стремящихся привлечь иностранных туристов. В современном мире, где стремительно растут террористические и другие угрозы, «туристические страны», конечно же, не могут рассчитывать на «автоматическую» взаимность в визовых вопросах.

Масштабную совместную работу по теме визовой либерализации будет трудно организовать в ситуации отсутствия дипломатических отношений. Они, как известно, были разорваны по инициативе грузинской стороны. А перспектива их восстановления тоже зависит исключительно от Тбилиси.

Вопрос: Существуют точки напряжения и в российско-молдавских отношениях. Как, на ваш взгляд, И.Додон сможет урегулировать ситуацию с Приднестровьем? И как Россия может поспособствовать решению этой проблемы?

Ответ: Если вы имеете в виду безосновательную высылку из Молдавии группы российских дипломатов, на которую российская сторона была вынуждена ответить симметрично, то произошедшее, конечно же, отражает прежде всего остроту внутриполитической борьбы в Кишиневе вокруг перспектив отношений с Россией. Мы четко разделяем тех, кто стоит за этой провокацией, и подавляющее большинство простых граждан Молдавии, которые по-доброму относятся к России и прямо заинтересованы в активных отношениях с нашей страной. Готовы взаимодействовать со всеми здравомыслящими, конструктивно настроенными политическими силами в Кишиневе и, конечно же, государственными структурами. Но на провокации, подобные недавней, будем и впредь реагировать адекватно.

Что касается приднестровского урегулирования, то мы понимаем, что на сегодняшний день в молдавском обществе и политических кругах нет единой точки зрения на пути разрешения приднестровской проблемы. Но важно избегать появления новых раздражителей в отношениях между Кишиневом и Тирасполем, таких, к примеру, как запуск совместного молдавско-украинского погранично-таможенного контроля в пункте пропуска «Кучурган».

В качестве страны-гаранта и посредника в переговорном процессе по приднестровскому урегулированию Россия твердо намерена содействовать продвижению диалога между Кишиневом и Тирасполем в формате «5+2».

x
x
Дополнительные инструменты поиска