14.04.1716:53

Интервью заместителя Министра иностранных дел России Г.М.Гатилова информагентству «Россия сегодня», 13 апреля 2017 года

754-14-04-2017

Вопрос: Во время переговоров С.В.Лаврова и Р.Тиллерсона 12 апреля в Москве был затронут вопрос о возобновлении работы Меморандума о предотвращении инцидентов в Сирии. Когда можно ожидать возобновления действия этого меморандума? Будут ли внесены в него какие-либо корректировки, поправки после авиаудара США по базе Шайрат?

Ответ: Рассчитываем, что возобновление меморандума произойдет оперативно, собственно, этот вопрос относится к компетенции военных. Думаю, что по своим каналам они сумеют быстро договориться о том, как возродить работу этого меморандума. И в том числе это, наверное, касается возможных корректировок.

Вопрос: То есть корректировки возможны?

Ответ: Я не могу это комментировать, потому что это сфера сугубо относится к компетенции отношений между российскими и американскими военными.

Вопрос: За какое время США проинформировали Россию об авиаударе по базе в Сирии?

Ответ: Этот вопрос тоже не подлежит разглашению, это сугубо вопрос, который решается по дипломатическим и военным каналам. Поэтому я не буду углубляться в эту тему.

Вопрос: На встрече стран-гарантов перемирия в Сирии, которая пройдет в Тегеране 18-19 апреля, предполагается обсудить документ по созданию международной коалиции по разминированию объектов культурного наследия ЮНЕСКО в Сирии. В каких регионах в Сирии в первую очередь, как видит Москва, нужно начать работу по разминированию, учитывая уже проделанную российскими саперами работу? Когда такая коалиция может быть сформирована?

Ответ: Вопрос о необходимости создания такой международной коалиции по разминированию объектов культурного наследия в Сирии уже прорабатывается на протяжении некоторого времени. Мы очень активно выступаем за то, чтобы объединить усилия международного сообщества в этом деле. И конечно, это в первую очередь будет касаться объектов Пальмиры, других исторических мест в Сирии.

Действительно, уже определенная работа проделана российскими саперами. Мы призываем не только страны, но и международные организации, прежде всего организации системы ООН, подключится к этой важной работе. Определенные наработки у нас уже имеются. Есть и конкретные страны, которые готовы внести свой вклад в это дело, ну, в частности, у нас были контакты на этот счет и с Японией, с Сербией, с Китаем. Надеемся, что и другие страны, которые обладают определенным потенциалом в этой области, смогут внести в это дело свой вклад. Мы инициировали этот вопрос еще раньше, и вопрос о защите культурного наследия был отражен в соответствующих резолюциях СБ ООН. Считаем, что это очень важная задача, которая должна объединить усилия международного сообщества.

Вопрос: Готова ли ОЗХО расследовать химатаку в Идлибе?

Ответ: Мы к этому все время и призываем. С самого начала мы заявили о том, что необходимо провести объективное и тщательное расследование того, что произошло. Это способна сделать ОЗХО. На это была направлена наша резолюция, проект которой мы предоставили в Совет Безопасности. Речь там шла о необходимости срочного направления миссии, состав которой был бы сбалансирован, не состоял бы исключительно из представителей западных стран, но включал бы и экспертов из других регионов.

Вопрос: Будут ли в ближайшее время встречи МГПС?

Ответ: Пока этот вопрос в практической плоскости не стоит, хотя МГПС и продолжает существовать, она играла свою позитивную роль, но вопрос о конкретной дате следующего заседания пока не обсуждается.

Вопрос: Заместитель директора Департамента по вопросам новых вызовов и угроз заявил, что Российская Федерация и США могли бы подготовить совместный проект резолюции по введению торгово-экономического эмбарго против «Исламского государства» (ИГ). Когда могут начаться подобные консультации в СБ ООН?

Ответ: Мы считаем, что это очень важная тема. Необходимо предпринять всеобъемлющие меры для того, чтобы ввести эмбарго против ИГ. Отдельные элементы таких санкций уже введены СБ ООН, касающиеся, в частности, незаконной торговли нефтью, предметами искусства, но считаем, что этого недостаточно и нам необходимо двигаться дальше в этом направлении – ввести всеобъемлющую блокаду против ИГ, которое по-прежнему продолжает получать финансовую подпитку извне и таким образом имеет возможность для осуществления своей террористической деятельности. Мы со своими партнерами в Совете Безопасности проводим подобные консультации. Надо сказать, что это процесс непростой, и со своей стороны пытаемся всячески коллег, партнеров в Совете подвергнуть тому, чтобы такая резолюция в Совете Безопасности все-таки была. В настоящее время дипломатические усилия в этом направлении продолжаются.

Вопрос: По поводу женевской встречи. Известна ли новая дата и планируется ли визит С.де Мистуры в Москву до начала нового раунда?

Ответ: Господин де Мистура вчера выступал в Совете Безопасности с брифингом. И в ходе брифинга он обозначил перспективы созыва следующей встречи в Женеве. Скорее всего, это произойдет где-то в середине мая, конкретных дат он не называл, но с его точки зрения наиболее вероятным было бы проведение ее после встречи в Астане, которая запланирована, как известно, на 4 мая.

Вопрос: То есть переноса встречи в Астане не будет?

Ответ: Нет, пока все остается в силе.

Вопрос: Возвращаясь к переговорам, которые вчера были между С.В.Лавровым и Р.Тиллерсоном, договорились ли стороны о новых личных контактах и когда они могут состояться?

Ответ: Вопрос поддержания контактов – это постоянный дипломатический процесс. Конкретно речь вчера ни о каких новых датах не шла, но я уверен, что будут возможности соответствующие – и в рамках различных международных форумов, и, возможно, в других форматах для таких встреч. Поэтому с нашей стороны такая готовность есть и, естественно, было бы полезно продолжать поддерживать этот диалог.

Вопрос: Что касается брюссельской конференции по Сирии, когда будет выделен первый транш?

Ответ: Там в Брюсселе, к сожалению, речь конкретно не шла о сроках выделения первого или какого-то другого транша. Действительно, по результатам конференции была объявлена цифра в 6 миллиардов долларов на помощь сирийцам, но здесь надо реально смотреть на вещи и учитывать то, что, как правило, из всех предыдущих конференций такого рода, которые состоялись и в Лондоне, и в Кувейте, там тоже объявлялись достаточно внушительные средства на помощь сирийцам, но реально, как потом вытекало на практике, слишком маленькая часть этих средств направлялась в качестве гуманитарного содействия сирийскому населению. Еще один важный момент, на который и мы, в частности, обращали внимание в ходе этой конференции, это то, что такая гуманитарная помощь, донорские средства должны направляться равномерно всему населению Сирии, а не только тем сирийцам, которые находятся под контролем радикальных исламистов. Ведь если смотреть объективно, все население Сирии – и в освобожденных районах, и в тех местах, которые еще блокированы, нуждаются в серьезном гуманитарном содействии. Мы считаем это принципиальным вопросом.

Вопрос: Согласована ли сейчас кандидатура нового постпреда Российской Федерации при ООН?

Ответ: Этот вопрос находится на рассмотрении руководства, надеюсь, что в ближайшее время будет решен.

Вопрос: Когда в Пальмиру сможет отправиться делегация ЮНМАС?

Ответ: Это ооновская структура по разминированию, мы с ней поддерживаем активные контакты, и есть определенное понимание того, что ЮНМАС может и имеет возможность подключиться к деятельности по разминированию.

В частности, первым шагом могло бы стать направление оценочной миссии этой ооновской организации с тем, чтобы посмотреть, как и в каком объеме могла бы она подключиться к делу разминирования. Этот вопрос сейчас находится в проработке с сирийскими властями. Конечно, должно быть соответствующее согласие и решение Дамаска на это. Поэтому работаем и надеемся, что уже в ближайшее время будут какие-то практические результаты.

Вопрос: Как идет процесс подготовки конституции?

Ответ: Вопрос конституции является одним из четырех в так называемой переговорной корзине, предложенной С.де Мистурой сирийским сторонам в Женеве. Мы считаем, что это один из принципиальных вопросов, одна из принципиальных тем, которая подлежит обсуждению. Со своей стороны, в свое время мы предложили определенные наработки в этом плане. Это не значит, что мы навязываем наше видение конституции, но определенную пищу для размышлений мы представили и считаем, что стороны могли бы приступить к обмену мнениями по этому вопросу в Женеве при посредничестве спецпосланника господина де Мистуры. Поэтому не думаем, что здесь стоит сейчас в практической плоскости возможность создания какого-то формального комитета или комиссии, хотя, очевидно, в перспективе к этому все-таки стороны придут. Но считаем, что начать процесс можно было бы с такого предварительного общего обмена мнениями между оппозицией и правительственной делегацией в отношении конституционных аспектов будущего устройства сирийского государства.

Вопрос: Готова ли Москва на то, чтобы ООН играла свою роль в создании трехстороннего центра по обмену информацией по Сирии?

Ответ: Не думаю. Нет, такой вопрос сейчас в практической плоскости не стоит. ООН в этом деле не участвует. Вы знаете, что до этого были контакты между российскими и американскими военными, потом в силу объективных обстоятельств и причин они прекратились. Сейчас обмен мнениями в трехстороннем формате между Россией, Турцией и Ираном имеет место. В частности, между нами и турецкими представителями есть контакты по этому вопросу, идет обмен мнениями о нарушениях режима прекращения огня в Сирии. Этот канал действительно существует и работает, и является достаточно полезным.

Вопрос: Еще один вопрос по поводу трагедии в Идлибе. Глава МИД России сказал, что после визита Р.Тиллерсона Москва и Вашингтон будут взаимодействовать по расследованию этой химатаки. После этого в Вашингтоне заявили обратное. В итоге что произошло?

Ответ: Мы предложили американцам совместно обратиться в ОЗХО с тем, чтобы побудить организацию как можно быстрее направить соответствующую миссию по расследованию того, что произошло в Идлибе. И предложили им совместно направить соответствующий документ в ОЗХО. Они его взяли в проработку. Но пока с американской стороны никакой конкретной реакции на это не последовало.

Вопрос: Но миссия по расследованию может быть сформирована до конца месяца?

Ответ: Мы считаем, что она не только может, она должна быть сформирована, но должна быть сформирована для того, чтобы произвести расследования не только в Идлибе, но и последствия американского удара по авиабазе. Миссии должен быть обеспечен доступ по всей территории. Здесь есть определенные сложности потому, что Идлиб находится под контролем радикальных исламистов из группировки «Джебхат ан-Нусра». Позволит ли «Джебхат ан-Нусра» такой миссии прибыть на контролируемую ей территорию и осуществить соответствующую операцию по расследованию – это большой вопрос.

Вопрос: Довольна ли Москва работой С.де Мистуры и считает ли необходимой его замену?

Ответ: Мы вполне конструктивно на всех этапах сотрудничали и продолжаем сотрудничать с господином де Мистурой. Он регулярно посещает Москву для обмена мнениями. Считаем, что перед ним стоит достаточно сложная задача. Но возможности добиться того, чтобы стороны сели за стол переговоров, у него есть. У него есть соответствующий мандат от Совета Безопасности, и думаем, что при поддержке международного сообщества он в этом направлении мог бы достичь позитивных результатов. Во всяком случае, со своей стороны мы оказываем ему в этом всяческое содействие, проводим регулярные встречи, не только в рамках женевского процесса, но и на других международных площадках. Поэтому у нас с ним в этом плане поддерживаются вполне хорошие рабочие отношения. Мы желаем ему успеха на этом направлении и со своей стороны поддерживаем продолжение его работы в этом качестве.

Вопрос: Кто будет приглашен на встречу по Сирии в Астану 3-4 мая? Приедет ли вооруженная оппозиция?

Ответ: Это большой вопрос и очень важный, насчет участия вооруженной оппозиции. К сожалению, в прошлый раз они решили не участвовать в астанинских переговорах. И это вызывает большое сожаление, потому что их участие важно с точки зрения тех вопросов, которые там обсуждаются. Дискуссии в Астане концентрируются главным образом вокруг режима поддержания прекращения огня, поэтому, с этой точки зрения участие военных представителей, конечно, важно. Приглашение открыто, у них есть полная возможность участвовать в этом плане, какое решение с их стороны будет принято, это уже, как говорится, на их усмотрение, но мы всецело приветствовали бы, чтобы военные представители от оппозиции там появились.

Вопрос: Известна ли дата встречи в Анкаре между российскими представителями и вооруженной сирийской оппозицией?

Ответ: Нет, такой встречи у нас не планируется, у нас будут экспертные консультации, но в совершенно другом формате — на уровне представителей России, Турции и Ирана. А с вооруженной оппозицией в Анкаре – таких планов у нас пока нет.

 

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Гуманитарное сотрудничество

Гуманитарное сотрудничество