13.04.1713:01

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Народной Республики Бангладеш А.Х.М.Али, Москва, 13 апреля 2017 года

741-13-04-2017

  • en-GB1 ru-RU1

Мы провели очень содержательные и полезные переговоры.

Бангладеш – наш надежный партнер в Южной Азии. В январе этого года мы отметили 45-летие установления дипломатических отношений между нашими государствами. Сегодня Министр иностранных дел Народной Республики Бангладеш А.Х.М.Али тепло вспоминал ту роль, которую наша страна сыграла в поддержке независимости этой страны.

Констатировали, что за эти 45 лет мы укрепили взаимное доверие, вышли на новые рубежи взаимодействия. В числе успешных примеров совместной работы мы назвали вступление в силу в феврале этого года двустороннего соглашения о безвизовых поездках для владельцев дипломатических и служебных паспортов.

Мы рассмотрели состояние и перспективы нашего сотрудничества. Обоюдная заинтересованность в наращивании политического диалога и торгово-экономических связей налицо. По итогам прошлого года был повторен рекорд товарооборота, который превысил 1,4 млрд. долларов.США. Отмечу, что основная часть российского экспорта – продукция машиностроения. Бангладеш также является крупным импортером российской пшеницы.

Проанализировали ход реализации совместного проекта по строительству первой в Бангладеш АЭС «Руппур». Едины в том, что активизации практического взаимодействия по всем направлениям будет способствовать деятельность Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, решение о создании которой было принято в прошлом месяце с подписанием Межправительственного соглашения. 

У нас близкие, а в большинстве случаев совпадающие позиции по вопросам региональной и международной повестки дня.

Мы договорились продолжать координацию на ключевых многосторонних площадках, прежде всего в ООН, а также в различных форматах, которые функционируют в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где представлены Россия и Бангладеш.

У нас общая нацеленность на безальтернативность сопряжения усилий всех стран мира в борьбе с международным терроризмом. Как вам известно, в свое время Президент Российской Федерации В.В.Путин выдвинул соответствующую инициативу по формированию широкого антитеррористического фронта. С тех пор ее актуальность только возросла. Мы рассчитываем, что она будет обретать все больше сторонников. Бангладеш, безусловно, одна из таких стран.

Обсудили вопросы, которые связаны с укреплением нашей договорно-правовой базы. В работе находятся порядка 15 соглашений. Согласовали график работы с тем, чтобы довести их до подписания.

Мы приветствуем усилия Бангладеш способствовать стабильности в регионе Южной Азии и выразили поддержку этим усилиям.    

В целом я удовлетворен нашими переговорами. Рассчитываю, что они помогут активизировать наше весьма плодотворное сотрудничество.

Вопрос (адресован обоим министрам): Вы упомянули о большом вкладе России в войну за независимость Бангладеш и в послевоенное восстановление страны. Однако, с середины 1970-х гг. и до недавнего времени, когда страны возобновили сотрудничество, отношения не добились серьезного прогресса. Как вы видите перспективы развития отношений между странами, учитывая меняющуюся международную обстановку?

С.В.Лавров (отвечает после А.Х.М.Али): Могу только подтвердить, что у нас не просто хороший уровень взаимоотношений во всех областях, но и очень амбициозные и конструктивные договоренности об их развитии по всем направлениям. Это касается такого флагманского проекта, как строительство атомной электростанции, политического диалога, торгово-экономического сотрудничества, только что была создана Межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Широко развивается и будет продолжать развиваться военно-техническое сотрудничество. Есть интерес к тому, чтобы количество бангладешцев, получающих гражданское и военное образование в России, тоже увеличилось. У нас хорошие культурные и гуманитарные связи. По всем этим направлениям, а также во внешней политике, в региональных и международных делах у нас есть полное взаимопонимание. В наших отношениях нет ни одного проблемного вопроса. Есть, как я уже сказал, согласованные планы о том, как и какими темпами двигаться дальше.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову): После вчерашнего заявления Президента США Д.Трампа о том, что НАТО не является устаревшей организацией, видно, что американские политики часто не только противоречат друг другу или самим себе, но что и от лидера США порой исходят крайне противоречивые заявления. Есть ли у российской стороны полное понимание американской позиции по многим важным вопросам? Сложно ли заниматься дипломатией в такой ситуации?

С.В.Лавров: Дипломатия вообще не очень простой род занятий. В ситуации, когда новая Администрация США пока стремится сформулировать свои подходы к международным делам, возникают паузы в решении вопросов, которые могли быть урегулированы более эффективно при российско-американском взаимодействии. Это объективный процесс, мы здесь не пытаемся никого торопить. Задача Администрации США – сформулировать свои позиции, сформировать команду, потому что этот процесс тоже далеко не завершен в Госдепартаменте.

Помимо естественных, объективных факторов, к сожалению, влияют и субъективные обстоятельства, связанные с теми, кто хочет всячески затруднить работу Администрации Д.Трампа, в том числе по вопросам отношений с Российской Федерацией. Они хотят помешать залечивать те раны, которые были нанесены этим отношениям администрацией Б.Обамы, используют российскую карту во внутриполитической борьбе. Это прискорбно, и мы сожалеем, что так происходит, но поделать с этим ничего не можем, кроме того, что просим предъявить факты, если нас в чем-то обвиняют. Ни одного факта нет, хотя под напором противников Президента США Д.Трампа Белый дом вынужден периодически делать какие-то заявления с голословными обвинениями в наш адрес. По-моему, вчера нас обвинили на брифинге в Белом доме в том, что мы вмешивались в выборы в Черногории в прошлом году ‒ почему-то они вспомнили об этом. Также заявили, что Россия вовлечена в кампанию дезинформации с целью помочь Президенту САР Б.Асаду избежать ответственности за химическую атаку.

Мы вчера обсуждали это в т.ч. и с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном. Положение в Сирии было одной из главных тем. Как мне показалось, мы достаточно убедительно изложили ему резоны в пользу того, чтобы организовать специальное независимое исследование на основе структур, созданных в ООН, ОЗХО. Учитывая колоссальный и весьма конфронтационный резонанс вокруг того, что произошло в Сирии, мы предложили дополнить эти структуры так же инспекторами-профессионалами в этой сфере, которые были бы приглашены из западных стран, России и стран региона. Мне показалось, что Государственный секретарь США Р.Тиллерсон вполне позитивно отнесся к этой идее, пообещал проработать ее. Мы даже высказались за то, чтобы Россия совместно с США выдвинули такую инициативу. Он оказался не готов к этому, поэтому мы внесли это предложение в национальном качестве – в качестве российского предложения. Параллельно с этим процессом (по-моему, очень логичным, объективным и необходимым) вчера без каких-либо внятных консультаций США, Франция и Великобритания поставили на голосование проект резолюции, который формально был посвящен необходимости провести расследование того, что произошло. Но он был сформулирован в одностороннем пространстве и «нашпигован» требованиями исключительно к Правительству Сирии открыть доступ ко всем своим военным объектам. Каких-либо указаний на то, что необходимо расследовать место, где произошел инцидент в провинции Идлиб, там не было. На вопрос к нашим американским, французским и британским коллегам, почему они не обращают внимания на то, что надо посетить не только аэродром, который, как они подозревают, был местом, где в самолеты загружали снаряды с химическим оружием, но и само место, по которому этими снарядами был нанесен удар. Они сказали, что они не знают, кто контролирует этот район, и туда небезопасно направлять инспекторов. Это все отговорки. Все прекрасно знают, что район, куда были нанесены удары сирийской авиацией, уже шесть лет (с 2011 года) контролируется игиловцами, что в этом районе, по имеющейся информации, производилось химическое оружие, которое применялось в Ираке и Сирии. Если наши западные партнеры отказываются включить в соответствующее решение требование к тем, кто помогает экстремистам в этом районе, добиться доступа туда инспекторов, значит, они боятся установления истины.

Мы выступаем за то, чтобы инспекторы транспарентно, независимо и профессионально посмотрели на аэродром, откуда, как утверждают наши западные коллеги, были подняты в воздух самолеты с химическим оружием, чтобы инспекторы посетили и то место, куда были нанесены удары. Только такая инспекция может быть объективной. Если хотят предпринимать только односторонние шаги, значит, что-то знают. Кстати, сегодня на интернет-ресурсах Великобритании, в «Файнэншл Таймс» можно обнаружить немало свидетельств британских и других зарубежных экспертов, которые подвергают очень серьезному сомнению версию, изложенную нашими американскими коллегами в оправдание своих ударов по сирийскому аэродрому.

Нас очень тревожит такое стремление зарубежных партнеров в Совете Безопасности ООН всячески увильнуть от честного расследования этого эпизода. Сегодня в Гааге заседает во внеочередном плане Исполнительный Совет ОЗХО. Туда внесено наше предложение о формировании такой делегации на базе этой организации с привлечением дополнительных инспекторов, что необходимо, учитывая колоссальный и не очень конструктивный резонанс вокруг этой истории.

Возвращаясь к Вашему вопросу, мы философски относимся к тому, что происходит. Радости от этого не испытываем. Подтвержу, что я сказал вчера. Переговоры с Р.Тиллерсоном были небесполезные, они, по-моему, помогли американской Администрации лучше понять нашу позицию. Важно, чтобы они формулировали свои подходы к тем проблемам, по которым Россия и США могут плодотворно сотрудничать.

Вопрос: Накануне Президент США Д.Трамп, комментируя итоги визита Р.Тиллерсона в Москву, сказал, что Госсекретарь США проделал здесь колоссальную работу, но ее результаты проявятся нескоро. Каковы Ваши оценки и ощущения от визита? Далеко ли еще до нормализации наших отношений с Вашингтоном?

С.В.Лавров: Это та же тема, которая была мной затронута в предыдущем вопросе. Я уже сказал, что мне понравилось, как мы провели вчерашний день. Прежде всего, очень  важный разговор с Госсекретарем был у Президента России, который продолжался больше двух часов. Затем  наши переговоры до встречи в Кремле, после пресс-конференции. Мы, кстати, тоже еще около часа неформально поговорили о том, какие возникают возможности.

Наверное, результаты будут нескоро, но, по крайней мере, в оперативном плане мы договорились установить диалог по целому ряду важных вопросов, в том числе по инвентаризации проблем, которые были созданы предыдущей администрацией в двусторонних отношениях. Мы также договорились установить механизмы по вопросам, связанным с выполнением существующих между нами договоров в военно-политической сфере, призванных сближать или лучше понимать наши позиции по различным региональным кризисам, прежде всего, в отношении сирийского урегулирования. Еще три года назад Россия и США стремились формировать Международную группу поддержки сирийскому урегулированию. Посмотрим.

Повторю, договоренности такие в принципе достигнуты. Сейчас мы приступим к практическому формированию диалоговых механизмов. Это само по себе уже немаловажно. Всегда лучше разговаривать друг с другом, чем выступать по микрофону и рассказывать друг другу о том, что вы думаете о собеседнике, не смотря ему в глаза. Процесс небыстрый, но, по крайней мере, если то, о чем договорились в методологическом плане начнет претворяться в жизнь, это будет уже полезно.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска