31.03.1720:56

Комментарий Департамента информации и печати МИД России по итогам министерской сессии Совета НАТО

642-31-03-2017

  • en-GB1 ru-RU1

31 марта в Брюсселе состоялось заседание Совета НАТО на уровне министров иностранных дел. Созвали его досрочно, чтобы подстроиться под «загруженный график» Госсекретаря США Р.Тиллерсона. Заокеанского гостя ждали для того, чтобы совместно подтвердить прочность трансатлантической сцепки, по поводу которой с приходом новой американской администрации кое у кого возникли сомнения.

Поддержание единства в рядах многосторонней структуры тем более такой как НАТО, куда входят столь различные государства, насколько можно судить, дело непростое. Важно иметь сильный объединяющий мотив. Натовским министрам, как следует из их же комментариев, долго искать такой мотив не пришлось у них на уме всегда одно и то же: миф о «российской угрозе», клевета о «российской агрессии» и  бесконечные заклинания о необходимости ей «коллективно противостоять».

Вызвали недоумение соответствующие высказывания Госсекретаря США Р.Тиллерсона. С сожалением констатируем, что подобного рода оценки были озвучены на следующий день после заседания Совета Россия-НАТО на уровне постпредов, где, по признанию Генсекретаря альянса Й.Столтенберга, «в открытой и конструктивной обстановке» состоялось содержательное обсуждение по широкому спектру вопросов. Видимо, к последующему «ритуальному танцу» в своем, натовском, кругу данная констатация отношения не имеет.

В этой связи необходимо напомнить, что на заседании СРН в духе открытости с обеих сторон были сделаны брифинги по военным построениям России и НАТО, натовцы педалировали сюжет о «повышении предсказуемости военной деятельности», обсуждались и региональные темы. 

Возникает закономерный вопрос на какой «конструктив» в российско-натовских отношениях можно рассчитывать, когда альянс упорно продолжает действовать по старым лекалам, когда США и их союзники зациклились на наращивании своего военного присутствия на наших рубежах, оправдывая это необходимостью «сдерживания России»? Фактически нам навязывают конфронтационную парадигму отношений, основанную на логике военного противостояния. При этом не просматриваются признаки того, что альянс готов вернуться к практическому взаимодействию в сфере общих интересов, двигаться в направлении борьбы с реальными вызовами безопасности, среди которых региональные террористические угрозы.

В который раз свои идеологические догмы НАТО ставит выше реальной работы по решению глобальных проблем. Вывод один: только коренное изменение самой природы этого альянса, безнадежно увязшего в собственном прошлом, может дать шанс на перемены к лучшему в сфере обеспечения европейской безопасности.

x
x
Дополнительные инструменты поиска