21.02.1714:29

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Швеции М.Вальстрём, Москва, 21 февраля 2017 года

340-21-02-2017

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели хорошие переговоры с Министром иностранных дел Швеции М.Вальстрём.

Наши отношения, конечно же, переживают не самые лучшие времена. Причины известны, не буду их повторять. Но у нас общее мнение, которое мы сегодня подтвердили, о том, что разногласия по ряду внешнеполитических проблем не должны мешать поступательному развитию взаимовыгодных торгово-экономических и гуманитарных отношений, поощрению контактов между людьми.

Отметили, что шведский бизнес продолжает работать в Российской Федерации и наращивает свои инвестиции в нашу экономику. Здесь представлено порядка 400 компаний. Для того, чтобы поддерживать эти настроения бизнеса, мы посчитали важным возобновить работу Межправительственного наблюдательного комитета по торговле и экономическому сотрудничеству, который не собирался уже больше трех лет.

Рассмотрели ситуацию на Севере Европы и в Арктике. Подтвердили поддержку Россией и Швецией деятельности различных многосторонних форматов, включая Арктический совет, Совет Баренцева/Евроарктического региона, Совет государств Балтийского моря. Согласовали шаги, которые связаны с подготовкой к министерским мероприятиям этих структур.

Мы также убеждены, что необходимо продолжать взаимодействие по обеспечению безопасности и созданию условий для сотрудничества в регионе Балтийского моря. В интересах укрепления доверия в этом регионе прорабатываются различные инициативы, в том числе инициативы Президента Финляндии С.Нийнистё. Подтвердили нашу готовность участвовать в их реализации.

Подтвердили высокую оценку курса Швеции, равно как и Финляндии, которые привержены политике военного неприсоединения. Видим в этом один из важных залогов региональной стабильности на Балтике и в Европе в целом.

У нас состоялась дискуссия по многим актуальным вопросам международной повестки дня. Думаю, что контакты и консультации по этим проблемам мы интенсифицируем, учитывая, что Швеция стала непостоянным членом СБ ООН на 2017-2018 гг.

Мы едины в необходимости наращивать и повышать эффективность борьбы с терроризмом, более активно заниматься урегулированием конфликтов на Ближнем Востоке и Севере Африки, палестино-израильского конфликта.

Достаточно подробно обсуждали ситуацию на Украине. У нас, мы не будем этого скрывать, достаточно серьезные разногласия относительно причин внутриукраинского конфликта и того, как сейчас оценивается ситуация по обе стороны линии соприкосновения в Донбассе. Россия и Швеция выступают за полное выполнение Минских договоренностей, что лишний раз подчеркивает безальтернативность этого важнейшего документа, который, напомню, был одобрен резолюцией СБ ООН, принятой единогласно. У нас также общая надежда на то, что договоренности Контактной группы, поддержанные «нормандской четверкой», о соблюдении объявленного вчера прекращения огня будут выполняться и возобновится отвод вооружений, как об этом договаривались стороны ранее. Хотел бы также отметить позитивную, стабилизирующую роль, которую играет Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ, в составе которой работают граждане Швеции и России.

В связи с вопросами, которые Министр иностранных дел Швеции М.Вальстрём задавала относительно ситуации в Крыму, мы пригласили наших шведских коллег на официальном и неофициальном уровнях (политиков, журналистов, экспертов) посетить этот район Российской Федерации и убедиться в том, как на самом деле там обстоят дела.

В целом моя оценка состоявшихся переговоров заключается в том, что контакты полезны, закрываться друг от друга нельзя и не получится, потому что мы соседи. У нас слишком много связей в экономике и в гуманитарной сфере. Было бы обидно игнорировать это обстоятельство вопреки объективным интересам наших стран и народов. 

Вопрос (обоим министрам): Государства, претендующие на участие в процессах принятия решения по ключевым вопросам Арктики, признают юрисдикцию стран арктического региона Арктического совета, но вместе с тем лоббируют принятие такого международного договора, который открывал бы режим международного управления Арктикой. Как Вы оцениваете опасность таких усилий для Арктического совета и для арктического региона в целом? Какова позиция России и Швеции по этому вопросу?

С.В.Лавров: Принятие решений по ключевым проблемам Арктики – это прерогатива Арктического совета. Государства, которые хотят сотрудничать по арктическим делам, имеют полное право обратиться за статусом наблюдателя при Арктическом совете. Правила приглашения наблюдателей долго согласовывались в Арктическом совете. Сейчас они окончательно утверждены. Соответствующие страны и организации могут ими пользоваться, некоторые уже такой статус получили. Я не слышал о серьезных попытках лоббировать заключение международного договора по Арктике, значит, эти попытки не заслуживают нашего внимания.

В Арктическом совете разрабатываются международно-правовые, юридически обязывающие документы по ключевым вопросам обустройства этого важнейшего региона, в том числе по предотвращению загрязнений морской среды, организации сотрудничества в сфере поиска и спасения,  другим направлениям. Любые вопросы, касающиеся разграничения континентального шельфа, решаются вполне успешно в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. в рамках созданных ей механизмов.

Сегодня мы с Министром иностранных дел Швеции М.Вальстрём в очередной раз подтвердили нашу общую позицию о том, что ни в Арктике, ни в Баренцевом регионе, ни в Балтийском море нет таких проблем, которые требуют решения военными методами или путем наращивания здесь военного присутствия. Поэтому ни с точки зрения инфраструктурно-экономической, ни с точки зрения безопасности какой-либо нужды в международном договоре по управлению Арктикой я не вижу.

Вопрос: Уже несколько лет отношения между Швецией и Россией достаточно напряженные. Мы не раз слышали от представителей российских властей, что виновата в этом шведская сторона. Сейчас Министр иностранных дел Швеции М.Вальстрём  приехала сюда,  продемонстрировав  этим шагом желание вступить в диалог с Россией. Что Вы об этом думаете? Несмотря на то, что Швеция до сих пор подтверждает свое критическое отношение к действиям России, например на Украине, какие векторы российско-шведского сотрудничества Вы видите?

С.В.Лавров: Я уже касался этой темы в своем вступительном слове. Только хочу Вас поправить – мы никогда не говорили, что в нынешнем состоянии отношений виновата шведская сторона. Мы просто констатировали, что прекращение взаимодействия по целому ряду практических направлений, заморозка функционирования двусторонних механизмов была осуществлена по инициативе наших шведских коллег. Мы никого ни в чем не обвиняли, мы просто констатировали факт. Мы никогда ни на кого не обижались, потому что похожая картина у нас сложилась в отношениях с рядом других западных стран. Мы всегда говорили, что как только наши коллеги решат, что можно вернуться к сотрудничеству и к использованию тех или иных механизмов, мы будем к этому готовы. Мы видим сейчас такую тенденцию в наших отношениях с целым рядом европейских партнеров. Они заинтересованы в том, чтобы хоть и постепенно, но все-таки возвращаться к нормальным отношениям, к нормальному использованию созданных ранее и хорошо зарекомендовавших себя каналов общения по торговым, экономическим, инвестиционным и гуманитарным вопросам. Что касается причины такого переосмысления, то здесь, наверное, два главных фактора – желание все-таки поставить на первое место собственные национальные интересы и, пусть на меня никто не обижается,  пришедшее за последние несколько лет понимание того, что т.н. европейские ценности, которые исповедует нынешнее украинское руководство, совершенно не заслуживают того, чтобы ради них жертвовать национальными интересами. Повторю, что мы будем всегда готовы нормализовывать отношения, избавляться от вещей, которые были искусственно привнесены в них и тормозили их развитие.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать критические высказывания официальных властей Украины и ряда западных стран в связи с признанием Россией паспортов и других документов, выданных госорганами самопровозглашенных ДНР и ЛНР? Официальные лица МИД ФРГ, ЕС и ОБСЕ заявили, что это противоречит духу и цели Минских договоренностей. Президент Украины П.А.Порошенко заявил, что это является нарушением международного права.

С.В.Лавров: В отношении Указа Президента Российской Федерации о временном признании документов тех, кто проживает на Востоке Украины, уже многое было сказано официальными представителями Кремля, МИД России и журналистами, посвятившими много внимания этой теме в ходе новостных передач. Могу лишь подтвердить, что этот Указ действует исключительно в интересах людей и продиктован гуманитарными соображениями. Он создает условия для реализации прав и свобод человека в ситуации, когда иным способом обеспечить выполнение этих международных стандартов невозможно по причине, которую вы все хорошо знаете. Украинская власть продолжает делать все для того, чтобы максимально затруднить проживание на этих территориях и максимально усложнить реализацию неотъемлемых прав и свобод человека. Эти права трудно, а порой и невозможно, реализовать, не имея документов, которые удостоверяют личность, показывают факт рождения, женитьбы, замужества. В целом, реализация этих прав затруднена в случае, когда огромная территория с населением в несколько миллионов человек отрезана от системы записи актов гражданского состояния. Это вызвано еще и тем, что попытки некоторых жителей Донбасса получить соответствующие услуги на территории по левую сторону от линии соприкосновения становятся практически трудноосуществимыми, потому что количество пропускных пунктов мизерно, существуют огромные многокилометровые очереди, которые не могут выстаивать дети, женщины и пожилые люди. На это не раз обращалось внимание в т.ч. и со стороны ОБСЕ, но украинские власти хотят очень жестко фильтровать такой поток своих собственных граждан. Естественно, что искусственные препоны такого рода вместе с продолжающимися попытками перекрывать водное, газовое и электроснабжение, установлением в последнее время полной блокады железнодорожного движения и угрозами перекрытия автомобильного движения создают условия, при которой гуманитарная ситуация подвергает колоссальному напряжению. Тут даже и говорить не о чем, все вы об этом знаете.

Еще один немаловажный аспект, обсуждавшийся во время согласования Минских договоренностей, – это невозможность иметь доступ к банковским услугам жителям, которые находятся в Донбассе. Все эти тяготы обрушились на юго-восток Украины по одной-единственной причине - потому что жители этих регионов отказались признать госпереворот. Кстати, в отношении банковских услуг во время разработки Минских соглашений по инициативе Германии и Франции обсуждалась тема по организации мобильного банкинга. Французы и немцы вызвались решить эту проблему. Прошло уже два года, у них ничего не получилось. Это еще раз к вопросу о том, как можно воплощать в жизнь Минские договоренности.

Насчет того, соответствует ли происходящее духу и целям Минских договоренностей, скажу, что соответствует не только духу, но и букве Минских договоренностей, в которых прямо записана необходимость решить все гуманитарные проблемы этой части Донбасса. Более того, международное право не запрещает признание необходимых для реализации прав и свобод документов, выданных властями, не пользующимися международным признанием. Это закреплено в практике Международного суда и ЕСПЧ.

Для полноты картины я предложил бы просто не забывать о том, что в других регионах Украины, которые не заблокированы, в которых не создаются искусственно и намеренно невыносимые условия для жизни населения (я имею в виду Западную Украину), желающим весьма активно выдаются румынские и венгерские паспорта, польские карты поляка. Мы не слышим какой-либо негативной реакции на это.

В добавление к прозвучавшим цитатам сошлюсь на вчерашнее заявление Генерального секретаря ОБСЕ Л.Занньера, который выразил сожаление по поводу Указа Президента России. Л.Занньер заявил, что признав эти документы, российское руководство признало и лидеров вооруженных формирований провозглашенных республик, которые выдавали эти документы. Хочу разъяснить г-ну Л.Занньеру и всем, кто сокрушается по поводу якобы нарушения международного права, что признание лидеров самопровозглашенных республик было сделано с подписанием Минских договоренностей, которые были одобрены принятой консенсусом резолюцией Совета Безопасности ООН. Они признаны в качестве одной из сторон конфликта. В этом качестве они работают над реализацией Минских договоренностей. В отсутствии прогресса в решающей степени по вине украинских властей не заботиться о том, как организовать жизнь на этих территориях, они просто  не имеют права. Мы будем им в этом всячески помогать.

Вопрос: Киев заблокировал принятие заявления Председателем Совета Безопасности ООН, посвященного В.И.Чуркину. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Я представляю, как организована работа Совета Безопасности ООН. Почти не сомневаюсь, что сам Постоянный представитель Украины при ООН В.Ю.Ельченко на такую выходку не решился бы. Значит, ему приказали. Это, конечно, не по-христиански, это вообще за гранью добра и зла, но нынешняя украинская власть нас приучила к тому, что именно так кое-кто в их стране относится в т.ч. к русским и тем, кто не желает плясать под дудку неонацистов. Украинская власть не делает ничего, когда неонацисты на телеканалах, в соцсетях, на площадях не просто призывают поступать с москалями как можно более жестко, но и радуются, когда кто-то из защитников русского языка и культуры на Украине бывает убит или гибнет. В адрес людей, которые хотят помочь украинскому государству наладить нормальную жизнь, высказываются угрозы, как это произошло недавно в отношении писателя З.Прилепина. Это дико и бесчеловечно, но в отношении украинских событий это уже перестает удивлять.

Вопрос: Мой вопрос касается меня лично и моей работы в России, потому что я давно работаю здесь корреспондентом. Приблизительно год назад российские граждане на юге России напали на меня и жестко избили. Буквально недавно мы узнали, что расследование этого дела приостановлено. Какую ответственность несут российские власти в вопросе обеспечения безопасности иностранных корреспондентов, аккредитованных в России. Каким образом можно объяснить решение о приостановлении расследования? Свидетельствует ли оно о некомпетентности российских правоохранительных органов, страхе полицейских перед настоящими правителями или о том, что в России существуют «no go zones», куда журналистам лучше не соваться?

С.В.Лавров: Мне жаль, что Вы уже определили тональность того репортажа, который Вы, наверное, передадите в свое СМИ. Но смею Вас заверить, что расследование не было приостановлено. Сразу после того, как новость о том, что на группу журналистов, по-моему, из 9 человек, в которой были и Вы, совершено нападение, Москва, в том числе Кремль, сделали очень жесткое заявление о неприемлемости подобного рода правонарушений, расследование было начато и оно не было прекращено. Я искренне от имени официальных властей нашей страны еще раз сегодня приношу Вам извинения за то, что произошло. Следствие ведут очень опытные эксперты, криминалисты и мы надеемся, что виновные будут установлены и понесут заслуженное наказание. Смею Вас заверить, что российское руководство уделяет особое внимание обеспечению безопасности деятельности журналистов, где бы они ни работали. В прошлом у нас были случаи, когда журналисты поплатились жизнью, выполняя свои обязанности, в том числе в бывшей Югославии. Совсем недавно несколько таких случаев произошло на Украине. Я думаю, что дискуссии, которые сейчас идут, в частности в ОБСЕ, о необходимости обеспечивать безопасность журналистов, особенно работающих в горячих точках, вполне актуальны, и нужно добиться того, чтобы они завершились принятием какого-то кодекса, обязательного для всех государств. Конечно, от всего не застрахуешься, потому что, как показывает жизнь, профессия журналиста, как и профессия дипломата далеко не безопасна.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска