29.12.1615:21

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы информагентства «Россия Сегодня», Москва, 29 декабря 2016 года

2457-29-12-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: В Москве заявляли о поддержании Россией контактов со штабом Д.Трампа «на достаточном уровне». Продолжаются ли они, в каком формате, и какие темы обсуждаются? Изменилась ли, на Ваш взгляд, риторика Д.Трампа после победы на выборах? Началась ли проработка встречи В.В.Путина и Д.Трампа, возможен ли визит нового президента США в Москву и в какие сроки?

С.В.Лавров: Как неоднократно подчеркивал Президент России В.В.Путин, мы готовы работать с будущим Президентом США и его командой над преодолением кризиса в двусторонних отношениях, возникшего не по нашей вине. Разумеется, позитивно восприняли позицию Д.Трампа в пользу налаживания нормального взаимодействия с Россией, о чем он заявлял во время предвыборной кампании. В ходе состоявшегося 14 ноября телефонного разговора между В.В.Путиным и Д.Трампом была подчеркнута необходимость выправления нынешнего крайне неудовлетворительного состояния российско-американских связей.

Что касается контактов, то Президент России публично озвучил нашу позицию на этот счет. Мы открыты для общения в любой момент в самых разных форматах, но не форсируем события. В том числе потому, что понимаем, насколько плотно Д.Трамп в эти дни занят формированием своей администрации. Очевидно, что для него сегодня это самая важная задача.

То же относится и к организации встречи на высшем уровне, в любом случае требующей тщательной подготовки. Стоит дождаться, когда новый Президент вступит в должность 20 января 2017 г., и в полной мере заработают каналы диалога с республиканской администрацией.

Вопрос: Может ли Россия вернуться к полноформатной работе в G8 в случае улучшения отношений с США на фоне прихода к власти Д.Трампа? Или же наша страна больше не рассматривает такой формат как приоритетный и востребованный?

С.В.Лавров: В Вашем вопросе есть неточность. Не Россия покидала «восьмерку», а наши коллеги вышли из этого объединения. Но это к слову. Если говорить серьезно, то «Группа восьми» в свое время была полезным форумом для диалога. Но времена меняются.

Сегодня мы не видим необходимости в работе в рамках данного формата. Он, на наш взгляд, во многом себя исчерпал, утратил международный вес. По сути, «семерка» играет роль своего рода «междусобойчика», не поспевающего за темпом стремительно меняющегося мира. Прежде всего, имею в виду появление и укрепление новых влиятельных центров силы, без которых эффективно решать актуальные глобальные и региональные проблемы просто невозможно.

К тому же многие члены этого неформального клуба больны антироссийским синдромом. Продолжаются откровенно недружественные шаги. В ряде международных финансовых институтов, например, во Всемирном банке, участники «Группы семи» согласованно блокируют любые проекты на территории России.

Более перспективным нам представляется наращивать диалог с ведущими государствами, в том числе западными, на других, гораздо более эффективных площадках. Так, обсуждение многих ключевых вопросов современности переместилось в «Группу двадцати». Этот намного более представительный формат объединяет как развитые страны, так и государства с формирующимися рынками. Последний саммит «двадцатки» в Ханчжоу под председательством Китая подтвердил всю эффективность и востребованность этого механизма сотрудничества.

Особое значение придаем углублению взаимодействия в рамках ШОС и БРИКС. Убеждены, что совместная с партнерами работа в этих объединениях при опоре на международное право и Устав ООН не только отвечает коренным интересам наших народов, но и всемерно способствует упрочению позитивных, объединительных начал в мировых и региональных делах.

Вопрос: Пойдет ли, по Вашему мнению, американская сторона на совместные с Россией операции против «ан-Нусры» в Сирии? И готова ли на это Москва?

С.В.Лавров: С самого начала операции ВКС России в Сирии мы предлагали Вашингтону наладить максимально плотный контакт между российским и американским военными ведомствами.

Несмотря на публичные заявления Президента Б.Обамы о том, что борьба с терроризмом требует координации всех усилий, на наши конкретные предложения о сотрудничестве в США реагировали вяло и пошли только на подписание Меморандума о предотвращении инцидентов в воздухе. Уклонялись от обмена разведывательной информацией относительно координат игиловских объектов в Сирии, хотя одновременно утверждали, что мы «бьем не туда».

«Со скрипом» были запущены несколько совместных механизмов взаимодействия по Сирии. Например, с марта по июль нынешнего года проводились ежедневные видеоконференции между военными обеих стран, с мая по август в Женеве работал российско-американский Центр оперативного реагирования. Правда, наши партнеры «стеснялись» публично признавать прямое военное сотрудничество, то ссылаясь на законодательные запреты, то откровенно говоря о наличии у многих в Администрации США пережитков менталитета времен «холодной войны».

После того, как 19 сентября в результате «ошибочного» авиаудара ВВС антиигиловской коалиции во главе с США по г.Дейр-эз-Зор на севере Сирии погибло 62 сирийских военнослужащих, было фактически сорвано выполнение российско-американского соглашения о создании Совместной исполнительной группы, которая была призвана осуществлять координацию действий ВКС России и коалиции для нанесения ударов по позициям террористов в Сирии.

Обратили внимание, что Госсекретарь США Дж.Керри 18 декабря в интервью «Бостон глоуб» откровенно признал, что ответственность за провал соглашения несут члены американского кабинета, выступавшие «категорически против» (bitterly opposed) любого взаимодействия с Россией. Вы, очевидно, понимаете, кого Госсекретарь имел в виду. Поэтому от нынешней администрации было бы наивно ожидать каких-то других подходов в оставшиеся недели до окончания срока ее полномочий.

Хорошо известно также, что Вашингтон оказался не в состоянии или просто не пожелал добиваться на практике отделения «умеренной» оппозиции от террористов.

Что касается нашей работы с командой избранного Президента США Д.Трампа, то к сотрудничеству в сфере борьбы с терроризмом мы готовы. И не только применительно к Сирии.

x
x
Дополнительные инструменты поиска