24.11.1613:34

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Премьер-министра Правительства, Министром иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минем, Москва, 24 ноября 2016 года

2169-24-11-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели подробные и очень полезные переговоры с заместителем Премьер-министра Правительства, Министром иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минем.

Вьетнам – давний и надежный стратегический партнер России. У нас налажен регулярный доверительный политический диалог, в том числе на высшем уровне, что позволяет эффективно и оперативно решать задачи, которые мы совместно ставим на перспективу.

Мы предметно обсудили ключевые вопросы двусторонней повестки дня, прежде всего с учетом договоренностей, которые были достигнуты в ходе майского визита в Российскую Федерацию Премьер-министра Вьетнама  Нгуен Суан Фука и состоявшейся на прошлой неделе «на полях» саммита АТЭС встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Социалистической Республики Вьетнам Чан Дай Куанга.

Мы отметили, что, несмотря на непростую ситуацию в мировой экономике, торговый оборот между Россией и Вьетнамом растет. Реализуются согласованные сторонами приоритетные инвестиционные проекты. Полезный вклад, как мы сегодня подтвердили, в эти усилия вносит Межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, заседание которой состоялось в сентябре в Санкт-Петербурге.

У нас очень устойчивые отношения в нефтегазовой сфере. Здесь флагманом выступает совместное предприятие «Вьетсовпетро», которое отметило в августе свое 35-летие. Во Вьетнаме продуктивно работают ПАО «Газпром», ПАО «НК «Роснефть», АО «Зарубежнефть», а в России – совместные российско-вьетнамские компании ООО «СК «Русвьетпетро» и ООО «Газпромвьет».

Наше взаимодействие не ограничивается, конечно, только сферой энергетики. Есть немало заделов в промышленности, в области добычи полезных ископаемых, в транспорте, сельском хозяйстве и банковском секторе. Мы рады, что вьетнамские инвесторы активно осваивают российский рынок, создавая предприятия в наших регионах, в том числе, в Московской и Калужской областях.   

Безусловно, все формы нашего хозяйственного взаимодействия получат серьезный позитивный импульс в связи со вступлением в силу в октябре этого года Соглашения о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Вьетнамом.

Активно развиваются культурно-гуманитарные, образовательные и туристические обмены, научные связи.

Мы рассмотрели основные международные и региональные проблемы. У нас единые или очень близкие подходы к ключевым вопросам международных отношений.    

Мы сотрудничаем в формате Восточноазиатских саммитов и в контексте отношений между АСЕАН и его зарубежными партнерами, в рамках АТЭС. Отметили, что эти общие подходы зафиксированы в том числе в документах саммита Россия-АСЕАН, который состоялся в мае этого года в Сочи.

Договорились сотрудничать в связи с предстоящим в следующем году саммитом АТЭС, который пройдет во вьетнамском Дананге. Мы будем оказывать вьетнамскому председательству всяческое содействие, чтобы обеспечить преемственность и успех этого мероприятия.        

Только что мы подписали План сотрудничества между министерствами иностранных дел России и Вьетнама на 2017-2018 гг., реализация которого, безусловно, будет способствовать дальнейшей эффективной координации наших действий, в том числе в рамках ООН и других международных форумов. 

Вопрос: Вчера глава МИД ФРГ Ф.-В.Штайнмайер заявил что Германия совместно с французской стороной предложили России и Украине провести 29 ноября в Минске министерскую встречу в «нормандском формате». Была ли Москва официально информирована об этой франко-германской инициативе? Готова ли российская сторона участвовать в этой встрече?

С.В.Лавров: Мы получили письмо, содержащее это приглашение. Оно было подписано министрами иностранных дел ФРГ и Франции и датировано, если я не ошибаюсь, 18 ноября. Поступило оно только вчера.

Что касается существа дела, то 19 октября на встрече в Берлине лидеры «нормандской четверки» договорились о необходимости согласовать «дорожную карту» и утвердить ее на уровне министров иностранных дел. При этом подготовка «дорожной карты», согласование ее текста, было поручено внешнеполитическим помощникам лидеров четырех стран. Лидеры высказали пожелание, чтобы встреча министров, утверждающая «дорожную карту», состоялась до конца ноября этого года. Однако подчеркнули, что встреча ради встречи не нужна, а главное сейчас – добиться содержательного результата встречи – утверждения готовой «дорожной карты». При этом лидеры определили принципиальные ориентиры для работы над «дорожной картой». Прежде всего, речь идет о необходимости зафиксирования достигнутой еще год назад в Париже договоренности о том, каким образом вступит в силу закон об особом статусе Донбасса, необходимости обеспечения синхронного параллельного движения по вопросам обеспечения безопасности в этой части Украины и проведения политических реформ, требуемых в соответствии с Минскими договоренностями от февраля 2015 года. В ходе работы над проектом «дорожной карты» российские представители строго придерживаются этих принципиальных пониманий лидеров. Тем не менее, мы наталкиваемся на попытки отойти от этих пониманий и вновь продвигать односторонние несбалансированные подходы, опирающиеся на искаженные интерпретации Минских договоренностей. Работа из-за этого идет очень туго. Я сомневаюсь, что до 29 ноября удастся договориться по всем параметрам, хотя мы будем делать для этого все от нас зависящее, но, повторю, на основе тех пониманий, которые были достигнуты лидерами. Сохраняется достаточно серьезный риск, что все это опять может оказаться встречей ради встречи. Тем не менее, если мои остальные коллеги по «нормандскому формату» готовы пойти на такой риск, то мы поедем на встречу (в Минск) 29 ноября. Мы все присутствовали на встрече лидеров 19 октября, все помним, о чем тогда договорились. Наверное, будет небесполезно посмотреть друг другу в глаза и напомнить о тех договоренностях.

Вопрос: Министр иностранных дел Франции Ж.-М.Эйро  обвинил Правительство Сирии и союзников этой страны в использовании периода политической неопределенности в США для ведения, как он выразился, «тотальной войны». Он также заявил, что Париж будет добиваться принятия Совбезом ООН резолюции о введении санкций против правительства Сирии в связи с использованием химического оружия в этой стране. Также было объявлено о проведении в Париже в ближайшее время очередной встречи стран, которые поддерживают сирийскую оппозицию. Как Вы можете  прокомментировать такую активизацию французской стороны по сирийскому вопросу?

С.В.Лавров: У наших французских коллег много внешнеполитических инициатив, достаточно интенсивная активность на международной арене. Предлагается целый ряд конференций, встреч по ближневосточной проблематике и сирийскому урегулированию. Мы готовы поддерживать любые инициативы, которые нацелены на достижение согласия, общеприемлемых договоренностей, которые неконфронтационны. Конечно, мы слышали о предложении провести встречу стран, поддерживающих сирийскую оппозицию. Но, наверное, это  будет немного уводить нас в сторону от выполнения задачи, поставленной Советом Безопасности ООН в резолюции 2254, а именно о незамедлительном начале межсирийских инклюзивных переговоров, то есть с участием всех групп оппозиции и Правительства. Такая встреча только тех стран, которые поддерживают исключительно оппозицию, может послать этой оппозиции сигнал о том, что торопиться с началом переговоров не надо. Точно так же инициативы, нацеленные на осуждение Правительства САР, попытки его антагонизировать, изолировать от международного сообщества посылают аналогичные сигналы оппозиции, что не надо торопиться, что сейчас задействуется план «Б» и все силы брошены на то, чтобы режим был сменен. Я думаю, что это не помогает нашим общим интересам, не помогает выполнять то, о чем договаривались в Международной группе поддержки Сирии (МГПС), и самое главное, в Совете Безопасности ООН.

В том, что касается конкретно фактов применения химического оружия, мы выступаем за то, чтобы любые сведения, сообщения, подозрения незамедлительно расследовались. Имеющиеся утверждения о применении химических веществ в качестве оружия сирийским Правительством должны быть перепроверены. Они не стопроцентно доказаны. Но эксперты ООН и ОЗХО точно установили, что целый ряд оппозиционных групп применял химическое оружие. Когда в этой ситуации вместо того, чтобы заняться дополнительным расследованием всех  имеющихся сообщений говорят о необходимости осудить режим, ничего не упоминая о том, что имеются факты применения химического оружия оппозицией, это еще один сигнал той самой оппозиции, что в борьбе с режимом все средства хороши.  Поэтому надо говорить не о необходимости «тотальной войны» против режима, как это делает мой французский коллега, а все-таки о согласованных, сбалансированных, нацеленных на политическое урегулирование подходах международного сообщества. Не думаю, что  в интересах Франции противопоставлять себя этим подходам.

 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска