24.09.1612:47

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова для программы «Вести в субботу», Нью-Йорк, 24 сентября 2016 года

1734-24-09-2016

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: Хотел бы вернуться к событиям утра вторника (20 сентября), когда была встреча по Сирии. Известно, что до этого у Вас была двусторонняя встреча с Государственным секретарем США Дж.Керри. Я понимаю, что это была закрытая встреча, но, если не секрет, что Вы ему сказали? Джон, что же ты наделал, мы обо всем договорились, а вы ударили по сирийским правительственным силам?

С.В.Лавров: Они сами затрагивают эту тему. Говорят, что это ошибка и через нас приносят сирийцам извинения.

Вопрос: Приносили ли все-таки извинения Президенту Сирии Б.Асаду? «New York Times» написала, что извинились.

С.В.Лавров: Да, извинились. Ситуация немного странная. Я сказал Государственному секретарю Дж.Керри, а потом и на встрече Международной группы поддержки Сирии (МГПС), что положение в  Дейр эз-Зоре в отличие от ситуации в Алеппо, где линия соприкосновения постоянно меняется, статична уже более двух лет. Там сирийские войска находятся в окружении ИГИЛ.

Мы регулярно доставляем туда гуманитарную помощь и другие необходимые для жизни товары, сбрасывая их с самолетов. Такие же рейсы (парашютирование гуманитарного содействия) осуществляла ООН. Это известные факты. Очень трудно поверить, что разведчики коалиции, созданной США, которая работает против ИГИЛ на всей территории Сирии (именно ИГИЛ в  Дейр эз-Зоре окружил правительственные войска), могли забыть про то, кто где находится. Хотя я не хочу никого ни в чем обвинять.

Как нам сейчас сказали наши коллеги из стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), они считают, что не надо спешить с выводами относительно причин трагедии с гуманитарным конвоем, который 19 сентября вышел из Турции, а затем по нему был открыт огонь. Я уже слышал обвинения, что это сделали российские ВКС или сирийские ВВС. Мы говорили об этом с Государственным секретарем США Дж.Керри. Я сказал, что наши военные уже сделали соответствующие заявления о том, что российская авиация там не работала. Сирийская авиация работать не могла, потому что атака на конвой произошла в темное время суток, а сирийские ВВС в это время не летают, у них нет таких возможностей. Атака произошла в тот момент, когда гуманитарный груз уже разгружался в Восточном Алеппо. Наши военные специалисты также сделали ряд сообщений о том, как мы с беспилотника мониторили прохождение этого конвоя. Как мы заметили, вместе с конвоем передвигался мини-грузовик, в кузове которого находился миномёт. Не понятно, как им можно защищать гуманитарный конвой. Тем не менее, все это было сказано нашими военными. Эти материалы мы распространили в ООН для того, чтобы все получали информацию из «первых рук», а не из какой-то обсерватории в Лондоне, на которую постоянно ссылаются, как на истину в последней инстанции.

Мы напомнили нашим коллегам, что когда впервые зашла речь о реальном использовании дороги «Кастелло» для доставки гуманитарной помощи (это было 26 августа во время нашей позапрошлой женевской встречи с Государственным секретарем США Дж.Керри), в тот же день ооновцы сообщили, что на турецкой границе стоит уже опечатанный и готовый к движению гуманитарный конвой и что ООН готова его довезти до Алеппо. Сирийское Правительство подтвердило готовность сотрудничать в этом вопросе. Но в тот же день люди, которые контролируют Восточный Алеппо и называют себя «местный совет», сказали, что если этот конвой пойдет по дороге «Кастелло», то они его атакуют. После этого ООН взяла паузу, пару дней пыталась их уговорить, но этого не получилось ни в конце августа, ни в начале сентября. Я ничего не утверждаю. Просто говорю, что в отношении гуманитарных конвоев, которые пойдут по дороге «Кастелло», звучали прямые, отрытые и недвусмысленные угрозы. Сейчас необходимо провести расследование. Наверное, самый простой способ и первый необходимый шаг – предъявить снаряды, которые попали в этот конвой. Сначала была информация, что это удар из артиллерийских орудий, потом эта информация быстро исчезла. Затем стали упоминать вертолеты. По боеприпасам, думаю, все можно понять. Это также, как бывает в любой другой ситуации, это элементарно и должно быть самой первой фазой расследования. Этим, кстати, не стали заниматься те, кто расследовал катастрофу малайзийского «Боинга» в Донбассе. Поэтому я сегодня не услышал ни от кого каких-либо слов, которые поддерживали бы уже звучащие в местной прессе обвинения в наш адрес или в адрес сирийских ВВС.

Основную часть нашей работы мы посвятили тому, что необходимо спасать перемирие. Мы распространили подробное интервью, которое дал в понедельник Начальник Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации С.Ф.Рудской. Это теперь официальный документ СБ ООН, из которого ясно, какие конкретные шаги предпринимали мы, как работали с сирийским Правительством, чтобы оно соблюдало переподтвержденный режим прекращения огня. Из документа также понятно, кто его не соблюдает. Целый ряд отрядов оппозиции заявили, что они будут соблюдать прекращение огня. Тем не менее, несколько десятков групп боевиков отвергли прекращение огня, сказав, что сотрудничать не будут.

Я уже не раз приводил пример. Мы настаивали занести в террористический список группировку «Ахрар аш-Шам». Кстати, и американцы год назад за это выступали. Некоторые страны региона сказали, что она нетеррористическая, что у них нет этому подтверждений. В итоге, чтобы поскорее двигаться в урегулировании ее оставили за рамками этого списка, сохранив там только «Джабхат ан-Нусру» и ИГИЛ. Когда российско-американская договоренность была объявлена, руководство «Ахрар аш-Шам» заявило, что оно не будет ее поддерживать, потому что в ней «Джабхат ан-Нусра» помечена как террористическая структура, а на самом деле «Джабхат ан-Нусра» – это «нормальная оппозиционная организация», с которой «Ахрар аш-Шам» активно сотрудничает. Сегодня на заседании Международной группы поддержки Сирии (МГПС) я напомнил о том, что мы предлагали год назад и сказал, что нынешние заявления лидеров этой структуры, конечно, требуют вернуться к вопросу внесения ее в список террористов.

Вопрос: Стоило Вам заключить соглашение с Госсекретарем США Дж.Керри, как один из первых людей, кто выступил против, был не кто иной, как глава Пентагона Э.Картер.

С.В.Лавров: Вы знаете, что мы не вмешиваемся во внутренние дела зарубежных стран.

Вопрос: Но ведь даже в такой либеральной, вовсе не пророссийской газете «Нью-Йорк Таймс» сегодня об этом факте вспомнили первым делом. А другие наблюдатели допускают вероятность того, что американцы нанесли удар по правительственным силам Сирии не просто так, что эта такая вот «фракция партии войны».

С.В.Лавров: Наверное, есть люди, которые будут применять к произошедшему «теорию заговоров».

Вопрос: То есть Дж.Керри – голубь, а Пентагон – ястреб.

С.В.Лавров: О том, что у них между собой нет большого согласия, я тоже читаю. Мы, простите за грубое слово, «не влезаем» в их внутренние взаимоотношения, а исходим из одной простой вещи: то, что было сделано 9 сентября в Женеве, о чем мы договорились с Госсекретарем США Дж.Керри с участием наших военных, представителей спецслужб, было сделано в точном соответствии с тем, о чем договорились президенты В.В.Путин и Б.Обама за три дня  до этого в Китае, когда они встретились и провели пару часов вместе с нами и другими помощниками, согласовывая принципы, которые должны лечь в основу договоренностей. Нам в Женеве оставалось положить все на бумагу, хотя это было непросто – это заняло 16 с лишним часов. Тем не менее, это было сделано по прямому указанию двух президентов, включая Президента Б.Обаму, верховного главнокомандующего вооруженными силами США. Я исхожу из того, что все, кто имеет какое-либо отношение к военным вопросам в США из официальных структур, должны выполнять приказы верховного главнокомандующего.

Вопрос: Тогда два последних уточнения по сирийскому треку. Нет ли опасности того, что уйдет Б.Обама (ему ведь недолго осталось), и все эти договоренности превратятся в пыль?

С.В.Лавров: Нет, таких обсуждений у нас не велось. Мы занимаемся не гаданием на кофейной гуще, а конкретным делом. Есть договоренность двух действующих президентов, ее нужно выполнять.

Вопрос: Перемирие сейчас, строго говоря, сорвано. Можно ли по новой начинать отсчет?

С.В.Лавров: Как я уже сказал, мы распространили документ Генштаба Министерства обороны Российской Федерации, где подробно описывается, почему нынешняя ситуация делает эти договоренности в целом бессмысленными.

Но мы не хотим, чтобы сейчас там разразилась полномасштабная гражданская война. С таким трудом удается ее хоть как-то сдерживать в определенных районах, где-то все-таки теснить террористов. Потерять все это было бы неправильным.

Я не могу не подчеркнуть то, о чем сегодня сказал на заседании МГПС. Если опять все будет сводиться к просьбам об односторонних шагах со стороны ВКС России и ВВС САР, дескать, дайте еще паузу на 3-4 дня, и тогда мы убедим всех оппозиционеров, что это серьезно, что они должны отмежеваться от «Джабхат ан-Нусры», то эти разговоры больше не будут восприниматься нами всерьез. Мы уже несколько раз за прошедшие месяцы шли навстречу, объявляли по согласованию с американцами паузу вокруг Алеппо и в 48 часов, и в 72 часа, каждый раз убеждаясь, что эти паузы были использованы для того, чтобы подкрепить живой силой, провиантом и оружием боевиков, в том числе, нусровцев.

Поэтому сейчас можно говорить о реанимации перемирия исключительно на коллективной основе, когда не мы должны кому-то что-то доказывать в одностороннем порядке, а когда нам должны доказать, что речь идет об искреннем желании отделить оппозиционеров, которые сотрудничают с американской коалицией, от «Джабхат ан-Нусры», затем добить ее, а оппозиционеров сделать частью политического процесса. Если нам этого не докажут, то у нас укрепляются подозрения, что все это затеяно для того, чтобы вывести «Джабхат ан-Нусру» из-под удара. В последние дни, вместо отмежевания оппозиционных групп от этой структуры, мы наблюдаем, как это было сказано в заявлении ГШ МО России, слияние оппозиционных группировок. Я уже упоминал «Ахрар аш-Шам», многие другие тоже считают, что они ближе к террористической организации.

Выход вижу только в честной совместной работе, когда все будут исполнять договоренности о перемирии, а не выдвигать односторонние требования кому-то сделать «жест доброй воли» в надежде на то, что это потом окупится.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска