11.03.1614:37

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел КНР Ван И, Москва, 11 марта 2016 года

456-11-03-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень содержательные переговоры в атмосфере взаимного доверия, которая присуща нашему двустороннему диалогу. 

Подтвердили высокую оценку достигнутого уровня российско-китайского сотрудничества, который, по общей оценке, является наилучшим за всю историю наших отношений. Обсудили график политических контактов, включая ход подготовки предстоящего в этом году визита в Китайскую Народную Республику Президента Российской Федерации В.В.Путина. Главы государств смогут также обсудить двусторонние вопросы и взаимодействие в международных делах «на полях» саммита «Группы двадцати», который состоится в китайском городе Ханчжоу в сентябре этого года. На конец года намечен визит в Россию Премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна для участия в очередной 21-й регулярной встрече глав правительств России и Китая.

Мы предметно обсудили целый ряд актуальных вопросов двусторонней международной повестки дня. Отметили, что в нынешней нестабильной обстановке в мире особое значение имеет укрепление взаимодействия между нашими странами по широкому спектру ключевых глобальных региональных проблем.

Тесное российско-китайское сотрудничество – это важный фактор обеспечения сбалансированного развития современной системы международных отношений с опорой на международное право, центральную роль ООН и гарантия поиска оптимальных путей урегулирования кризисных ситуаций. Из числа таких ситуаций приоритетное внимание мы уделили положению на Корейском полуострове. С обеих сторон подтвердили последовательную линию на отстаивание режима нераспространения и непризнание ядерных амбиций Пхеньяна. Россия и Китай выступают за принятие таких мер, которые, с одной стороны, препятствовали бы дальнейшему развитию северо-корейских ракетных ядерных программ, а с другой – не вели бы к нарастанию напряженности в регионе, не перекрывали бы возможность политико-дипломатического урегулирования и не использовались бы в качестве предлога для опасного дестабилизирующего «накачивания» в регион вооружений, включая планы создания здесь системы противоракетный обороны. Мы считаем, что важную роль в продвижении именно такого подхода призвана сыграть принятая 2 марта резолюция 2270 СБ ООН, которая носит весьма жесткий характер, посылая очень жесткий сигнал Пхеньяну, но одновременно не дает кому бы то ни было «карт-бланш» на изоляцию и «удушение» КНДР, оставляя открытой дверь для возобновления переговоров. Рассчитываем, что северокорейская сторона сделает надлежащие выводы, прислушается к требованиям СБ ООН и вернется в конечном итоге за стол переговоров на основе Совместного заявления участников шестистороннего процесса от 19 сентября 2005 года.

У нас совпадение подходов и в отношении ситуации в Сирии. Мы рассмотрели, как она развивается после вступления в силу режима прекращения боевых действий. Все стороны должны соблюдать свои обязательства по соответствующей резолюции СБ ООН. Рассчитываем, что этому будут способствовать возобновляющиеся в Женеве переговоры между сирийским Правительством и оппозицией, которая должна быть представлена всем спектром оппозиционных сил, естественно, политической патриотической направленности за исключением террористов, которые не подпадают под режим прекращения огня.     

Мы также рассмотрели ход выполнения Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию проблемы вокруг иранской ядерной программы, который был одобрен СБ ООН по инициативе «шестерки», в которую входят Китай и Россия.

Рассмотрели ситуацию вокруг Афганистана с точки зрения прекращения там рецидивов кровопролитного конфликта и налаживания мирного процесса национального примирения.       

Мы условились продолжать наращивать взаимодействие по линии ООН, БРИКС, ШОС, РИК (Россия, Индия, Китай) и в других многосторонних форматах.

Все это отражено в Плане консультаций между внутриполитическими ведомствами России и Китая, который мы только что подписали. В нем запланировано около 50 раундов консультаций на уровне заместителей министров и директоров департаментов. Это самый насыщенный документ такого рода, который существует в России с любым из наших партнеров. Помимо консультаций он предусматривает и другие совместные мероприятия, включая обмен группами молодых дипломатов для проведения взаимных стажировок, совместные семинары, командирование слушателей на обоюдной основе по линии дипломатических академий наших внешнеполитических ведомств.

Уверен, что итоги сегодняшних переговоров пойдут на пользу дальнейшему углублению нашего многопланового сотрудничества.

 

Из ответов на вопросы:

Вопрос (адресован обоим министрам): Как вы прокомментируете процесс сопряжения Экономического пояса «Шелкового пути» и ЕАЭС? Есть ли уже какие-либо результаты? Каковы проекты и планы на будущее сотрудничество?

С.В.Лавров: Эта инициатива была зафиксирована в совместном заявлении Президента России В.В.Путина и Председателя КНР Си Цзиньпина 8 мая прошлого года, когда они встречались в Москве накануне мероприятий, посвященных 70-летию Великой Победы. В соответствии с этой инициативой создан двусторонний механизм на уровне экспертов, который творчески прорабатывает конкретные пути и варианты продвижения такого взаимодействия. Кроме того, мы не ограничиваемся только форматом Евразийский экономический союз – Экономический пояс «Шелкового пути», прорабатываемым по линии наших межведомственных коллективов. Считаем, что наличие в этом регионе таких перспективных объединений, как Шанхайская организация сотрудничества, уделяющей большое внимание экономическим инфраструктурным аспектам развития этого региона, как АСЕАН, которая все теснее взаимодействует с ШОС, позволяет вести речь о более широком подходе к продвижению задач и выстраиванию единого,  комфортного для всех экономического пространства на большом Евразийском континенте. Эта работа продвигается, и я уверен, что к очередной встрече наших руководителей им будут доложены достигнутые на данный момент результаты, и мы получим дополнительные указания о том, как действовать дальше.

Вопрос (адресован обоим министрам): Несмотря на довольно жесткую резолюцию Совета Безопасности ООН в отношении КНДР, Северная Корея активизировала запуски ракет. Прозвучали заявления руководства страны, что КНДР готова установить на ракеты малой дальности ядерные заряды. Можно ли говорить о том, что резолюции Совета Безопасности ООН не работают? Какие конкретные меры Китай и Россия готовы предпринять для реализации резолюции и дальнейшего давления на Северную Корею? Каким образом Китай намерен одновременно продвигать идею безъядерного статуса Корейского полуострова и перехода от перемирия к миру, учитывая тесную связь КНР и КНДР? Какая реакция последует со стороны Москвы и Пекина, если США разместят систему ПРО THAAD в Южной Корее?

С.В.Лавров (отвечает после Ван И): Я согласен с тем, что сказал мой коллега. Резолюция 2270 Совета Безопасности ООН подлежит безусловному выполнению. Мы видим и слышим заявления северокорейского руководства о том, что эта резолюция не остановит КНДР в его стремлениях защитить родину, создать ядерное оружие, которое будет установлено на носители, и начать войну практически со всеми, кто «обижает» Пхеньян. Мы считаем, что такое поведение является безответственным, что все требования Совета Безопасности ООН, заключенные в принятых на сегодня резолюциях, являются абсолютно оправданными и обоснованными, и их необходимо неукоснительно выполнять. Рассчитываем, что твердая реакция мирового сообщества будет воспринята в Пхеньяне как сигнал к тому, что больше подобных авантюр быть не должно. Северокорейской столице должно быть по крайней мере ясно, что выгораживать КНДР за подобные авантюры никто не собирается.

Как нами уже было сказано в ходе вступительных слов и сейчас в ходе ответа на этот вопрос моего коллеги Министра иностранных дел КНР г-на Ван И, мы добились того, что эта резолюция не является некой «carte blanche» на удушение и изолирование КНДР и нанесение ущерба социально-экономическому положению населения этой страны. Кроме этого, резолюция оставляет дверь открытой для возобновления переговоров. Более того, она стимулирует их возобновление.

При всех неприемлемых действиях и авантюрах в ракетно-ядерной области у КНДР есть законные интересы в сфере безопасности. Тема мирного договора, о которой сейчас говорилось, конечно, остается на столе переговоров. Мы заинтересованы в том, чтобы в комплексе с реальным прогрессом в сфере денуклеаризации Корейского полуострова шел предметный разговор о прочном, устойчивом и мирном статусе урегулирования всех проблем в этом регионе. Мы готовы вносить в решение этой задачи свой вклад. Еще на ранней стадии в рамках шестистороннего процесса было сформировано несколько рабочих групп, одна из которых была посвящена вопросам создания обстановки мира и безопасности в Северо-Восточной Азии (СВА). Эту группу возглавляет Российская Федерация. Мы уже достаточно давно предлагаем нашим партнерам не держать этот механизм в нерабочем состоянии и начать консультации, пусть пока неофициальные и на экспертном уровне. Необходим диалог на тему путей обеспечения безопасности в СВА. Мы это ощущаем, и в этом вопросе у нас есть понимание наших китайских друзей.

Г-н Ван И затронул вопрос санкций. Санкции, которые принимает Совет Безопасности ООН, являются выверенными и единственными легитимными инструментами принуждения с точки зрения современного международного права. Мы считаем, что делу сохранения наших коллективных подходов и единству по многим вопросам не помогает, когда некоторые наши, прежде всего, западные партнеры дополняют многосторонние меры воздействия на ту или иную страну, согласованные после кропотливой работы по линии Совета Безопасности, новыми односторонними санкциями. Рассчитываю, что односторонние санкции, которые были введены США и некоторыми их союзниками в регионе сверх санкций Совета Безопасности ООН, не будут использоваться, чтобы полностью изолировать КНДР и тем самым спровоцировать срыв любых перспектив возобновления шестисторонних переговоров. Повторю, здесь очень важен баланс твердости и жесткости в предотвращении новых авантюр и недопустимости перекрытия любых возможностей возобновления переговоров.

Что касается ПРО, то у нас с Китаем единая позиция по этому вопросу, которую мы будем отстаивать на международных форумах – в ООН и в других профильных форматах. Мы считаем принципиально важным не прятаться за объяснения, что планы связаны с авантюрами КНДР. Вынашиваемые США вместе с Республикой Корея планы превосходят по масштабу любые мыслимые угрозы, которые могут исходить со стороны КНДР, даже с учетом нынешних действий Пхеньяна. То же самое можно сказать и о планах относительно другого сегмента глобальной ПРО США – европейской системы ПРО (ЕвроПРО). Эти планы ни в коей мере не соразмерны с теми угрозами, которые изначально заявлялись американцами в качестве причин создания ЕвроПРО.

На обоих этих направлениях мы будем показывать абсолютную неоправданность подобных планов, грозящих нарушить и нарушающих глобальный паритет и стратегическую стабильность. Мы будем вызывать наших американских партнеров на честный и откровенный разговор, потому что такие отговорки, что есть Иран (хотя иранская ядерная программа уже урегулирована) и КНДР не годятся для серьезного диалога.

Вопрос: Как отразится на новом раунде межсирийских переговоров, по словам специального посланника ООН по Сирии С. де Мистуры намеченном на 14 марта, отсутствие курдов из Партии демократического союза под предводительством С.Муслима? Принимается ли во внимание позиция участников Сирийского демократического совета во главе с Х.Манаа, которые сказали, что выйдут из переговоров в качестве протеста?

С.В. Лавров: Мы твердо и последовательно выступаем за безусловное соблюдение условий начала и проведения межсирийского диалога, которые закреплены в резолюциях Совета Безопасности ООН. Это предполагает обеспечение по-настоящему инклюзивного представительства оппозиционных сил, включая участников встреч, которые состоялись между оппозиционным группировками в Москве, Каире и Эр-Рияде, где состоялась последняя встреча. Также были встречи в Астане, проходили встречи внутренней оппозиции на территории Сирии. Все это, согласно решениям Совета Безопасности ООН, должно быть учтено при формировании делегации оппозиции. Попытки презентовать любую из этих групп как единственную или главную группировку на переговорах с Правительством Б.Асада не соответствуют требованиям указанных резолюций, тем более когда та или иная группировка называет себя каким-то «Высшим комитетом по переговорам». Это не очень скромно, и, главное, что такие действия расходятся с теми критериями, которые зафиксированы в Международной группе поддержки Сирии и в Совете Безопасности ООН.

Когда мы общаемся с нашими партнерами в регионе и с теми, кто поддерживает эту группировку оппозиционеров или, как они сами себя называют «Высший комитет по переговорам» (кстати, в этой группировке – все эмигранты, там нет никого, кто в последние годы находился бы в Сирии, все живут за границей на вспомосуществование своих внешних спонсоров), они в беседах сами признаются, что эта группировка контролирует через лояльных ей полевых командиров около 5 процентов сирийской территории. Курды, включая Партию демократического союза (ПДС) во главе с С.Муслимом, контролируют, по общему признанию, минимум 15 процентов той территории, где они проживали в мирное время. Сейчас, когда эти курды являются союзниками американской коалиции и Российской Федерации в борьбе против ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры», они объективно укрепили свое влияние «на земле», свои позиции. Начало переговоров без участия этой группы, как и всех других групп, о которых я упомянул, является проявлением слабости со стороны международного сообщества, потому что только турки блокируют приглашение курдов, а конкретно Партию демократического союза. Турция – единственная страна, которая, судя по ее последним действиям не только в Сирии, но и в диалоге с Евросоюзом рассчитывает и впредь действовать исключительно ультиматумами, независимо от того, какая тема обсуждается между Анкарой и ее партнерами. Все остальные участники МГПС однозначно выступают за необходимость участия курдов с самого начала переговорного процесса. Убежден, что С.де Мистура должен принять соответствующие решения. Это его ответственность как представителя Генерального Секретаря ООН. Мы с ним регулярно контактируем и доводим до него нашу твердую позицию. Буквально вчера мы сделали это в очередной раз. Рассчитываем, что будут сделаны правильные выводы не потому, что мы этого хотим, а потому что этого требуют резолюции Совета Безопасности ООН.

Иногда приходится слышать такой аргумент, что возможно и целесообразно подключение курдов на втором этапе переговорного процесса, когда уже будет обсуждаться конституционная реформа. Напомню, что в соответствии с договоренностями, закрепленными в Совете Безопасности ООН, первый этап переговоров будет посвящен формированию правительства – такой «управляющей структуры», которая должна быть сформирована Правительством САР и всеми оппозиционерами. Она будет готовить конституцию, а затем проводить выборы. Если формировать такую временную совместную правительственно-оппозиционную управляющую структуру (как бы в конечном итоге она ни называлась) без курдов, то это уже будет серьезнейшим ущемлением прав большой и значимой группы населения Сирии. На совести продвигающих такой подход будет оставаться очень тревожная перспектива, что подобное исключение курдов из процесса с самого начала будет подпитывать в их рядах только настроения тех сил, которые предпочитают оставаться не в рамках Сирии, а думать об отделении. Не думаю, что это было бы в чьих-то интересах. Допускать, чтобы капризы одного участника МГПС и его ультиматумы создавали подобные риски и угрозы, недопустимо. Я убежден, что все это прекрасно понимают. По крайней мере, у наших американских партнеров, которые на поле боя против террористов являются, как и мы, союзниками курдов, включая ПДС, такое понимание присутствует. Главное, чтобы это понимание сопровождалось еще и политической волей воздействовать на одного из своих союзников.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска