4.03.1613:43

Выступление заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова на конференции «Дни безопасности ОБСЕ: укрепление связи между национальным и региональным реагированием в контексте миграции и безопасности», Рим, 4 марта 2016 года

418-04-03-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые дамы и господа,

Рассматриваем сегодняшнюю конференцию, проводимую по инициативе уважаемого Генерального секретаря Л.Заньера, как важный и своевременный шаг на пути повышения внимания ОБСЕ к миграционному кризису в Европе, анализа возникших проблем и выработки конкретных предложений по максимально эффективному задействованию потенциала Организации для содействия государствам, столкнувшимся с беспрецедентным наплывом мигрантов и беженцев из государств Ближнего Востока и Северной Африки. По сути, в ОБСЕ это первая попытка открыто посмотреть на данную проблему в широком ракурсе. С учётом всеобъемлющей концепции безопасности ОБСЕ и межизмеренческого характера темы миграции Организация имеет определённый потенциал  в разрешении современного миграционного кризиса в Европе. Поэтому давайте постараемся сегодня совместно, как говорят в России, «копнуть поглубже» и, соответственно, сформировать общую картину.

Мы внимательно следим за складывающейся по сути критической ситуацией, связанной с наплывом беженцев на европейский континент, и, как и наши партнёры по региону, серьёзно обеспокоены.

Считаем, что нынешний миграционный кризис по многим своим проявлениям фактически уже приблизился к гуманитарной катастрофе. Речь, в первую очередь, идёт об обострении социально-экономических проблем. Одновременно серьёзно выросли взаимная нетерпимость, шовинизм и ксенофобия. Согласно данным Еврокомиссии, среди всех форм дискриминации в ЕС наиболее распространенной во всех без исключения государствах-членах является дискриминация на почве этнического происхождения. В целом по странам Евросоюза именно эти мотивы лежат в основе 64 % случаев нарушения принципа равенства. Под видом беженцев в европейские страны проникают сотни, а возможно и тысячи экстремистов и, как вы прекрасно понимаете, не с самыми добрыми намерениями. В этом разрезе стоит со всей серьёзностью воспринимать появившиеся от соответствующих спецслужб сообщения о беженцах, уличенных в связях с террористами. Существенно вырос уровень преступности, число случаев насилия, включая сексуального характера (пример - известные события в Кёльне в канун Нового года). Возникла угроза вспышек инфекционных заболеваний. Остро проявились экономические проблемы, когда многие беженцы не стремятся к реальной интеграции в общество, а хотят только получать пособия, либо, напротив, дешёвый труд мигрантов вытесняет местную рабочую силу.

Не случайно поэтому 15 января в Брюсселе на пресс-конференции, посвящённой итогам 2015 г., Председатель Еврокомиссии г-н Ж.-К.Юнкер подчеркнул, что Евросоюз движется от миграционного кризиса к «колоссальному кризису доверия к евроинтеграционному проекту».

Причин возникновения нового миграционного потока, своего рода очередного переселения народов, достаточно много, и они тесно связаны между собой. Но главным, своего рода, «детонатором», обрушившим лавину беженцев и мигрантов на казалось бы благополучные страны Западной, Северной и Центральной Европы, стало безответственное силовое вмешательство определённых держав во внутренние дела суверенных государств Ближнего Востока и Северной Африки в целях их дестабилизации и смены неугодных правительств. Итоги всем хорошо известны - подрыв экономик, разрушение социально-экономической инфраструктуры и т.д. Безуспешные попытки пересадить модельные, западные образцы демократии в совершенно неподготовленную социальную среду привели к разрушению целых государств, превратили огромные территории в зоны постоянных военных действий. В странах, которые покидают коренные жители, резко деградирует человеческий капитал, и как результат - тают перспективы развития. На смену «арабской весне» быстро пришла «исламистская осень».

На этом фоне вызывает обеспокоенность позиция ключевых государств Европы и США, безответственная политика которых в значительной степени предопределила развитие ситуации в ближневосточном регионе по наихудшему сценарию. И если в своей политике в Восточном и Южном Средиземноморье европейцы в основном шли в кильватере Вашингтона или, как минимум, действовали совместно, то теперь они остались один на один с возникшими последствиями своих действий. При этом, оказавшись на пороге миграционного коллапса, они пока так и не пришли к единому решению по поводу путей выхода из созданного их же руками положения.

Однако, помимо искусственно созданных, есть причины и более фундаментального характера, которые набирали силу давно, но были многократно усилены разрушением государственного устройства стран Средиземноморья.

В экономическом плане это бедность, безработица (особенно среди молодежи), неравномерное распределение богатства между различными странами и регионами, существенные диспропорции в уровне жизни, социально-экономическом, образовательном, научном и духовном развитии обществ целых континентов. По данным Программы развития ООН, разница в ВВП между пятью самыми богатыми и пятью самыми бедными странами мира увеличилась с 30 раз в 1960-х гг. до более чем 70 раз в 2000-х.

Нельзя забывать и о диспропорциях в демографическом развитии индустриально развитых и развивающихся государств, во многом определяющих направление основного вектора миграционных потоков. Колоссальный рост рождаемости в странах Ближнего Востока, Азии и Африки проходит при практически «нулевом приросте» в Европе, чьё население стареет. В следствие чего количество мигрантов в ближайшие десятилетия, по прогнозам учёных-демографов, вырастет в разы.

Наконец, свой вклад в рост миграции вносят и современные технологии, прежде всего интернет и мобильная телефония. Люди в «странах исхода» получили возможность «видеть мир вокруг себя» и просто стремятся к лучшей жизни. Неведомые «заморские земли» в одночасье стали для них ближе и доступнее. Маршруты туда - проще и понятнее.

Итог известен: только в 2015 г. в странах-членах ЕС подано 1,3 млн. ходатайств о предоставлении убежища. При этом было зарегистрировано 1,04 млн. попыток нелегального въезда. Основным маршрутом оставалось Восточное Средиземноморье. На греко-турецкую границу пришлось 880 тыс. пересечений. Второй по интенсивности маршрут нелегальной миграции– Центральное Средиземноморье. С территории Ливии в Италию по морскому пути перебралось порядка 120 тыс. человек

Однако предпринимаемые Евросоюзом меры по управлению миграционным кризисом пока носят паллиативный, фрагментарный характер. Согласованные решения реализуются далеко не в полной мере и к качественному исправлению ситуации не приводят. Нет чёткой общей политики.

В этих условиях страны-члены ЕС все больше идут по пути принятия самостоятельных мер на национальном уровне, направленных на ужесточение миграционной политики, введение ограничений на внутришенгенских границах, укрепление контроля на внешней границе ЕС, что автоматически негативно сказывается на соседних странах.

В то же время осознание необходимости комплексного, скоординированного подхода к этой беспрецедентной проблеме постепенно приходит. Всё чаще слышны здравые призывы перейти от «режима реагирования» к выработке общей стратегии управления массовыми миграционными потоками. Необходимо создавать условия нормальной жизни в тех странах, откуда идут миграционные потоки, помогать возрождению экономики этих стран, достижению мирных договорённостей там, где идут конфликты.

Мы стоим перед необходимостью поиска оптимальных, экономически, социально и политически выверенных решений проблем в области миграции, в том числе в рамках принятых международных обязательств - и в гуманитарной сфере, и в области безопасности.

Во-первых, как представляется, не должен подвергнуться эрозии режим международной защиты беженцев, основой которого являются Конвенция ООН о статусе беженцев 1951 года и Протокол 1967 года. Даже в условиях массового экстренного прибытия людей важно не допустить «размывания» института убежища. Мы хотели бы рассчитывать, что наши европейские партнёры будут действовать в строгом соответствии с международным правом.

Во-вторых, необходимо создать дополнительные каналы законной миграции, наладить механизмы реадмиссии. При этом необходимо четко проводить различие между беженцами по смыслу упомянутых Конвенции и Протокола, и нелегальными экономическими мигрантами, которые попросту пользуются сложившейся ситуацией.

В-третьих, должен быть установлен надлежащий контроль за миграционными потоками. Необходимо сделать все, чтобы исключить возможность для проникновения в европейские страны террористов вместе с людьми, действительно нуждающимися в помощи.

В-четвёртых, должно быть налажено взаимодействие со всеми странами Средиземноморья, направленное, прежде всего, на противодействие терроризму.

В-пятых, т.н. принимающим государствам должно оказываться содействие в плане соблюдения прав человека, беженцев и мигрантов.

У России в силу известных причин имеется солидный опыт по решению различных вопросов, связанных с миграционными процессами. Мы готовы им поделиться с нашими коллегами по ОБСЕ. В настоящее время на территории нашей страны находится порядка 10 млн. иностранных граждан, из которых более 2,5 млн. являются выходцами с Украины, в частности почти 2 млн. беженцев с Юго-Востока.

В июне 2014 г. после начала боевых действий в Донбассе в Ростовскую область ежедневно бежало  порядка 8,5 тыс. человек. Более половины из них - дети. Для их приёма в 76 российских регионах были сформированы 1002 пункта временного пребывания, предусматривавших питание и медицинское обслуживание. Детям проводили диспансеризацию, делали прививки. Самолётами, поездами и автоколоннами беженцев переправляли вглубь страны. К началу учебного года для детей беженцев были подготовлены места в школах и детских садах. Одновременно в срочном порядке были переработаны административно-правовые акты о представлении беженцам убежища.

Сейчас украинским мигрантам также оказывается содействие в вопросах оформления их законного пребывания в России и неограниченного перемещения на ее территории. Кроме того, Федеральной миграционной службой была введена система т.н. трудового патента для граждан стран, имеющих с Россией безвизовый режим, что позволило существенно снизить процент осуществляющих незаконную трудовую деятельность. При этом эффективная система охраны госграницы исключает возможность проникновения на российскую территорию людей без официальных документов.

Вне всякого сомнения, наиболее подходящей международной площадкой для взаимодействия по проблематике миграции, по нашему твердому убеждению, является Организация Объединенных Наций. На ооновской площадке уже много лет работают специализированные структуры, каждая из которых вносит свой вклад в решение соответствующих вопросов миграционной проблематики.

И всё же, по нашему убеждению, и ОБСЕ с её экспертным потенциалом и развитым инструментарием не должна оставаться в стороне от работы на миграционном треке.

Отправной точкой могло бы стать проведение силами Департамента по транснациональным угрозам Секретариата ОБСЕ всестороннего анализа ситуации на внутренних и внешних границах Евросоюза с выработкой соответствующих рекомендаций. Возможно, стоит более активно задействовать в этих целях функционирующую с 2006 г. Сеть национальных координационных пунктов ОБСЕ по вопросам безопасности границ и пограничного режима.

Ожидаем вклад в эту работу Центра по предотвращению конфликтов Секретариата, а также Верховного комиссара по делам национальных меньшинств, которые в соответствии со своими мандатами должны оценивать риски потенциального возникновения конфликтных и кризисных ситуаций, вырабатывать рекомендации заинтересованным государствам-участникам.

Такой институт ОБСЕ, как Бюро по демократическим институтам и правам человека с его авторитетными экспертами, незаменим для анализа ситуации в области соблюдения основных свобод и прав человека в странах транзита и назначения беженцев. Бюро могло бы также проанализировать и высказать рекомендации по совершенствованию или адаптации к современным реалиям законодательства стран ЕС в миграционной сфере, разработке единых алгоритмов мониторинга проявлений этнической и расовой нетерпимости. Работа с указанным правочеловеческим «недугом» по линии евроинститутов фактически так и не вышла из стадии проведения «первичной диагностики».

Опыт трёх личных представителей Действующего председателя ОБСЕ по борьбе с антисемитизмом, расизмом, ксенофобией и дискриминацией христиан и мусульман крайне востребован в условиях привнесения мигрантами отличных от европейских стран культуры, традиций, религиозных убеждении, представлений о правах человека, месте женщин в обществе. Их интеграция в культурную и социальную среду Европы крайне затруднительна, а без продуманной стратегии и чёткой системы её реализации просто невозможна. Остро в этой связи стоит и проблема антисемитизма. По данным Агентства ЕС по основным правам человека, каждый пятый представитель еврейских общин в ЕС на протяжении последнего года становился объектом расистских высказываний; 46 % рассматривают себя в качестве потенциальной мишени преступлений на почве этнической ненависти; 33 % опасаются стать жертвой актов физического насилия. При этом свыше половины жертв антисемитизма в есовских странах не обращались в полицию из-за опасений дальнейших преследований.

Очевидна и востребованность деятельности Офиса Спецпредставителя и координатора ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми. Женщины и дети являются самыми уязвимыми группами беженцев. По статистика Европола, более 10 тыс. детей мигрантов, прибывших в Европу без сопровождения взрослых, пропали без вести за последние два года. Многие из них весьма вероятно стали жертвами сексуальной эксплуатации или рабского труда.

В случае необходимости Постоянный совет ОБСЕ мог бы принять консенсусное решение 57-ми государств-участников о направлении в те страны Европы, где кризис проявляется наиболее остро, миссий по установлению фактов или учредить полевое присутствие.

Важно также, чтобы ОБСЕ активизировала взаимодействие со средиземноморскими партнёрами по сотрудничеству - Алжиром, Египтом, Израилем, Иорданией, Марокко и Тунисом. Эти страны принимают на себя основной удар в плане наплыва беженцев из затронутых кризисами стран региона. Средства имеющегося Фонда партнёрства можно было бы направить на проведение соответствующих конференций и тренингов по повышению потенциала правоохранительных органов.

Со своей стороны готовы принять самое активное участие в детальной проработке указанных предложений с исполструктурами ОБСЕ, прикомандировать авторитетных экспертов.

Закончить своё выступление хотел бы приглашением всем государствам-участникам ОБСЕ объединить усилия. Повторю: для решения проблем беженцев необходимо достижение устойчивого политического урегулирования текущих конфликтов с учётом законных интересов всех вовлечённых сторон, оказание помощи в экономическом восстановлении пострадавших государств и обеспечении базовых потребностей их населения. В той же мере, как нам нужен единый фронт борьбы с международным терроризмом, столь же необходимы совместные стратегия и действия в решении миграционной проблемы.

Благодарю за внимание!

 

x
x
Дополнительные инструменты поиска