20.02.1616:24

Ответ официального представителя МИД России М.В.Захаровой на вопрос агентства ТАСС относительно неверных интерпретаций резолюции Совета Безопасности ООН 2231

321-20-02-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Как Вы могли бы прокомментировать появившиеся в некоторых зарубежных СМИ интерпретации резолюции Совета Безопасности ООН 2231, регламентирующей порядок поставки Ирану продукции военного  назначения?

Ответ: Вслед за недавно состоявшимися в Москве российско-иранскими переговорами, в ходе которых обсуждались возможности модернизации иранских вооруженных сил при содействии России, в ряде СМИ появились комментарии, вводящие читателей в заблуждение.

Утверждается, будто бы до сих  пор сохраняется установленный Советом Безопасности ООН запрет на поставки в Иран вооружений и военной техники и что это оружейное эмбарго установлено резолюцией 2231, принятой в поддержку СВПД. Это не так. Резолюция 2231 предусматривает именно разрешительный порядок поставок Ирану продукции военного назначения путем получения согласия СБ ООН. Данное правило установлено на период до 2020 года.

Западные коллеги преднамеренно замалчивают то, что никаких прямых запретов на сотрудничество с Ираном в области ВТС, которые существовали в пору уже «канувшего в лету» санкционного режима, больше нет. Например, это касается поставок в Иран вооружений по семи категориям регистра ООН обычных вооружений (боевые танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы большого калибра, боевые самолеты, боевые вертолеты, военные корабли, ракеты и ракетные системы).

Если в Совете Безопасности ООН поданная заявка на такие поставки не наберет необходимой поддержки или страны, обладающие в СБ ООН правом вето, воспользуются возможностью заблокировать ее, то им в таком случае придется объяснять, почему они препятствуют реализации законного права государства на самооборону, особенно в условиях борьбы с терроризмом в регионе Ближнего Востока.

Кстати, сохраняющиеся ограничения могут быть отменены и ранее 2020 г., если МАГАТЭ подтвердит исключительно мирный характер иранской ядерной программы. Рассчитываем, что Тегеран проявит необходимый для этого уровень сотрудничества с Агентством.

Мы, со своей стороны, в нашем сотрудничестве с иранскими партнерами будем действовать в строгом  соответствии с установленным порядком, включая, разумеется, упомянутую резолюцию СБ ООН.

 

20 февраля 2016 года

x
x
Дополнительные инструменты поиска