10.02.1621:37

Брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой, Москва, 10 февраля 2016 года

  • en-GB1 ru-RU1

Содержание

  1. О графике Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности
  2. О проведении четвертого министерского заседания Международной группы поддержки Сирии
  3. Об информационном фоне вокруг сирийского урегулирования
  4. О фотосвидетельствах применения пыток американскими военными в Афганистане и Ираке
  5. О заявлении Постпреда Турции при ООН Х.Чевика относительно отказов Москвы от диалога с Анкарой
  6. О годовщине подписания Минских соглашений
  7. О российско-японских консультациях на уровне заместителей министров иностранных дел
  8. О российско-иранском Соглашении об упрощении условий взаимных поездок отдельных категорий граждан Российской Федерации и Исламской Республики Иран
  9. О проведении презентации в Комиссии по границам континентального шельфа российской заявки в отношении Северного Ледовитого океана
  10. О «деле И.Благого»
  11. Из ответов на вопросы

 

О графике Министра иностранных дел России С.В.Лаврова

в ходе Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности

 

Как вы знаете, Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров примет участие в работе Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, в различных ее мероприятиях и большом количестве двусторонних и многосторонних встреч, которые будут проходить «на полях» форума.

Перечислю некоторые мероприятия, формат которых сейчас прорабатывается. 11 февраля запланировано проведение встречи «квартета» международных посредников по ближневосточному урегулированию. Мы надеемся, что это мероприятие состоится. Планируется, что в этот же день пройдет ряд двусторонних встреч (сейчас они находятся в проработке). В частности, глава российского внешнеполитического ведомства С.В.Лавров планирует встретиться с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини, готовится встреча с Госсекретарем США Дж.Керри. Запланированы контакты с главой Министерства иностранных дел Китая Ван И, а также участие в работе Международной группы поддержки Сирии (на этой встрече я остановлюсь дополнительно более подробно).

12 февраля пройдут двусторонние встречи «на полях» конференции: возможно, состоятся переговоры главы внешнеполитического ведомства России С.В.Лаврова с Генеральным секретарем НАТО Й.Столтенбергом, Генеральным директором МАГАТЭ Ю.Амано, с коллегами из других зарубежных стран.

13 февраля Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров выступит и ответит на вопросы в ходе министерской панельной дискуссии, в которой примут участие его коллеги из США, ФРГ и других стран. Также на этот день запланированы двусторонние встречи.

В связи с вашими многочисленными запросами о планах Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в Мюнхене, схематично представила его предварительный график.

 

Обратно к оглавлению

 

О проведении четвертого министерского заседания

Международной группы поддержки Сирии

 

11 февраля Министр иностранных дел России С.В.Лавров примет участие в четвертом министерском заседании Международной группы поддержки Сирии (МГПС), которое состоится «на полях» 52-го заседания Международной конференции по вопросам политики безопасности в Мюнхене.

Участники мероприятия обсудят коллективные усилия по разрешению проблем, которые вынудили спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистуру объявить паузу до 25 февраля в переговорах под эгидой ООН в Женеве между Правительством САР и представителями оппозиции.

В ходе запланированной встречи российская делегация намерена проводить принципиальную линию на недопустимость выдвижения делегацией оппозиционного Высшего комитета по переговорам (ВКП) предварительных условий для налаживания межсирийского диалога в Женеве, как это предусмотрено резолюцией 2254 СБ ООН.

Не менее важная задача, которая будет стоять перед участниками встречи, заключается в том, чтобы разрешить проблему участия представителей курдов на женевских переговорах. Убеждены, что сирийскую курдскую Партию демократического союза (ПДС), которая контролирует более 15 % территории САР и эффективно противостоит ИГИЛ, нельзя оставлять за рамками женевского процесса и тем более недопустимо лишать права участвовать в определении будущего своей страны. Такие попытки есть, и вы о них знаете. Отмечу, что у тех внешних игроков, которые блокируют подключение курдов к межсирийскому диалогу, скатываясь при этом к прямому шантажу, чтобы реализовать свои, в т.ч. внутриполитические цели и интересы, нет и не может быть права противопоставлять себя мнению остальных участников МГПС. Блокировать работу, которая была налажена путем компромисса, поиска взаимных развязок по очень сложным вопросам, при том, что многие члены этой сформировавшейся группы занимают действительно, несхожие позиции по очень важным проблема, просто не допустимо. Мало того, следует напомнить, что в рамках «венского формата» было условлено добиваться максимально репрезентативного характера делегации сирийской оппозиции в качестве необходимого условия для запуска полноценного переговорного процесса в Женеве.

В конкретном плане на встрече МГПС в Мюнхене будут обсуждаться вопросы прекращения огня в Сирии и обеспечения гуманитарного доступа в блокированные и труднодоступные города и населенные пункты.

В целом мы видим основную задачу МГПС в том, чтобы этот влиятельный и сбалансированный международный формат эффективно способствовал уверенному началу и устойчивому продвижению инклюзивного переговорного процесса как безальтернативного пути к политическому урегулированию сирийского кризиса в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН.   

 

 

Об информационном фоне вокруг сирийского урегулирования

 

Сложившийся в последние недели информационный фон и атмосфера вокруг сирийского урегулирования формируются как ведущими политиками, официальными лицами зарубежных стран, так и СМИ.

За последние несколько месяцев была проделана колоссальная работа, чтобы усадить стороны за стол переговоров, сблизить позиции тех или иных спонсоров соответствующих групп сирийской оппозиции. То, что мы видим сейчас, по крайней мере читаем в СМИ и слышим от официальных лиц ряда западных государств, не может не разочаровывать, не тревожить. Мы не можем не сказать об этом, потому что такая гнетущая атмосфера может негативно сказаться на ходе переговоров. Речь идет о работе МГПС и, безусловно, о будущем женевских переговоров.

В этой связи процитирую Госсекретаря США Дж.Керри заявившего, что «из-за действий ВКС России в Сирии в большом количестве гибнет гражданское население, включая женщин и детей». Скажу, что это говорит глава внешнеполитического ведомства, который находится в постоянном, регулярном диалоге со своим российским коллегой. Мы готовы снабжать американскую сторону любой информацией по первой их просьбе. Кроме того, мы уже длительное время предлагаем наладить по этим вопросам любое удобное для американской стороны взаимодействие, чтобы снять их озабоченности, а главное для того, чтобы действия всех игроков, задействованных в политическом урегулировании в Сирии и борьбе с терроризмом, были действительно эффективными.

Было достаточно неожиданно слышать подобные заявления от человека, который едва ли не лучше многих других в Вашингтоне обладает информацией о ситуации в Сирии, о намерениях и действиях нашей авиации в этой стране. Во-первых, потому что мы постоянно представляем информацию по линии Министерства обороны. Во-вторых, как я уже сказала, потому что Госсекретарь США Дж.Керри находится в теснейшем контакте с Министром иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавровым, а американские коллеги – с российскими дипломатами, по дипломатическим каналам контакты не прерывались. Делать подобные безответственные заявления недопустимо и с учетом того, что Госсекретарь США Дж.Керри обладает всей полнотой информации, которая необходима американской стороне для того, чтобы сделать выводы.

Как всегда, никаких данных, фактических материалов, каких-либо снимков, достоверной информации, которая бы подтверждала подобные заявления ни российской стороне, ни СМИ не предъявлено.

Мы постоянно ставим перед нашими американскими коллегами вопрос о взаимодействии по линии наших военных для того, чтобы снять какие-либо озабоченности и начать более эффективно бороться с терроризмом на территории Сирии. Ответ, который мы получаем, вам хорошо известен. Мы предлагали внести ясность в вопрос, кто кого бомбит, кто кого атакует, где находятся представители умеренной оппозиции, а где боевики ИГИЛ. До сих пор, несмотря на наши просьбы и предложения, которые звучали на самых разных уровнях и в различных форматах, по разным каналам, мы так и не услышали внятных конкретных ответов и, что самое главное, не увидели конкретных действий. Прежде всего, это происходит потому, что наши американские коллеги последовательно уклоняются от конкретных шагов по координации действий. Нам удалось создать механизм по избежанию инцидентов в воздухе, но этого недостаточно. Речь идет о том, что нам противостоит угроза, которая не разделяет весь мир по принципу «свой – чужой». Возможно, у кого-то еще есть иллюзии, что терроризм может пройти стороной. Не может, и история это доказала.

С учетом того, что авианалеты коалиции под руководством США на территорию Сирии и Ирака, как они декларируют, с целью борьбы с ИГИЛ, осуществляются с октября 2014 г., у нас есть основания полагать, что у США накопился достаточный объем всех видов разведывательных данных о месте нахождения террористов на территории Сирии. Почему же США не готовы поделиться этой информацией в том числе с российской стороной? Что же они скрывают или хотят скрыть? Почему постоянно делают заявления, не подкрепляя их никакой фактурой? Мне уже не кажется, что этот вопрос останется риторическим: ответ на него не получим ни мы, ни СМИ.

«Волны», идущие от официальных американских лиц, тут же подхватываются ведущими американским СМИ. Мы видим, как в сюжетах «Си-Эн-Эн» появляются явно политизированные материалы по этой теме. Последняя «находка» – это параллель между действиями российских ВКС в Сирии и контртеррористической операцией в Чечне. Честно говоря, несколько раз пересматривали сюжет, думая, что мы ошиблись, но мы не ошиблись. Если в начале американские обозреватели говорили, что действия ВКС России в Сирии – прямая калька с Афганистана, то потом, через месяц, когда поняли, что не могут «без натяжки» провести эту параллель, включили «новую песню» – о Чечне.

Возможно, это и неплохо: пусть, хотя  и спустя десятилетия,  ведущие американские телеканалы все-таки признали, что тогда Россия действительно боролась с международным терроризмом. Хотя в те годы они этого признавать не хотели. Мы все хорошо знаем, что это были за «борцы за демократию», против которых проводила контртерристическую операцию Российская Федерация на Северном Кавказе. Тогда эти «борцы» были постоянно на американских и британских телеэкранах. Поэтому этими параллелями «бьют» опять не по нам, а по себе. Кстати, это говорит, в том числе, и об уровне экспертной подготовки.

Если честно, хочется задать вопрос: когда же наступит момент осознания, что от пропаганды пора переходить к конкретным действиям? Когда террорист придет в дома этих обозревателей, журналистов и политиков, которые занимаются пропагандой?

Это примерно как с беженцами: эту проблему заметили тогда, когда они пришли в дома к весьма благополучным жителям Европы. Тогда о проблеме беженцев стали говорить все. До этого же о том, что угроза исходит из смены режимов на Ближнем Востоке, говорили только мы.

Примеры заявлений западных политиков и публикаций в СМИ, в которых содержатся громкие бездоказательные высказывания при отсутствии каких-либо действий, исследованы в науке и называются истерика.

Хотела бы сказать еще о нескольких моментах, характерных для информационного фона, о котором идет речь. Многие СМИ западного мира, в частности Германии, бьют тревогу по поводу того, что законная сирийская армия выходит на сирийско-турецкую границу. Представляете, что вызывает опасение? Действительно, на этот счет мы читаем серьезные репортажи. Особую тревогу вызывает то, что сирийская армия достигает успехов. Подчеркну, речь идет о законной, общепризнанной границе между двумя суверенными государствами. Когда одно государство своими вооруженными силами выдавливает боевиков и добивается успеха в борьбе с терроризмом и экстремизмом, вызывает удивление, что это каким-то образом начинает волновать и вызывать странную, негативную реакцию в якобы объективных СМИ. Самое интересное, что, как по команде, это начинает почему-то синхронно волновать германские и турецкие СМИ.

Со СМИ и официозом Турции все более и менее понятно и логично, потому что, действительно, зачистка боевиков идет вдоль границы. Мы неоднократно говорили, что через границу проходит дорога с «двусторонним движением», причем очень опасным: с одной стороны идет подпитка боевиков оружием, материальной и технической базой, с другой – незаконно вывозится нефть и вовсю идет запрещенная в международно-правовом поле торговля. Понятно, почему успехи сирийской армии вызывают такое негодование с турецкой стороны. «Грязный» бизнес турецкого официоза необходимо защищать. Его и защищают, в том числе, как могут, стараются держать СМИ под контролем.

Помимо всего прочего есть такая проблема, как геноцид курдского населения. Это тоже, видимо, не дает покоя турецким официальным властям. Возможно, здесь преследуется еще одна цель: а именно «под шумок», под видом странных заявленных целей взять и оккупировать определенный участок земли, который прилегает к Турции, хотя находится совершенно на другой территории – на территории суверенного государства.

Это такие зарисовки к вопросу о соблюдении международного права, уважении суверенитета и т.д. Где международное сообщество? Где СМИ? Почему об этом не пишут? Почему пишут все наоборот? Это удивительно.

Нас постоянно обвиняют (в последние недели мы наблюдаем просто какую-то канонаду) в том, что Россия виновата в срыве межсирийских переговоров в Женеве в результате действий российских ВКС. Сделаю небольшой экскурс в историю. Вспомните ситуацию годичной давности, представьте, что вы делали год назад – это поможет вспомнить те заявления, которые делали наши западные коллеги относительно Сирии и сирийского урегулирования. Вы можете себе представить, что год назад наши западные коллеги из Вашингтона, Лондона, Парижа, Берлина и др. стран всерьез говорили о переговорах оппозиции с официальным Дамаском? Если бы год назад сказали, что в Женеве в 2016 году пройдут переговоры, то, мне кажется, по примеру германских коллег ряд столиц  могли бы обвинить СМИ, которые сделали бы такое предположение, в дезинформации. Этого никто не мог предположить, и я объясню почему: все усилия, силы, весь политический и военный капитал был сфокусирован на одном – на смене режима и уходе сирийского Президента Б.Асада. Эту мантру повторяли каждый день на всех уровнях. Только представители  Российской Федерации, в том числе по линии внешнеполитического ведомства говорили о том, что политикодипломатическому урегулированию на фоне борьбы с терроризмом нет альтернативы. Мы говорили о необходимости начала прямого диалога Дамаска с оппозицией.

Я уже не говорю о событиях двух–трехлетней давности, когда еще «пена очарования» т.н. «арабской весной» не осела. Даже еще год назад никто не мог не только принять, но поверить, что возможны переговоры между официальным Дамаском и оппозицией. Сегодня нас делают виновниками в срыве этих переговоров. Это же откровеннейшая ложь, абсолютная дезинформация самого низкого пошиба. Мы сделали много для того, чтобы эти переговоры не только в теории рассматривались нашими партнерами как серьезная перспектива, но и реализовались на практике. Мы провели огромную подготовительную работу, которая началась отнюдь не осенью 2015 г., а задолго до этого, когда мы формировали группы сирийской оппозиции, проводили встречи сирийских оппозиционеров в Москве, куда, кстати говоря, именно Запад не пускал целый ряд сирийских оппозиционеров, напрямую запрещая им участвовать в «московских встречах». В итоге нас пытаются обмануть, как детей, ладно нас – мы – то все знаем, пытаются обмануть мировую общественность, сказав, что это мы сорвали переговоры. Мне кажется, что на это надеются те, у кого вообще нет никакой памяти и понимания происходящего.

Есть еще один момент, на котором я хотела бы остановиться, что, мол, удары российских ВКС усиливают поток беженцев.

По поводу беженцев скажу отдельно. Я прекрасно помню, как «на полях» различных международных форумов, на которых проходили встречи, например, Министра иностранных дел России С.В.Лаврова и его коллеги, Высокого представителя ЕС по иностранных делам и политике безопасности, Ф.Могерини, в первую очередь поднимала тему беженцев. И это было не месяц, не два и не три назад, а год-полтора назад. Ряд политиков в Евросоюзе понимали, какая беда надвигается, а теперь получается, что в этом опять мы виноваты.

Хочу напомнить, что операция ВКС началась на территории Сирии по просьбе сирийского руководства осенью 2015 г. Сотни тысяч беженцев пришли в Европу за год до этого и продолжали приходить в течение года. Вопрос не в том, что, как всегда,  виновата Российская Федерация – в этой стилистике, я так понимаю, скоро может быть раскрыто убийство Дж.Кеннеди. Необходимо смотреть вглубь проблемы, которая заключается в том, что не решив, не урегулировав ситуацию как в Сирии, так и в других сопредельных странах, нельзя остановить потоки беженцев. Это просто невозможно. Почитайте выступления российского руководства год-полтора назад. Мы говорили о том, что необходимо начинать с основы основ – с урегулирования ситуации, нормализации жизни, создания и повышения материального уровня жизни людей в этом регионе, прекращения военных действий и подпитки боевиков, которые уничтожают эту мирную жизнь. Мы обо всем этом говорили. Второй вопрос – миграционная политика Евросоюза. Что греха таить, надо признаться, что она ведется непрофессионально, были допущены большие ошибки. В этом тоже виновата Российская Федерация? Сильный подход.

Необходимо понять (я думаю, что многие это понимают) и осознать до конца, что пока в Сирии не будет наведен порядок, пока хаос не прекратится, пока не будет создана соответствующая база или предпосылки для внутрисирийского урегулирования, пока не только в Сирии, но и в Ираке не будет побежден терроризм, поток беженцев будет только возрастать. Это должны прекрасно понимать, в том числе, наши европейские коллеги, не искать вымышленных врагов Европы, особенно, где их нет, а понимать суть кризиса, серьезно относиться к первоистокам. Мы знаем и год назад уже видели озабоченность происходящим со стороны европейских политиков, Брюсселя. Причем же здесь Россия сейчас?

Госсекретарь США Дж.Керри и многие другие говорили о гуманитарном кризисе, который сейчас наступил в Сирии, связывая это с операцией ВКС. Господа, где вы были 4 года назад? Или сирийские дети образца 2013 г. отличаются от сирийских детей образца 2016 г.? Или вы их просто не видели? Вы же подпитывали своими действиями колоссальное количество экстремистских группировок, причем делали это на протяжении многих лет. Почему вы тогда не думали о детях и женщинах, я уже не говорю о судьбе других стран региона?

Есть хороший девиз: «Хочешь сделать мир лучше – начни с себя». Мало кто обращает внимание на публикуемые в солидных западных изданиях факты о последствиях воздушных ударов коалиции, которую возглавляет США. Не могу сказать, правда это или нет, но я видела эти факты и не могу их не привести. Например, недавно на сайте «Би-Би-Си» была размещена информация со ссылкой на независимую мониторинговую группу «Эйрворс» о том, что жертвами более 9,5 тыс. авиаударов, нанесенных коалицией по объектам в Ираке и Сирии в период с августа 2014 г. по январь 2016 г., стали от 846 до 1100 гражданских лиц, как там сказано  «некомбатантов». Надеюсь, наши западные коллеги прокомментируют эти цифры, прежде чем давать оценку действиям ВКС России.

 

 

О фотосвидетельствах применения пыток американскими

военными в Афганистане и Ираке

 

Важно, что Госсекретарь США Дж.Керри озаботился ситуацией в Сирии: гуманитарной ситуацией, ситуацией с правами человека. Но вопросы стоило адресовать, в том числе, и себе.

Размещенные на сайте «Американского союза гражданских свобод» 198 фотографий из тюрем в Афганистане и Ираке говорят сами за себя, их не надо описывать. Это к вопросу о действиях американских военных и политиков, которые они совершили в вышеуказанных странах, выдвигающих нам претензии,

Обращает на себя внимание, что правозащитники добивались обнародования данных снимков более десяти лет в условиях серьезного противодействия со стороны Пентагона и других ведомств, а большая часть «пыточного архива» из 2 тысяч фотографий до сих пор засекречена. Это к вопросу о том, кто сейчас дает оценку действиям ВКС России, причем абсолютно безосновательно. Точно так же американские власти, ссылаясь на интересы национальной безопасности, по-прежнему препятствуют привлечению к ответственности сотрудников ЦРУ, Минобороны и Минюста, которые на протяжении многих лет изобретали и совершенствовали различные изуверские методы (мы раньше их называли пытками), а также высокопоставленных должностных лиц Администрации, санкционировавших их использование. Это фон для происходящего.

Мы считаем совершенно неприемлемыми публичные заявления представителей США о том, что Россия использует в Сирии неуправляемые бомбы, которые якобы убивают мирных жителей. Это абсолютные домыслы, информация, которая не подкреплена никакими фактами. На это уже реагировало Минобороны России. К сожалению, эти обвинения нарастают и становятся тактикой. Кто это говорит? Мы от кого это слышим? От тех людей, которые использовали именно эти методы в Сербии, Ираке и Афганистане.

Хотела бы завершить эту тему заявлением члена Комитета палаты представителей по делам Вооруженных сил США С.Мултона относительно действий России в Сирии. Он сказал, что «Россия гораздо ясней обозначает свои цели и задачи в Сирии, чем это делают США». Это оценка, данная в ходе внутренних дебатов. Хотела бы процитировать конкретный пассаж и потом объяснить, почему я это сделала. В частности, он сказал, что «Россия действует гораздо эффективней. Каждый российский 18-летний парень из Курска знает стратегический план своей страны в Сирии».

Я не знаю, что знает каждый 18-летний парень в Курске, и надеюсь, что его голова забита совершенно другими вещами в силу возраста и наступающей весны. Но я могу подтвердить слова С.Мултона, сказав, что нашим людям совершенно понятно, что мы делаем в Сирии по одной простой причине – потому что мы не меняем своих принципиальных подходов. Наверное, в этом и есть коренное отличие.

О заявлении Постпреда Турции при ООН Х.Чевика относительно отказов Москвы от диалога с Анкарой

 

Турецкая сторона вновь пытается делать вид, будто именно Москва игнорирует призывы к диалогу. Расцениваем это не иначе как пропагандистский ход (российское руководство, представители Администрации Президента России уже высказывались на этот счет) в целях снять с себя всю ответственность за уничтожение нашего самолета 24 ноября 2015 г. и убийство командира экипажа. Не стоит думать, и это было бы ошибкой, что эта акция Анкары останется без ответа. Мы неоднократно говорили о своих подходах.

Еще раз подчеркну, что линия, которой продолжает придерживаться правительство Турции, а именно категорический отказ принять и признать свою вину за уничтожение российского самолета и гибель наших военнослужащих, упорное нежелание наказать причастных к этому преступлению лиц, постоянная пропаганда в отношении деятельности России в Сирии, продолжение использования двойных стандартов в борьбе с международным терроризмом, не создают предпосылок для возобновления полноценного диалога с Турцией в обозримой перспективе.

В последнее время мы сталкиваемся с нарастающей антироссийской риторикой официальной Анкары, с безосновательными обвинениями в наш адрес, не имеющими ничего общего с действительностью.

 

 

О годовщине подписания Минских соглашений

 

Как вам известно, послезавтра – 12 февраля – исполняется ровно год с того момента, когда в Минске был подписан «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений». Над ним, как вы все помните, непосредственно работали лидеры стран «нормандской четверки» – президенты России, Франции, Украины, Канцлер Германии, которые провели изнурительный многочасовой переговорный марафон по поиску компромисса. Ценность документа, к которому пришли все стороны заключается в том,  что он был согласован с участием самих украинских сторон конфликта в Донбассе. «Комплекс мер» получил также широкое международное признание в качестве базиса для продвижения по пути урегулирования кризиса на Украине и был единодушно одобрен Советом Безопасности ООН.

Благодаря Минским соглашениям фактически были не только прекращены активные боевые действия по всей линии фронта, но и отведена угроза их возможного перерастания в кровопролитную гражданскую войну в масштабах всей Украины. Все это позволило существенно снизить уровень военной напряженности на Юго-Востоке Украины. От линии соприкосновения на заданные рубежи отведены тяжелые вооружения. Подписано и реализовано дополнительное соглашение об отводе бронетехники и артсистем калибром менее 100 мм. Предпринимаются шаги по разминированию ряда участков в зоне конфликта.

В то же время, до сих пор не удается достичь полного прекращения огня. Уровень доверия сторон по-прежнему оставляет желать лучшего. Более того, воюющие на стороне Вооруженных сил Украины т.н. добровольческие батальоны открыто заявляют о своем нежелании соблюдать Минские договоренности и намерении продолжить, как они говорят, «войну до победного конца». При этом ответственность за все провокации и обострение обстановки на линии соприкосновения Киевом, как всегда ( и это уже добрая или злая традиция) цинично, возлагается на ополченцев, вплоть до утверждений о том, что они якобы сами себя обстреливают.

В этой связи на текущем этапе очень важно добиться устранения еще сохраняющихся нарушений «режима тишины», обеспечить полное выполнение договоренностей украинских сторон об отводе вооружений и о постепенном разводе сил, чтобы между подразделениями украинской армии и ополчения Донбасса было как можно меньше угроз прямого соприкосновения.

Рецидив войны никому не нужен и будет иметь крайне негативные последствия для процесса внутриукраинского урегулирования, который, к сожалению, пока буксует, прежде всего, ввиду отсутствия политической воли со стороны Киева. Так, официальные власти этого государства наотрез отказывается вступать в прямой диалог с Донбассом и продолжают линию на преднамеренное игнорирование законных прав и требований населения Юго-Востока страны, что и является краеугольным камнем всей проблемы. По сути, мы имеем дело с фактическим саботажем официальным Киевом реализации большинства пунктов «Комплекса мер».

В частности, хотелось бы привести ряд конкретных примеров. Киевские власти отказались от работы с Донецком и Луганском в вопросе конституционной реформы, предполагающей децентрализацию властных полномочий с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, что не позволило добиться ее осуществления. Украиной не обеспечено законодательное закрепление на постоянной основе особого порядка местного самоуправления (особого статуса) Донбасса. Не утвержден закон об амнистии, запрещающий преследование и наказание лиц, участвовавших в событиях на Юго-Востоке Украины в 2014-2015 гг. Хотя такой шаг в отношении манифестантов с майдана в свое время был сделан Верховной Радой. Не стремится Киев исполнять взятые на себя обязательства и по восстановлению разрушенной инфраструктуры Донбасса и его социально-экономических связей с остальной территорией страны. Более того, продолжается фактическая блокада региона.

Донецк и Луганск, напротив, демонстрировали твердый настрой на достижение компромиссов по указанным проблемам.

Можно сказать, что сама жизнь показала, что альтернативы Минским соглашениям нет.

Чем скорее в Киеве осознают необходимость выполнения своих обязательств по «Комплексу мер» во всей их полноте и совокупности, тем быстрее пойдет процесс урегулирования. Хочется надеяться, что все мы сможем стать свидетелями установления прочного и долгосрочного мира и спокойствия на украинской земле.

Что касается России, то мы готовы продолжать совместно с нашими партнерами предпринимать усилия по содействию поиску политического решения внутриукраинского кризиса.

О российско-японских консультациях на уровне заместителей министров иностранных дел

 

15 февраля в Токио пройдут плановые российско-японские консультации на уровне заместителей министров иностранных дел. С российской стороны в них примет участие И.В.Моргулов.

В ходе консультаций будет обсуждаться весь спектр вопросов двусторонних отношений, включая состояние и перспективы политического диалога и торгово-экономического сотрудничества, а также ряд актуальных международных проблем, в том числе положение на Корейском полуострове.

Предполагается, что стороны обменяются мнениями о сроках проведения очередного, третьего раунда ведущихся по линии министерств иностранных дел двух стран переговоров о заключении мирного договора.

О российско-иранском Соглашении об упрощении условий взаимных поездок отдельных категорий граждан Российской Федерации и Исламской Республики Иран

 

6 февраля 2016 г. вступило в силу Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Исламской Республики Иран об упрощении условий взаимных поездок отдельных категорий граждан двух стран, которое было подписано в Тегеране 23 ноября 2015 г. по итогам переговоров Президента России В.В.Путина с Президентом Ирана X.Роухани.

Соглашение предусматривает введение облегченного порядка получения российских и иранских виз для представителей деловых кругов двух стран, а также лиц, участвующих в научных, культурно-гуманитарных обменах, включая преподавателей и студентов.

Важной особенностью нового порядка является возможность оформления виз для предпринимателей по прямым приглашениям ведущих организаций деловых кругов двух стран. С российской стороны это Торгово- промышленная палата (ТПП России); Общероссийская общественная организация «Российский союз промышленников и предпринимателей» (РСПП); Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России»; Российский союз товаропроизводителей (РСТ); а также территориальные торгово- промышленные палаты.

Рассчитываем, что важным стимулом для дальнейшего продвижения российско-иранского делового взаимодействия станет предусмотренная Соглашением возможность получения многократных виз гражданами, которые осуществляют грузовые перевозки между двумя странами автомобильным транспортом. Такие визы оформляются с российской стороны Ассоциацией международных автомобильных перевозчиков (АСМАП). Кроме того, от получения виз освобождаются члены экипажей морских судов, заходящих в порты России или Ирана.

Значительно упрощены контакты между представителями министерств и ведомств двух стран, которые могут оформлять для участия в официальных мероприятиях, нацеленных на продвижение российско-иранского взаимодействия, многократные визы, срок действия которых составляет от одного года до пяти лет.

Убеждены, что реализация данного Соглашения будет способствовать дальнейшему укреплению российско-иранских связей на всех направлениях, а также позволит последовательно продвигаться по пути дальнейшего снижения административных барьеров для поездок и контактов граждан двух стран. Считаем, что это в полной мере отвечает новому качеству отношений между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран.

О проведении презентации в Комиссии по границам континентального шельфа российской заявки в отношении Северного Ледовитого океана

 

Министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации С.Е.Донской, возглавляющий российскую межведомственную делегацию, 9 февраля провел на пленарном заседании Комиссии по границам континентального шельфа (КГКШ) в Нью-Йорке официальную презентацию пересмотренного частичного представления России в отношении континентального шельфа в Северном Ледовитом океане.

Состоявшееся мероприятие – важная часть усилий по продвижению заявки нашей страны относительно установления внешней границы ее континентального шельфа в арктическом регионе. Речь идет о подводных пространствах площадью порядка 1,2 млн. кв. км, которые простираются более чем на 350 морских миль от побережья.

Заявка, которая была вчера представлена в Нью-Йорке, является новым вариантом заявки, направленной российской стороной в Комиссию в 2001 г., и в этом качестве подлежит рассмотрению в приоритетном порядке.

Россия представила Комиссии развернутую информацию по ключевым аспектам заявки, сделав упор на дополнительном научно-техническом обосновании своих прав на континентальный шельф в Арктике, которое было получено по итогам масштабных исследований последних лет в этом регионе.

Обращение в Комиссию и ее будущие рекомендации по итогам рассмотрения заявки не предрешают вопроса о делимитации континентального шельфа между нашей страной и ее арктическими соседями.

Рассчитываем на дальнейшее конструктивное взаимодействие с Комиссией в ходе ее работы над арктической заявкой Российской Федерации.

О «деле И.Благого»

 

Скажу несколько слов о вопросе, который сейчас актуален на европейском пространстве: – о работе СМИ, свободе слова, пропаганде. 

Мы очень озабочены, вызывает большую тревогу та информационная кампания, по сути, травля, которая разворачивается вокруг спецкорреспондента «Первого канала», работающего в Германии, И.Благого. Сейчас все переходит в плоскость правового давления, хотя уже наблюдается беспрецедентное информационное давление. Журналисту вменяется или его пытаются обвинить в «разжигании межнациональной розни» – удивительно, что такая формулировка есть в современной Европе, почему-то по другим делам об этой формулировке никто не вспоминал. Атмосфера, которая сейчас разворачивается вокруг истории, является прямым давлением на СМИ, покушением на свободу слова и самовыражения.

На первый взгляд все это может показаться нереальным, нереалистичным, потому что речь идет о государстве, которое давно отстаивает базовые принципы построения и существования демократического общества и которое всегда нами рассматривалось, как классический образец государства с доминирующими демократическими и либеральными ценностями и традициями. Мы так всегда относились к нашим коллегам и партнерам из ФРГ.  Но то, что мы сейчас видим, не может не настораживать. Вопрос не в том, какую оценку дают этому сюжету – мы все понимаем, что общество свободно и открыто, может и имеет право обсуждать любой телевизионный сюжет. Хотя здесь надо обсуждать другое – действия правоохранительных органов, замалчивание информации. Мы видим уже не двойные стандарты, а налицо неприкрытое лицемерие.

Вспомните огромное количество репортажей, которые мы видели на западных и, в частности, германских каналах, которые не то, чтобы гипотетически разжигали какую-то ненависть или рознь, а фактически просто предоставляли дезинформацию. Приведу несколько примеров. Хрестоматийная инсценировка освобождения рядовой Джессики Линч в Ираке. Кто-нибудь, например, европейские правозащитные организации, отстаивающие чистоту эфирных сюжетов, заинтересовались ли этими материалами? Или, например, повторное освобождение от иракских захватчиков американского посольства в Кувейте? Распространенные в конце января 1991 г. по всему миру фотографии птиц в водах Персидского залива, которые якобы «почернели от нефти, которую самолично пустил краны С.Хусейн». Все это было широко растиражировано, в том числе, в европейских СМИ. Кто-то себя каким-то образом порицал, каялся, приносил извинения? Ничего такого не было. Например, история об изнасиловании боснийской монахини сербами, многое другое. Реагирует ли на такие сюжеты каким-то образом в Европе профессиональное сообщество, делают ли работу над ошибками? Или они сейчас отреагировали только на И.Благого?

Например, деятельность представителей немецкого телеканала ЦДФ в России. Как вы помните, недавно был показан журналистский т.н. «шедевр», в котором использовалось постановочное (обращаю на это ваше внимание) интервью с т.н. добровольцем из Калининграда, якобы воевавшим на стороне ополченцев Донбасса. Позже он сам признался, что ему заплатили за участие в фильме. Почему же мы не видим со стороны того же самого германского общества – общественных деятелей, правозащитников – вопросов к ЦДФ, если в Германии уделяют повышенное внимание «чистоте» сюжетов, которые транслируются по телевидению?

Еще один пример. У нас есть любимый сюжет, к сожалению, для представителей скандинавской прессы, о т.н. российских подлодках, которые то тут, то там "всплывают в ряде европейских стран". Было ли хоть раз опубликовано какое-нибудь опровержение с извинениями российской стороне за постоянное распространение этой пугающей информации? Ни разу не было. Оказалось, что это ни какие не подлодки, а то ли киты, то ли какие-то части технического аппарата или приспособления, которое вообще не имеет отношения не то, что к российскому флоту, а вообще к российской стороне. Если вы настолько заняты изучением точности телевизионных сюжетов, начните с себя, проведите эту работу на примере своих сюжетов.

Я не помню ни одного материала с извинениями западных журналистов, которые работали в Москве и писали, что лично, своими глазами видели колонну российских танков, которые идут  на Украину. Мы ни разу не видели никаких извинений или опровержений этой информации. Но во всем виноват И.Благой, мы уже поняли.     

Недавно мой коллега представитель внешнеполитического ведомства ФРГ М.Шэфер, с которым мы поддерживаем очень конструктивные отношения и взаимодействие по ряду вопросов отметил, что «думающий читатель разберется в конечном счете во всем правильно и все расставит по своим местам». Я согласилась бы с этим тезисом, потому что он, безусловно, правильный. Но вопрос в том, что этому «думающему читателю» невозможно бесконечно подсовывать пропаганду, по крайней мере, ее нужно хоть иногда разбавлять  правдивой информацией.

Из ответов на вопросы:

 

Вопрос: Недавно на совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Бахрейна Халедом Аль Халифой Министр иностранных дел России С.В.Лавров заявил, что в скором времени Россия предложит новый или усовершенствованный вариант концепции безопасности в Персидском заливе. Что Вы можете об этом сказать, каковы новые элементы этой концепции?

Ответ: Могу сказать, что Россия традиционно уделяет приоритетное внимание вопросам обеспечения безопасности в стратегически важном районе Персидского залива. Хотела бы напомнить историю вопроса. В начале 1990-х гг. в свете иракского вторжения в Кувейт была выдвинута соответствующая концепция. Кратко озвучу основополагающие моменты этого документа.

Этот документ предполагает поэтапное продвижение на основе равноправного взаимодействия всех региональных и других заинтересованных сторон к разблокированию конфликтных ситуаций, разработке мер доверия и контроля и, в конечном счете, созданию в этом субрегионе целостной системы коллективной безопасности и сотрудничества с соответствующими механизмами и оргструктурами. Это сложная фраза, но за ней стоят конкретные предложения. Имеется в виду, что такая система станет прологом к построению общей региональной архитектуры посткризисной модели Ближнего Востока.

За прошедшие годы российская концепция несколько раз обновлялась. Мы старались своевременно вносить в этот документ изменения, вызванные ситуацией и развитием обстановки в регионе. Нынешняя редакция этого документа учитывает такие важные факторы, как достижение договоренностей по иранской ядерной программе и существенное нарастание на Ближнем Востоке и в Северной Африке террористической активности.

В настоящее время российская сторона приступила к ознакомлению наших зарубежных партнеров с обновленным вариантом документа. Намерены задействовать для этого как двусторонний формат, так и сложившиеся многосторонние механизмы. Исходим из того, что эта тема будет обсуждаться на очередном министерском заседании стратегического диалога Россия – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, которое мы планируем организовать в Москве весной текущего года. О конкретных сроках и датах мы проинформируем вас дополнительно. Есть и другие идеи, предусматривающие, в частности, обмен мнениями по нашей концепции с представителями академических кругов стран Персидского залива и внешних игроков, в частности «пятерки» постоянных членов СБ ООН. На наш взгляд, было бы полезно организовать такое мероприятие в одной из стран региона.

Вопрос (перевод с английского): В российских СМИ вчера появилась информация, что Министр иностранных дел России С.В.Лавров располагает новым планом мирного урегулирования для Сирии, который он планирует представить. Можете ли Вы поделиться деталями этого плана? Когда он будет представлен?

Ответ: Кто сказал, что российская сторона представит новый план? Не могли бы Вы конкретизировать, о чем идет речь? У меня нет таких данных.

Вопрос (перевод с английского): Я в равной степени нахожусь в замешательстве. Такая информация появилась на ленте одного из российских информагентств.

Ответ: Я не видела никаких сообщений о новых планах. Как известно, СМИ часто упрощают информацию, желая выдать сенсационную новость.

Российская делегация едет в Мюнхен, в том числе на мероприятие, связанное с сирийским урегулированием, со своими наработками, но я не назвала бы их новым планом. Сейчас важно сохранить то, что уже было сделано, чтобы не упустить шанс и не сломать тот тонкий лед, который только начал появляться в переговорах между Дамаском и оппозицией.

Повторю, у меня нет информации о новом плане или программе, о которых мы часто слышим в трактовке журналистов перед теми или иными встречами. Полагаю, что это своеобразная интерпретация чьих-то слов.

Вопрос (перевод с английского): Сегодня и завтра проходят встречи министров иностранных дел стран НАТО для обсуждения вопроса отправки из Великобритании и, возможно, США дополнительных тысяч военнослужащих в каждую из пяти или шести восточноевропейских стран неподалеку от российских границ. Как Россия могла бы отреагировать на эти действия?

Ответ: Еженедельно в ходе брифингов мы говорим о том, что видим нагнетание, в том числе по военной линии, того, что творится у нас на границах. Мы говорим о том, что не понимаем, чем вызваны подобные действия. В первую очередь они угрожают не России, а той стратегической стабильности и безопасности, которые должны доминировать на европейском пространстве. Эти безопасность и стабильность должны быть общими. Нами предложена концепция неделимой безопасности, которую мы активно продвигали. Полагаем, что на нашем общем континенте не может быть стран, которые больше защищены за счет уменьшения безопасности других. Мы знаем ответ на вопрос, для чего все это делается. Это та самая концепция сдерживания Российской Федерации во всех смыслах этого слова, которая, к сожалению, продвигается западными коллегами, в основном, Вашингтоном. Все это не ново, мы на это постоянно реагируем.

Повторю, к сожалению, это вопрос не угрозы для России, это не дает возможности Европейскому континенту достичь, наконец, общей глобальной безопасности. Стягивание и усиления натовских, британских, американских группировок кого-нибудь когда-нибудь защитили от терроризма? Взять, к примеру, последние теракты в Париже. НАТО «легло грудью» и прикрыло там всех от террористов? Нет, конечно, потому что на это они не способны, а могут только пугать «российской угрозой», под этим видом наращивать военные бюджеты и разворачивать все новые силы. Вопрос в том, что нужно очнуться и понять, что у нас есть один общий враг – международный терроризм, а также сопутствующие ему проявления новых вызовов и угроз, которые, к сожалению, уже давно не новые: оргпреступность, наркотрафик, рабство, которые являются звеньями одной цепи. Это – наш общий враг, а переброска войск и т.д., повторю, не решает ни одной задачи и вопросов, связанных с нашей общей безопасностью.

Вопрос: Депутаты Госдумы России предлагают денонсировать Московский договор о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией от 1921 г. Этот Договор очень важен и для Азербайджана, поскольку согласно его условиям, Нахичевань обладает статусом автономии в составе Азербайджана. По заявлениям депутатов, они уже обратились с предложением о денонсации к Президенту России В.В.Путину и Министру иностранных дел России С.В.Лаврову. Какова Ваша позиция? Каким образом может быть осуществлено расторжение, чтобы не задеть интересы других стран, включая Азербайджан?

Ответ: Могу подтвердить, что в МИД России поступил запрос от ряда депутатов Государственной Думы России с предложением о расторжении упомянутого Договора. На данный момент скажу, что запрос должен быть изучен на предмет того, что конкретно там предлагается. Соответственно, все это будет сделано в установленном порядке. Пока нужно изучить эту инициативу. Могу сказать, что мы развиваем отношения с Азербайджаном и не сделаем ничего, что могло бы ухудшить, а будем концентрироваться на том, что может улучшить наши отношения с этой страной. Нас очень многое связывает во всех сферах.

Вопрос (перевод с английского): Если Вам кажется, что авиаудары ВКС России в Сирии подвергаются неверному толкованию, не могли бы Вы пояснить, каковы основные цели ударов по территориям вокруг Алеппо, где располагается сирийская оппозиция?

Ответ: Я всегда уважительно отношусь ко всем вопросам, не разделяя их на хорошие, плохие, сложные или легкие. У нас есть Министерство обороны России, которое практически на ежедневной основе рассказывает, какие удары наносятся, какие отрабатываются цели и для чего они это делают. Обращайтесь туда, пожалуйста, вам дадут четкий, конкретный ответ с видеороликами, данными, картами относительно Алеппо и всех других территорий. Мы – внешнеполитическое ведомство, а наши коллеги из Министерства обороны как раз работают сейчас по отработке озвученных Вами вопросов.

Создается впечатление, что предоставляемые нашим оборонным ведомством данные почему-то не учитываются не только СМИ, но и нашими коллегами по дипломатическим каналам. Они не видят эти брифинги? Повторю, Минобороны России проводит брифинги, вся информация публикуется на сайте. Я не эксперт в этом вопросе, не могу точно сказать, какие отрабатываются цели по одной причине – для этого есть люди, владеющие информацией и являющиеся высочайшими профессионалами своего дела.

Вопрос: За последние несколько месяцев я довольно часто видел мнения разных экспертов, журналистов и политиков, причем как западных, так и российских, о том, что период однополярного мира, который начался примерно 25 лет назад, фактически закончился с началом масштабной военной операции ВКС России в Сирии. Хотелось бы услышать Ваше мнение, разделяете ли Вы эту точку зрения. Или, может быть, период однополярного мира еще продолжается?

Ответ: У меня такое впечатление, что однополярный мир и не начинался. Концепцию об однополярном мире хотели сделать доминирующей, но вопрос в том, что между желанием и реальностью иногда возникает большая пропасть. Это как раз тот случай по одной простой причине: вопрос не в том, что кому-то не хочется кому-то подчиняться. Как правило, это так, но здесь дело в другом. Другое дело, когда ряд стран или одна страна заявляют о концепции однополярности в качестве догмы, то они должны понимать ту ответственность, которую они на себя берут. Вопрос в том, может ли одно государство или одна небольшая группа стран, объявляя и принимая на себя ответственность по реализации концепции однополярного мира, реализовать ее на деле. Что это такое? Однополярность и ответственность одной группы государств перед всем миром – это вопрос решения глобальных мировых проблем.

За указанный Вами период мировых проблем стало не меньше, а больше. Напомню слова полуторагодичной давности Президента США Б.Обамы, которые он сказал, выступая на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, по-моему, это было в 2014 г., что мир стал безопаснее. Мир стал безопаснее в 2015 г.? Мир стал безопаснее в январе 2016 г.? Посмотрите на серию кровавых терактов, на гуманитарные катастрофы в регионе Ближнего Востока. Где мир стал безопаснее? Мы видим, как международная коалиция во главе с США только наращивает свои усилия. Если мир стал безопаснее, то зачем их наращивать, зачем возвращаться в Ирак? Что происходит в Афганистане? Поэтому никакой однополярной системы в действтельности на самом деле не было только по одной простой причине – с ответственностью по решению глобальных вопросов ни одна сторона, ни конкретная маленькая группа стран не справится. Это невозможно.

Еще один фактор, говорящий, что однополярности не было и нет, заключается в том, что за указанное Вами время возникло большое количество других полюсов – экономических, политических, культурных центров притяжения, которые невозможно игнорировать и не принимать во внимание. Я думаю, что это была просто утопичная теория или констатация намерений определенной группы стран к реализации этой концепции. На практике она не получила своего развития. Причины и доказательства этого я Вам, надеюсь, привела.

Вопрос: Вы сегодня сказали, что то, что терроризм может кого-то обойти стороной – это иллюзия. В связи с тем, что Россия сегодня борется с терроризмом довольно масштабно и далеко от своих границ, возникает вопрос относительно логичности мысли о том, что терроризм никого не может обойти стороной и с ним надо бороться. Понятно, что сейчас преждевременно говорить об этом, но когда рано или поздно сирийский конфликт закончится, логично ли ожидать, что Россия будет и дальше бороться с терроризмом в других странах, где он есть? Например, в Нигерии, где присутствует группировка «Боко Харам».

Ответ: В Сирию мы пришли не сами. Действительно, мы сами констатировали на протяжении нескольких лет наличие террористической угрозы в Сирии и в регионе в целом. Мы констатировали, и наш анализ это показывал, как эта угроза развивается, как она нарастает, какие тенденции будут дальше. Это было, но мы не пришли в Сирию сами, мы пришли туда по просьбе сирийского руководства, по поводу государства, которое страдает от террористической угрозы.

Что касается того, будет или нет Россия бороться с международным терроризмом. Вы видите только одну сторону проблемы: показывают, как летают самолеты и как работают ВКС. Я думаю, что Вы совершенно несправедливо считаете, что борьба с терроризмом происходит исключительно только такими силовыми методами. Мы не прекращали и не будем прекращать борьбу с терроризмом в том числе в международно-правовом поле. Для этого существует огромное количество механизмов, в которых Россия активнейшим образом участвует, в том числе, по линии ООН, по линии созданной во многом благодаря усилиям Российской Федерации и других наших партнеров ШОС и тех механизмов, которые там действуют. Посмотрите резолюции Совета Безопасности ООН, которые направлены на борьбу с терроризмом. Я думаю, что даже этих примеров достаточно, чтобы продемонстрировать, что наши усилия на этом направлении очень активны.

Еще один момент. Очень многое зависит от двустороннего партнерства и кооперации между странами по борьбе с терроризмом – это обмен информацией, поиски путей и выработки совместных стратегий по борьбе с терроризмом, просто конкретная ежедневная работа по пресечению терроризма и всего, что с ним связано. Также я бы хотела привлечь Ваше внимание к интервью заместителя Министра иностранных дел России О.В.Сыромолотова, которое вчера вышло в агентстве «Россия сегодня», завтра еще одно его интервью будет опубликовано в ИА «Интерфакс» и будет посвящено усилиям Российской Федерации в борьбе с международным терроризмом.

Вопрос: Вы знаете, что происходит у границы с Турцией? Несколько дней назад тысячи людей уехали из Сирии, по их словам, из-за операции российских ВКС. Как Вы можете это прокомментировать?

Ответ: Я много говорила о заявлениях, сделанных относительно того, что новая волна беженцев была связана с действиями ВКС России. Действия ВКС нашей страны направлены исключительно на борьбу с ИГИЛ. Люди бегут от игиловцев, а не от российских военных. Причем, когда мы читаем материалы, складывается такое впечатление, что как будто российские военные находятся в Сирии «на земле». Один раз возьму на себя смелость говорить на «немидовские» темы (об этом много раз все говорили, но повторю еще раз). Наших сухопутных войск на территории Сирии нет. Складывающееся и формирующееся СМИ ощущение будто бы российские войска чуть ли непосредственно ни присутствуют там физически, неправильное.

Могу еще раз подтвердить, что решению гуманитарной ситуации в Сирии должно уделяться приоритетное внимание, мы об этом неоднократно говорили нашим партнерам. Мы, безусловно, направляем в Сирию гуманитарную помощь, о которой вас тоже информируем. Прекрасно пониманием, что люди, которые уже на протяжении многих лет покидают Сирию и делают это в отчаянии, но, конечно, не по причине российских бомбардировок, как это пытаются показать, а бегут от терроризма и вообще той ситуации, которая складывается на протяжении нескольких лет на территории этой страны.

Вопрос: Вы говорили о курдской ПДС и переговорах в Женеве. Что российская сторона думает об участии С.Муслима и его партии в следующих переговорах в Женеве?

Ответ: По этому вопросу я вновь могу адресовать Вас к заявлению Министра иностранных дел России С.В.Лаврова, которое он сделал, отвечая на Ваш же вопрос в ходе пресс-конференции 26 января. В частности, он говорил о ПДС и о наших подходах к этому вопросу. Мне больше добавить  нечего. Наша позиция остается той же. Мы полагаем, что без участия курдов переговоры не могут дать тот результат, на который мы все рассчитываем, а именно окончательное урегулирование в Сирии. Также я сегодня объяснила, почему: эти люди живут там и контролируют территорию, без учета их мнения невозможно решать будущее этого государства.

Вопрос: Как сегодня сказал Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров, вызовов и сложных ситуаций сегодня в мире меньше не стало, и одной из них я считаю захват россиян американскими спецслужбами на территории третьих стран. Первый такой случай произошел с нашим российским летчиком К.Ярошенко в Либерии. Российский МИД посылал в Госдеп США ноту с требованиями о том, чтобы проследили за состоянием здоровья и посодействовали приезду российских независимых докторов для его осмотра. К.Ярошенко сделали операцию за 40 минут и через 20 минут кинули в тюрьму, не предоставив никаких лекарств, анестезии, обезболивания. Получается, что нас не слышат. Какие действия собирается предпринимать российский МИД? Есть ли шанс, что нас услышат в Америке?

Ответ: Скажу, что шанс есть, и нас слышат – это точно. Во-первых, ситуация вокруг К.Ярошенко в частности и вообще неправомочные захваты и содержание российских граждан в американских тюрьмах – тема, которая находится в поле пристального внимания МИД России на всех уровнях. Этим занимаются наше Посольство в Вашингтоне, генеральные консульства на территории США, Центральный аппарат, лично Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров, регулярно обсуждая эту тему со своим американским визави. Причем эти обсуждения носят не просто теоретический, философский характер, но приводятся факты, высказываются наши озабоченности и наше понимание того, что необходимо сделать. «Слышат или не слышат» – могу сказать, что слышат, потому что тему физического состояния К.Ярошенко поднимал непосредственно Министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров в ходе переговоров с Госсекретарем США Дж.Керри. Помню реакцию наших американских коллег, членов делегации Госсекретаря США Дж.Керри. На тот момент они усомнились, что физическое состояние К.Ярошенко требует какого-то оперативного вмешательства, но мы настаивали, и были предприняты соответствующие шаги с американской стороны – ему была сделана операция. Это подтверждает еще раз то, что мы говорим, действительно основано на фактах, ему на самом деле была нужна медицинская операция. Потом мы слышали заявление адвоката К.Ярошенко со ссылкой на мнение его клиента о том, что ему необходима дополнительная медицинская помощь. Мы оперативно связывались и по этому вопросу. Ситуация находится на постоянном контроле и решается в ручном режиме, так будет и впредь.

Конечно, мы хотели бы видеть глобальное изменение ситуации, чтобы перестали захватывать за рубежом наших граждан. Но, если такое происходит, то судьба российских граждан за рубежом находится в зоне пристального внимания МИД.

Читаю в соцсетях и СМИ информацию, часть о благополучных людях, отдыхающих на курорте за рубежом, о том, что и им может требоваться помощь, разбираемся с каждым случаем, могу вас заверить. Делаем все, чтобы качество услуг, предоставляемых МИД России, соответствовало необходимому уровню. Если есть жалобы, то мы их прорабатываем и детально разбираем, делаем все возможное. Понимаю, что мы несовершенны, но мы, правда, стараемся.

Вопрос: Сейчас появилась информация, что Пентагон ищет предлог для того, чтобы опять ввести в Исландию довольно крупный контингент войск (раньше там была крупная военно-морская база США). Что Россия думает по этому поводу?

Ответ: Жалко Исландию, что говорить. Все-таки необходимо людей спрашивать, жителей этой страны, хотят они или нет – это вопрос для общенационального обсуждения. Ваш вопрос схож с вопросом Вашей коллеги: зачем это делается? Исландии станет спокойнее? Ей кто-то угрожает? Кто-то подрывает ее национальные интересы? Если что-то и подорвало национальные интересы Исландии, то это санкции, которые ввел ЕС в отношении Российской Федерации, и Запад, который заставил страны, не входящие в ЕС, также присоединиться к этим санкциям. Это действительно подрывает национальные интересы Исландии, потому что это прямой ущерб людям, которые вели сотрудничество с нашей страной.

Вопрос: Исландия присоединилась к евросанкциям в отношении России, и Ваша страна ответила на эти санкции лишь спустя полтора года, хотя Исландия юридически не входит в ЕС. Если Исландия перестанет подписывать бумаги из Брюсселя, то снимет ли Россия с Исландии контрсанкции?

Ответ: Будут ли отменены ответные меры России, если Исландия перестанет подписывать бумаги из Брюсселя? На то это и называется ответными мерами. Инициативно мы не вводили санкций ни в отношении стран ЕС, ни стран, которые не входят в ЕС, но поддержали его политику. Честно говоря, нам такое не могло и в голову прийти. Это была политика, направленная против нашей страны, мы были вынуждены ответить, чтобы защитить себя. Российское руководство многократно на всех уровнях говорило, что это не наш выбор и мы отвечаем на действия наших коллег. Как Вы понимаете, вопрос введения ответных санкций – вопрос прерогативы российского руководства, правительства. Безусловно, мы будем ориентироваться в этом вопросе, исходя из действий тех или иных стран. В первую очередь свою санкционную политику должны пересмотреть те страны, которые ее ввели. Ведь прошло достаточно времени, чтобы понять, что, если кому-то эти санкции мешают, то мешают они, в первую очередь, гражданам европейских государств: будь то граждане ЕС или стран, не являющихся его членами, но поддержавших политику Брюсселя.

Я видела большое количество статистики на этот счет,  и, мне кажется, что она не особо поддерживается, распространяется и популяризируется  руководством этих стран, потому что цифры говорят сами за себя. Конечно, это был «выстрел себе в ногу». Не знаю, в кого целились, возможно, в нас, но попали в себя.

Вопрос: Интересует официальная позиция МИД России относительно начала переговоров Южной Кореи и США по размещению THАAD. Считаете ли вы, что это усилит напряженность в регионе и предаст новый виток «гонке вооружений»?

Ответ: Сегодня днем был опубликован соответствующий комментарий. Если есть необходимость, я его зачитаю. Вызывает озабоченность информация о решении США и РК начать официальные переговоры относительно возможного размещения в Южной Корее американских противоракетных комплексов THAD. Эта мера подается как ответ на проведение КНДР 6 января с.г. испытания ядерного оружия и запуск 7 февраля с.г. ракеты-носителя.

Отмечаем, что избранный Пхеньяном курс в ракетной и ядерной сферах, демонстрируемое пренебрежение нормами международного права не может не вызывать решительного осуждения. Мы говорили об этом сразу после того, как были совершены соответствующие действия со стороны Северной Кореи. Это наносит серьезный ущерб безопасности государств региона, в первую очередь самой КНДР.

В то же время мы констатируем, что эти события используются Вашингтоном для того, чтобы расширить географию развертывания американской глобальной ПРО, на этот раз – за счет размещения своих противоракетных комплексов THАAD на территории Республики Корея.

Появление элементов глобальной ПРО США в регионе, характеризующемся весьма сложной ситуацией в сфере безопасности, может спровоцировать гонку вооружений в Северо-Восточной Азии, также дополнительно осложнит решение ядерной проблемы Корейского полуострова. Все это лишний раз доказывает правоту российской позиции, состоящей в том, что непременным условием урегулирования ситуации на Корейском полуострове является создание в регионе Северо-Восточной Азии всеобъемлющей системы мира, которая учитывала бы интересы безопасности всех находящихся здесь государств.

В более широком плане этот шаг способен лишь усилить деструктивное влияние глобальной ПРО США на международную безопасность и стратегическую стабильность.

Рассчитываем, что в Вашингтоне и Сеуле тщательно взвесят возможные последствия, к которым может привести подобное развитие событий, и сделают надлежащие выводы.

Данная позиция доведена по дипломатическим каналам до американских и южнокорейских сторон.

Вопрос: Сегодня Южная Корея заявила, что в качестве одной из санкций против КНДР закрывает индустриальный комплекс в Кэсоне, и уведомила об этом ряд государств, включая Россию. Есть ли уже какая-то позиция по этому вопросу?

Ответ: По поводу закрытия индустриально комплекса Кэсон у меня нет никакой информации, должна ее уточнить.

Вопрос: Хотела бы сердечно поздравить Вас с профессиональным праздником и пожелать победы на всех фронтах.

На днях получило резонанс заявление главного редактора авторитетной радиостанции «Эхо Москвы» А.А.Венедиктова. Заголовки звучали примерно так: мы, Россия еще разыграет карту по Карабаху и мало не покажется. Потом он добавил, что, дескать, пусть Президент Азербайджана И.Г.Алиев вместе с турецкими коллегами помнит, что если нужно, мы усилим конфликт, когда нам нужно, и, дескать, России нет дела до местного населения. Такая соль на рану армянскому и азербайджанскому народу.

Ответ: Из того, как Вы это пересказываете, складывается впечатление, что А.А.Венедиктов  запугивал Азербайджан. Надеюсь, что это не так. Мне кажется, что он на это не способен. Могу сказать, что журналистами и экспертами в России высказывается большое количество мнений на различные проблемы. Это их частная точка зрения, она не отражает или может не отражать точку зрения официальной Москвы. Мы поддерживаем тесный контакт с Баку, и наши азербайджанские коллеги в нас абсолютно уверены. Точно так же, как по вопросу нагорно-карабахского урегулирования эта уверенность есть как у армянской, так и у азербайджанской сторон. Поэтому не надо поддаваться на провокации, а необходимо слышать и слушать, что говорит официальная Москва. А экспертное сообщество, журналисты имеют право на свою точку зрения, но, конечно, хотелось бы, чтобы они при этом понимали степень своей популярности и ответственности.

Вопрос: Будут ли участвовать Саудовская Аравия и Иран в МГПС?

Ответ: Мы исходим из того, что формат определен. У нас не было никакой информации о его изменении. Эту информацию следует уточнить у самих сторон. У меня информации о том, что формат меняется, нет

Вопрос: Изначально не было запланировано их участие?

Ответ: Формат МГПС подразумевает участников, которые участвовали в предыдущих встречах. Изменения формата в ту или иную сторону не предусматривалось. О том, кто будет представлен и как от различных стран, Вам, лучше уточнять у них. У меня нет информации об изменении формата участников. Мы, собственно говоря, и добивались, чтобы была полная представленность тех игроков, от которых зависит ситуация.

Вопрос: Что Россия ждет от встречи с Госсекретарем США Дж.Керри?

Ответ: Могу сказать, что, безусловно, будут рассмотрены актуальные вопросы, учитывая, что эта встреча запланирована, прорабатывается и по-видимому, состоится до встречи МГПС. Конечно, она будет посвящена сирийскому вопросу. Думаю, что будут обсуждаться, наверное, и другие актуальные вопросы повестки дня, как обычно они обсуждаются в ходе контактов между двумя министрами. Но более детальной информации нет, потому что встреча находится как раз в процессе проработки.

Вопрос: Министр иностранных дел России С.В.Лавров накануне в интервью газете «Московский комсомолец» сообщил, что Москва располагает данными о контактах запрещенной в России террористической группировкой ИГИЛ с руководством Турции. Они обсуждают пути взаимодействия, перевозку контрабанды в условиях, когда традиционные маршруты перекрыты. Будут ли эти данные предоставлены нашим западным партнерам? Будет ли этот вопрос обсуждаться в Мюнхене?

Ответ: Я постоянно об этом говорю: мы готовы не просто предоставлять данные, а координировать наши шаги, обмениваться информацией с западными коллегами в любых удобных для них форматах. Вопрос в том, что мы, к сожалению, не видим в этом никакой заинтересованности. Вчера в интервью нидерландскому журналисту я рассказывала, как происходит, например, предоставление данных нашими американскими коллегами, когда мы говорим, что они нам не говорят, а только голословно обвиняют и не предоставляют никаких данных. Видимо, мы настолько часто об этом говорим, что на каком-то уровне это сработало, и в ходе контактов по дипломатическим каналам российскому представителю был показал какой-то снимок, рисунок. Когда российский представитель сказал: «Дайте нам, мы сейчас изучим», на это нам ответили: «Нет, смотреть можно только из  рук». Это тоже как-то показательно. Мы готовы не просто делиться, а готовы к взаимодействию по всем вопросам. Мы же сразу создали Информационный центр в Багдаде, у нас есть иорданская площадка – на любой вкус, для любого формата, который только будет удобен. Теперь вопрос к нашим американским и западным коллегам.

Вопрос: Некоторое время назад Вы выступали с протестом против досмотра российских военнослужащих из Совместного центра. Выяснилось, что эти военнослужащие сотрудничали с боевиками и оказывали им помощь в подготовке боевиков в Донбассе. Вчера были обнародованы соответствующие доказательства службой безопасности Украины. Насколько эта деятельность коррелируется с целью, с которой пригласили российских военных для сотрудничества?

Ответ: Мне кажется, не коррелируются вообще с реальностью обвинения и называние ополченцев и представителей Донбасса такими словами, как террористы, боевики, проведение некой АТО. Понимаете, если действовать в этой системе координат, то, конечно, это логично. Если представители официального Киева называют представителей Донбасса террористами, то любой человек, который пожал руку тому или иному представителю Донбасса – это уже автоматически пособник террористов. В этой системе это абсолютно верно. Хотела бы сказать, что кроме официального Киева никто больше в мире (уж насколько у нас раньше были разные позиции по вопросу украинского урегулирования с британскими, американскими и многими европейскими коллегами), ни на каком этапе никто не называл происходящее на юго-востоке Украины контртеррористической операцией. Никто из них это слово не употреблял, ни в одном международном документе вы не увидите таких названий. Я больше того скажу: я даже не слышала в репортажах западных СМИ, которые тоже всегда играли, сами знаете, на какой стороне, что речь идет о донбасских террористах. Этого просто нет. Поэтому не нужно жить в той реальности, которую не разделяют даже ближайшие союзники. Нет там террористов, нет там АТО – все это придумки и выдумки. Есть люди, которые были доведены до отчаяния и выбрали, к сожалению, путь отстаивания своих прав таким образом, потому что они были лишены иного пути. Поэтому не стоит и не надо придумывать, что общение с ними – это поддержка боевиков. Именно эта логика является тупиковой в реализации и имплементации Минских договоренностей. Со слов Киева, нельзя договариваться с террористами и садиться с ними за один стол. Никто в мире их террористами не признает, кроме Киева. Вот ответ на Ваш вопрос.

Вопрос: Нормально ли то, что они получают награды за участие в боевых действиях против украинской армии?

Ответ: Я Вам ответила на вопрос. Не нормально то, что объявлена контртеррористическая операция против собственного народа, притом, что никаких террористов там нет. Их нет не потому, что об этом говорит Российская Федерация – давайте сейчас не о нас. Еще раз повторю, приведите мне, пожалуйста, цитату кого-нибудь из западных лидеров, кому Вы доверяете, которые бы говорили о контртеррористической операции, о террористах и террористической деятельности на юго-востоке Украины. Таких цитат нет. Ни в каких международных документах нет ни слова о том, что Киев борется с террористами. Если идти путем этой утопии и убеждать себя, что там террористы, то вопрос даже не в Российской Федерации и российских военных, которых можно бесконечно обвинять, а в том, что невозможно будет найти выход для граждан Украины из этого котлована.

Вопрос: Вы упомянули, что прекращение огня будет одной из главных тем на завтрашней встрече в Мюнхене. Готова ли Россия приостановить военную операцию, чтобы обеспечить положительную атмосферу для возобновления переговоров, как на этом настаивает оппозиция?

Ответ: Я считаю, что удары ВКС России создают прекрасную атмосферу для борьбы с терроризмом. Сложно привести пример более эффективной и лучшей атмосферы, чем та, что создают ВКС России. Я думаю, что эффективная борьба с терроризмом сама по себе создает очень конструктивную атмосферу. Вопрос только в том, что, возможно, в этой атмосфере контртерроризма, действительно, неудобно жить и существовать тем, кто этот терроризм поддерживает. Здесь нужно просто определиться с понятиями, кого хотят поддержать: ту оппозицию, которая реально видит возможность и перспективы политического урегулирования в своей стране для того, чтобы жить вместе, или ту оппозицию, которая исповедует террористические принципы и цели. Для второй группы, конечно,  вряд ли российские ВКС создадут хорошую атмосферу, но для тех, кто, действительно, хочет излечить Сирию от терроризма, для того, чтобы строить там демократическое государство, проводить там свободные выборы, развивать принципы демократии, то для этой категории граждан операции ВКС – это то, что нужно.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать доклад Совета ООН по правам человека, в котором, в частности, говорится о военных преступлениях и преступлениях против человечности режима Президента САР Б.Асада. В том числе там были упомянуты десятки тысяч человек, которые были подвергнуты насилию в тюрьмах. Какова позиция России относительно идеи создания международного трибунала по этому поводу?

Ответ: Я не видела этих данных. Могу только повторить еще раз, что мы никогда не идеализировали существующую политическую систему в Сирии, мы регулярно подвергали критике то, что делается официальным Дамаском, в том числе в правочеловеческой сфере, в сфере соблюдения демократических принципов и по многим другим направлениям. Министр иностранных дел России С.В.Лавров открыто заявлял в ходе переговоров и выступлений о том, что демократические преобразования давно в Сирии назрели. Под демократическими преобразованиями мы понимаем весь комплекс: права человека и другие темы. Все это очень запоздало, пришло очень поздно и было питательной средой, которая во многом спровоцировала народные недовольства. Мы говорили и продолжаем говорить обо всем этом открыто. Здесь не надо пытаться представить все так, будто мы каким-то образом прикрываем то, что было сделано не так. Мы об этом не говорим. Очень хочется, чтобы Ваше, действительно, популярное и авторитетное издание довели эту мысль до своих читателей в регионе. Мы не занимаемся поддержанием режима в Сирии, мы полагаем, что внутренняя ситуация в Сирии – это дело самих сирийцев. Но коль скоро страна «заражена» терроризмом, а это уже факт, то ни о каком улучшении гуманитарной ситуации невозможно говорить, там сейчас идет борьба с терроризмом. Мы призываем весь мир сначала решить вопрос с терроризмом, прекратить его подпитывать, наносить совместные удары, определиться с тем, кто террорист, а кто – умеренная оппозиция, а параллельно с этим создавать платформу для переговоров Дамаска и оппозиции, чтобы находить пути для политического ургулирования. Результат этого политического урегулирования тоже нами был определен, какой Сирию хотят видеть все. На одном из первых мест стоит слово «демократическая»: с плюрализмом мнений, со свободой выбора и т.д. Еще раз говорю: нерешенность вопросов с терроризмом, постояная поддержка извне тех или иных террористических группировок, разве это идет на пользу сирийскому народу? Отнюдь нет.

Что касается трибуналов, то я бы даже не хотела фантазировать на эту тему. Для этого есть соответствующие международные механизмы и процедуры. У меня сейчас нет никакой фактурной почвы для того, чтобы отвечать на этот вопрос.

Вопрос: Поздравляю Вас и всех дипломатических работников с праздником. В этих тяжелых условиях вы работаете активно и на высшем уровне.

Как Вы оцениваете тот факт, что в конце 90-х – начале 2000-х гг. в массовом порядке в Россию были приглашены граждане СНГ из Средней Азии, в том числе Таджикистана, но в 2015 г. более 350 тыс. человек по непонятным причинам были внесены в «черный список», которым закрыт на въезд в Российскую Федерацию? Какова позиция МИД России по этому вопросу? Не пора ли рассмотреть этот вопрос, ведь речь идет об иностранных гражданах?

Ответ: Спасибо Вам за поздравление и прекрасные слова.

Как я понимаю, речь идет о миграционном вопросе. У нас существует миграционная политика, о которой Вам хорошо известно – она открытая, мы обсуждаем ее с нашими коллегами, в том числе в Таджикистане. Если речь идет о том, что гражданам той или иной страны отказывается во въезде в Россию, если идет речь о депортации, о «черных списках», под которыми, как я понимаю, подразумевается отказ в выдаче визы, то на это есть соответствующее решение правоохранительных органов в связи с нарушением иностранными гражданами российского законодательства. В этом случае человеку может быть отказано в выдаче визы на абсолютно законных основаниях.

Если у Вас есть примеры, которые ставят под сомнение, что именно факт нарушения российского законодательства повлек за собой отказ в получении визы или разрешения на въезд в Россию, сообщите нам о них – мы проверим и предоставим Вам соответствующую информацию.

Вопрос: Между Республикой Таджикистан и Россией действует безвизовый режим.

Ответ: Я говорила в общем, имея в виду разрешение на въезд. О каких «черных списках» Вы говорите?

Вопрос: «Черный список» в связи с мелкими правонарушениями.

Ответ: Речь идет о том, что людям запрещается въезд на территорию России? Значит, речь о том, что было совершено правонарушение. Если у Вас есть информация, что у людей есть запрет на въезд, но у Вас сомнения, что это решение мотивировано именно нарушением российского законодательства, а не вызвано другими причинами, скажите нам о конкретных случаях, и мы предоставим Вам соответствующую информацию. Правила в этом вопросе едины для всех.

Вопрос: Саудовская Аравия, ОАЭ и Турция заявили, что готовы ввести в Сирию свои войска – 150 000 человек - якобы для борьбы с ИГИЛ. Как бы Вы могли это прокомментировать, и как поведут себя российские войска, если это случится?

Ответ: Вопрос в том, есть ли у западной коалиции какая-либо стратегия в отношении ситуации в Сирии. Есть эта стратегия или ее нет? На протяжении четырех и более лет мы видим, как постоянно меняется подход к сирийскому урегулированию. Каждый год или даже чаще, каждые полгода, появляются заявления о каких-то новых планах. Все-таки речь идет об ответственных странах – лидеры, которые это заявляют, претендуют на мировое лидерство. Должна быть какая-то стратегия, понимание своих действий.

Что касается введения сухопутных войск, то, во-первых, не стоит забывать, что речь идет о суверенном государстве. Если все так трепетно и щепетильно относятся к вопросам суверенитета на одних континентах, то было бы неплохо точно так же применять эти же базовые принципы в отношении, например, сирийского суверенитета. Соответственно, в нашем понимании, которое совпадает с общепризнанными нормами, введение куда-либо каких-либо сил должно быть согласовано с соответствующей стороной, какими бы благими намерениями все это не объяснялось.

Следующий момент – это стратегия. Стратегия предполагает целеполагание. Для чего это делается? Для борьбы с терроризмом? Тогда нужно заявить, например, что коалиция начинает новую фазу борьбы с терроризмом. Хочу заметить, что эти заявления делаются не от лица коалиции, а от отдельных стран. Соответственно возникают вопросы: это самостоятельная деятельность каждой отдельной страны? это конец коалиции? это делается параллельно с действиями коалиции? Как такое может быть? Если речь идет о коалиции, то действия должны быть совместными. Если коалиции больше нет, тогда надо об этом сказать: «Мы уже не коалиция». Кстати говоря, два месяца назад была попытка создать еще одну, параллельную коалицию. Что это такое? Неплохо было бы об этом сказать.

Следующий момент – вопрос координации. Как она будет осуществляться внутри коалиции? Мы не слышали заявлений всех стран коалиции, а самое главное – мы не знаем о позиции коалиции. Это их совместная операция или операции отдельных стран? Все это напоминает истеричные, хаотичные движения, которые не подчинены никакой цели, кроме одной – как-то действовать, но не совсем понятно, как.

Что касается Вашего второго вопроса, давайте дождемся сформулированной позиции тех, кто называет себя коалицией. Наверное, они как-то разовьют эту мысль и расскажут нам, о чем они договорились или каковы желания отдельных членов коалиции. Сейчас это полный сумбур. Не надо сбрасывать со счетов внутриполитические цели, которые преследуют те или иные страны в своей «политике заявлений». Мы часто говорили, что для многих стран (США – хороший пример в данном случае) международная деятельность – это попытка набрать те или иные внутриполитические очки.

 

Обратно к оглавлению

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска