29.01.1618:55

Брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой, Москва, 29 января 2016 года

146-29-01-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Содержание брифинга

  1. О предстоящих рабочих визитах Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ОАЭ и Оман
  2. О переговорах между Правительством Сирии и оппозицией
  3. О ситуации в палестино-израильском урегулировании
  4. О развитии ситуации в Ливии
  5. О ситуации в Афганистане
  6. О заседании Контактной группы по Украине в Минске
  7. О начале расследования МУС событий в Ю.Осетии в августе 2008 года
  8. О ситуации с российской несовершеннолетней гражданкой в Германии
  9. О процессе Вильнюсского окружного суда по делу «13 января 1991 г.»
  10. О текущей ситуации в Черногории
  11. О ДТП в Эстонии
  12. Ответы на вопросы

 

О предстоящих рабочих визитах Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ОАЭ и Оман

 

1-3 февраля состоятся рабочие визиты Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ближневосточный регион – Объединенные Арабские Эмираты и Султанат Оман.

В столице ОАЭ Министр иностранных дел России С.В.Лавров будет принят Наследным принцем Абу-Даби М.Аль Нахайяном, состоятся переговоры с Министром иностранных дел страны ОАЭ А.Аль Нахайяном, являющимся также сопредседателем Межправительственной Российско-Эмиратской комиссии по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству.

В Маскате запланированы беседа главы российского внешнеполитического ведомства с Заместителем Председателя Совета Министров Султаната Оман Фахдом Бен Махмудом Аль Саидом и переговоры с Министром, ответственным за иностранные дела Султаната, Юсефом Бен Аляви. Намечено, что по итогам переговоров будет подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Султаната Оман о взаимном отказе от визовых требований для владельцев дипломатических, специальных и служебных паспортов.

В ходе встреч и бесед Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в Абу-Даби и Маскате состоится предметное обсуждение всего комплекса вопросов дальнейшего поступательного развития традиционно дружественных отношений, которые связывают Россию с ОАЭ и Оманом. К нашим общим задачам и интересам относим поддержание регулярного политического диалога, наращивание объемов товарооборота и инвестиционного партнерства, а также проработку совместных перспективных проектов в энергетике, металлургии, промышленности, сельском хозяйстве, инфраструктурной и других сферах и областях. Помимо этого, российская сторона нацелена на активизацию гуманитарных связей, включая культурные обмены и сотрудничество в сфере туризма.

Важное место на переговорах будет отведено укреплению координации позиций по ключевым аспектам международной и региональной повестки дня. В Абу-Даби и Маскате последовательно придерживаются взвешенного внешнеполитического курса, выражают понимание и поддержку российских подходов и инициатив на площадке ООН и других международных организаций.

В этом контексте будет подробно рассмотрена складывающаяся обстановка на Ближнем Востоке и в Северной Африке с акцентом на необходимость скорейшего политико-дипломатического урегулирования соответствующих конфликтов и существующих в регионе кризисов. В Москве считают важным создание широкого и эффективного фронта борьбы с террористическими угрозами в четком соответствии с положениями международного права. С учетом участия России, ОАЭ и Омана в работе Международной группы поддержки Сирии, а также организации в Женеве переговоров между сирийским Правительством и представителями оппозиции, безусловно, особое внимание будет уделено обмену мнениями по проблематике урегулирования сирийского кризиса.

Еще одна актуальная тема, которая будет обсуждаться в Абу-Даби и Маскате, – положение на мировом рынке энергоносителей, где по-прежнему стоит актуальная задача уменьшения волатильности и обеспечения справедливого уровня цен на углеводороды, достижения с этой целью устойчивого баланса между спросом и предложением.

Рассматриваем предстоящие визиты Министра иностранных дел России С.В.Лаврова как важную составную часть целенаправленных усилий Российской Федерации по  продвижению многопланового и взаимовыгодного взаимодействия со всеми региональными партнерами, в том числе в рамках министерского стратегического диалога Россия – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Очередное заседание в этом формате мы готовы организовать в Москве этой весной. В тесном контакте с эмиратской и оманской сторонами будет рассмотрен обновленный вариант российской концепции обеспечения коллективной безопасности в зоне Персидского залива, который учитывает такие изменения в регионе, как достижение договоренностей по ИЯП и значительное нарастание террористической угрозы.

 

К оглавлению

 

О переговорах между Правительством Сирии и оппозицией

 

Как известно, на 29 января в Женеве запланированы переговоры между сирийским Правительством и оппозицией.

Мы отфиксировали заявление спецпредставителя Генсекретаря ООН по Сирии С. де Мистуры, который, в том числе, непосредственно формировал и прорабатывал вопрос о запуске этих переговоров, о начале переговорного процесса.

У нас есть четкое понимание и достоверная информация  о том, что делегация Правительства Сирии прибыла в Женеву, готова к переговорам и находится в тесном контакте с ооновцами и экспертами, которые там сейчас находятся. Могу сказать, что в Женеве также работают российские эксперты. Группа представителей сирийской оппозиции, сформированная по итогам московской и каирской встреч, также готова к конструктивному взаимодействию и работе. С их стороны нет никаких предварительных условий, все вопросы решены, они полностью готовы к запуску переговорного процесса, о котором была достигнута соответствующая договоренность. Речь идет не о прямых переговорах, а о формате, который был согласован непосредственно спецпредставителем  Генсекретаря ООН по Сирии С. де Мистурой.

Что касается группы оппозиции, сформированной по итогам встречи в Эр-Рияде, я не могу сейчас подтвердить, что ее представители заявили о своей готовности к началу работы. Надеемся, что такие заявления последуют.

Мы должны понимать, что сейчас настал важный, хочется надеяться, переломный момент для поиска развязок и путей достижения мирного и политического урегулирования в Сирии момент.

Призываем все стороны активно включиться в работу, отказаться от каких-то предварительных условий в пользу поиска эффективных путей достижения политического урегулирования в Сирии.

Хотели бы подтвердить нашу принципиальную позицию, заключающуюся в том, что работа (речь идет о сирийской оппозиции) должна строится на принципах инклюзивности, широкой представленности. Именно это является залогом достижения политического урегулирования в Сирии.

На данный момент это все, что я могу сказать о происходящем в Женеве. Ситуация динамично меняется. Будем оперативно предоставлять поступающую информацию. Повторю, что мы плотнейшим образом на месте в Женеве как по линии Постпредства России при ООН в этой стране, так и с учетом направленных туда российских экспертов отслеживаем ситуацию и вовлечены в усилия по содействию сторонам.

Контакты с нашими коллегами проходят и в Москве. Под словом «отслеживаем», пожалуйста, не понимайте какое-то пассивное созерцание. Скажу, что это точно активное участие в тех рамках, о которых было заранее условлено.       

 

К оглавлению

 

О ситуации в палестино-израильском урегулировании

 

Ситуация на этом направлении, оставаясь напряженной, характеризуется вспышками насилия. Вы знаете, что мы регулярно комментируем это ситуацию, к сожалению, есть не обнадеживающее дополнительное развитие событий. В последнее время произошли два трагических инцидента. 18 января в поселении Текоа в районе Вифлеема было совершено ножевое нападение на 30-летнюю беременную израильтянку; 23 января в районе поселения Анатот израильские военные застрелили 13-летнюю палестинскую девочку. Всего с начала столкновений в октябре 2015 г. число жертв с палестинской стороны превысило 160 человек, среди которых есть женщины и подростки, с израильской стороны речь идет о 29 погибших.

Серьезным дестабилизирующим фактором является незаконная поселенческая деятельность Израиля на оккупированных палестинских территориях. 21 января израильское Правительство анонсировало план по экспроприации более 150 га плодородных земельных угодий в районе г.Иерихон на Западном берегу реки Иордан. В случае реализации данного проекта это станет крупнейшим изъятием палестинских земель Израилем с августа 2014 г., когда было, напомню, аннексировано около 400 га.

Подобное опасное развитие событий не может не вызывать озабоченности. Призываем обе стороны разорвать этот замкнутый и порочный круг взаимного насилия. Убеждены, что в сложившихся условиях как никогда востребованы эффективные политико-дипломатические шаги по предотвращению дальнейшей эскалации и стабилизации обстановки. В Москве подтверждают неизменную готовность оказать любую поддержку конфликтующим сторонам, в том числе и по линии ближневосточного «квартета», в усилиях по деэскалации ситуации и нахождению необходимого уровня взаимопонимания между палестинцами и израильтянами для возобновления продвижения к двугосударственному решению.

 

К оглавлению

 

О развитии ситуации в Ливии

 

Обстановка в Ливии остается тревожной. 19 января сформированный в соответствии с договоренностями Президентский совет во главе с Премьер-министром Ф.Сарраджем объявил о согласовании персонального состава Правительства национального согласия (ПНС) Ливии из 32 министров. Однако 25 января Палата депутатов в Тобруке (легитимный ливийский парламент) большинством голосов заблокировала его утверждение, предложив Премьер-министру предоставить в течение 10 дней новую, оптимизированную структуру Правительства, которая бы более соответствовала понятию «антикризисной администрации».

Серьезную озабоченность вызывает то, что, по поступающим сообщениям, на фоне неурегулированности острого внутриполитического кризиса усиливается активность в разных районах страны местных и трансграничных экстремистских и террористических группировок, прежде всего, речь идет об игиловцах.

Надежный заслон на пути такого развития ситуации может поставить лишь реализация межливийского соглашения по параметрам национального примирения. Призываем все ливийские стороны руководствоваться высшими общенациональными интересами. Рассчитываем, что Премьер-министру Ф.Сарраджу при активном содействии спецпредставителя Генсекретаря ООН по Ливии М.Коблера удастся подготовить консенсусный список кабинета министров, который сможет получить парламентский вотум доверия.

 

К оглавлению

 

О ситуации в Афганистане

 

По вашим просьбам мы регулярно возвращаемся к ситуации в этой стране.

Несмотря на наступление зимы, которая традиционно сопровождается затишьем в военных действиях на территории Афганистана, а также на проводимые правоохранительными органами этого государства операции, талибы не снижают боевой активности и продолжают атаки на силовиков в различных частях страны. По-прежнему сложной остается ситуация в южной провинции Кандагар, возобновились боевые действия на Северо-Западе (провинция Фарьяб) и Северо-Востоке (провинция Бадахшан) страны. Серьезную обеспокоенность и озабоченность вызывает деятельность запрещенной в России группировки ИГИЛ, которая стремится распространить свое влияние на всё новые провинции Афганистана.

Усилия по налаживанию контактов Кабула с Движением талибов пока не принесли ощутимых результатов. По итогам прошедшей 18 января в Кабуле второй встречи четырехсторонней контактной группы (Афганистан, Китай, Пакистан, США) согласована лишь часть «дорожной карты» по организации таких переговоров. Ожидаем результатов следующей встречи, которая запланирована на 6 февраля в Исламабаде.

 

К оглавлению

 

О заседании Контактной группы по Украине в Минске

 

Хотела бы привлечь внимание к ситуации на Украине, которую мы держим на постоянном контроле. Имею в виду, не только участие наших экспертов, дипломатов в работе соответствующих органов и другие политико-дипломатические усилия, но и информационную составляющую. Мы не упускаем возможности, чтобы привлечь ваше внимание к происходящему в этой стране.

Прокомментирую состоявшееся в Минске заседание Контактной группы по Украине.

27 января прошло очередное заседание этой структуры, в ходе которого было продолжено предметное обсуждение по всему комплексу вопросов урегулирования внутриукраинского кризиса.

Основное внимание было уделено политическим аспектам. Как известно, для успешного продвижения урегулирования необходим прямой обстоятельный, полноформатный, желательно честный диалог Киева с Донбассом – это фундаментальный принцип Минских договоренностей от 12 февраля 2015 года. Но, к сожалению, вновь фиксируем, что на такой шаг Киев не идет.

Конечно, в этих условиях очень странно видеть и слышать, как члены делегации Украины в Контактной группе пытаются всячески дискредитировать прилагаемые усилия по мирному решению конфликта. Речь идет о заявлениях, которые делают украинские переговорщики (не все, но есть среди них «умельцы») к поправкам, предложенным Донбассом, которые были сделаны  сразу после окончания заседания Контактной группы 27 января. Подобное неконструктивное отношение и странные комментарии на публику вместо того, чтобы быть обращенными к своим оппонентам сразу после заседания, в ходе которого можно было высказать свою позицию и решить какие-либо вопросы с представителями Донбасса, – это все, конечно, от лукавого и не ведет к какому-либо конструктиву и тем более не способствует эффективной работе. Конечно, не может не вызывать обеспокоенность, что эти же представители Украины систематически выносят на публику детали, которые раскрывают суть переговоров, что противоречит изначальным договоренностям об их конфиденциальности. За подобное поведение представители Украины неоднократно подвергались критике в рамках самой Контактной группы. Сейчас очень важный момент, который может стать ключевым в решении судьбы Украины. Необходимо сфокусироваться на конструктивной работе, а не отказываться от диалога с Донбассом, а затем выносить на публику то, что необходимо обсуждать за столом переговоров.

В этой связи призываем наших украинских партнеров воздержаться от подобных действий в будущем, а представителей ОБСЕ в Контактной группе – предпринять шаги, чтобы такие инциденты более не повторялись.

Повторю, необходимо сконцентрироваться на детальной, предметной и эффективной работе.

 

К оглавлению

 

О начале расследования МУС событий в Ю.Осетии

в августе 2008 года

 

Международный уголовный суд (МУС) санкционировал начало официального расследования прокурором этой организации Ф.Бенсудой событий августа 2008 года в Южной Осетии.

Как известно, тогда войска печально вошедшего в историю М.Саакашвили напали на югоосетинский город Цхинвал, населенный мирными жителями, а также на российский миротворческий контингент. Россия передала Международному уголовному Суду более 30 томов российского уголовного дела в подтверждение преступлений режима М.Саакашвили против югоосетинского населения и российских миротворцев.

Однако, прокурор МУС обвиняет югоосетин, более того, российских военнослужащих и, по сути, действуя на стороне агрессора, начинает расследование в отношении жертв нападения. Едва ли можно говорить, что такие действия отвечают идеалам правосудия.

Российская Федерация разочарована решением Суда поддержать позицию Ф.Бенсуды. Россия стояла у истоков создания Международного уголовного суда, голосовала за его учреждение и сотрудничала с этой структурой. Наша страна рассчитывала на то, что МУС станет важным фактором утверждения верховенства права и стабильности в международных отношениях.

Однако, на наш взгляд, этого, к сожалению, не произошло. В этой связи и в свете последнего решения Российская Федерация вынуждена будет рассмотреть в принципиальном плане вопрос об отношении к Международному уголовному Суду.

Помимо многочисленных томов уголовных дел, официальных материалов, которые будут расследовать и рассматривать представители Международного уголовного Суда, неплохо было бы им просто пообщаться с представителями Южной Осетии, обычными гражданами, которые могут показать им много хранящихся у них альбомов с фотографиями тех, кого они потеряли, рассказать историю своих семей, родителей и детей. Может быть, провести по тем местам, где раньше была жизнь и только в результате действий М.Саакашвили и вооруженных сил, которые исполняли его преступные приказы, она тогда остановилась. Думаю, это будет важным дополнением к той формальной работе, которую ведет Международный уголовный Суд.

Конечно, надо было начинать разговор с того, как могли использоваться установки «Град» в отношении мирного населения, и как так получилось, что заживо сгорели российские военнослужащие.

 

К оглавлению

 

О ситуации с российской несовершеннолетней гражданкой

в Германии

 

В последние дни мы все слышали комментарии официальных представителей ФРГ в связи с ситуацией вокруг несовершеннолетней гражданки России, проживающей на территории ФРГ.

В этой связи я бы хотела сделать несколько комментариев. Наверное, все слышали ответ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на соответствующие заявления Министра иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайера, которые вчера прозвучали. Он был предельно четким, формулирующим российский подход к этому вопросу.

Всем понятно, что ситуация была запутанной с самого начала. Но стала она такой по одной простой причине: ни мы, ни граждане ФРГ, ни члены семьи девочки не услышали внятных комментариев официальных представителей соответствующих правоохранительных или других органов ФРГ. С этого все и началось. Если бы с самого начала были даны четкие и внятные комментарии, если бы семья несовершеннолетней девочки, которая по объективным причинам была в ужасе от произошедшего и пыталась найти помощь у правоохранительных органов, была бы проинформирована о том, что предпринимается, возможно, тогда общественности не потребовалось бы действовать теми методами, которыми она действовала: выходить на улицу, требовать справедливости, взывать к усилиям СМИ.

Напомню, что все это происходило на фоне массового сокрытия информации о том, что происходило в отношении многих гражданок ФРГ в те дни в различных городах Германии. Мы все прекрасно помним, как правоохранительные органы, полиция пытались замять это дело, не пустить информацию дальше. К такой реакции привели отсутствие четкой и прозрачной позиции, а также попытки все скрыть или сделать вид, что ничего не происходит.

В этой ситуации российские журналисты сделали то, что они должны были сделать – начали проводить журналистское расследование. В первую очередь они обратились к родственникам девочки. Затем – к правоохранительным органам, от которых они не получили комментариев. Несмотря на то, что комментарии были даны немецким, а не российским журналистам, российские СМИ сразу включились в работу и начали цитировать позицию официального Берлина.

Что же мы получили в результате? По большому счету, травлю, которая началась в отношении российских журналистов. За что? За то, что они сделали то, к чему их много лет призывали, в том числе международные структуры, которые занимаются СМИ: к соблюдению свободы слова. Что же они сделали? За что на них была объявлена такая «информационная охота»? Почему их сделали крайними? Самое интересное, что мы с удивлением слышали от германской стороны призыв «не обращать внимание на сообщения СМИ по данному вопросу». Так и хочется сказать: «Приехали». Как это не обращать внимание на сообщения СМИ? Хотела бы напомнить, что позиция западных стран по огромному количеству вопросов строится исключительно на сообщениях СМИ. Именно сообщения СМИ кладутся в основу докладов, например, представителей ООН по тому или иному региональному сюжету. Мне странно об этом говорить нашим зарубежным коллегам, но основой демократического устройства является свобода слова и свободная, непредвзятая и не подверженная пропаганде деятельность журналистов. Все, что мы слышим, не может не вызывать удивления.

Очень важно, что наконец-то официальные лица ФРГ обратили внимание на эту ситуацию. Все это требует тщательного расследования, прекращения какого-либо давления на СМИ. Мне кажется, что необходимо сконцентрироваться не на том, чтобы ругать журналистов, а на том, чтобы выяснить, что случилось и как сделать так, чтобы подобные случаи не повторялись в будущем. Самое главное – создать, наконец, в таких кризисных ситуациях, инструмент нормального информирования общественности, когда люди могли бы получать достоверную информацию, а правоохранительные органы – успокоить население, отдельных граждан, которые имеют право на получение сведений и информации и рассчитывающих, что правоохранительные органы будут действительно их охранять, а не скрывать от них что-либо.

На фоне абсолютно голословных, не имеющих никакой почвы обвинений в наш адрес о попытках инструментализации, политизации этой ситуации, которая сложилась вокруг проживающей в Берлине и ставшей жертвой насилия несовершеннолетней гражданки, хотели бы обратить внимание, что в данном случае речь идет именно о гражданке Российской Федерации. И тем более странно, что мы не слышали заявлений официальных представителей Германии. Они должны были их предоставить как минимум по двум причинам: во-первых, потому что было соответствующее обращение, а, во-вторых, потому что они должны были информировать российскую сторону. Мы узнали об этой ситуации не от германских правоохранительных органов или от наших коллег, а от СМИ. Только благодаря журналистам и колоссальному общественному резонансу наконец-то прозвучали соответствующие заявления и комментарии официальных лиц.

Мы очень не хотели бы, чтобы и дальше подобное повторялось, и такие случаи замалчивались. Российская сторона имеет все основания требовать проведения всестороннего, объективного и оперативного расследования этого случая, предоставления информации в полном объеме. Мы не вмешиваемся, как утверждает германская сторона, во внутренние дела ФРГ, не используем случившееся, как говорили многие, в целях пропаганды или оказания влияния на сложные внутригерманские дебаты по миграционной проблематике. Мы призываем партнеров быть последовательными в действиях по защите прав человека, тем более, что в Берлине никогда не отличались сдержанностью в каких-либо высказываниях в адрес России по правочеловеческой проблематике или даже по внутриполитической ситуации.

МИД России и наше Посольство в Берлине держат эту ситуацию на плотном контроле. Продолжаем добиваться в тесном контакте с семьей пострадавшей и ее адвокатами обеспечения законных прав жертвы и наказания преступников.

Мы находимся также в тесном контакте с нашими германскими коллегами. Могу сказать, что на сегодня запланирован телефонный разговор глав наших внешнеполитических ведомств С.В.Лаврова и Ф.-В.Штайнмайера. Эта тема будет обсуждаться.

Очень надеемся, что необходимую информацию в полном объеме мы будем получать от германских коллег. Если наши коллеги в ФРГ полагают, что сведения об этом деле мы должны черпать не из СМИ (я уже сказала о зыбкости этой позиции), тогда хотелось бы получить всю информацию непосредственно от них, и чтобы она поступала оперативно.

 

К оглавлению

 

О процессе Вильнюсского окружного суда

по делу «13 января 1991 г.»

 

27 января в Литве начался судебный процесс в отношении группы российских граждан, обвиняемых в попытке «незаконного изменения конституционного строя литовского государства, покушении на его независимость и территориальную целостность», а также совершении «преступлений против человечности» и «военных преступлений» в ходе трагических событий в Вильнюсе 13 января 1991 г.

Ознакомление с материалами обвинения дает основание для заключения, что россияне привлекаются к уголовной ответственности незаконно, инкриминируемые им действия оцениваются необъективно с нарушением принципа презумпции невиновности и основополагающих основ международного права.

Глубокую озабоченность вызывают попытки литовских властей использовать в этом деле правосудие в качестве инструмента фальсификации исторических событий. Общеизвестно, что по состоянию на январь 1991 г. независимость Литвы не была признана ни одним государством. Только в сентябре 1991 г. последовало коллективное признание Литовской Республики и ее прием в ООН. Напомню, что в обвинении присутствует и упоминается дата 13 января 1991 г. Соответственно, до этого периода не представляется возможным говорить о «конституционном строе, территориальной целостности и независимости Литовской Республики».

Рассчитываем, что судебный процесс не будет превращен в политическое судилище, обвиняемым будет обеспечено право на справедливое судебное разбирательство, а вердикт суда будет вынесен без вмешательства со стороны властей и с учетом положений основополагающих документов в области прав человека.

С учетом состояния здоровья очно присутствующего на процессе полковника в отставке Ю.Н.Меля призываем литовский суд проявить гуманность и изменить обвиняемому меру пресечения на более мягкую, не связанную с арестом.

 

К оглавлению

 

О текущей ситуации в Черногории

 

Нас регулярно просят осветить развитие ситуации в Черногории.

Результаты состоявшегося 27 января голосования в Скупщине Черногории по вопросу доверия правительству М.Джукановича продемонстрировали отсутствие единства в правящей коалиции – очевидно, что очень навязчиво декларируемый черногорским руководством «монолит» власти на самом деле вызывает большие сомнения. В свою очередь, такой расклад стал очередным подтверждением существования в черногорском обществе глубокого раскола.

Сложившаяся ситуация подтверждает необходимость широкого диалога с участием всех политических сил, гражданского общества, черногорского народа в целом, в том числе по наиболее чувствительной теме – вступлению Черногории в НАТО.

 

К оглавлению

 

О ДТП в Эстонии

 

Прошла оперативная информация, что в ночь с четверга на пятницу в районе Ида-Вирумаа (Эстония) в ДТП попал автобус, следовавший по маршруту Рига-Санкт-Петербург. В аварии пострадали в том числе граждане России, которым сейчас оказывается медицинская помощь в центральной больнице этого населенного пункта. Российские консульские сотрудники находятся в постоянном контакте с местными властями, один из наших дипломатов дежурит в больнице.

В Посольстве России в Таллине открыта горячая линия, по которой родные и близкие могут узнать о состоянии здоровья пострадавших
(тел.: +372 646 41 69, +372 646 41 70, +372 646 41 75). Кроме того можно связаться с находящимся в больнице российским консулом Шевченко Кимом Николаевичем по телефону  +372 519 13 023.

 

К оглавлению

        

***

 

Хотела бы сказать об одном небольшом нововведении. Напомню, что в России активно действует Ассоциация иностранных корреспондентов, которую возглавляет А.Аль-Сайед. Мы вводим новую традицию, по крайней мере, на этот год. В случае, если А.Аль-Сайед будет присутствовать на наших брифингах, ему будет предоставлено право первого вопроса. Думаю, что это правильно, справедливо и разумно: он находится в тесной координации с иностранными корреспондентами, знает какие темы интересуют журналистов.

У нас много инкорров, в том числе, тех, которые не могут прийти на брифинг, потому что они единолично представляют то или иное СМИ и могут быть задействованы в других мероприятиях. Они имеют возможность делегировать такие полномочия г-ну А.Аль-Сайеду.

 

Из ответов на вопросы:

 

Вопрос: Американское командование в Европе одним из основных направлений своей деятельности обозначило противостояние «российской агрессии». Как бы Вы это прокомментировали? Какие меры предпринимаются в этой связи?

Ответ: Мы слышим о «российской агрессии» не только от представителей США. Это тема, которая, возможно, с подачи Вашингтона сейчас раскручивается и в других странах. Тезис о «российской угрозе», «российской агрессии» перетекает из выступления в выступление. Более того, он закрепляется в различных документах, посвященных военной стратегии в разных странах. Многие идут дальше, предпринимая более активные усилия по включению этого тезиса в двусторонние документы и соглашения различных стран.

Считаю, что нужно те только говорить эмоционально, но и оперировать фактами, приводить конкретику. Если посмотреть на обновленную стратегию Объединенного командования Вооруженных Сил США в Европейской зоне, то Россия названа там «глобальным вызовом, требующим глобального ответа», а противодействие нам объявлено главным приоритетом. Все это делается для того, чтобы в очередной раз в теории или философски, концептуально оправдать собственные практические шаги по приближению собственной военной инфраструктуры к российским границам. Очевидно, цель поставлена, и ее просто нужно идеологически подать населению. Как объяснить людям, обывателям, зачем НАТО приближается к границам России? Для этого нужно придумать очень емкий и простой тезис, и он придуман – речь идет о т.н. «российской агрессии».

Можно сказать, что и момент для обнародования подобного документа выбран неслучайно. Опубликование этих документов и, в частности, процитированного мной, было приурочено к представлению Пентагоном очередного бюджетного запроса. Это очень хорошее обоснование для увеличения соответствующих военных расходов. Как вы знаете, за любыми такими расходами стоит соответствующее лобби, которое в США является очень сильным. В соответствии с этим бюджетным запросом, если оперировать фактами и цифрами,  Минобороны США рассчитывает в 2017 г. нарастить расходы на военную деятельность на европейском театре (речь идет именно о территории Европы) в целях «сдерживания России» более чем в четыре раза. Ведь обычным людям, живущим, в частности, в США, и которых волнуют совершенно практические вопросы – медицина, образование, культура – каким-то образом нужно рассказать, почему в разы увеличиваются расходы на вооружение в регионе, где, казалось бы, нет таких вооруженных конфликтов, где страны как раз занимаются взаимодействием и сотрудничеством. Объяснить это можно, создав миф о российской угрозе. Увеличение, по крайней мере по запросам, должно произойти с 790 млн. до 3-4 млрд. долл. Объяснение нужно каким-то образом представить, и оно предоставляется в виде мифологизации образа России как тотальной всемирной угрозы.

Все это мы видим, не только читаем, но отслеживаем и анализируем. Будем учитывать военные приготовления США, в том числе в Европе, в своем оборонном строительстве. Знающие российскую историю понимают, что запугать нас не удастся. Думаю, что сегодня, с учетом развития СМИ, не получится обмануть общественность как у себя в странах, так и в мире, относительно истинности намерений и того, кто действительно провоцирует эту напряженность. Еще раз обращаем внимание на пагубность подобной конфронтационной линии, которую занимает, к сожалению, часть элиты в Вашингтоне, потому что все это чревато тяжелыми последствиями для системы глобальной стабильности.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать заявление Министра иностранных дел Польши В.Ващиковского, который посетовал сегодня, что Варшаве «сильно не повезло с восточным соседом», поскольку Россия, по его словам, является главным источником неуверенности в сфере безопасности?

Ответ: Что касается заявлений представителей Варшавы о том, что Россия является источником неуверенности, думаю, что ответ на предыдущий вопрос станет логическим продолжением ответа на Ваш. Если в одном месте путем очень мощных финансовых вливаний активно формируется образ врага, то, конечно, в другом месте люди будут неуверенными и будут жить в состоянии страха. Это все взаимосвязанные вещи. Мы прекрасно понимаем, что это истории «из одной информационной кампании». Речь идет о формировании образа врага для того, чтобы запугать, внушить ощущение нестабильности, неуверенности на Европейском континенте. Соответственно в Европе нужны голоса в поддержку этой кампании. К сожалению, Варшава в данном случае отрабатывает сигнал, принимая посылы, которые отправляет Вашингтон. Это все артисты из одной оперетты. Для чего это делается, ясно. Но для чего это нужно именно Варшаве – совершенно не понятно. Они говорят о том, что им «не повезло», что они «не уверены». Но для того, чтобы быть уверенными, нужно просто начать взаимодействовать и сотрудничать по различным направлениям. Мы открыты к такому диалогу, готовы развивать экономические, политические отношения, решать самые сложные вопросы, связанные с нашей историей. Это конструктивный путь, связанный с взаимодействием. Есть и другой – жить фобиями, страхами, в постоянной неуверенности, ловить посылы из-за океана о том, что они живут в состоянии угрозы. Можно бесконечно жить с этими фобиями и страхами. Выбирать самой Польше, идет ли она путем сотрудничества, взаимодействия, к которому открыта Россия, или продолжать жить мифологемами, «нарисованными» образами, в которые же и верить.

Вопрос: Как бы Вы могли прокомментировать высказывания Главнокомандующего ВС НАТО в Европе Ф.Бридлава относительно долгих объятий с «русским медведем»?

Ответ: Предпочитаю не комментировать личную жизнь Ф.Бридлава.

Вопрос: Вы уже сказали, что сирийская правительственная делегация прибыла в Женеву и готова к переговорам. Есть ли у МИД России информация о том, кто возглавляет эту делегацию, и не входит ли в ее состав Министр обороны САР, посетивший вчера Москву?

Ответ: По вопросу состава сирийской делегации Вам лучше обратиться к сирийской стороне. Посольство Сирии в Москве открыто к комментариям. Думаю, они предоставят Вам список. Зачем нам делать работу, которую должны выполнять наши сирийские коллеги? Они всегда открыты к контактам с прессой.

Вопрос: Сирийская оппозиция обвиняет Россию и Иран в препятствовании женевским переговорам путем невыполнения последнего постановления ООН о прекращении нанесения ударов и снятия блокады с городов. Какова позиция России на подобные обвинения?

Ответ: Что касается обвинений ряда представителей делегаций сирийской оппозиции в том, что якобы Россия виновата чуть ли не в подрыве или срыве женевских переговоров, то это – полная чушь. Россия стояла у истоков переговоров Дамаска с оппозицией, политико-дипломатического урегулирования этой ситуации.

Хочу напомнить о том, какие сценарии преобладали еще год назад, и кто последовательно предлагал начать взаимодействие по линии Дамаск-оппозиция. Это была именно Российская Федерация. Заниматься сначала тем, что вкладывать колоссальный политический капитал в формирование этой повестки, а потом ей же сопротивляться, это не то что не наши методы, а методы абсолютно других сил и игроков. Мы были и остаемся привержены диалогу, который должен быть равноправным, должен быть основан на формировании делегации оппозиции на платформе инклюзивности  и широкой представленности не потому, что это нравится нам или является нашим политическим условием для реализации своих личных взглядов или политических амбиций, а потому что, исходя из наших оценок и анализа наших экспертов – специалистов по ситуации в регионе сирийцы настаивают на этих принципах. Причина проста – если сейчас не включить или специально исключить ту или иную группу лиц, отдельных граждан или общественных движений, то потом выстраивание этого политического процесса может сорваться, дать сбой. Сейчас самое главное сделать так, чтобы максимально широкий круг оппозиционно настроенных организаций, общественных деятелей смог сказать о том, что их волнует, поделиться тем, как они видят движение вперед. Конечно, повестка, по которой должен вестись соответствующий диалог, должна включать основные аспекты политического урегулирования: это то, какой хотят видеть будущую Сирию по итогам политического урегулирования – единой, целостной, демократической, представляющей возможность сосуществования людей различного вероисповедания, различных религий, взглядов и убеждений, в которой каждый человек чувствовал бы себя равноправным и голос каждого был бы слышен и уважался. Исходя из этого и существующих сейчас проблем необходимо формировать платформу для движения вперед. Подключение потом тех, кого исключают сейчас, безусловно, затормозит процесс. Правильный фундамент нужно закладывать с самого начала. Это не наши предварительные условия для удовлетворения собственных амбиций, а понимание того, что здание политического урегулирования в Сирии должно строиться на четком и очень прочном фундаменте. Поэтому все заявления о том, что Москва что-то срывает или хочет сорвать, мягко говоря, не соответствуют действительности и являются ложью, если называть вещи своими именами.

Вопрос: В январе глава Министерства иностранных дел Франции Л.Фабиус посетил Саудовскую Аравию, где сделал ряд заявлений, в том числе высказался за окончательное решение вопроса о судьбе Президента Сирии Б.Асада, делал прогнозы по развитию САР без нынешнего Президента, а также возложил всю ответственность за тяжелую гуманитарную ситуацию в стране исключительно на сирийское Правительство. Как Вы могли бы это прокомментировать?

Ответ: Несколько дней назад я слышала эти заявления по поводу, как Вы сказали, «окончательного решения вопроса», в частности, о судьбе Президента Сирии Б.Асада. Но я не видела первоисточника и не могу сказать, было ли действительно произнесено слово «окончательное решение» или это был вольный пересказ СМИ. Необходимо уточнить, как на самом деле прозвучала эта фраза. Эта формулировка, безусловно, вызывает тревожные ассоциации. Поэтому необходимо обратиться к первоисточнику. Любое заявление об окончательном решении какого-либо вопроса, тем более связанного с политическим кризисом, существованием народов и т.д. – это очень опасная вещь. Хочется всем напомнить события в истории, которые произошли буквально несколько десятилетий назад.

Что касается прогнозов по поводу будущего Сирии в случае отстранения Президента Б.Асада от власти, то хотела бы подчеркнуть, что данный вопрос, согласно нашей принципиальной позиции, должен находиться в компетенции и в руках сирийского народа – никакое другое государство не может решать за сирийцев, как им жить. Этот вопрос нуждается в пояснении. Дело не в том, что какое-либо государство не способно выдать правильный рецепт, а в том, что рецепт должен быть выписан самим народом, исходя из того, что именно им жить по этому предписанию. Мы видели очень много ситуаций в регионе, когда, исходя иногда из благих, а иногда из ложных намерений извне, людям рассказывали, как они будут жить дальше. Иногда эти планы были вполне радужными, и будущее рисовалось исключительно в светлых красках. Мы все видим, к чему привели подобные подходы – далеко ходить за примерами не нужно.

Что касается Сирии, то повторение этого сценария с выписыванием рецепта извне, по которому просто никто не сможет жить, не должен возобладать. В этой связи любые заявления о том, что где-то там знают, как лучше жить в Сирии, что делать президенту и когда он должен уйти и т.д., – это все, к сожалению, может превратить Сирию в новую Ливию. Таких примеров масса.

Всем нужно быть очень аккуратными в своих высказываниях, тем более, когда сейчас налаживается, как мы надеемся, Женевский процесс. Переговоры между Дамаском и оппозицией – все это очень тонко и хрупко. Действительно многие из игроков, являющихся членами «Венского формата», Международной группы поддержки Сирии делают максимально возможное, чтобы этот процесс был не только запущен, но и стал эффективным. Поэтому любые подобные заявления нужно расценивать с точки зрения того, способствуют ли они движению вперед или отбрасывают его назад.

Вопрос: У нас есть информация, что в Россию планируется визит группы дипломатов из Корейской Народно-Демократической Республики. Хотелось бы уточнить, есть ли какая-то информация по этой встрече? Если да, то кто будет на ней присутствовать, где и когда она состоится?

Ответ: Нам до брифинга прислали много вопросов на этот счет, поэтому отвечу не только Вам, но и другим агентствам и СМИ.

С 29 января по 3 февраля должен состояться визит в Российскую Федерацию заместителя Министра иностранных дел КНДР Пак Мен Гука. На 2 февраля запланировано подписание двустороннего межправительственного Соглашения «О приеме-передаче лиц, нарушивших законодательство сторон о въезде/выезде и пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства». Полагаем, что заключение подобного соглашения будет способствовать дальнейшему совершенствованию двусторонней договорно-правовой базы. В качестве головного ведомства с российской стороны выступает Федеральная миграционная служба.

Вопрос: На днях известный британский политолог Д.Саммут, глава аналитического агентства «Линкс», выступая в Баку, во время лекции сделал громкое заявление о том, что к переговорному процессу по Нагорному Карабаху необходимо обязательно подключить Евросоюз. Как бы Вы оценили такое заявление? Конечно, Д.Саммут не является официальным представителем, но он некая первая ласточка в условиях критики в последнее время работы Минской группы.

Ответ: Думаю, Вы правильно оценили подобное заявление. Мы должны его рассматривать как экспертное мнение. В принципе о существующих форматах необходимо спрашивать у их участников – насколько они расценивают подобные мнения и предложения актуальными. Научное сообщество высказывает массу идей. Считаю, что одновременно с процитированным Вами тезисом в другой части света могла родиться или быть положена на бумагу противоположная идея. Поэтому научные круги, политологи и общественные деятели на то и занимаются научными изысканиями или публицистикой, чтобы излагать свои взгляды и искать какие-то возможные с их точки зрения развязки. Это научная и политологическая деятельность. Что касается фактуры, то это вопрос к участникам тех процессов, которые установлены соответствующими нормативными документами и, конечно, вопрос к самим сторонам.

Вопрос: Как бы Вы оценили привлекательность Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с учетом геополитической турбулентности? Много стран стремится в эту организацию, в том числе ходят упорные слухи о присоединении Ирана к данной организации.

Ответ: Думаю, что Ваш вопрос уже содержит ответ. Одним из выходов из турбулентности может стать участие в конструктивных интеграционных процессах, которые не направлены против кого-либо, а, наоборот, ставят своей целью и на практике реализуют основные постулаты международного сотрудничества. Возможно, в рамках подобных интеграционных процессов страны и стороны смогут найти ту саму гавань, которая укроет их от международной турбулентности. Только сотрудничество на основах взаимного уважения и учета интересов является гарантией от этой турбулентности, в том числе и экономической. Думаю, что с упомянутой Вами точки зрения, этот формат является привлекательным.

Вопрос: Мы следим за международной аудиторией: ее очень волнуют такие моменты, как последовательность заявлений, оценок и действий российской стороны. Россия поддерживает с воздуха некоторые части сирийской оппозиции. Ранее, в том числе МИД России, критиковал Запад за поддержку умеренной сирийской оппозиции. Процитирую высказывание Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова, сделанное им в прошлом году: «Российская сторона считает такой подход недальновидным, потому что большинство т.н. «умеренных оппозиционеров» в конечном итоге становятся перекупленными террористами». Теперь мы делаем то, за что раньше критиковали Запад?

Ответ: Вы сравниваете подход России и США в поддержке оппозиции, в том числе в рамках операций ВКС. Мне кажется, что здесь много коренных различий, но есть принципиальные моменты, которые отличают нашу поддержку оппозиции от того, что делают члены т.н. «коалиции». Если говорить об их различиях, конечно, первое и самое главное это то, что поддержка Россией оппозиционных групп на сирийской территории осуществляется с разрешения, ведома и в тесной координации с официальным Дамаском. Это принципиально важно. Те операции, которые проводятся на территории суверенного государства, ведутся той или иной страной исключительно с согласия, а в нашем случае по просьбе, официальных властей. Что касается членов т.н. «коалиции», то, как Вы знаете, по крайней мере, я располагаю такой информацией, что никто из них таким правом, выданным официальным Дамаском, не располагает. Они не координировались, не взаимодействовали с официальными сирийскими властями, а, наоборот, постоянно заявляли, что не рассматривают Дамаск в качестве легитимной власти, и действовали по своему собственному усмотрению.

Когда мы говорим о поддержке неких оппозиционных сил, то мы четко обозначаем, какую цель преследуем. Мы поддерживаем эти оппозиционные группировки в их борьбе с ИГИЛ. Ни о каких других целях (как например, наращивание их мощи для дальнейшего политического роста, противодействие Дамаску, создание собственных сил и их взращивание в политическом, военном смысле) речи не идет. Мы говорим о том, что необходимо консолидировать усилия коль скоро «благодаря» нашим западным коллегам ситуация была запущена до такого состояния, что ИГИЛ стал вселенским злом. Мы говорим о той оппозиции, которая ставит интересы государства и сирийского народа, а не свои личные политические амбиции превыше всего и борется с ИГИЛ, который пытается либо уничтожить, либо поработить, в частности, сирийский народ. Это очень важный момент.

Наши западные коллеги (и они даже не скрывают этого) поддерживают сирийскую оппозицию с совершенно иными целями. Речь идет о борьбе с режимом. Разве это благородная цель? Разве какой-либо международно-правовой документ, например ооновский, дает право какому-либо государству поддерживать, в т.ч. вооружением, материально-техническими средствами, финансами какую-либо вооруженную группу, которая борется с режимом внутри этой страны? Где это написано? Конечно, все это не только незаконно, а идет вразрез со всеми основополагающими международными принципами.

Есть еще один момент. В качестве конечной цели мы изначально заявляли несколько основополагающих вещей, чего не делали наши западные партнеры. Первое, это, конечно, борьба с терроризмом в качестве основной практической задачи. Основная цель, к которой мы двигаемся и к которой побуждаем международное сообщество, – это политическое урегулирование в Сирии на упомянутых мной принципах, единое демократическое государство, в котором люди будут жить на основе равноправия, взаимного учета интересов, уважения различных конфессий и т.д. Это наша конечная цель. Цели, которые преследовали наши западные коллеги, постоянно менялись. Как мы помним, вначале это была поддержка «арабской весны». Затем, когда «проект» (а это был 100% проект) провалился, мы слышали о другой цели – о свержении режима, что отличается от поддержки демократических преобразований. Потом была открытая борьба с режимом и только недавно, год назад, все вдруг прозрели и увидели международный терроризм. Это еще одно очень важное отличие от того, что мы делаем – наши цели были заявлены изначально. Мы говорили о том, что решать внутриполитические проблемы должен сирийский народ. Что касается терроризма, то мы оказываем поддержку официальному Дамаску по его просьбе и делаем это абсолютно легитимно. Мы не видели такого подхода со стороны наших западных коллег.

Вопрос: Пару месяцев назад заместитель Руководителя Администрации Президента – пресс-секретарь Президента Российской Федерации Д.С.Песков говорил, что не получается дифференцировать т.н. «умеренную оппозицию». Теперь мы видим, что, наверное, получается. Высшим критерием является борьба против ИГИЛ?

Ответ: Давайте разберемся, о чем идет речь. Наши западные коллеги до сих пор говорят о том, что Россия бьет не по террористам, а по оппозиции. Называя ее умеренной, мы ее якобы изничтожаем. Это неправда по нескольким причинам. Есть данные, которые предоставляет Минобороны России. Есть еще один важный момент: мы никогда не говорили, что мы против какой-либо сирийской оппозиции. Этого нет нигде. Мы никогда не говорили (даже если разбирать внутриполитическую жизнь Сирии), что мы полностью выступаем в поддержку политики Президента САР Б.Асада, признаем ее полностью правильной. Такого мы никогда не говорили. Мы говорили публично и в наших контактах с Дамаском о том, что ситуация очень серьезная, есть ошибочные действия, которые предпринимает сирийская сторона. Мы говорили о том, что существует оппозиция, которая выступает за соблюдение прав и имеет на это право. Мы никогда не говорили, что вся оппозиция, которая противостоит Дамаску, – это террористы и что с ними нужно бороться. Мы вычленяли оппозицию, в том числе говорили о том, что даже та оппозиция, которая противостоит Дамаску с оружием в руках, не должна подпадать под категорию террористов. Мы все это очень четко говорили. Мы даже использовали такое выражение, как «патриотическая оппозиция». Что это значит? Это те люди, которые действительно исходят из интересов страны и видят их по-другому. В данном случае в нашей позиции нет никакого противоречия.

Изначально выступая в поддержку запуска политического процесса переговоров Дамаска с оппозицией, мы говорили о том, что мирную оппозицию необходимо включать в переговорную группу от оппозиции, которая, к сожалению, не нашла других методов, кроме военных. Безусловно, необходимо исключить из этого процесса, такие террористические организации, как ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусру» и те, которые используют аналогичные методы. В данном случае у нас абсолютно четкая позиция, которая не менялась. Безусловно, она корректируется с учетом развития ситуации, но ее принципиальные основы остались те же.

Вопрос: В последние месяцы не стихает обсуждение темы российской помощи Греции в 2015 г. Можете ли Вы прокомментировать публикации или заявления бывших или нынешних представителей греческого Правительства, которые говорят, что Афины обсуждали возможную финансовую помощь со стороны России, которая не поступила, и поэтому Греция вынуждена сотрудничать только с Европейским Союзом и кредиторами. Есть даже такие публикации о том, что официальные лица Греции на переговорах в Москве в 2015 г. рассматривали возможность о печатании новой греческой национальной валюты именно в России.

МИД России в последнее время очень мощно активизируется в социальных сетях. Думаю, что это очень интересно и полезно для всех профессионалов, которые следят за позицией России и ее внешнеполитического ведомства. Существует ли какая-то инструкция для российских дипломатов, особенно работающих за рубежом, по ведению социальных сетей?

Ответ: Не могу поверить, что в Греции есть люди, которые называют себя серьезными политологами, политиками или экспертами, не замечающие помощь и взаимодействие между Россией и этой страной. Я не верю. Не видеть очевидного просто невозможно. Что касается практических вопросов, дайте мне эти публикации и, прочитав то, что там написано, в следующий раз я смогу конкретно ответить Вам по каждому пункту.

Что касается работы в социальных сетях, то, безусловно, у нас есть внутренние инструкции. В большей степени речь идет о технической стороне дела. Это даже не инструкция, а материалы в помощь для того, чтобы разобраться, как посольствам, например, открывать аккаунты, запускать свои страницы в той или иной социальной сети.

Я расскажу Вам об этой работе. Мы ее начали около 5 лет назад. Можно сказать, что МИД был одним из первых российских госорганов, который системно начал работу в социальных сетях. Мы запустили страницы  в «Твиттер», затем открыли аккаунты на видео-хостинге «Ютьюб», в «Фейсбук», у нас есть общеминистерский аккаунт во «Фликре». Наши посольства работают в ряде других соцсетей, которые популярны в той или иной стране. Например, в Китае существуют свои социальные сети и т.д. Поэтому мы, начав как ведомство эту работу и запустив первые аккаунты, разработали рекомендации, как нашим посольствам вести соответствующие социальные сети. Что касается поведения дипломатов, сотрудников Министерства и посольств в соцсетях, это точно такая же среда для работы и жизни дипломата, которой он окружен, находясь за рубежом. Поэтому и работать он должен достойно, с пониманием того, что он дипломат и представляет свою страну, он должен уважительно относиться к стране пребывания, ее традициям и особенностям. Повторю, технологические или технические рекомендации существуют. Нужно понимать, что в МИД и в роспосольствах работают люди различных поколений: есть молодежь, для которых это привычное дело и уже неотъемлемая часть их жизнь, а есть представители более старшего поколения, которые все-таки привыкли ориентироваться на традиционные СМИ и которые, кстати говоря, с удовольствием подключились к этой работе и даже открыли собственные аккаунты, выразив пожелания, чтобы мы их просветили, как это делать технически.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать вчерашний доклад Генерального секретаря НАТО Й.Столтенберга, в частности, пассаж о его предложении возобновить работу Совета Россия-НАТО?

Второй вопрос касается Сирии. Как Россия относится к участию в переговорах, в которых помимо террористических ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры» могут принять участие «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам», если они будут приглашены специальным посланником ООН по Сирии С. де Мистурой? Возможно ли, что в данной ситуации Россия может не признать результаты переговоров?

Ответ: Относительно доклада Генерального секретаря НАТО Й.Столтенберга могу сказать, что я его не видела, у меня нет пока реакции на этот доклад.

Что касается того, что там действительно есть некие упоминания о возможном взаимодействии с Россией, то, собственно говоря, к кому этот вопрос? Мы работу не прекращали, не сделали ничего, что сейчас можно было привести в качестве примера того, что именно Россия приостановила, притормозила, свернула или прервала работу с НАТО. Мы из раза в раз говорим одну фразу: считаем, что эти инструменты, в частности Совет Россия-НАТО, были созданы для решения различных сложных, иногда даже конфликтных вопросов и что приостанавливать действия этого механизма неразумно и противоречит задачам взаимодействия. Мы прекрасно понимаем, что такие международные инструменты или структуры, как Совет Россия-НАТО, никогда не могут заниматься исключительно легкими вопросами, потому что это – объединение, в которое входят страны с различными интересами, повестками, национальной политикой, для возможного развития сотрудничества и решения конфликтных вопросов. Из раза в раз мы публично и за закрытыми дверями говорили нашим партнерам о том, что нет смысла в существовании механизмов, которые выключаются ими при той или иной сложной ситуации. Если у них есть желание возобновить подобную работу –прекрасно, значит, они осознали, что нужно двигаться вперед. С нашей стороны не может быть никакого изменения позиции, потому что мы всегда говорили, что полагаем важным функционирование всех диалоговых форматов для того, чтобы предотвращать или разрешать конфликты.

Что касается Вашего второго вопроса по Сирии и террористическим группировкам, то наша принципиальная позиция заключается в том, что включение организаций, которые являются террористическими, недопустимо. Это наша принципиальная позиция, мы от этого не отходим.

Мне кажется, что нужно немного переформулировать Ваш вопрос по одной простой причине: представители СМИ неоднократно спрашивали о том, как мы относимся к включению террористических организаций, например, в состав делегаций. Мне кажется, что пора задать вопрос о том, как остальные относятся к включению этих террористических организаций в переговорный процесс. Почему только мы должны относиться? Наша принципиальная позиция заключается в следующем: если эта организация террористическая, с террористическими не только лозунгами, но и действиями, то как можно на это давать согласие? Повторю, террористические организации не должны участвовать, потому что они являются террористическими. Если речь идет о борьбе с терроризмом, то она должна строиться на единых принципах, без каких-либо двойных стандартов, изъятий, объявления одних террористов «хорошими ребятами», а вторых – «не очень хорошими ребятами». Поэтому террористические организации – это террористические организации, в этом наша принципиальная позиция,  и она неизменна.

Вопрос: Если переговоры в Ливии закончатся провалом, поддержит ли Россия инициативу иностранного военного вмешательства в эту страну?

Ответ: Что касается Ливии, я уже  прокомментировала эту тему. Мне нечего добавить.

Вопрос: Есть ли проблема в том, что представитель курдской Партии демократического союза С.Муслим участвует в переговорах в Женеве? Есть ли у Вас точная информация о его участии? Какая будет реакция России, если эта партия не будет участвовать?

Ответ: О реакции России Вам лично ответил Министр иностранных дел России С.В.Лавров несколько дней назад. Он предельно широко остановился на вопросе участия курдских политических сил и представителей в этом процессе.

Что касается участия конкретного человека от курдов, то у нас есть позиция: адресаты приглашений, которые рассылал специальный посланник ООН по Сирии С. де Мистура, комментирует ООН. Мне кажется, что это правильная позиция, потому что они созывали эту встречу. Есть информационный Центр ООН в Москве, который с недавних пор возглавляет В.В.Кузнецов. Информационный Центр ООН – очень важная структура, которая рассказывает о деятельности этой Организации непосредственно для русскоязычной аудитории. Эта структура работает очень активно. Весьма признательны бывшему руководителю А.С.Горелику за конструктивное взаимодействие. Думаю, что вы все его прекрасно знаете. Новый глава информационного Центра ООН В.В.Кузнецов очень активно приступил к работе. Думаю, что он с удовольствием ответит на этот вопрос и расскажет, кто из представителей курдов участвует в переговорном процессе. Не будем отнимать у него хлеб.

 

К оглавлению

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска