12.07.1614:57

Интервью директора Латиноамериканского департамента МИД России А.В.Щетинина МИА «Россия сегодня», 11 июля 2016 года

Вопрос: Прошло два года после введения санкций ЕС против Москвы и ответных мер РФ. Как вы оцениваете, насколько эффективно латиноамериканские партнеры смогли воспользоваться возможностями? Существенно ли возросли объемы сельхозпродукции?

Ответ: Хотел бы задать вам встречный вопрос: насколько смогли эффективно воспользоваться возможностями отечественные производители? Думаю, что мы должны заботиться прежде всего о них. С удовлетворением отмечаем расширение объемов и ассортимента отечественных товаров на торговых прилавках.

Конечно, латиноамериканские страны тоже проявляют стремление к большему присутствию своей сельскохозяйственной и продовольственной продукции на российском рынке. Мы поощряем такое взаимодействие в той мере, в какой это не противоречит интересам отечественных аграриев. Способствуем налаживанию связей партнеров из Латинской Америки с Россельхознадзором, а также с нашими компаниями оптовой и розничной торговли.

В свою очередь латиноамериканцы должны решать вопросы соответствия их продукции нашим фитосанитарным нормам. При этом кто-то из партнеров больше зависим от рыночной конъюнктуры и курсового соотношения национальных валют. В целом обычная рыночная ситуация.

Есть традиционные партнеры, с которыми мы тесно взаимодействуем − Бразилия, Аргентина, Парагвай, Уругвай, Колумбия. На рынок выходят и производители из других стран. У нас нет никаких политических предпочтений, главное, чтобы сельхозпроизводители соответствовали тем требованиям, которые выдвигает покупатель.

Есть и другой аспект, который активно обсуждался в ходе ПМЭФ−2016. Мы предлагаем латиноамериканцам идти путем не столько традиционных торговых операций, сколько развития инвестиционного и технологического сотрудничества в агроиндустрии. И нам, и нашим партнерам из Латинской Америки есть, что предложить. Наиболее оптимальным будет путь создания совместных предприятий и производств как в нашей стране, так и у них. Работа в этом направлении уже ведется.

Вопрос: Как развивается сотрудничество между Россией и центральноамериканскими странами в ВТС, в частности с Никарагуа? Идут ли сейчас какие−то предметные переговоры по возможным будущим контрактам?

Ответ: Вопросы российско−никарагуанского сотрудничества вызывают пристальное внимание СМИ. Зачастую в них ищут некую сенсационность, даже там, где ее нет и в помине.

Этим отличаются в первую очередь американские партнеры: и масс−медиа, и отдельные политики, весьма ревниво относящиеся к развитию наших связей с государствами Латинской Америки.

Россия проводит в Латинской Америке ответственную политику, нацеленную на поддержание добрых, конструктивных связей и взаимовыгодного сотрудничества со всеми государствами региона. Мы ценим Латинскую Америку как континент мира и стабильности, не в наших интересах эту стабильность и существующий там баланс сил, в том числе военный, нарушать.

Применительно к Центральной Америке добавлю, что мы подали заявку на получение статуса внерегионального наблюдателя при субрегиональной структуре − Центральноамериканской интеграционной системе (ЦАИС). Это отражение нашего стремления к развитию диалога и сотрудничества со всеми входящими в нее государствами.

Приведу примеры. Весь субрегион − кто в одностороннем порядке, а большинство на основе межправительственных соглашений − установил с Россией режим безвизовых поездок граждан. Во взаимодействии с генсекретариатом ЦАИС мы содействуем повышению квалификации сотрудников местных правоохранительных органов в борьбе с наркобизнесом. Строим там завод для производства вакцин также для нужд всей Центральной Америки.

Так что опасения, что наше сотрудничество с одной из стран направлено против другой, не имеют под собой никаких реальных оснований. Если вопросы возникают, мы их проясняем в прямом и откровенном диалоге, причем этот диалог показывает, что информация о том, что та или иная страна проявляет некую повышенную нервозность в отношении нашего взаимодействия с другими государствами региона, носит явно преувеличенный характер.

Примечательно, что вбросы о якобы российской угрозе в Центральной Америке появляются, как правило, извне региона и в преддверии важных для него событий. Так и в этом случае муссирование слухов предпринято в преддверии намеченных в Никарагуа на начало ноября президентских выборов. Видимо, кому-то очень захотелось "подправить" настроения никарагуанцев перед голосованием − дескать, правительство отвлекает государственные ресурсы от решения задач социально-экономического развития (что не соответствует действительности), а заодно и отношение других центральноамериканцев к правительству Даниэля Ортеги.

Вопрос: В американских изданиях ранее были опубликованы сообщения о том, что Россия якобы под прикрытием строительства в Никарагуа станции ГЛОНАСС строит там центр разведывательной информации. Как вы можете прокомментировать эти сообщения?

Ответ: Наше сотрудничество с Никарагуа по ГЛОНАСС осуществляется транспарентно − на основе межправсоглашения 2012 года о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях. Никаких подводных камней в виде некоего "центра разведывательной информации" здесь нет. А поскольку их стали изобретать, хотел бы повторить нашу оценку на этот счет: трудно комментировать ненаучную фантастику.

Вопрос: Ранее посол Никарагуа в России сообщал, что власти страны заинтересованы в покупке российских танков Т-72, причем Центр анализа мировой торговли оружием подтверждал планы реализации контракта на поставку 50 российских модернизированных танков в Никарагуа. Обеспокоенность этой информацией высказала Коста-Рика, намекнув, что после поставок танков в регионе может начаться гонка вооружений. Разделяет ли Москва подобные опасения и каким образом РФ строит свое взаимодействие с соседними странами, чтобы не допустить нагнетания обстановки?

Ответ: Баланс сил в Центральной Америке никто менять не собирается, потому что ничьим интересам это не отвечает, тем более нашим. В самом факте военно-технических связей нет ничего экстраординарного, в том числе для центральноамериканского региона, разумеется, при условии соблюдения международных обязательств сторон и глобальной и региональной стабильности. Их объемы и номенклатура определяются решаемыми конкретной страной задачами, например в сфере противодействия наркобизнесу. Советую проанализировать доклады авторитетного международного источника − Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), согласно которым военные расходы Никарагуа в постоянных или текущих ценах в долларах США меньше, чем у большинства соседей по региону. В процентах к ВВП − менее 1%, что тоже сопоставимо с другими центральноамериканцами.

Так что могу с полным основанием сказать: ни о какой подстегиваемой Россией гонке вооружений в Центральной Америке речь не идет. Баланс сил в регионе изменен не будет. Это отвечает общим интересам − и России, и Никарагуа.

Кстати, с Коста-Рикой мы ведем конкретный, деловой разговор, который основан на уважении и понимании позиций друг друга.

Вопрос: В прошлом году Россия и Аргентина подписали меморандум о взаимопонимании в сооружении атомной электростанции, сейчас стороны ведут подготовку финального контракта на строительство АЭС. Как вы оцениваете перспективы подписания его в текущем году?

Ответ: Мы не комментируем ход коммерческих переговоров и обсуждение параметров возможных соглашений. Могу лишь подчеркнуть, что мы ведем конструктивное взаимодействие с новой администрацией Аргентины по широкому кругу вопросов, включая политическое, торгово−экономическое, культурное, инвестиционное сотрудничество. Наши президенты Владимир Путин и Маурисио Макри находятся в прямом контакте между собой, партнерский характер отношений был подтвержден по итогам апрельского визита министра иностранных дел и культа Аргентины в Москву. Сотрудничество в области высоких технологий − среди наших приоритетов, и мы намерены дальше работать в этом направлении, поскольку это сфера взаимных интересов.

Вопрос: После отстранения на 180 дней от власти Президента Бразилии Дилмы Руссефф этот пост временно занял Мишел Темер. Как идет взаимодействие РФ с новыми властями в Бразилии? Насколько серьезно повлиял внутриполитический кризис в Бразилии на двустороннее взаимодействие между нашими странами?

Ответ: Бразилия − наш важный и традиционный партнер в ООН, в Латинской Америке, в "Группе двадцати", в БРИКС. Ценим ее взвешенный подход к международным делам − в глобальной политике и в делах латиноамериканского региона. Ее политический и экономический вес в мире носит неконъюнктурный характер.

Повлиял ли нынешний внутриполитический кризис в Бразилии на наше двустороннее взаимодействие? Если да, то ровно в той сфере, в какой он повлиял вообще на внешнеполитическое позиционирование и внешнеэкономическую активность Бразилии в целом. Мы искренне желаем Бразилии скорейшего преодоления этого непростого периода. Наш интерес − это сильная, влиятельная, политически и экономически устойчивая и дружественная России Бразилия.

Вопрос: Помощник генсека ООН заявил, что угроза террористических актов в Бразилии во время Олимпийских и Паралимпийских игр остается высокой. Как в Москве оценивают уровень безопасности в стране?

Ответ: Мы искренне желаем, чтобы Олимпийские и Паралимпийские Игры в Рио-де-Жанейро стали праздником спорта, мира и дружбы. Знаем, что бразильские организаторы активно работают над осуществлением всех необходимых мер, в том числе и в плане обеспечения безопасности спортсменов и гостей Игр. Установлено и соответствующее для таких мероприятий международное взаимодействие.

Вряд ли нужно нагнетать напряженность вокруг Олимпиады. Могу заверить, что в том, что касается Министерства иностранных дел Российской Федерации, во взаимодействии с нашими коллегами и партнерами в других российских ведомствах будет сделано все, что необходимо для безопасного пребывания в Рио российской делегации − и спортсменов, и болельщиков.

Вопрос: Оппозиция в Венесуэле не оставляет попыток отстранить от власти действующего президента Николаса Мадуро. Все это проходит на фоне очевидного ухудшения экономической ситуации в стране. Как в Москве оценивают развитие ситуации в Венесуэле?

Ответ: Мы внимательно следим за тем, что происходит в дружественной Венесуэле, находимся в постоянном контакте с властями этой страны. Исходим из того, что разрешение существенного кризиса там должно быть найдено в рамках конституционных процедур самими венесуэльцами без какого−либо деструктивного вмешательства извне.

Считаем важным, чтобы различные ответственные политические силы в Венесуэле находили между собой общий язык и взаимопонимание в первую очередь в интересах обеспечения социально-экономического развития страны. Поэтому поддерживаем посреднические усилия, которые предпринимает в этих целях группа видных международных политиков, среди которых бывший председатель правительства Испании, экс-президенты Доминиканской Республики и Панамы, при поддержке генсекретаря УНАСУР.

К сожалению, видим мы также попытки поощрить извне оппозицию, задействуя для этого механизм региональной организации. Вряд ли это тот путь, которые способен привести к результату. Он лишь будет нагнетать обстановку и способствовать расколу общества, поскольку не ставит во главу угла достижение национального согласия в стране.

Мы считаем, что основное поле работы − это экономика. С учетом этого и тех связей, которые наработаны в последние годы между нашими странами, мы готовы активно сотрудничать в этой сфере.

Вопрос: А Россия готова, если потребуется, помогать венесуэльской экономике напрямую, например кредиты предоставить?

Ответ: Главное сейчас − содействие стабильному функционированию экономики страны. С учетом нашего взаимодействия, в том числе в нефтегазовой отрасли, но не только, мы работаем над созданием экономических условий, которые помогли бы венесуэльским коллегам выйти из этой кризисной ситуации. Венесуэльская экономика очень связана с конъюнктурой на мировом нефтяном рынке, поэтому важно, чтобы эта отрасль работала четко и стабильно и приносила доходы, которые позволили бы наполнять государственный бюджет и осуществлять социальные и экономические программы.

Но сотрудничество идет не только в сфере углеводородов. Это и поощрение диверсификации экономики, которую мы считаем важным направлением в выходе страны из экономического кризиса.

x
x
Дополнительные инструменты поиска