• en-GB1 ru-RU1

О позиции России на 72-й сессии Генеральной ассамблеи ООН

1.                    72-я сессия Генеральной Ассамблеи (ГА) ООН призвана подтвердить центральную координирующую роль Организации в мировой политике. ООН обладает уникальной легитимностью и остается структурой, которой нет равных по представительности и универсальности, площадкой для равноправного диалога, направленного на поиск и выработку компромиссов при учете разных мнений и точек зрения на основе целей и принципов ее Устава. Попытки расшатать авторитет ООН крайне опасны и способны привести к обрушению всей архитектуры международных отношений.

2.                 В условиях обострения положения в мире, распространения терроризма стремимся к объединению усилий международного сообщества для решения новых проблем на основе международного права. Ключевой задачей ООН видим обеспечение мира, региональной и глобальной стабильности. Последовательно выступаем за полицентричное мироустройство и достижение равной и неделимой безопасности для всех стран, при безусловном уважении суверенитета и прав народов на самостоятельный выбор пути.

3.                 Твердо и последовательно отстаиваем в ООН принцип недопустимости искажения истории и пересмотра итогов Второй мировой войны. В русле этих усилий, а также в рамках борьбы с любыми формами и проявлениями расизма, дискриминации и ксенофобии Россия вновь внесет проект резолюции ГА ООН "Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости". Документ пользуется растущей поддержкой внушительного большинства государств-членов ООН. Надеемся, что делегации, воздержавшиеся или голосовавшие в 2016 году против этой инициативы, пересмотрят свою позицию и присоединятся к числу соавторов российского проекта резолюции.

4.                 Отстаиваем соблюдение принципов верховенства международного права и Устава ООН и уставных прерогатив ее Совета Безопасности (СБ), который несет главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Устав ООН продолжает оставаться основой международного права и выражением общих ценностей человечества, на которых должны строиться усилия по выработке решений глобальных проблем.

5.                 Последовательно выступаем за формирование широкого антитеррористического фронта с участием всех стран в меру их возможностей и с согласия государств, на территории которых ведется борьба с террористами, при центральной координирующей роли ООН и соблюдении принципов и норм международного права. Исходим из того, что этим задачам служит создание в Секретариате ООН поста и офиса координатора по борьбе с терроризмом.

Отстаиваем линию на комплексный подход к антитеррору, эффективную имплементацию профильных универсальных конвенций и резолюций ГА и СБ ООН. Придаем особое значение всеобъемлющей реализации Глобальной контртеррористической стратегии ООН.

Призываем к наращиванию совместных усилий по пресечению распространения террористической идеологии и пропаганды, в т.ч. путем осуществления "всеобъемлющих рамок по борьбе с терпропагандой" и резолюции СБ ООН 2354. Считаем принципиально важной работу по противодействию иностранным террористам-боевикам.

6.                 Реформирование ООН должно быть нацелено на ее адаптацию к современным реалиям при сохранении межправительственной природы Организации и безоговорочном соблюдении заложенного в Устав принципа разделения полномочий между ее главными органами.

Цель реформы СБ ООН – придать ему более представительный характер без ущерба для его эффективности и оперативности. Поиск реформенной модели следует продолжить без установления искусственных сроков. Она должна пользоваться максимально широкой поддержкой – в противном случае не удастся достичь заявленных целей преобразований. Прерогативы постоянных членов, включая право вето, ревизии не подлежат.

Поддерживаем реалистичные инициативы по оптимизации деятельности ГА ООН. Во главу угла ставим отладку рабочих методов, упорядочение перегруженной повестки дня. Любые нововведения должны быть рациональными и строго соответствовать действующему распределению прерогатив между главными органами ООН.

Повестка дня устойчивого развития на период до 2030 года (Повестка-2030) требует от ООН более целенаправленных действий. Вместе с тем идеи ограничить повестки ГА ООН и ее главных комитетов, Экономического и Социального Совета (ЭКОСОС) и его вспомогательных органов исключительно Повесткой-2030 не учитывают того, что последняя покрывает далеко не все вопросы устойчивого развития, а их реализация чревата сужением дискуссии исключительно к 17-ти Целям устойчивого развития (ЦУР).

7.                 Выступаем за развитие и совершенствование сотрудничества ООН с региональными и субрегиональными механизмами на базе Главы VIII Устава ООН. В этом контексте выступаем за наращивание конструктивного взаимодействия ООН с такими организациями, как ОДКБ, ШОС и БРИКС.

8.                 Важным компонентом политического работы считаем укрепление превентивного антикризисного потенциала ООН. Соответствующий инструментарий – превентивная дипломатия, добрые услуги и посредничество – должен применяться на основе беспристрастности, при уважении суверенитета государств, без "двойных стандартов", а в случае внутренних конфликтов – в интересах инклюзивного национального диалога при сохранении этноконфессионального единства.

9.                  Исходим из безальтернативности урегулирования конфликтов на пространстве Ближнего Востока и Северной Африки политико-дипломатическими методами, через выправление отношений между региональными игроками и недопущение углубления этнорелигиозных разломов. Подчеркиваем важность коллективной борьбы с терроризмом в регионе. Акцентируем недопустимость ретуширования угрозы химического терроризма в регионе домыслами о причастности Дамаска к химатакам и замалчиванием соответствующего потенциала ИГИЛ и других террористов.

Проводим активную политику по содействию мирному урегулированию сирийского кризиса. Поддерживаем идущий в Женеве под эгидой ООН межсирийский диалог, выступая за его инклюзивность. Решения о будущем устройстве страны должны вырабатываться самими сирийцами при сохранении преемственности в госуправлении, светского и мультикультурного характера государства. Важнейшее значение придаем развитию инициированного нами Астанинского процесса для деэскалации и продвижения политурегулирования. Препятствуем политизации гуманитарного досье, противодействуем попыткам "шельмования" в этой связи правительства САР.

Выступаем за преодоление затяжных кризисов в Ливии, Йемене и Ираке, восстановление единства этих стран путем широкопредставительного национального диалога и подавления там террористических угроз.

Требуется перезапуск прямых палестино-израильских переговоров по ближневосточному урегулированию. Призываем стороны отказаться от односторонних шагов, подрывающих возможность двугосударственного решения. Продолжаем содействовать достижению БВУ как по двусторонним каналам, так и в формате "квартета" международных посредников с привлечением ключевых регионалов и Лиги арабских государств.

10.            Поддерживаем усилия правительства Афганистана по продвижению национального примирения и диалога с вооруженной оппозицией. Серьезно обеспокоены рисками перетока террористической активности из ИРА в Центральную Азию, усилением в северных провинциях страны позиций ИГИЛ. Важнейшую роль в борьбе с угрозами, исходящими из Афганистана, отводим ШОС и ОДКБ и в целом укреплению регионального сотрудничества. Поддерживаем работу МООНСА как главного координатора международных гражданских усилий по содействию Афганистану.

Для пресечения проблемы афганского наркопроизводства, представляющей угрозу международному миру и стабильности, требуется комплексная стратегия с учетом наработок по линии ОДКБ, ШОС, ОБСЕ, Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ).

11.            Продолжим поддерживать ключевую роль ОБСЕ и ее Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в международных усилиях по содействию внутриукраинскому урегулированию. Создание новых международных форматов будет отвлекать от выполнения минского Комплекса мер, одобренного в 2015 г. резолюцией СБ ООН 2202, который является безальтернативной основой поиска путей выхода из кризиса. Содействуя его всеобъемлющему выполнению, Россия продолжит вносить позитивный вклад в усилия по скорейшему прекращению насилия на Юго-Востоке и облегчению возникшей там по вине нынешних киевских властей острой гуманитарной ситуации. Решение может быть исключительно политическим при учете на конституционном уровне законных требований всех регионов Украины, ее языковых и этноконфессиональных общин, путем прямого диалога между Киевом и Донбассом в рамках Контактной группы в Минске.

Настаиваем на полном, независимом и транспарентном международном расследовании – при решающей роли ИКАО и в соответствии с резолюцией СБ ООН 2166 – катастрофы малайзийского рейса МН-17 над территорией Украины. Ожидаем объективного и беспристрастного расследования всех случаев, приведших к значительному насилию и жертвам с начала внутриукраинского кризиса.

12.            Для эффективного преодоления кризисных явлений и урегулирования конфликтов в Африке требуется подход, сочетающий ведущую роль самих африканцев и эффективную поддержку их усилий со стороны международного сообщества. Выступаем за укрепление многопланового сотрудничества ООН с Афросоюзом и субрегиональными организациями континента.

Приветствуем ощутимый прогресс в нормализации обстановки в Дарфуре и прогресс в реализации Дохийского документа о мире в этой провинции, что делает еще более актуальным вопрос о подготовке к выводу ЮНАМИД. Стабилизация в Южном Судане возможна лишь при условии обеспечения полного прекращения боестолкновений и запуска инклюзивного политпроцесса. Ключ к межсуданскому урегулированию – продолжение совместных усилий сторон, включая политдиалог на высшем уровне.

13.            Поддержим такое решение кипрского вопроса, которое будет результатом согласия кипрских общин без внешнего давления. Оно должно основываться на резолюциях СБ ООН и межобщинных соглашениях, предусматривающих создание двухобщинной двухзональной федерации с едиными и неделимыми суверенитетом, гражданством и международной правосубъектностью. Существующая система гарантий себя изжила.

14.             Устойчивое функционирование институтов Боснии и Герцеговины возможно при безусловном соблюдении равноправия трех государствообразующих народов, как это и предусмотрено Дейтонским мирным соглашением 1995 года. По-прежнему главная задача – это передача ответственности за судьбу Боснии и Герцеговины самим боснийцам. В этой связи давно назрело упразднение Аппарата Высокого представителя.

Внутриполитический кризис в Косово вкупе с деградирующей ситуацией в сфере безопасности и радикализацией настроений в косовоалбанской среде может иметь опасные последствия для всего региона.

15.             Выступаем за взвешенный анализ итогов работы ооновских присутствий в Гаити и Колумбии и выверенный подход к решениям об их сворачивании или трансформации.

16.              Продолжим поддержку взаимодействия в Спецкомитете ГА ООН по деколонизации, который сохранит актуальность до окончательного решения вопроса всех 17 несамоуправляющихся территорий.

17.             Миротворческая деятельность ООН остается ключевым инструментом урегулирования конфликтов и решения постконфликтных задач. При ее осуществлении должны строго соблюдаться Устав ООН и базовые принципы миротворчества. Недопустима манипуляция мандатами миротворцев и злоупотребление возможностями, в т.ч. разведывательными, для вмешательства во внутригосударственные процессы. Усилия должны быть сфокусированы на содействии политическому урегулированию конфликтов, преодолению их коренных причин и последствий. Главная ответственность за обеспечение безопасности населения, в т.ч. от террористических угроз, лежит на принимающих правительствах.

18.             В основе содействия миростроительству и сохранению мира лежит принцип национальной ответственности принимающих государств за определение соответствующих стратегий и реализацию поставленных задач. Внешняя поддержка может оказываться только по просьбе или с согласия принимающего правительства, при безусловном соблюдении суверенитета и фокусироваться на наращивании потенциала принимающих государств. Выступаем против отрыва от миростроительного контекста "концепции сохранения мира". Неприемлемо ее искажение с целью увязки правочеловеческого измерения и задач по предупреждению конфликтов.

19.              Рассматриваем санкции в качестве важного инструмента СБ ООН по обеспечению политико-дипломатического урегулирования конфликтов. Они должны быть направлены на пресечение противоправной и деструктивной деятельности сторон и носить адресный характер, с минимальными издержками для простых граждан или третьих сторон.

Санкционные режимы должны подвергаться регулярному обзору с учетом меняющихся реалий "на земле". Применение односторонних рестрикций сверх тех, которые ввел СБ ООН, подрывает коллективный характера, международных усилий, является неприемлемым и контрпродуктивным.

20.              Последовательно выступаем за укрепление действующих и выработку новых договорных режимов в области контроля над вооружениями и нераспространения ОМУ. Центральную роль в этом процессе отводим многостороннему разоруженческому механизму ООН. Прилагаем усилия по повышению эффективности и согласованности действий его ключевых элементов при строгом соблюдении их мандатов – Первого комитета ГА ООН, Комиссии ООН по разоружению и Конференции по разоружению. Допускаем созыв IV спецсессии ГА ООН по разоружению при обеспечении ее работы на основе принципа консенсуса, а также не в ущерб многосторонней работе в рамках обзорных процессов действующих разоруженческих инструментов.

Привержены целям достижения мира, свободного от ядерного оружия. Рассматриваем полную ликвидацию ядерного оружия как конечную цель поэтапного многостороннего процесса всеобщего и полного разоружения в условиях равной и неделимой безопасности для всех. Дальнейший прогресс в области ядерного разоружения возможен только при комплексном учете всех факторов, влияющих на стратегическую стабильность. Попытки "делегитимизации" ядерного оружия создают иллюзии и завышенные ожидания в отношении перспектив реального ядерного разоружения и ведут к расшатыванию стратегической стабильности. По этой причине не участвуем в переговорах по поспешной разработке юридически обязывающего международного инструмента, запрещающего ядерное оружие. Принятие конвенции на этот счет чревато подрывом не только режима ДНЯО, но и целостности других институтов, прежде всего МАГАТЭ.

В числе российских приоритетов – предотвращение размещения оружия в околоземном пространстве. Этой цели отвечают российско-китайский проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов, а также глобализация российской инициативы о принятии государствами в качестве промежуточной меры укрепления безопасности и доверия обязательства не размещать первыми оружие в космосе. Традиционно внесем в Первом комитете 72-й сессии ГА ООН проект соответствующей резолюции.

21.             Ведем последовательную работу по содействию полному выполнению резолюции СБ ООН 2231 и Совместного всеобъемлющего плана действий для закрытия всех вопросов, связанных с иранской ядерной программой и снятия с Ирана остаточных ограничительных мер.

В контексте усиления санкционного давления на КНДР вследствие развития ею военных программ в нарушение резолюций СБ ООН подчеркиваем безальтернативность возобновления переговорного процесса для урегулирования ракетно-ядерной проблемы Корейского полуострова. Выступаем за отказ от наращивания военной инфраструктуры, включая элементы глобальной ПРО в Южной Корее, сокращение масштабов американо-южнокорейских учений, смягчение военно-политической напряженности в Северо-Восточной Азии в целом. Поддерживаем усилия по "двойной заморозке" и "параллельному продвижению" для решения северокорейской проблемы.

22.             Усилия в области обеспечения международной информационной безопасности (МИБ) при ключевой роли ООН необходимо нацелить на предотвращение конфликтов в информационном пространстве, недопущение использования ИКТ для вмешательства во внутренние дела государств, в террористических и иных противоправных целях, а также на выработку и принятие универсальных правил ответственного поведения государств в сфере использования ИКТ.

23.             Выступаем за последовательное выполнение решений Спецсессии ГА ООН по мировой проблеме наркотиков 2016 г. на основании трех профильных конвенций ООН. Решительно отвергаем любые призывы к легализации наркотиков и отказу действующего международного антинаркотического режима. Призываем к активизации усилий по противодействию афганской наркоэкспансии, а также распространению новых психоактивных веществ.

24.             Придаем большое значение укреплению правовых рамок международного антикриминального сотрудничества при сохранении центральной координирующей роли ООН, включая возможность разработки и принятия новых международно-правовых инструментов, учитывающих особенности новых видов преступлений.

Необходимо продолжать усилия по запуску механизма обзора выполнения Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. и протоколов к ней, который должен носить межправительственный, неполитизированный, неинтрузивный характер и финансироваться из регулярного бюджета ООН.

25.             Выступаем в поддержку центральной координирующей роли ООН в международном антикоррупционном сотрудничестве и за сохранение межправительственного характера механизма обзора хода осуществления Конвенции ООН против коррупции. Поддерживаем выработку под эгидой ООН универсальной конвенции по возвращению активов.

26.              Важно сохранять целостность основополагающего международно­правового документа в области морского права – Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Выступаем за полноценную имплементацию ее норм и противодействие попыткам размыва мандатов созданных в соответствии с Конвенцией органов.

Поддерживаем деятельность Международного Суда ООН как главного судебного органа Организации. Выступаем за эффективное и беспристрастное выполнение им своих функций. Отмечаем, что Международный Суд не поддержал временные меры, запрошенные Украиной в рамках разбирательств по конвенциям по ликвидации расовой дискриминации и борьбе с финансированием терроризма.

Международный уголовный суд не оправдал возложенных на него надежд и не стал подлинно независимым, авторитетным органом международного правосудия. Отмечаем низкое качество его работы и ее затратность, а также отсутствие какого-либо осязаемого вклада этого органа в дело урегулирования конфликтов.

Выступаем за завершение в декабре 2017 г. работы Международного трибунала для бывшей Югославии (МТБЮ) в соответствии с утвержденной в резолюции СБ ООН 1966 стратегией. Настаиваем на необходимости расследования работы медицинского подразделения МТБЮ силами Управления служб внутреннего надзора ООН.

Выступаем против учреждаемого т.н. "международного механизма для содействия проведению расследований в отношении лиц, которые несут ответственность за наиболее серьезные преступления по международному праву, совершенные в Сирийской Арабской Республике с марта 2011 года”. В отсутствие соответствующей резолюции СБ ООН такая деятельность – вмешательство во внутренние дела суверенного государства, нарушающее цели и принципы ООН и ее Устава.

Принципиальный момент – делать первоочередной акцент на значении принципа верховенства права в контексте международных отношений. Отстаиваем тезис о негативном влиянии экстерриториального применения национального законодательства в ущерб суверенитету других государств.

27.         Основную ответственность за защиту и поощрение прав человека несут государства, в то время как деятельность исполнительных структур ООН призвана играть вспомогательную роль. Ее основным принципом деятельности на этом направлении должно быть равноправное сотрудничество государств, основанное на верховенстве международного права, уважении суверенитета и суверенного равенства государств.

Выступаем за сохранение закрепленного в Уставе ООН разделения труда между органами и механизмами ООН. Интеграция правозащитной проблематики во все сферы деятельности ООН не должна вести к дублированию работы ее основных органов.

Решительно осуждаем использование правозащитных вопросов в качестве предлога для вмешательства во внутренние дела государств и подрыва основных принципов международного права. Выступаем против принятия политизированных страновых резолюций, особенно на фоне успешного функционирования механизма Универсального периодического обзора в Совете ООН по правам человека.

28.             В случае внесения украинской делегацией проекта резолюции по правам человека в Крыму призываем голосовать "против". Документ, представленный Украиной на 71-й сессии ГА ООН, не имеет ничего общего с реальным положением дел в этом регионе Российской Федерации и преследует политические цели. В нем полностью игнорируются массовые нарушения прав человека со стороны властей Украины на Юго-Востоке страны, которые неоднократно фиксировались, в т.ч. миссией Управления Верховного комиссара ООН по правам человека.

29.             Давно не вызывает сомнений контрпродуктивность политизированной грузинской инициативы о положении внутренне перемещенных лиц и беженцев из Абхазии и Южной Осетии, чреватой осложнением обстановки в регионе и пробуксовкой Женевских дискуссий, остающихся единственным диалоговым форматом для представителей Абхазии, Южной Осетии и Грузии.

30.             В деятельности Управления Верховного комиссара ООН по правам человека должна укрепляться транспарентность и подотчетность государствам- членам ООН во избежание политически ангажированных подходов к оценкам правозащитной ситуации в различных странах.

31.             Решительно осуждаем любые формы и проявления дискриминации. Закрепленный в международных договорах о правах человека запрет на дискриминацию носит общий характер и относится ко всем без исключения лицам. Не видим добавленной стоимости в формировании новых уязвимых групп (прежде всего ЛГБТ, правозащитников и журналистов), якобы нуждающихся в особом режиме правовой защиты, а также создания новых категорий прав. Всячески препятствуем такого рода попыткам, ведущим к дальнейшей конфронтации в работе правозащитных механизмов ООН.

32.             Решения Всемирной встречи на высшем уровне в интересах социального развития и 24-й спецсессии ГА ООН – определяющие при реализации практических мер по искоренению нищеты, поощрению социальной интеграции, обеспечению полной занятости и достойной работы для всех.

Рассматриваем Комиссию социального развития ООН в качестве главного координирующего органа в системе ООН по выработке согласованных действий по вопросам обеспечения равных возможностей для инвалидов, проблемам старения населения, улучшения положения молодежи и укрепления роли традиционной семьи.

33.             Ведущая роль в области обеспечения гендерного равенства принадлежит Комиссии ООН по положению женщин (КПЖ) как главному межправительственному форуму в этой сфере. Отмечая значимость достижения равенства между мужчинами и женщинами для реализации Повестки-2030, полагаем целесообразным не допускать "перекосов" в сторону абсолютизации гендерных аспектов.

Положительно оцениваем деятельность Структуры "ООН-женщины", содействие со стороны которой "на местах" должно осуществляться только по запросу и с разрешения соответствующих государств.

34.             Укрепление международного сотрудничества в сфере поощрения и защиты прав детей, а также практическое выполнение положений Конвенции о правах ребенка являются непреложными условиями для создания среды, пригодной для жизни детей.

35.             Поддерживаем развитие межрелигиозного и межкультурного взаимодействия, а также межцивилизационного диалога, в т.ч. в рамках Альянса цивилизаций. Проводим линию на формирование культуры мира как важнейшей предпосылки для предотвращения конфликтов и налаживания международного сотрудничества на благо мира и развития.

36.             Положительно оцениваем роль Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в деле повышения международной защиты беженцев и других категорий лиц, входящих в сферу его ответственности. Необходимо, чтобы Управление уделяло повышенное внимание лицам без гражданства, в т.ч. в Европе, и осуществляло свой мандат в неполитизированном ключе.

Отмечаем эффективность работы УВКБ с сирийскими беженцами и внутренне перемещенными лицами. Положительно оцениваем и поддерживаем, в т.ч. финансово, его усилия по преодолению гуманитарных последствий украинского кризиса.

37.             Сотрудничество в области спорта и утверждение в мире спортивных идеалов – эффективные способы укрепления уважения и взаимопонимания между народами. Политизация спорта и дискриминация спортсменов в виде коллективных наказаний недопустимы. Выступаем за выстраивание универсальной системы международного спортивного сотрудничества на принципах независимости и автономности спорта.

38.             Поддерживаем укрепление системы развития ООН в интересах повышения качества оказываемого государствам-членам содействия в реализации Повестки-2030. Внесение любых изменений в работу системы должно строго соответствовать решениям, принятым в рамках Четырехгодичного всеобъемлющего обзора политики в области оперативной деятельности системы развития ООН.

39.             Выступаем за сохранение взаимосвязанного и неделимого характера Целей устойчивого развития, а также главенствующей роли Политического форума высокого уровня по устойчивому развитию под эгидой ЭКОСОС в обзоре прогресса в их достижении. Не разделяем устремлений отдельных стран приоритезировать отдельные цели на глобальном уровне, а также создать отдельные механизмы по их обзору.

40.             Рассматриваем всеохватную устойчивую индустриализацию, развитие реального сектора экономики в качестве важной основы для успешной реализации Повестки-2030. Поддерживаем деятельность Организации Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) в этой сфере. Отмечаем ее ведущую роль в реализации объявленного ГА ООН в 2016 г. Третьего десятилетия промышленного развития Африки (2016-2025 гг.). Рассчитываем, что государства, ранее вышедшие из состава ЮНИДО, вернутся в Организацию и внесут вклад в достижение индустриализации и перевод промышленности на "чистые" технологии.

41.             Выступаем за наращивание международного сотрудничества в обеспечении продовольственной безопасности. Для кардинального улучшения ситуации необходимо добиваться устойчивости сельскохозяйственного производства, рационального использования природных ресурсов, повышения эффективности и внедрения передовых практик на всех этапах продовольственной "цепочки". Одна из актуальных задач – учет проблематики сбалансированного питания в комплексных стратегиях социально-экономического развития.

42.             В рамках предстоящего обзора осуществления резолюции ГА ООН 68/1 намерены способствовать дальнейшему совершенствованию методов работы ЭКОСОС для повышения практической отдачи от его деятельности при том понимании, что его повестка дня не ограничивается ЦУР, а включает все вопросы политики и последующей деятельности в экономической, социальной, экологической и смежных областях.

43.              Выступаем за укрепление контроля со стороны государств над выполнением решений международных конференций и заседаний высокого уровня ООН по экономическим, социальным и природоохранным вопросам.

44.              Поддерживаем многосторонние усилия по борьбе с изменением климата, включая разработку на консенсусной основе под эгидой Рамочной конвенции ООН об изменении климата прагматичных и эффективных правил имплементации Парижского соглашения.

45.              Приветствуем принятие "Новой городской повестки дня" (НГП) как всеобъемлющего рамочного документа, позволяющего странам гибко подходить к формированию национальной политики в области устойчивого городского развития с учетом своих приоритетов и в контексте Повестки-2030, включая ЦУР. Отводим Программе ООН по населенным пунктам (ООН-Хабитат) ключевую роль в расширении международного сотрудничества в сфере урбанистики, включая реализацию НГП.

46.              В контексте проблематики здравоохранения будем активно поддерживать деятельность спецпосланника Генсекретаря ООН по дорожной безопасности, Межучрежденческой группы ООН по неинфекционным заболеваниям и Группы экспертов высокого уровня по антимикробной резистентности. Призываем государства-члены объединить усилия в деле подготовки к предстоящей в Москве в ноябре 2017 г. Первой глобальной министерской конференции ВОЗ "Остановить туберкулез в эпоху устойчивого развития: многосекторальный подход" и последующему заседанию высокого уровня ГА ООН. Нацелены на выработку амбициозных, практически ориентированных итоговых документов указанного заседания, а также третьего заседания высокого уровня ГА ООН по профилактике неинфекционных заболеваний и борьбе с ними (2018 г.).

47.              Разделяем необходимость реформирования международной системы гуманитарного реагирования в целях ее укрепления и повышения оперативности на основе основополагающих принципов оказания гуманитарной помощи, содержащихся в резолюции 46/182 и других "гуманитарных" резолюциях ГА ООН. Договоренности Всемирного гуманитарного саммита не могут быть автоматически интегрированы в работу ООН как не согласованные в межправительственном формате. Вместе с тем отдельные инициативы, в т.ч. направленные на повышение прозрачности, подотчетности и эффективности деятельности гуманитарных агентств, могли бы быть реализованы после получения одобрения со стороны стран-членов.

В условиях дефицита финансирования основным способом снижения нагрузки на международную систему гумреагирования считаем урегулирование и предотвращение конфликтов.

48.             Выступаем за наращивание взаимодействия в области уменьшения опасности бедствий в рамках реализации Сэндайской рамочной программы действий на 2015-2030 годы. Приветствуем итоги 5-й сессии Глобальной платформы по уменьшению опасности бедствий (Канкун, май 2017 г.)

49.             Нацелены на сдерживание роста бюджета по программам ООН на период 2018-2019 гг., а также финансовых смет операций по поддержанию мира и международного остаточного механизма по уголовным трибуналам. Придаем большое значение обеспечению бюджетной дисциплины, учету одобренных рекомендаций консультативных и надзорных органов, более рациональному использованию финансовых и людских ресурсов, усилению транспарентности и подотчетности в работе Секретариата ООН. Выступаем против одобрения непроработанных реформенных инициатив без предоставления четкого анализа выгод и затрат.

50.             Достижение принципов многоязычия и полного равенства шести официальных языков ООН – неоспоримая база для оценки деятельности Организации в области конференционного обслуживания, доступа государств-членов к информации о функционировании ооновского механизма, а также работы медиаресурсов ООН. Настаиваем на безусловном обеспечении паритета в финансировании всех языковых служб.

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ