25.07.0818:20

Стенограмма ответов на вопросы представителей российских СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова, Сингапур, 24 июля 2008 года

1099-25-07-2008

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: Что сегодня обсуждалось на заседании АРФ?

С.В.Лавров: Сегодня на заседании Регионального форума АСЕАН по безопасности, который объединяет страны-члены АСЕАН и их партнеров, а таких партнеров уже 17, были рассмотрены вопросы дальнейшего совершенствования сотрудничества в этом формате, прежде всего с точки зрения укрепления безопасности и борьбы с такими угрозами, как терроризм, наркотрафик, организованная преступность. В итоговой политической декларации эти вопросы трактуются в принципиальном для нас плане, а именно под углом зрения необходимости объединения усилий международного сообщества в противодействии новым вызовам.

Отмечу также, что в принятых сегодня документах подчеркнута важная роль ШОС среди многосторонних структур, действующих на пространстве АТР.

Следует отметить, что сегодня удалось не только одобрить существенные, значимые принципы взаимодействия, но и продвинуться по пути практического сотрудничества. Создан механизм, который будет на постоянной основе заниматься борьбой с терроризмом и транснациональной преступностью. В этих целях планируется наладить прямой обмен специальной информацией между правоохранительными органами. Россия подала заявку на сопредседательство вместе с одной из стран АСЕАН в Межсессионных встречах по этим вопросам в 2010 году. Это предложение было поддержано.

Мы также будем участвовать в деятельности создаваемого постоянно действующего механизма АСЕАН по обеспечению морской безопасности. Эта работа ведется по линии совещания представителей оборонных ведомств АСЕАН и их партнеров.

Отмечу также, что были рассмотрены различные конфликтные ситуации в этом регионе - ядерная проблема Корейского полуострова и иранская ядерная программа, ситуация в Южной Азии, в том числе в контексте отношений между Индией и Пакистаном, и целый ряд других вопросов.

У некоторых участников было искушение не только вывести на обсуждение этого многостороннего форума свои проблемы двусторонних отношений с кем-то из партнеров, но и вести дело к тому, чтобы решение этих проблем стало предварительным условием всего остального. Мне кажется, это - не правильно. Двусторонние проблемы были, есть и будут всегда. И для их решения должны быть использованы соответствующие форматы, прежде всего прямые переговоры. А многосторонние форумы должны заниматься общими для всех вопросами и искать пути для развития практического сотрудничества, тем самым, повышая доверие и в целом улучшая атмосферу, в том числе для того, чтобы в конечном итоге двусторонние вопросы решались быстрее и эффективнее.

Вопрос: Что Вы ожидаете от ШОС и встреч, которые там пройдут?

С.В.Лавров: Шанхайская организации сотрудничества развивается успешно, и, думаю, что мы завтра хорошо поработаем с тем, чтобы подготовить очередной саммит, который пройдет в конце августа.

Вопрос: Обсуждались ли сегодня вопросы энергетической безопасности?

С.В.Лавров: Да, обсуждались. Вопросы энергобезопасности стоят на повестке дня и нашего диалога с АСЕАН, они обсуждаются также в рамках Регионального форума АСЕАН по безопасности. Четыре года назад, когда этот Форум собирался в Индонезии, в Джакарте, по нашей инициативе был принят ряд важных документов, в том числе по обеспечению антитеррористической безопасности на транспорте. Это связано с энергетическими вопросами, поскольку транспорт трактовался в то время широко, включая маршруты доставки углеводородов. В АРФ создается специальный механизм, который будет разрабатывать базовый документ, определяющий принципы взаимодействия в этой сфере.

Добавлю также, что в рамках двусторонних отношений России со многими участниками АСЕАН энергетический диалог занимает все возрастающее место, причем не только в контексте снабжения углеводородами, включая сжиженный природный газ, но и с точки зрения растущего интереса в мире и в этом регионе к ядерной энергетике, которая на сегодня с учетом имеющихся научных достижений является единственной надежной альтернативой углеводородам. О наших планах в этой области все хорошо проинформированы. Росатом готов реагировать на проявляемый со стороны наших партнеров интерес, готов информировать о тех возможностях, которыми мы располагаем. По целому ряду стран такие контакты уже запланированы.

Вопрос: Как АСЕАН относится к позиции России о необходимости создания новой структуры безопасности в мире? И вообще как страны АСЕАН смотрят на позицию России по многополярному миру?

С.В.Лавров: Я могу сказать без чрезмерных преувеличений, что наша позиция по международным делам встречает понимание и поддержку большинства стран не только членов АСЕАН, но и других участников АРФ. Как я уже сказал, те концептуальные документы, которые были одобрены по вопросам безопасности, подчеркивают необходимость именно коллективных подходов к обеспечению стабильности в этом регионе, что в полной мере вписывается в концепцию внешней политики Российской Федерации, одобренную на днях Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым. Получает растущее понимание и известное предложение ШОС, которое было выдвинуто на саммите в Ташкенте и с тех пор называется «ташкентской инициативой». Речь идет о том, чтобы все многочисленные структуры, так или иначе занимающиеся вопросами безопасности в АТР, наладили между собой оперативные связи. ШОС уже установила отношения на уровне секретариатов с целым рядом таких организаций, включая АСЕАН. Думаю, что здесь есть перспективное поле для работы. Безусловно, на каком-то этапе, и, думается, в не очень отдаленном будущем, встанет задача рассмотрения возможности формирования общерегиональной системы безопасности. Поскольку в этой сфере сейчас существует немало структур, членский состав которых во многом совпадает, а их повестки дня во многом перекликаются, мы говорили сегодня о необходимости подумать о формировании общерегиональной структуры. Такой подход был поддержан рядом наших коллег, включая министров иностранных дел Австралии и Китая. Со своей стороны китайские коллеги распространили неофициальный документ, который излагает предложения о том, какие принципы могут лечь в основу такого подлинно универсального азиатско-тихоокеанского сотрудничества во имя стабильности и безопасности в регионе. Думаю, что эта тема станет одной из центральных на ближайшие годы в данном формате.

Вопрос: Чем можно объяснить, что завтра в Душанбе будут проходить все-таки две встречи, сначала встреча в узком составе, а потом в более широком? Это первый вопрос, и второй: скажите, как Вы считаете, принципы работы, действующие в АСЕАН уже в течение достаточно долгого времени, будут ли каким-то образом использоваться в ШОС?

С.В.Лавров: Что касается первого вопроса, то встречи в узком составе, за которыми следуют встречи в расширенном составе, - это общепринятая практика практически в любом международном механизме, в котором Россия участвует, будь то СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС или ШОС. В рамках ШОС главы государств регулярно начинают работу в узком составе, который наиболее удобен для прямого - без каких-то длинных политкорректных заявлений, в том числе с расчетом на прессу - разговора о том, как организация будет выстраивать свою деятельность дальше, а затем это фиксируется в расширенном формате. Наши таджикские партнеры-организаторы предстоящих мероприятий предложили такой формат, и мы не видим никаких причин, почему он не имеет права на жизнь.

Что касается методов работы, то, по сути дела, и у нас в ШОС, и в АСЕАН они очень близки или даже идентичны. Это, прежде всего, касается необходимости искать такие решения, которые станут предметом всеобщего согласия и будут основываться на учете баланса интересов. Средством достижения таких решений является, прежде всего, взаимоуважительный диалог. Я думаю, что именно такая асеановская культура, по-существу, совпадает с той культурой общения, которая сложилась в ШОС.

Вопрос: Обсуждалось ли полноправное членство России в АСЕАН?

С.В.Лавров: Мы не просим о членстве в АСЕАН, равно как и никто из партнеров АСЕАН, а их, как я сказал раньше, 17, такой вопрос не ставит.

Вопрос: На днях Госсекретарь США К.Райс выдвинула двухнедельный ультиматум Ирану. Как Вы к этому относитесь? И второй вопрос: не могли ли Вы прояснить позицию России по Судану? При каких условиях Россия будет пытаться отклонить ордер на арест президента Судана?

С.В.Лавров: Насчет Ирана я уже сказал, что этот вопрос обсуждался наряду с ядерной проблемой Корейского полуострова. Подавляющее число участников дискуссии выступили за то, чтобы его решать исключительно политико-дипломатическими методами.

Что касается тех сроков, которые та или иная страна хотела бы отвести на получение ответа из Тегерана, ответа на предложение «шестерки», то я думаю, что все-таки нужно соизмерять отдельные заявления того или иного участника этого процесса, политические, публичные заявления, призванные, может быть, стимулировать кого-то к чему-то, с реальной жизнью, которая, конечно же, должна учитывать весь комплекс обстоятельств. И в случае с российской позицией мы исходим из того, что здесь каких-то искусственных рамок быть не должно как с точки зрения каких-то крайних сроков - вот завтра или никогда, – так и с точки зрения бесконечного затягивания процесса. Мы убеждены, что все те, кто в этом непосредственно участвует, прекрасно понимают существо и сложность обсуждаемых проблем. Мы также четко осознаем, каким может быть разумный срок для того, чтобы получить ясный ответ на довольно четкое, хотя и всеохватывающее, а потому и сложное предложение.

По Судану. Понимаете, есть международное право, и в данном случае то обострение, которое сейчас произошло в связи с решением прокурора Международного уголовного суда в отношении президента Судана, должно рассматриваться на правовой основе, а правовая основа такова, что есть статут этого суда, в соответствии с которым те или иные действия прокурора могут быть приостановлены, если Совет Безопасности сочтет это целесообразным. Соответствующее предложение внесено в СБ ООН, мы его рассматриваем и будем руководствоваться, прежде всего, необходимостью обеспечить прогресс в суданском урегулировании, включая и проблему юга Судана, и проблему Дарфура. Вы знаете, это примерно так же как в случае с бывшей Югославией: существует Трибунал по бывшей Югославии, и позиция некоторых стран заключалась в том, что пока один, два или три обвиняемых не предстанут перед судом в Гааге, никаких шагов по решению других проблем, связанных с Балканами, предпринимать не следует. Я целиком согласен с необходимостью правосудия, в том числе над лицами, обвиняемыми в тяжких преступлениях против человечности. Но делать это необходимо не забывая о других, не менее важных вещах, касающихся стабильности целых регионов планеты – будь то Балканы или Африка. Поэтому подход, который не будет состоять из ультиматумов и не будет в черно-белом виде трактовать гуманитарные вопросы, вопросы защиты прав человека и противопоставлять их вопросам поддержания мира и стабильности, он, по-моему, правильный. И большинство членов Совета Безопасности, я думаю, склоняются к такому подходу.

Вопрос: Как Вы относитесь к интересу американцев к ШОС? И к тому, что они хотели бы сблизиться с этой организацией?

С.В.Лавров: Вы знаете, хотеть сблизиться – это абстрактное понятие. В ШОС есть процедуры, в частности процедуры присоединения к числу наблюдателей ШОС. Завтра в Душанбе мы будем обсуждать нормативные документы, которые будут этот процесс регулировать в правовом плане. Он будет понятным, изложен на бумаге. Также будем обсуждать идею о том, чтобы ввести еще и институт партнера по диалогу. И здесь мы заимствуем в какой-то степени асеановскую практику. Я рассчитываю, что завтра мы эти предложения согласуем и вынесем на суд глав государств на саммите в конце августа для принятия по ним решения. Тогда желание любой страны сближаться с ШОС можно будет рассматривать с учетом тех процедур, которые будут установлены. Правила, которые разрабатываются по наблюдателям и по партнерам, будут устанавливать определенные условия, на основе которых будут рассматриваться любые официальные обращения по тому или иному вопросу.

Вопрос: В западной прессе ШОС иногда рисуют как угрозу существующему мировому порядку. Считаете ли Вы, что никакой угрозы на самом деле не существует?

С.В.Лавров: Я сегодня прочитал в газете «Интернэшнл Херальд Трибьюне» статью некоего Миллса - я лично не знаю такого обозревателя, - который опять комментировал наше голосование в СБ ООН вместе с Китаем, ЮАР, Вьетнамом и Ливией против резолюции о введении санкций в отношении Зимбабве. Этот «обозреватель» дописался до того, что сказал, что нам это аукнется потому, что 750 млн. африканцев, живущих к югу от Сахары, «проклянут» Российскую Федерацию. Это пишет «Интернэшнл Херальд Трибьюне», уважаемая, респектабельная газета. Первым желанием у меня было поручить кому-то написать реакцию, чтобы издатели или редакторы этой газеты опубликовали наш ответ, но потом просто понял, что у нас не хватит авторов для того, чтобы на подобного рода вещи откликаться. Любой умный человек прекрасно понимает, что это чушь. Именно эти 750 млн. африканцев к югу от Сахары в лице глав государств большинства этих стран во главе с президентом ЮАР приняли на саммите Афросюза еще до голосования в СБ ООН обращение к мировому сообществу не предпринимать никаких резких движений, которые подорвали бы усилия по налаживанию диалога между президентом Зимбабве и оппозицией. Именно откликаясь на эти призывы, поскольку всегда считаем важным ориентироваться при рассмотрении любого конфликта на страны соответствующего региона, мы выступили против абсолютно неоправданного в этом случае и несвойственного СБ ООН решения. И теперь, надеюсь, все пойдет, как и должно идти, когда диалог между Президентом Мугабе и лидером оппозиции развивается при активном посредничестве ЮАР и других африканских государств. По-моему, наша позиция лишний раз подтверждает свою оправданность. Я привел этот пример, отвечая на Ваш вопрос.

Что касается конкретно ШОС. Вы знаете, мы уже не раз публично объясняли, чем эта организация занимается. Собственно, здесь и объяснять ничего не надо. Есть уставные документы, есть решения, которые ШОС принимает. И было бы неправильным пытаться представлять дело таким образом, что ШОС - это чуть ли не ответ на расширение НАТО. ШОС никого искусственно в свои ряды не затягивает. В ШОС обращаются с просьбой о принятии в члены организации те страны, которые прекрасно понимают внеблоковый характер ШОС, прекрасно понимают, что ШОС не занимается созданием военных баз вокруг какой-либо иной организации или страны, что эта организация занимается понятными и отвечающими интересам всего мира делами.

Организация по безопасности сотрудничества в Европе (ОБСЕ)

Совет Европы (СЕ)

НАТО

Европейский союз (ЕС)

Элемент "Отображение сетевого контента" временно недоступен.
x
x
Дополнительные инструменты поиска