Ситуация в приднестровском урегулировании по-прежнему непростая. Хотя в 2016 году в переговорном процессе наблюдалась некоторая активизация (возобновление после двухлетнего перерыва под нажимом международных посредников, прежде всего – России, официальной работы формата «5+2» и проведение традиционной баварской конференции ОБСЕ по обзору мер доверия в приднестровском конфликте), дальнейшее развитие событий подтвердило отсутствие у Кишинева политической воли решать стоящие перед сторонами проблемы.

Так, в тупике переговоры по разблокированию грузового железнодорожного сообщения с Приднестровьем. Решение о создании совместных украинско-молдавских таможенных постов на приднестровском участке границы с Украиной однозначно направлено на установление полного контроля над товаропотоками региона и ставит приднестровских экономических агентов в заведомо убыточную ситуацию. Нет продвижения и по другим вопросам (апостилизация документов о высшем образовании, выдаваемых в Приднестровье, проводная и мобильная связь, использование автомобилей с приднестровскими номерными знаками для участия в международном дорожном движении).

В этой обстановке едва ли приходится говорить о «доверии и сотрудничестве» между берегами. Поэтому исходим из того, что условия для обсуждения политических вопросов (вскрытия «третьей корзины») в формате «5+2» пока не созрели – настолько противоположны подходы сторон. Кишинев и Тирасполь должны сначала реальными действиями продемонстрировать готовность к решению проблемы, а не просто к ее «обсуждению».

Для России приднестровское урегулирование – принципиально важная задача. Там проживает более ста восьмидесяти тысяч российских граждан, исторически сформированы крупные экономические интересы. Как никто, мы заинтересованы в стабильности в регионе и добросовестно выполняем возложенные на нас сторонами конфликта посреднические и миротворческие функции.

Твердо убеждены, что решением приднестровской проблемы может стать только продуманный и взвешенный компромисс, выработанный сторонами в ходе равноправных переговоров, что соответствует международным принципам и прецедентам. Эта мысль положена в основу принятого при активном вкладе России Заявления СМИД ОБСЕ (Гамбург, декабрь 2016 г.).

 

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ