Публикатор

23.11.1122:01

Ответы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на вопросы студентов молдавских вузов в ходе выступления в Свободном независимом университете Республики Молдова, Кишинев, 22 ноября 2011 года

1849-23-11-2011

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: В молдавской прессе появляются спорные оценки решения России об открытии на территории Приднестровья 25 избирательных участков для проведения голосования по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации. Не претерпела ли изменений позиция Москвы по этому поводу, и каковы российские аргументы?

С.В.Лавров: Россия действует строго в рамках правового поля, на основе Конституции и других законодательных актов Российской Федерации, с учетом наших обязательств перед Республикой Молдова и другими странами. Для нас в этом контексте принципиальны два аспекта: обеспечение, в соответствии с российским законодательством, максимальному количеству российских граждан, где бы они ни находились, возможности пользоваться своим избирательным правом и соблюдение уважения суверенитета Республики Молдова.

Предпринимаемые нами действия четко вписываются в рамки этих принципов, и они не противоречат друг другу. Наша позиция нисколько не изменилась. Подтверждение уважения суверенитета, территориальной целостности, независимости и нейтрального статуса Молдавии содержится в Совместном заявлении министров иностранных дел Российской Федерации и Республики Молдова, которые мы с Ю.Г.Лянкэ сегодня одобрили.

Вопрос: Вы говорили о базовом Договоре о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Молдова, но не упомянули Стамбульский саммит ОБСЕ, где Россия взяла на себя обязательства вывести к 2005 г. свои войска с левобережной части РМ. Как может Россия без согласия правительства Республики Молдова оказывать финансовую поддержку Приднестровью? Дипломаты так не поступают.

С.В.Лавров: Если Вы претендуете на роль серьезного исследователя международного права, настоятельно рекомендую ознакомиться с документами, которые на международном жаргоне получили название «стамбульские обязательства». Все до последней запятой, что имеет отношение к вступлению в силу Соглашения об адаптации ДОВСЕ, Российская Федерация выполнила и перевыполнила. Это на самом деле так.

Нынешнее пребывание российских миротворцев и компактного контингента российских вооруженных сил, охраняющего большие объемы боеприпасов, не имеет никакого отношения к «стамбульским обязательствам». Как только будет достигнут прогресс в решении приднестровского вопроса, эти запасы ликвидируют, и охранять будет нечего. Хотел бы напомнить, что в 2003 г., 8 лет назад, когда переговоры велись в интенсивном режиме, и был практически согласован «Меморандум Д.Н.Козака», более половины боеприпасов было вывезено. После того, как было сорвано подписание этого документа, приднестровское руководство заняло позицию неприятия дальнейших процессов и физически создало препятствия для продолжения вывоза – эвакуация военного арсенала прекратилась.

Как только мы возобновим переговоры и начнем двигаться от радикальных позиций сторон к компромиссам, процесс вывоза/ввоза будет возобновлен. России там делать нечего. Мы озабочены единственной целью – не допустить, чтобы запасы вооружений попали в чужие руки, чтобы там произошла катастрофа, если арсеналы начнут рваться.

Что касается миротворцев, то они находятся там по соглашению, в котором участвует и Республика Молдова. Не будем забывать, что кровавый конфликт был остановлен ценой жизней, в том числе российских солдат. Вам известно, что худой мир лучше войны. Когда наметится продвижение на пути урегулирования, сторонам будет необходимо договориться о многостороннем формате миротворческой миссии. Наши предложения восьмилетней давности это предусматривают.

Не вижу поводов для обвинения Российской Федерации в нарушении «стамбульских обязательств». Свободная трактовка этого документа некоторыми нашими западными партнерами похожа на их интерпретацию резолюций Совета Безопасности ООН по Ливии, когда вместо обеспечения режима «бесполетной зоны» они осуществляли бомбовые удары по наземным объектам, включая те, которые не представляли риска и угрозы. В целях пропаганды можно придумать что угодно. Можно вывернуть все наизнанку, как это происходит и со «стамбульскими обязательствами», и с решениями СБ ООН по Ливии.

Наши отношения с Приднестровьем абсолютно транспарентны. Мы не скрываем от наших молдавских друзей своих действий по поддержанию определенного социального стандарта на этой территории Республики. Выступаем за скорейшую нормализацию обстановки и за то, чтобы в работе Межправительственной российско-молдавской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству принимали участие и приднестровцы. Чтобы все решалось в рамках безусловного уважения суверенитета Республики Молдова при обеспечении особого гарантированного статуса Приднестровья. Это – единственный путь к компромиссу.

Вопрос: В разгар финансового кризиса в Италии и Греции к власти приходят технократы, профессиональные экономисты и финансисты. Как Вы относитесь к отставке А.Л.Кудрина? Можно ли такого профессионала в кризисный период заменить без ущерба для экономики России?

С.В.Лавров: Во-первых, в отношении отставки А.Л.Кудрина все уже сказано Президентом и Председателем Правительства России, а также комментаторами, политологами, которые детально, «по косточкам» разобрали эту ситуацию. Во-вторых, в Правительстве России нет политических назначенцев. В его составе – только профессионалы или, выражаясь Вашим языком, технократы. Это, однако, не означает, что члены Правительства не могут симпатизировать той или иной партии. Некоторые из них являются членами «Единой России», но все они включены в состав Правительства по своим профессиональным качествам. В-третьих, у меня хорошие отношения с А.Л.Кудриным. Мы совместно решали многие вопросы международного характера, относящиеся к компетенции Министерства иностранных дел и Министерства финансов.

Могу откровенно сказать, что российская экономика за последние месяцы не испытала какого-либо дополнительного негативного воздействия. Продолжаем курс на то, чтобы действовать осмотрительно, не обольщаться конъюнктурой нефтегазового рынка и накапливать резервы на случай повторения еще одной волны кризиса, которая, к сожалению, не исключена.

Вопрос: Недавно было объявлено о создании Евразийского экономического союза в составе России, Белоруссии и Казахстана, о котором Президент Д.А.Медведев сказал: «Будем действовать аккуратно, с учётом опыта Евросоюза». В условиях кризиса в странах Евросоюза можно ли говорить о том, что этот союз в будущем может заменить ЕС?

С.В.Лавров: Евразийский экономический союз (ЕЭС) – проект, который будет реализован поэтапно в соответствии с Договором о Евразийской экономической комиссии, подписанном президентами трех государств на основе уже функционирующего Таможенного союза. В качестве второго этапа с 1 января 2012 г. начнет действовать Единое экономическое пространство между Россией, Белоруссией и Казахстаном. Создание ЕЭС станет третьим завершающим этапом этого процесса.

Евразийский союз по определению не может быть заменой Евросоюзу. В наших планах нет попытки разрушить это успешное европейское объединение, которое создавалось в течение более сорока лет. Проект ЕЭС не является противопоставлением Евросоюзу. В основе обеих интеграционных структур лежат одни и те же принципы: обеспечение свободы передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. В своем выступлении я упомянул, что попытки противопоставлять эти процессы абсолютно некорректны. Из некоторых европейских столиц мы слышим идеологизированные заявления о том, что Украина, Белоруссия, Молдавия и ряд других стран должны «определиться», с кем они хотят быть – с Европой или с Россией. Это – самая настоящая провокация, от такого подхода необходимо отказываться.

Президент России Д.А.Медведев имел в виду следующее. Когда распался СССР, Евросоюз почувствовал некий геополитический вакуум, который он и поспешил освоить. Такого рода геополитические амбиции взяли верх над принципами, которые до того момента применялись при принятии в Евросоюз новых членов, а именно – экономическая и социальная готовность государства-претендента, состояние его правовой и судебной систем, отсутствие у потенциального кандидата территориальных споров и наличие договоров со всеми соседями о защите границ. От многих из перечисленных критериев просто отказались в угоду стремлению поскорее завладеть новым пространством.

В итоге Евросоюз в его нынешнем составе получился очень неоднородным объединением. Там есть и страны с мощной экономикой, хотя некоторые, как например Италия, оказались ненадежно защищены от ударов кризиса. Есть и гораздо более слабые по экономическим показателям государства. Это относится и к ряду восточноевропейских стран, особенно, к балканским государствам, часть из которых уже вступили в Евросоюз, а некоторые только двигаются в этом направлении.

Я бы не хотел, чтобы слова Президента России воспринимались как скептицизм в отношении будущего Евросоюза. Это мощный рынок с сильной наднациональной структурой и бюрократией, которые обеспечивают единство Европейского союза. Убежден, что члены ЕС преодолеют нынешние трудности. Роль евро сохранится – я не верю в крах этой валюты, Россия в это не верит. В интересах России, чтобы все возникшие проблемы были преодолены.

Когда мы говорим, что хотим двигаться к созданию Евразийского экономического союза «аккуратно, не повторяя ошибок Евросоюза», мы имеем в виду, что желаем ему успехов в преодолении последствий некоторых поспешных на тот момент решений, которые были продиктованы больше геополитическими, нежели экономическими соображениями. Одновременно говорим о том, что не будем гнаться за сиюминутными выгодами и рисковать устойчивостью интеграционного процесса, который уже запущен. Этот процесс открыт для всех желающих при условии соответствия критериям не просто геополитической лояльности, а экономической совместимости.

Ремарка: Пользуясь возможностью, хочу выразить признательность руководству России за позицию по сирийскому вопросу. Эта страна мне небезразлична, и я передаю благодарность от сирийских граждан, проживающих в Республике Молдова.

С.В.Лавров: Спасибо Вам за эти слова. Хотя вопроса и не прозвучало, хотел бы сказать несколько слов о нашей позиции.

Мы убеждены, что заниматься насильственной «социальной инженерией», провоцировать смену режимов извне, пытаться искусственно создать для этого условия в общественном мнении, нагнетать истеричные оценки и давать одностороннюю картину происходящему нецелесообразно. За подобными действиями стоит стремление поставить сиюминутную геополитическую выгоду впереди задач по обеспечению стабильного устойчивого развития государства в соответствии с интересами его народа. Мы рассматриваем это как попытки вмешаться в естественный исторический процесс и изменить ход истории в свою пользу.

На эту тему можно долго философствовать и рассуждать. Но факты говорят сами за себя: в отношении Ливии были предприняты действия, поставившие под угрозу авторитет СБ ООН. Решение о запрещении поставок оружия кому бы то ни было в Ливии нарушается. Официальные представители ряда иностранных государств заявляли об участии своего спецназа на стороне повстанцев. Это же невозможно представить, учитывая обязательную для всех к исполнению резолюцию Совета Безопасности ООН, санкционировавшую обеспечение «бесполетной зоны» над Ливией! А такая «зона» предполагала только одно: ВВС режима М.Каддафи не имели права использовать воздушное пространство – в противном случае они становились законными целями. Под прикрытием этого решения, когда у М.Каддафи самолетов уже не стало, авиация НАТО осуществляла боевые вылеты, в течение многих месяцев нанося удары по наземным целям. С международным правом нужно обращаться очень аккуратно.

Если говорить о геополитическом смысле происходящего, то я не исключаю, что глубинные экономические процессы, смещающие центр тяжести развития мира из западной части в АТР, сопровождаются появлением новых мощных экономических центров – Китая, Индии, Бразилии, надеюсь в скором времени и России. Это влечет за собой возросшую экономическую мощь и формирование многих полюсов. За экономической и финансовой мощью приходит и политическое влияние. С этим нужно считаться, менять систему управления миром. Это признала «Группа двадцати», которая приняла решения о реформе Всемирного банка и МВФ, о необходимости предоставления государствам с быстро растущей и развивающейся экономикой, например странам БРИКС, большего количества голосов в этих структурах.

Кто-то, наверное, на Западе воспринимает это как негативную тенденцию. Возможно, что мы сейчас наблюдаем на Ближнем Востоке, – стремление авантюрными и провокационными действиями компенсировать утрату позиций в мировой экономике и финансах. Повторю, это – размышления вслух, один из вариантов объяснения того, что происходит.

При всех обстоятельствах реалии многополярного мира объективны. Мир не может быть скроен раз и навсегда по лекалам одной цивилизации. Времена колоний и империй прошли. В настоящее время мы видим подъем восточного христианства, ислама, буддизма, китайской и бразильской цивилизаций. С этим нужно считаться. На стороне истории будут те, кто осознают необходимость решения мировых проблем через формирование консенсуса среди ведущих государств мира, а не те, кто стремятся к односторонним действиям. В этом контексте мы поддерживаем предложения о расширении состава СБ ООН, чтобы новые мощные центры мирового развития и политики могли получить «постоянную прописку» в этом органе.

Хотел бы поблагодарить всех за разговор. Надеюсь на продолжение подобных встреч.

x
x
Дополнительные инструменты поиска