Публикатор

11.04.1918:06

Интервью директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России В.И.Ермакова информационному агентству «РИА Новости», 11 апреля 2019 года

754-11-04-2019

Вопрос: В Ватикане состоялись уникальные по своему характеру консультации по тематике ядерного разоружения. Как Вы могли бы охарактеризовать такой формат сотрудничества с Россией?

Ответ: Действительно, консультации уникальные. Впервые по инициативе Ватикана у нас состоялись обстоятельные переговоры по широкому кругу вопросов стратегической стабильности и ядерного разоружения. Глава дипслужбы Святого Престола архиепископ П.Галлахер выразил особую признательность руководству МИД России, что в короткие сроки был дан ответ на предложение Ватикана и мы провели подобную встречу.

Хочу отметить высокий уровень встречи. На ней присутствовали руководители ватиканской дипломатии, руководители учреждений Римской Курии, высокопоставленные прелаты, работающие в католических миротворческих организациях. Архиепископ Галлахер отмечал, что тематика ядерного разоружения напрямую затрагивает полноценность духовной жизни и безопасность католиков мира. В этой связи Ватикан и лично папа Франциск уделяют большое внимание этой проблематике.

Вопрос: Какие вопросы Вы затрагивали в ходе переговоров в Ватикане? Обсуждалась ли тема выхода США из ДРСМД? Какие оценки удалось услышать от представителей Святого Престола? Разделяют ли в Ватикане российскую озабоченность в связи с возможным началом гонки вооружений из-за решения США?

Ответ: Ситуация вокруг ДРСМД действительно была одной из центральных тем повестки дня. Нет сомнения, развал Договора будет иметь весьма негативные последствия для международной безопасности и глобальной стабильности. Велика опасность развязывания гонки вооружений сразу в нескольких регионах. Эрозия международной системы контроля над вооружениями чревата самыми серьезными угрозами для перспектив дальнейшего ядерного разоружения и устойчивости режима ДНЯО.

Насколько мы смогли заметить, в Ватикане также обеспокоены ситуацией вокруг договоров по контролю над вооружениями и в целом озабочены ухудшением доверия между ведущими ядерными державами.

Со своей стороны осознаем приоритетную необходимость дополнительных усилий по предотвращению скатывания ситуации по наихудшим для всех сценариям. И далее будем предпринимать меры для того, чтобы нас не втянули в затратную и рискованную конфронтацию. В целях деэскалации Россия уже объявила, по сути, односторонний мораторий на развертывание ракет средней и меньшей дальности наземного базирования, если таковым суждено появиться, пока в соответствующих регионах не появятся аналогичные американские ракеты. Оставляем двери открытыми для возвращения к полному выполнению сторонами ДРСМД в случае готовности Вашингтона отказаться от своего деструктивного курса и заняться поиском приемлемых для всех решений.

В ходе консультаций в Ватикане отдельное внимание было уделено проблематике предотвращения гонки вооружений в космическом пространстве (ПГВК). Мы выразили серьезную озабоченность деструктивными планами Вашингтона по размещению в космосе к 2030 году ударных противоракетных средств в целях обеспечения «доминирования» в космическом пространстве.

Призвали Святой Престол оказать деятельную поддержку предпринимаемым нами совместно с солидной группой единомышленников усилиям по недопущению такого сценария. Речь, прежде всего, о выработке многостороннего юридически обязывающего инструмента по сохранению космоса свободным от оружия на основе российско-китайского проекта договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов.

Выразили надежду на то, что получим от Святого Престола содействие в дальнейшей глобализации многосторонней инициативы/политобязательства о неразмещении первыми оружия в космосе (НПОК). На сегодняшний день инициатива по НПОК насчитывает два десятка полноформатных участников многие из которых католики. Наша инициатива по НПОК, по сути, является единственной практически реализуемой, реально работающей и постоянно набирающей все большее число сторонников мерой по ПГВК.

Обменялись также оценками ситуации вокруг Конвенции о запрещении биологического оружия (КБТО). Подчеркнута важность продолжения усилий по укреплению этого важнейшего международно-правового инструмента, прежде всего путем разработки юридически обязывающего Протокола к КБТО с эффективным механизмом проверки.

Вопрос: Какой эффект может иметь выход Вашингтона из ДРСМД? Действительно ли это может поставить под угрозу продление ДСНВ? Поступают ли в Москву какие-либо сигналы о готовности американской стороны достичь прогресса в этом направлении? Планируются ли встречи и проводятся ли какие-то переговоры по ДСНВ?

Ответ: Разрушая ДРСМД, США, по сути, выбивают и одну из опор Договора о СНВ. Эти соглашения являются важнейшей частью единой международно-договорной архитектуры контроля над ракетно-ядерными вооружениями. 

По нашему глубокому убеждению, продление ДСНВ отвечало бы интересам и России, и США, и всего мирового сообщества. Это позволило бы не допустить, как минимум дальнейшей деградации ситуации в сфере стратегической стабильности, а также выиграть время для изучения возможных подходов к появляющимся сейчас в мире новым вооружениям и способам распространения на них методов контроля.

Однако для этого необходимо урегулировать проблему с нелегитимным односторонним выводом Вашингтоном из зачета по Договору более ста американских средств СНВ под предлогом их якобы «переоборудования», результаты которого мы не можем подтвердить, как того требует Договор. Решить эту серьезную проблему можно, руководствуясь процедурами, предусмотренными в самом Договоре. Вопрос – в наличии политической воли у Вашингтона.

В США же пока предпочитают создавать вокруг продления ДСНВ атмосферу неопределенности, и перед нами встает перспектива исчезновения в отношениях двух крупнейших в мире ядерных держав контрольно-ограничительных механизмов в ракетно-ядерной сфере. И в этом ватиканцы с нами согласны.

Вопрос: Американские войска участвуют в учениях на территории Европы, отрабатывая развертывание различных сил и средств, в том числе и стратегической авиации. Зачем США нужны такие учения, что это в целом, по Вашему мнению, означает?

Ответ: Действительно, под вывеской «учебно-тренировочной деятельности» американская стратегическая авиация в марте перебросила в Европу группу бомбардировщиков, официально заявленных США как носители ядерного оружия. Они совершили ряд маневров. При этом проводилась отработка атак против нашей страны с использованием ядерного оружия. В частности, была выполнена имитация нанесения удара по кораблям российского флота.

Провокационный характер таких действий очевиден, но удивляться не приходится. Военные учения с участием американских стратегических бомбардировщиков – носителей ядерного оружия организуются в Европе не в первый раз. При этом получается, что союзники США, большинство из которых это – неядерные государства, фактически способствуют проведению американскими военными мероприятий по устрашению России путем угрозы применения ядерного оружия.

Проведение у российских границ учений с очевидной ядерной составляющей отнюдь не способствует снижению напряженности в Европе и может вольно или невольно привести к катастрофическим последствиям. В европейских столицах должны, наконец, осознать все риски участия в подобных безумных акциях.

Вопрос:  Как Россия оценивает ситуацию, сложившуюся на площадке организации по запрещению химического оружия (ОЗХО)?

Ответ: Усилия стран Запада во главе с США в ОЗХО, к сожалению, направлены на эскалацию конфронтации вокруг сирийского «химического досье» и инспирированного Великобританией против России в марте 2018 г. «дела Скрипалей».

В рамках антисирийской, а затем и антироссийской кампаний англосаксы и их евроатлантические союзники взяли курс на политизацию работы ОЗХО и переформатирование этого технического по своей сути и одного из наиболее эффективных международных механизмов в области нераспространения и разоружения под свои весьма сомнительные геополитические цели.

На волне массированных вбросов в СМИ о якобы применении химоружия сирийскими правительственными войсками, а после инцидента в г.Солсбери заодно и Россией, США продолжили добиваться реализации своих целей – свержения президента Сирии Б.Асада, дискредитации России на международной арене и нивелирования нашей роли в процессе сирийского политического урегулирования.

Квинтэссенцией столь деструктивных с точки зрения целостности Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) и единства ОЗХО стала поэтапная реализация странами Запада плана по приданию Техническому секретариату ОЗХО (ТС) несвойственных ему атрибутивных функций по «определению виновных» в применении химоружия. Одним из ключевых элементов в осуществлении этого плана стали безосновательные обвинения Великобритании в адрес России в якобы причастности к отравлению российских и британских граждан в г.Солсбери (т.н. дело Скрипалей) и г.Эймсбери нервно-паралитическим веществом, классифицируемым на Западе как «Новичок», будто бы производившимся и накапливавшимся Россией в нарушение КЗХО.

На созванной 26-28 июня 2018 г. по инициативе Великобритании (при самом активном содействии со стороны США) спецсессии Конференции государств-участников Конвенции (КГУ) голосованием было принято неправомерное, выходящее за рамки мандата КГУ и вторгающееся в сферу исключительных полномочий Совета Безопасности ООН решение о наделении ОЗХО атрибутивными функциями.

Страны Запада до сих пор твердят, что «на их стороне было большинство». Но это очень далеко от правды.

111 (из 193) государств-участников Конвенции с таким решением себя не ассоциировали. Поэтому называть притянутые Западом на свою сторону 82 государства «большинством» это – подлог.

Несмотря на самое активное противодействие со стороны России и наших единомышленников, на состоявшейся в ноябре 2018 г. в Гааге 23-й сессии КГУ англосаксам всё же удалось голосованием протащить «атрибуцию» в ОЗХО. Это было сделано опять путем подлога через принятие решения не по существу, а по административно-финансовым и бюджетным вопросам. Был принят бюджет Организации на 2019 г., предусматривающий выделение порядка 2,5 млн. евро на финансирование атрибутивного механизма. Не до конца осознавая суть происходящего, «За» проголосовали 99 государств, «против» – 27.

Есть серьёзные опасения, что создаваемая при ТС «атрибутивная» группа экспертов займётся фабрикацией новых обвинений в адрес сирийских властей, а затем, скорее всего, приступит и к дальнейшей фальсификации «дела Скрипалей». Об этом, в частности, свидетельствует доклад по инциденту в г.Дума (7 апреля 2018 г.), представленный 1 марта с.г. Миссией ОЗХО по установлению фактов применения химоружия в Сирии (МУФС). Скорее всего, именно он будет стоять первым на повестке дня «атрибутивного» механизма. Сделанные экспертами МУФС обтекаемые выводы о том, будто «есть основания полагать» (reasonable grounds), что в г.Дума был применён хлор в качестве химического оружия наводят на мысль, а не являлось ли единственной целью этого документа поиск хоть какого-нибудь оправдания акта агрессии, совершённого 14 апреля 2018 г. США, Великобританией и Францией в нарушение Устава ООН против суверенного государства Сирии.

Российские эксперты внимательно изучили доклад. Многие факты указывают на то, что сделанные в нём выводы ангажированы. Они явно написаны под прямую диктовку США и их союзников в антисирийском ключе. Используются уже апробированные, хорошо всем известные «аргументы»: в то время, мол, г.Дума находился под контролем боевиков, а баллоны с хлором якобы были «сброшены с большой высоты, что могла сделать только правительственная авиация». Знаем, что далеко не все специалисты МУФС разделяют такие безосновательные утверждения. Многие из них склонялись к тому, что этот инцидент носил постановочный характер.

Вызывает озабоченность, что Миссия предпочитает практически полностью игнорировать предоставленную российской и сирийской сторонами объёмную информацию, подтверждающую постановочный характер химинцидента в г.Дума, срежиссированного псевдогуманитарной организацией «Белые каски». Игнорируются и оценки некоторых западных журналистов, однозначно указывающих на фальсификацию тех событий. При этом неизменной остаётся тяга экспертов МУФС к сведениям из оппозиционных источников и даже структур, уличенных в прямых фальсификациях и тесных связях с иностранными спецслужбами.

Напомню, что год назад ещё 26 апреля 2018 г. Россия совместно с Сирией провела в ОЗХО пресс-конференцию с участием мирных граждан, невольно ставших действующими лицами устроенной «Белыми касками» постановки. Эти сирийцы тогда специально посетили Гаагу, чтобы донести до тех, кто действительно заинтересован услышать правду, что же на самом деле происходило в тот день в г.Дума. В присутствии десятков делегаций стран-членов ОЗХО они подробно рассказали, как «Белые каски» снимали тот пресловутый видеоролик, который Вашингтон, Лондон и Париж, преднамеренно использовали в качестве предлога для нанесения ракетно-бомбового удара по суверенному сирийскому государству в нарушение устава ООН. Хотелось бы, чтобы уважаемые юрслужбы Секретариата ООН, да и самих столь великих демократий как США, Соединенное Королевство и Франция открыто дали бы всем свою вдумчивую оценку таких агрессий с точки зрения действующего международного права. Было бы также полезным, чтобы они одновременно обозначили бы уже сейчас свое гипотетическое отношение к тому, если кто-то последует примеру Вашингтона, Лондона и Парижа и тоже вздумает в 21 веке в нарушении устава ООН наносить ракетно-бомбовые удары, но уже в ответном плане по территории США, Соединенного Королевства или Франции. Судя по нынешней англосаксонской логике, «предлог можно найти всегда» даже там, где его нет и не может быть. Наверное нам всем следует более бережно относиться к тем основам, на которых выстраивалась современная система международной безопасности.