Публикатор

19.02.1617:21

Заявление делегации Российской Федерации на внеочередном заседании Консультативной комиссии по открытому небу, Вена, 19 февраля 2016 года

309-19-02-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Российская Федерация обратилась с просьбой о созыве этого внеочередного заседания, руководствуясь интересами полного и добросовестного выполнения Договора на основе открытости и транспарентности в военной деятельности.

В последнее время нашей делегации уже неоднократно приходилось говорить о нарушениях Грузией, США, Канадой и Норвегией права любого государства-участника проводить наблюдательные полеты над территорией другого государства-участника. Сегодня Российская Федерация вынуждена обратить внимание сообщества Открытого неба на очередной факт грубого нарушения Договора по открытому небу Турецкой Республикой.

26 января с.г. Российская Федерация направила в адрес всех государств-участников уведомление (OS/RU/16/0019/F12/0) о намерении провести наблюдательный полет над территорией Турции с 1 по 5 февраля.

27 января с.г. Турция подтвердила получение российского уведомления и выразила готовность принять наблюдательный полет и соответствующие запросы российской стороны. При этом никаких предварительных условий или ограничений с турецкой стороны заявлено не было.

В ходе брифинга после прибытия миссии в пункт въезда наблюдаемая сторона заявила, что часть территории Турции вдоль сирийско-турецкой границы является зоной опасного воздушного пространства. 

Данное опасное воздушное пространство не было указано наблюдаемой стороной в соответствии с приложением 1 к Договору или опубликовано в национальных правилах управления воздушным движением, процедурах и директивах по безопасности полетов согласно пункта 14 В) раздела I статьи VI Договора.

По просьбе турецкой стороны российская группа скорректировала по высоте профиль наблюдательного полета. Его маршрут предполагал, в том числе наблюдение районов, прилегающих к границе Сирии (на протяжении 770 км при удалении 20-60 км от границы), и аэродромов, где сосредоточена авиация стран НАТО.

Однако и после этой корректировки плана миссии турецкая сторона отказала в проведении наблюдательного полета, сославшись на указание министерства иностранных дел Турции. Это свидетельствует о том, что она изначально не собиралась выполнять пункт 2 раздела I статьи III Договора, указывающий на обязательство каждого государства-участника принимать наблюдательные полеты над своей территорией в соответствии с положениями Договора.

Таким образом, содержащееся в Заявлении официального представителя МИД Турции утверждение о том, что полет не состоялся потому, что-де «не удалось достичь согласия относительно плана миссии», не соответствует действительности. Надеемся, что сегодня уважаемая делегация Турции не станет прибегать к использованию этого фальшивого аргумента.

Обращаем внимание, что этот беспрецедентный шаг Турции противоречит одной из основных целей Договора - содействовать большей открытости и транспарентности через меры доверия, о важности которых, кстати, так любят порассуждать в НАТО. Кроме того, турецкой стороной нарушен главный принцип ДОН, позволяющий проводить наблюдение любой точки на всей территории наблюдаемой стороны, включая районы, указанные наблюдаемой стороной в официальных источниках как опасное воздушное пространство.

По Договору Анкара не имела права отказывать нам в проведении наблюдательной миссии над своей территорией, поэтому ее отказ свидетельствует о стремлении турецкой стороны скрыть какую-то активность, видимо, имеющую место в районах, над которыми должен был пролететь российский самолет.

При этом закрытие воздушного пространства произошло по требованию МИД Турции, что наводит на мысль еще и о политической подоплеке данного шага.

Также обращаем внимание государств-участников на то, что это уже далеко не первый случай нарушений международных обязательств со стороны официальной Анкары.

Так, начиная с февраля 2013 г., были закрыты для наблюдения позиции ЗРК «Пэтриот» на юге Турции. Объяснялось это автоматическим режимом работы комплексов и возможностью случайного срабатывания по самолету наблюдения открытого неба.

В 2014 г. группа сопровождения Турции заявляла о невозможности обеспечить безопасность полетов в отдельных районах воздушного пространства страны, ссылаясь на интенсивные полеты боевой авиации, задействованной в антитеррористической операции.

На наш запрос от 5 октября 2015 г. о намерении провести наблюдательный полет над территорией Турции с 12 по 16 октября 2015 г. мы получили лаконичный ответ: «Наблюдательные полеты, которые планируются российской стороной в Турции, из-за операций по обеспечению безопасности необходимо в обязательном порядке отложить». Мы пошли навстречу и отложили полет.

В декабре 2015 г. турецкая сторона закрыла для российского самолета наблюдения значительную часть своей территории вдоль сирийской границы под предлогом проведения военной операции, и вновь без опубликования ограничений в соответствующих документах, предусмотренных Договором.

Таким образом, в результате систематических нарушений требований Договора и неконструктивных действий со стороны Турции создается прецедент, когда наблюдающей стороне не предоставляется возможность контроля за военной деятельностью одного из государств-участников. Закрытость военной деятельности, пренебрежение взятыми на себя обязательствами возводятся в ранг национальной политики.

Некоторые коллеги из стран НАТО не гнушаются обвинять Россию в «избирательном выполнении» Договора. Напоминаем в связи с этим, что в 2014 г., в период острой фазы конфликта на Юго-Востоке Украины, Российская Федерация беспрепятственно предоставляла государствам- участникам возможность убедиться в отсутствии «чрезмерного сосредоточения российских вооруженных сил и военной техники» в приграничных с Украиной районах.

Считаем, что действия Турции должны вызывать уже не озабоченность сообщества Открытого неба, а тревогу за целостность и жизнеспособность Договора как эффективного средства укрепления доверия и безопасности.

Российская сторона оставляет за собой право соответствующим образом отреагировать на несоблюдение Турцией положений Договора по открытому небу. Рассчитываем на реакцию и других государств-участников Договора, включая объективную оценку действий Анкары. Ее отсутствие означало бы только одно - наличие «двойных стандартов» в подходах к вопросам выполнения ДОН.