Публикатор

25.01.1913:30

Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ) и контроль над обычными вооружениями в Европе

Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ) подписан в Париже 19 ноября 1990 г. Вступил в силу 9 ноября 1992 г. Депозитарий – Нидерланды.

Являлся достаточно эффективным для начала 90-х гг. инструментом укрепления европейской безопасности. Его первоначальными участниками стали шесть государств, подписавших Варшавский договор 1955 г., и шестнадцать государств, подписавших или присоединившихся к Брюссельскому договору 1948 г. (Западноевропейский союз – ЗЕС) или Вашингтонскому договору 1949 г. (НАТО). По факту участия в этих военно-политических союзах были сформированы две группы государств - участников Договора.

На сегодняшний день участниками ДОВСЕ являются 28 государств Европы (Армения, Азербайджан, Белоруссия, Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Исландия, Испания, Италия, Казахстан, Люксембург, Молдавия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия[*], Румыния, Словакия, Турция, Украина, Франция и Чехия), а также США и Канада.

Договор ограничивает численность пяти основных категорий обычных вооружений и техники (боевых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем калибра 100 мм и выше, боевых самолётов и ударных вертолётов) вооружённых сил тридцати государств - участников в районе применения (территория Европы от Атлантического океана до Уральских гор). В соответствии с ним предусматривался обмен информацией и широкая инспекционная деятельность.

Центральными являются положения о максимальных уровнях на ограничиваемые Договором вооружения и технику (ОДВТ) каждой из групп государств-участников в районе применения в целом и в отдельных его регионах. Уровни, установленные в Договоре для групп государств - участников, были распределены ими внутри этих групп.

Целью введения зональных (региональных) ограничений было понижение плотности вооружений в полосах соприкосновения ОВД и НАТО. Выделение в отдельную зону с жёсткими ограничениями т.н. флангового района, включавшего обширные территории на севере и юге Европы, оказалось крайне невыгодным для России, однако в полной мере это стало ясно лишь после прекращения существования Варшавского Договора и СССР.

Принятие ДОВСЕ как бы подводило черту под эпохой межблокового противостояния. Договор устанавливал равновесие сил ОВД и НАТО на пониженных уровнях, ограничивал возможности размещения обычных вооружений двумя союзами вдоль линии их соприкосновения. Он позволил провести быстрое и сбалансированное сокращение большого количества избыточных вооружений и техники, доставшихся странам - участницам в наследство от времён «холодной» войны.

Однако с прекращением существования ОВД, а затем и СССР*, выводом советских/российских войск из Центральной и Восточной Европы, Балтии и республик СНГ, возникновением ряда очагов конфликтов и особенно с расширением НАТО, договорные механизмы, предназначенные для поддержания баланса сил между двумя военно-политическими союзами, стали утрачивать своё значение. В первую очередь это произошло из-за того, что блок НАТО в результате расширения превысил установленные для него Договором уровни.

В этих условиях по инициативе России было разработано Соглашение об адаптации Договора об обычных вооружённых силах в Европе (подписано в Стамбуле 19 ноября 1999 г.). На его основе имелось в виду осуществить переход от зонально-блоковой структуры ДОВСЕ к национальным и территориальным предельным уровням ОДВТ для каждого государства - участника, при этом адаптированный ДОВСЕ должен был стать открытым для присоединения любого европейского государства - участника ОБСЕ. Однако Соглашение об адаптации ДОВСЕ было ратифицировано только Белоруссией, Казахстаном, Россией и Украиной (последняя не сдала ратификационную грамоту депозитарию) и так и не вступило в силу из-за надуманных претензий к России со стороны натовских стран.

Практически сразу же после подписания Соглашения об адаптации ДОВСЕ они под воздействием США взяли курс на затягивание процесса введения этого документа в действие. Так, начало его ратификации стало увязываться с выполнением Россией не относящихся к контролю над вооружениями условий, связанных, в частности, с выводом российских войск с территории Грузии и Молдавии. Россия, выполнив все относящиеся к ДОВСЕ договорённости, считала эту увязку неправомерной. Кроме того, страны НАТО игнорировали конкретные российские предложения по выводу ДОВСЕ из кризиса (возвращение Латвии, Литвы и Эстонии в договорное поле в сфере обычных вооружений в Европе; понижение суммы разрешённых уровней и наличий обычных вооружений стран НАТО в целях компенсации потенциала, приобретённого альянсом в результате двух волн расширения; принятие политического решения об отмене фланговых подуровней для территории России; разработка общего понимания термина «существенные боевые силы» и проявление соответствующей сдержанности в период до его согласования; вступление в силу или, по крайней мере, начало временного применения Соглашения об адаптации; разработка условий присоединения к ДОВСЕ новых участников и дальнейшая модернизация договора), ограничиваясь обещаниями обсудить их позже, после вступления адаптированного Договора в силу.

Сложившаяся ситуация потребовала приостановления Российской Федерацией применения, выполнения Договора. Реализация соответствующих нормативных актов началась 12 декабря 2007 г. В практическом плане это означало приостановление всей деятельности России по выполнению ДОВСЕ и связанных с ним документов (Будапештского Соглашения и Флангового Документа). При этом мы подчёркивали, что приостановление – не самоцель, а средство борьбы РФ за обновление режима контроля над обычными вооружениями в Европе.

В ноябре 2011 г. страны альянса объявили в рабочем органе по ДОВСЕ Совместной консультативной группе (СКГ), заседания которой проходят в Вене, о приостановке представления российской стороне информации по Договору и приёма российских инспекций на своей территории, мотивируя это «необходимостью отреагировать на действующий с 2007 г. российский мораторий». США, однако, заявили, что намерены в порядке доброй воли информировать Россию о любых значительных изменениях в своих вооружённых силах в Европе.

Россия, в свою очередь, с декабря 2011 г. также перестала представлять краткую обобщённую информацию о наличиях вооружений и техники, которую она добровольно передавала остальным государствам - участникам Договора с декабря 2007 г.

11 марта 2015 г. Россия приостановила своё участие и в работе СКГ (наши интересы в этом органе теперь представляет делегация Белоруссии).  

В сентябре 2016 г. в Вене без нашего участия прошла очередная конференция по рассмотрению действия ДОВСЕ. Итоговый документ не был принят.

С учётом нынешних политических реалий возвращаться к выполнению ДОВСЕ Россия не намерена. По нашим оценкам, Договор себя изжил.

Россия выступает за создание принципиально нового режима контроля над обычными вооружениями в Европе (КОВЕ), соответствующего современным потребностям, исключающего возможность силового решения международных проблем и основывающегося на принципах равной и неделимой безопасности, сбалансированности прав и обязательств сторон.

Последние годы не отмечены практическими результатами по выводу из кризиса режима контроля над обычными вооружениями в Европе (КОВЕ). Усилия государств - участников, в первую очередь стран НАТО, были сосредоточены на «домашней работе» над концепцией возможной будущей договорённости по КОВЕ. Однако перспективы её завершения весьма туманны, учитывая, что на Валлийском саммите НАТО (сентябрь 2014 г.) альянс вновь взял курс на «сдерживание» России и военное наращивание на «восточном фланге». Под предлогом «российской военной угрозы» трансатлантические союзники увеличивают силы передового базирования в государствах Балтии, Норвегии и Польше, разворачивают складскую инфраструктуру под тяжелую боевую технику, совершенствуют командно-управленческие структуры, наращивают военную деятельность на Балтике и в Чёрном море.

В ходе саммита в Брюсселе 11 - 12 июля 2018 г. страны НАТО, сохраняя приверженность контролю над обычными вооружениями в качестве основного элемента евроатлантической безопасности, заявили о решимости сохранять, укреплять и модернизировать режим КОВЕ на основе таких ключевых принципов, как взаимность, транспарентность и согласие принимающей стороны. В то же время, с учётом сложной ситуации в сфере евробезопасности, подчеркнули готовность к дальнейшим переговорам с Российской Федерацией по данной проблематике.

С инициативой восстановления диалога о КОВЕ в августе 2016 г. выступил  бывший мининдел ФРГ Ф.-В.Штайнмайер. Это самостоятельное направление работы в формате сформировавшейся «группы единомышленников», в состав которой входит 21 государство - участник ОБСЕ, практически свелось к «нулю».

На СМИД ОБСЕ в Гамбурге в декабре 2016 г. запущено решение о запуске неформального «структурированного диалога» по вызовам безопасности в регионе ОБСЕ. Его цель Россия видит в деэскалации ситуации, снижении военного противостояния, восстановлении отношений по военной линии.

 


[*] Российская Федерация продолжает оставаться государством - участником ДОВСЕ, несмотря на приостановление ею в декабре 2007 года действия этого договора.

* 15 мая 1992 года в Ташкенте было подписано Соглашение о принципах и порядке выполнения Договора об обычных вооружённых силах в Европе («Ташкентское Соглашение», ратифицировано Российской Федерацией в 1992 году, не вступило в силу). Данное Соглашение регулирует распределение прав и обязательств бывшего СССР по ДОВСЕ между Россией и другими его государствами - участниками, являющимися правопреемниками Советского Союза (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Молдавия, Украина). Несмотря на то, что Азербайджан и Грузия не ратифицировали это Соглашение, его участники на протяжении многих лет в целом придерживались его положений.