Публикатор

25.01.1913:30

Договор по открытому небу

Договор по открытому небу (ДОН) подписан 24 марта 1992 г. в г. Хельсинки (Финляндия) 27 государствами - участниками СБСЕ (с 1995 г. – ОБСЕ). Вступил в силу 1 января 2002 года. Государства - депозитарии – Венгрия и Канада. Договором учреждена Консультативная комиссия по открытому небу (ККОН), решения которой принимаются консенсусом.

На сегодняшний день участниками ДОН являются 34 государства: Белоруссия, Бельгия, Болгария, Босния и Герцеговина, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Дания, Исландия, Испания, Италия, Канада, Латвия,  Литва, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия, Румыния, Словакия, Словения, США, Турция, Украина, Франция, Финляндия, Хорватия, Чехия, Швеция и Эстония. ДОН открыт для присоединения других государств, в т. ч. не входящих в ОБСЕ. Разрешает создавать группы государств. Так, Россия и Белоруссия составляют одну группу, другую образуют Бельгия, Нидерланды и Люксембург.

ДОН – важное достижение в области укрепления доверия и безопасности в военной области.

Договор представляет собой детально проработанный документ, состоящий из преамбулы, 19 статей и 12 приложений. В нем содержатся определения используемых терминов, излагаются права и обязанности государств - участников, порядок осуществления наблюдательных полетов, механизм распределения квот полетов, установлены технические детали выполнения наблюдательных полетов.

В практическом плане ДОН предоставляет право государствам-участникам совершать облёты любых территорий друг друга в соответствии с согласованными квотами наблюдательных миссий. Он регламентирует проведение полётов, определяет механизм контроля его соблюдения, содержит требования к самолётам наблюдения, ограничения по составу и техническим параметрам аппаратуры наблюдения. Положения ДОН могут уточняться решениями ККОН.

Государство - участник ДОН имеет право выделять в качестве самолётов наблюдения один или более типов или моделей невооруженных самолётов. При этом самолёт наблюдения проходит освидетельствование с целью подтверждения, что воздушное судно и его аппаратура наблюдения соответствуют требованиям ДОН.

Каждая страна - участница ДОН имеет право приобретать материалы, полученные в ходе любых наблюдательных полётов в рамках Договора.

Государства-участники имеют возможность задействовать предусмотренный Договором набор аппаратуры наблюдения из следующих категорий: оптические панорамные и кадровые фотоаппараты, видеокамеры с изображением на дисплее в реальном масштабе времени, радиолокационные станции бокового обзора с синтезированной апертурой, инфракрасные устройства формирования изображения. Для каждой категории аппаратуры наблюдения установлены ограничения по пространственному разрешению на местности. Пока используются только первые две категории. Вместе с тем РФ первой установила и использует собственную цифровую видеокамеру на самолётах «открытого неба» Ан-30Б, Ту-154М ЛК и Ту-214 ОН.

Несмотря на то, что в целом Договор зарекомендовал себя полезным инструментом укрепления доверия в военной сфере, эффективность реализации его потенциала ограничивается рядом факторов. Речь идёт, прежде всего, о давнем решении стран НАТО не выполнять наблюдательные полёты над территориями друг друга. Вследствие этого Российская Федерация вынуждена рассчитывать исключительно на свои собственные возможности для получения необходимой информации по территориям этих стран, что не только создаёт определённый информационный дисбаланс, но и препятствует полному осуществлению целей Договора, противоречит его духу.

После начала известных событий на Украине и обвинений в адрес России в наращивании войск и вооружений вблизи российско-украинской границы государствами - партнёрами в рамках ДОН было проведено почти два десятка наблюдательных полётов в этом районе. Каких-либо зримых доказательств этих утверждений выявлено не было, однако это не повлияло на позиции западных стран.

С 2017 г. в русле общего нагнетания напряженности в отношениях с Россией США стали ужесточать свои подходы, обвиняя нас в нарушении Договора, прежде всего в связи с введением нами максимальной дальности полетов над Калининградской областью (500 км). Кроме того, Вашингтон заявил о планах отменить ночёвки на двух американских аэродромах, изменить максимальные дальности полетов, перераспределить аэродромы открытого неба и дозаправки и их функции.

В ответ российская сторона установила необходимость согласования ночевок на трёх аэродромах дозаправки, а также сообщила о прекращении ряда двусторонних технических договоренностей и односторонних мер, применявшихся в порядке проявления доброй воли и облегчавших ранее проведение американских миссий над Россией.

В 2018 г. ситуация с ДОН была критической – наблюдательные полеты не проводились. Причина: Грузия блокировала решение ККОН, в котором был предусмотрена миссия над ее территорией. Еще в 2012 г. грузинская сторона прекратила выполнять свои обязательства перед Российской Федерацией в части приема миссий с участием России, ссылаясь на то, что мы не разрешаем полеты в 10-километровых зонах, прилегающих к двум участкам государственной граница на Кавказе. В поиске конструктивных развязок Россия сняла это ограничение.

Однако Грузия при поддержке США, Канады, Великобритании и Германии, исчерпав договорные аргументы, стала обвинять нас в попытках «легитимизации оккупации своих регионов».

Осознавая необходимость восстановления полномасштабного функционирования ДОН для большинства государств-участников, Россия исключила из своей заявки на 2019 год полёт над Грузией. В итоге, в октябре было утверждено распределение квот наблюдательных полётов.

Принятое решение не снимает проблему нарушения ДОН. Россия оставляет за собой право вернуться к этому вопросу.

Наша позиция относительно разрешения наблюдательных полётов в 10-километровых зонах, прилегающих к двум участкам России на Кавказе, остается в силе. Придание этому решению постоянного характера будет зависеть от добровольного выполнения Тбилиси обязательств по приему наблюдательных полетов над своей территорией.

Важным событием для Договора стало освидетельствование в сентябре 2018 г. нового российского самолета Ту-214 ОН с отечественной цифровой видеокамерой «OSDCAM4060». В результате Российская Федерация первой перешла на цифровую аппаратуру наблюдения (видеокамеры) и обновила свой самолетный парк.