Публикатор

11.03.0121:56

О МЕЖДУНАРОДНОМ СОТРУДНИЧЕСТВЕ РОССИИ В ОБЛАСТИ УТИЛИЗАЦИИ ИЗБЫТОЧНОГО ОРУЖЕЙНОГО ПЛУТОНИЯ

О международном сотрудничестве России

в области утилизации избыточного оружейного плутония

( справочная информация)

11-03-2001

Процесс двустороннего сокращения стратегических ядерных вооружений, начало которому было положено вступлением в силу в 1994 году российско-американского Договора СНВ-1, остро поставил в повестку дня проблему утилизации значительных количеств оружейных расщепляющихся материалов - высокообогащенного урана и плутония, извлекаемых из демонтируемых ядерных боезарядов.

О масштабах задачи свидетельствуют следующие данные о количестве оружейного плутония, наработанного в США и СССР за более чем 50-летний период: около 100 тонн в США (1), около 125 тонн в СССР (в заявлении Президента России на Московском саммите по ядерной безопасности в Москве в апреле 1996 года говорится о намерении поставить под контроль МАГАТЭ хранилища делящихся материалов, где будет находиться около 40 процентов запасов оружейного плутония России. По данным Минатома, планируемая емкость хранилища - около 50 тонн) (2).

В силу существенных различий физических характеристик урана и плутония задача утилизации высокообогащенного урана оказывается более простой: снижение содержания делящегося изотопа U-235 с 93-95%, характерных для оружейного ВОУ, до 3-5%, необходимых для изготовления топлива ядерных реакторов АЭС, может осуществляться путем разбавления ВОУ природным или слабообогащенным ураном.

В рамках подписанного в 1993 году российско-американского межправительственного соглашения по ВОУ/НОУ, предусматривающего перевод 500 тонн извлеченного из российского ядерного оружия ВОУ в низкообогащенный уран для топлива американских АЭС, российскими специалистами была разработана уникальная технология разбавления ВОУ, позволяющая иметь в качестве выходного продукта НОУ, полностью отвечающий требованиям соответствующего национального стандарта США.

За период с 1995 по 2000 год на трех российских предприятиях (УЭХК, Екатеринбург; СХК, Томск; ГХК, Красноярск) было разбавлено почти 100 тонн ВОУ (что эквивалентно примерно 3700 боезарядам), причем в 1999 году был достигнут рубеж переработки 30 тонн в год. Соответственно в США была отправлено 2800 тонн НОУ на сумму около 2 миллиардов долларов, которые использовались по поступлении в Россию для повышения уровня ядерной безопасности атомной энергетики, очистки радиационно загрязненных территорий, конверсии предприятий военного ядерного комплекса, развития фундаментальной и прикладной науки.

Вышеизложенный подход не может быть применен к утилизации плутония оружейного качества в связи с тем, что его изотопное разбавление по примеру ВОУ не дает желаемого результата.

Как известно, в ядерных боезарядах используется наработанный в т.наз. промышленных реакторах (малая степень выгорания топлива) оружейных плутоний, характеризующийся весьма высоким (свыше 90%) содержанием делящегося изотопа PU-239 и малым содержанием изотопа PU-240 (до 5%). Наличие последнего в больших пропорциях существенно осложняет задачу проектирования надежного боезаряда с заданными характеристиками (номинальная мощность, безопасность при длительном хранении и т.д.) по причине значительного спонтанного нейтронного излучения данного изотопа.

С другой стороны в ряде стран, обладающих атомной энергетикой, имеется «гражданский» плутоний, выделяемый при переработке (репроцессинге) отработавшего топлива ядерных реакторов АЭС и характеризующийся средним соотношением содержания изотопов 239 и 240 60% к 40%.

Основной сферой применения такого плутония является его использование для изготовления смешанного оксидного уран-плутониевого (МОКС) топлива АЭС. Такие страны, как Франция, Германия, Бельгия, накопили значительный опыт в этой области.

Какие-либо сведения об использовании «гражданского» плутония для изготовления ядерных боезарядов в открытой литературе отсутствуют. Единственное исключение - якобы осуществленное в конце 70-х годов испытание в США ядерного взрывного устройства, изготовленного из «гражданского» плутония, полученного из Великобритании, на что ссылаются в неофициальных беседах некоторые эксперты Минобороны и Минэнергетики США.

Вместе с тем, следует иметь в виду, что Глоссарий гарантий МАГАТЭ (3) относит любой плутоний, содержащий менее 80% плутония-238, к материалу прямого использования (ядерный материал, который может быть превращен в компоненты ядерных взрывных устройств без трансмутации или дополнительного обогащения). Что касается урана, то этот порог определен степенью обогащения поU-235 свыше 20%.

Таким образом, изотопное разбавление плутония оружейного качества «гражданским» плутонием не приводит к выводу результирующего продукта из категории материала прямого использования, т.е., по определению МАГАТЭ, не переводит его в форму, непригодную для изготовления ядерного взрывного устройства.

Вышеизложенное не означает, тем не менее, отсутствия альтернативных путей утилизации оружейного плутония, о чем речь пойдет ниже.

Вопрос выбора оптимальных вариантов утилизации оружейного плутония, удовлетворяющих нераспространенческим, техническим, экономическим и экологическим требованиям, активно изучается как российскими, так и зарубежными экспертами, начиная с 1993 года.

Этапным событием, создающим благоприятную атмосферу для развития международного сотрудничества в данной области как в двустороннем, так и в многостороннем формате, явилась Московская встреча на высшем уровне по ядерной безопасности (апрель 1996 года).

В декларации Московской встречи была подчеркнута важность перевода оружейных расщепляющихся материалов, в отношении которых заявлено, что они более не требуются для целей обороны, в отработавшее топливо или другие формы, равным образом непригодные для ядерного оружия. Участниками встречи была выражена решимость определить стратегию утилизации таких расщепляющихся материалов, включая варианты утилизации оружейного плутония в МОКС-топливе ядерных реакторов и его остекловывание. Было также выражено одобрение планов проведения соответствующих маломасштабных технологических демонстраций и строительства пилотных установок.

В октябре 1996 года в соответствии с рекомендацией Московского саммита в Париже состоялась международная встреча экспертов для рассмотрения возможных путей утилизации оружейного плутония. Эксперты пришли к выводу, что наиболее перспективным с точки зрения сроков реализации является вариант «сжигания» оружейного плутония в МОКС-топливе энергетических реакторов. В качестве реалистического дополнительного варианта была определена иммобилизация плутония (остекловывания совместно с высокорадиоактивными отходами).

Весьма важным явилось объявленное в декабре 1996 года правительством США решение о выборе двухканального (dual track) подхода к утилизации американского избыточного оружейного плутония, т.е. его использование в МОКС-топливе и иммобилизация.

Такое заявление имело принципиальное значение для решения вопроса об осуществлении параллельных и эквивалентных процессов утилизации избыточного оружейного плутония в России и США. Как неоднократно заявлялось российскими официальными представителями, Россия исходит из того, что этот материал является национальным достоянием страны, представляющим значительную энергетическую ценность. В этой связи мы отдаем приоритет утилизации оружейного плутония в МОКС-топливе АЭС, а не его иммобилизации.

Таким образом, в отсутствие заявления США о двухканальном подходе возникла бы тупиковая ситуация, так как для России было бы неприемлемо такое положение, когда российский плутоний сжигался бы в МОКС-топливе, а американский - остекловывался (по оценкам российских экспертов, последний вариант потенциально обладает более низким «барьером» против возможного обратного выделения плутония из остеклованных форм по сравнению с отработавшим МОКС-топливом).

В рамках осуществлявшегося в последние годы двустороннего сотрудничества России с Францией, Германией, Канадой, Японией и США был накоплен значительный научно-технический задел для расширения и углубления международной кооперации в области утилизации избыточного оружейного плутония.

Россия - Франция

Работа велась на основе межправительственного «Соглашения о сотрудничестве в области использования в мирных целях ядерных материалов, высвобождаемых в результате уничтожения ядерного оружия» от 12 ноября 1992 года.

В рамках Соглашения Россия и Франция выполнили в 1993-1996 гг. совместную программу «АИДА/МОКС» исследований по использованию избыточного оружейного плутония в МОКС-топливе российских реакторов легководного типа (ВВЭР-1000) и на быстрых нейтронах (БН).

Работы в рамках программы осуществлялись по следующим направлениям:

· разработка стратегии утилизации плутония с учетом экономических, экологических и нераспространенческих аспектов, а также вопросов ядерной безопасности;

· исследование режимов «сжигания» МОКС-топлива в энергетических реакторах;

· разработка технологий конверсии металлического плутония в порошок оксида и производства МОКС-топлива;

· рассмотрение вопросов проектирования и строительства заводов по конверсии и производству МОКС-топлива;

· изучение проблем переработки отработавшего МОКС-топлива.

В реализации программы «АИДА-МОКС» с российской стороны приняли участие Физико-энергетический институт (г.Обнинск), РНЦ «Курчатовский институт», НИИ атомного реакторостроения (г.Димитровград), ВНИИ неорганических материалов (г.Москва), Радиевый институт (г. Петербург), с французской - военный департамент Комиссариата по атомной энергии, фирмы КОЖЕМА, Фраматом, СЖН.

По итогам исследований в 1997 году был выпущен совместный отчет, в котором выявлены преимущества и техническая осуществимость МОКС-варианта использования оружейного плутония в ядерных реакторах, действующих в Российской Федерации. Отмечено, что использование избыточного плутония в атомной энергетике (реакторы легководные и на быстрых нейтронах) имеет ряд преимуществ относительно других вариантов (временное хранение плутония, захоронение в остеклованном виде), особенно с позиций нераспространения.

В 1997 - 1998 г.г. сотрудничество было продолжено в рамках программы АИДА/МОКС 2, которое далее переросло в трехсторонний формат в связи с подписанием в июне 1998 года межправительственного российско-французско-германского соглашения о сотрудничестве в области использования в мирных целях плутония, высвобождаемого в результате демонтажа сокращаемого российского ядерного оружия (в 2000 году к Соглашению присоединились Италия и Бельгия).

В соответствии с имеющимися планами в рамках трехстороннего соглашения намечено завершить к 2002 году разработку базовой конструкторской документации и предложений в отношении графика строительства по проекту CHEMOX (завод по конверсии металлического плутония на основе российской и французской технологий) и проекту DEMOX (завод по производству MOKC - топлива на основе модифицированной французской технологии MIMAS, способный «перерабатывать» 2,3 тонны оружейного плутония в год. Исходя из того, что один реактор ВВЭР-1000 потенциально способен утилизировать около 270 кг оружейного плутония в год, потребуется не менее 7 таких реакторов для «сжигания» годичного объема производства MOKC-топлива на заводе DEMOX. Имеется в виду, что этот завод может быть оснащен оборудованием, которое предполагается переместить в Россию с аналогичного немецкого объекта в г.Ханау, законсервированного по требованию «зеленых» в 1995 году. В этот же период предполагается подготовить спецификации на конструкторские изменения российских реакторов под использование MOКС-топлива, а также сделать стоимостные оценки соответствующих капитальных и эксплуатационных расходов. (По предварительным данным общие расходы могут составить около 1,7 млрд.долларов.)

Россия - Германия

На первом этапе сотрудничество велось на основе «Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германия об оказании помощи России в ликвидации сокращаемого ею ядерного и химического оружия» от 16 декабря 1992 года.

По результатам совместной работы специалистов Минатома России, Германского общества по безопасности ядерных реакторов и установок и Акционерного общества Сименс было подготовлено технико-экономическое исследование «Базисный проект пилотной установки по производству уран-плутониевого топлива из оружейного плутония и его использованию в ядерных реакторах».

Работы по проектированию опытно-промышленной установки производства MOKC-топлива были продолжены в рамках вышеупомянутого российско-французско-германского соглашения.

Россия - Канада

В ноябре 1994 года в Москве состоялись российско-канадские консультации по вопросу использования российского избыточного оружейного плутония для изготовления МОКС-топлива для канадских АЭС с реакторами типа «КАНДУ» (расчетное количество «сжигаемого» оружейного плутония - 1 тонна в год на один реактор).

По итогам встречи было подписано совместное заявление о намерениях, в котором Минатом России выразил заинтересованность в дальнейшем изучении проблемы, а канадская сторона согласилась рассмотреть вопрос о проведении технико-экономического обоснования создания в России комплекса по производству МОКС-топливных сборок для последующей поставки в Канаду.

Практическая работа в этом направлении была начата в 1996 году после подписания соглашения между Минатомом и канадской фирмой AECL о выполнении технико-экономического исследования «Производство уран-плутониевого топлива для реакторов КАНДУ с использованием оружейного плутония».

Результаты проведенного в 1996-97 г.г. ТЭИ показали принципиальную техническую осуществимость изготовления в России МОКС-топлива для реакторов КАНДУ и его транспортировки в Канаду для последующего «сжигания» на АЭС «Брюс». Была также рассмотрена техническая осуществимость варианта совмещенного производства МОКС-топлива КАНДУ на установке ДЕМОХ, разрабатываемой в рамках российско-французско-германского проекта, что могло бы существенно снизить общие расходы (по предварительным оценкам стоимость реализации проекта сжигания всего избыточного российского плутония только в реакторах КАНДУ может составить около 2 млрд.долларов).

В рамках программ международного сотрудничества по утилизации оружейного плутония Минатом России, Министерство иностранных дел и внешней торговли Канады и Минэнергетики США, при финансовой поддержке американской и канадской сторон, договорились провести эксперимент «Параллекс».

Эксперимент предусматривает параллельное облучение в реакторе КАНДУ («Чок-Ривер») экспериментального МОКС-топлива, изготовленного из плутония оружейного качества американского и российского происхождения для проведения сравнения рабочих характеристик этого топлива. В 1999-2000 году указанное топливо в виде тепловыделяющих элементов было изготовлено в Лос-Аламосской национальной лаборатории и в Государственном научном центре ВНИИНМ им. Бочвара (содержание оружейного плутония в российском топливе - около 600 г). Загрузка топлива в реактор намечена на конец 2000 года.

В результате эксперимента «Параллекс» предполагается получить уникальные данные по выгоранию МОКС-топлива, взаимодействию топлива и оболочки тепловыделяющих элементов, а также «наводораживанию» оболочки.

Россия - Япония

После Московского саммита по ядерной безопасности Япония стала проявлять повышенный интерес к налаживанию сотрудничества с Россией в области утилизации избыточного оружейного плутония. Исходя из того, что долгосрочные планы развития атомной энергетики Японии предусматривают широкое использование реакторов на быстрых нейтронах, японская сторона проявляет особую заинтересованность в участии в проекте утилизации оружейного плутония на российском реакторе БН-600, использующем виброуплотненное МОКС-топливо, обладающее уникальными техническими характеристиками.

Корпорация JNC, назначенная головной организацией по реализации этого проекта, разработала следующий трехэтапный рабочий план взаимодействия с российской стороной;

1. (до 2003 г.) Производство 3-х сборок виброуплотненного МОКС-топлива на установке НИИАР (г.Димитровград) и их экспериментальное облучение в реакторе БН-600.

2. (до 2006 г.) Проектирование и создание гибридной зоны реактора БН-600 (Загрузка МОКС-топливом 20% зоны); замена радиального бланкета из U-238 рефлектором для прекращения наработки плутония оружейного качества; увеличение производительности установки НИИАР под требование загрузки гибридной зоны до 40-50 сборок в год.

3. (до 2010 г.) Конверсия зоны реактора БН-600 под полную загрузку МОКС-топливом; создание установки производительностью 250 сборок виброуплотненного МОКС-топлива в год. Предусматривается также проведение работ по продлению срока эксплуатации БН-600 с 2010 до 2020 года.

Проведенные расчеты показывают, что реактор БН-600 с гибридной зоной сможет «сжигать» около 300 кг оружейного плутония в год, с полной зоной - около 1,3 тонны в год.

Россия - США

Точкой отсчета российско-американского взаимодействия по рассматриваемой проблеме можно считать 1994 год, когда по решению президентов двух стран была создана двусторонняя рабочая группа для рассмотрения возможных вариантов утилизации избыточного оружейного плутония.

Итогом ее работы стал опубликованный в 1996 году обстоятельный отчет о совместных исследованиях, охвативших практически весь спектр научных и технических вопросов, связанных с процессом утилизации плутония.

Следующим важным событием стало подписание в июле 1998 году межправительственного российско-американского соглашения о научно-техническом сотрудничестве в области обращения с плутонием, выведенным из ядерных военных программ.

Практическая реализация соглашения осуществляется в рамках следующих рабочих групп, созданных Объединенным Координационным Комитетом:

· по конверсии металлического плутония (выполнение научно-технических работ в поддержку проектирования и строительства установки конверсии металлического плутония в оксид плутония, пригодный для изготовления МОКС-топлива),

· легководные (тепловые) реакторы (исследование вопросов, связанных с облучением МОКС-топлива в реакторах ВВЭР-1000, включая разработку технологии производства такого топлива, производство топливных таблеток для экспериментальных тепловыделяющих сборок, исследования по физике реакторов и теплогидравлике в связи с переходом от уранового к МОКС-топливу,

· реакторы на быстрых нейтронах (разработка комплексного плана поэтапной конверсии реактора БН-600 сначала на гибридную активную зону, а затем - с полной загрузкой МОКС-топлива),

· иммобилизация (исследования по иммобилизации плутония в стекло и керамику и по иммобилизации плутонийсодержащих отходов промышленных площадок Минатома),

· экономические вопросы, нормативное регулирование и лицензирование,

· технологии высокотемпературного газоохлаждаемого реактора.

Опираясь на достигнутые результаты, в конце 1999 года были одобрены «логическая схема» (road map) и план-график дальнейших научно-технических работ в рамках Соглашения. Указанные документы призваны стать структурной основой перехода к широкомасштабной российской программе утилизации плутония.

С российской стороны в работах участвуют РНЦ «Курчатовский институт», ВНИИНМ им. Бочвара, Физико-энергетический институт, НИИАР, ГСПИ (г.Москва), ОКБМ (г.Нижний Новгрод), ВНИПИЭТ, Радиевый институт (г.Петербург), ГХК (г.Красноярск), с американской - Лос-Аламосская, Ливерморская и Оукриджская национальные лаборатории.

В целях исключения дублирования усилий на различных направлениях международного сотрудничества в 1999 году был принят документ «Административные принципы и договоренности, направленные на улучшение координации и обмена научно-технической информацией между Минэнерго США, Комиссариатом по атомной энергии Франции, МИД Германии и Минатомом России.

В духе соблюдения этих договоренностей на текущие заседания российско-американского Объединенного Координационного Комитета на регулярной основе приглашаются наблюдатели от Франции, Германии и Японии.

В сентябре 1998 года Президенты Российской Федерации и США приняли Совместное заявление о принципах обращения и утилизации плутония, заявленного как более не являющегося необходимым для целей обороны.

Главы двух государств подтвердили намерение каждой страны поэтапно изъять из своих ядерных оружейных программ около 50 тонн плутония и переработать его так, чтобы никогда нельзя было использовать этот материал в ядерном оружии.

Они заявили, что меры по уменьшению запасов оружейного плутония становятся важнейшим элементом усилий по обеспечению необратимости процесса сокращения вооружений и являются необходимыми для недопущения риска распространения.

Президенты согласились о следующих принципах.

Россия и США будут перерабатывать, каждая, около 50 тонн плутония, поэтапно изымаемого из ядерных военных программ, в формы, не пригодные для использования в ядерном оружии.

Оба правительства будут сотрудничать в достижении данной цели путем использования этого плутония в качестве топлива для существующих ядерных реакторов (или для тех реакторов, которые могут войти в эксплуатацию в период сотрудничества) или путем иммобилизации.

Россия и США надеются, что всеобъемлющие усилия по утилизации плутония будут носить широкий многосторонний характер, и приветствуют тесное сотрудничество и координацию действий с другими странами, включая государства «восьмерки».

В сотрудничестве с другими странами Россия и США по мере практической возможности и в соответствии с временными рамками, подлежащими согласованию между двумя правительствами, разработают и введут в строй первоначальный ряд производственных установок по переработке плутония в топливо для вышеназванных существующих реакторов.

В усилиях по обращению и утилизации плутония Россия и США будут стремиться разработать приемлемые методы и технологии для мер транспарентности, включая соответствующие международные меры по проверке и строгие стандарты физической защиты, контроля и учета.

Для осуществления этих усилий будет необходимо согласовать соответствующие финансовые договоренности.

Обе стороны незамедлительно начнут переговоры с целью заключения соответствующего межправительственного соглашения.

В соответствии с указаниями президентов в 1999-2000 гг. состоялись российско-американские переговоры по разработке текста такого соглашения. К концу лета 2000 года эта работа была завершена.

30 августа и 1 сентября соответственно премьер-министр Правительства Российской Федерации М.Касьянов и вице-президент США А.Гор подписали соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки об утилизации плутония, заявленного как плутоний, не являющийся более необходимым для целей обороны, обращению с ним и сотрудничеству в этой области, а также совместное заявление о неизвлечении оружейного плутония.

Подписанное Соглашение призвано стать тем инструментом, который воплощает в практические дела выраженную Президентами двух стран в 1998 году готовность утилизировать плутоний. Такая оценка была подтверждена в ходе встречи на высшем уровне Президентов В.В.Путина и Б.Клинтона в Москве 4 июня 2000 года.

Новый импульс международному сотрудничеству в области обращения с плутонием может быть придан осуществлением выдвинутой на Саммите тысячелетия в ООН Президентом Российской Федерации В.В.Путиным инициативы об энергетическом обеспечении человечества, кардинальном решении проблем нераспространения ядреного оружия и экологическом оздоровлении планеты.

Российское предложение об осуществлении под эгидой МАГАТЭ международного проекта, позволяющего мировому сообществу отказаться от использования в ядерной энергетике материалов, из которых производится ядерное оружие, получило широкую поддержку состоявшейся в сентябре с.г. сессии Генеральной конференции Агентства. Данное предложение носит долгосрочный характер и, разумеется, не может оказать какого-либо негативного воздействия на ход реализации Соглашения по плутонию.

К наиболее важным положениям Соглашения следует отнести необратимый перевод избыточного плутония оружейного качества в формы, непригодные для использования в ядерном оружии.

Данное положение означает новый этап процесса ядерного разоружения по сравнению с Договорами СНВ-1 и СНВ-2, которые предусматривают ликвидацию носителей ядерного оружия и ракетных шахт, но не имеют отношения к необратимому сокращению оружейных расщепляющихся материалов. Важно отметить, что такой подход потенциально способен сыграть положительную роль в решении проблемы так называемого возвратного потенциала США, вызывающей серьезную озабоченность российской стороны.

Параллелизм и паритет российской и американской программ утилизации избыточного плутония - каждая сторона будет утилизировать не менее 34 тонн плутония оружейного качества (изотопное отношение плутония 240 к плутонию 239 не более 0,1).

При этом Россия утилизирует в МОКС-топливе энергетических реакторов 25 тонн плутония в форме питов (центральная часть боезаряда) и чистого металла, а также и 9 тонн в форме оксида (порошок). Металлический плутоний будет поступать из хранилища делящихся материалов на НПО «Маяк» (завершение строительства намечено на конец 2002 года), оксид плутония - из хранилищ в Томске-7 и Красноярске-26, подпадающих под действие российско-американского соглашения от 1997 года о сотрудничестве по реакторам - наработчикам оружейного плутония.

В связи с тем, что изотопный состав российского оружейного плутония составляет государственную тайну, для российской стороны предусмотрена возможность его разбавления «гражданским» плутонием при том понимании, что результирующий продукт, использующийся для изготовления МОКС-топлива, сохраняет характеристики плутония оружейного качества (определение дано выше).

Американская сторона утилизирует в МОКС-топливе гражданских реакторов 25 тонн питов и чистого металла и 570 кг оксида, а иммобилизации подлежат 2,7 тонн металлического плутония с примесями и 5,73 тонн оксида. При этом питы и чистый металл будут поступать на переработку в основном из объекта Пантекс (шт.Техас), а оксид и примесный металл - из хранилищ Лос-Аламосской и Ливерморской национальных лабораторий.

Возможность утилизации дополнительных количеств оружейного плутония, которые могут быть выведены из ядерных оружейных программ в будущем .

Запрет на переработку отработавшего МОКС-топлива до завершения каждой из сторон утилизации 34 тонн оружейного плутония в рамках данного соглашения. Запрет на выделение плутония из иммобилизированных форм. Начало двусторонних консультаций за 5 лет до истечения срока действия соглашения для выработки последующих мер международного контроля за отработавшим топливом, иммобилизированными формами и производственными установками.

Транспарентность для международного сообщества, обеспечиваемая взаимным мониторингом и инспекционной деятельностью в отношении утилизируемого плутония, подмешиваемого материала, отработавшего топлива, иммобилизированных форм и промышленных установок. Кроме этого, предусматривается начало консультаций каждой из сторон с МАГАТЭ с целью заключения договоренностей об осуществлении Агентством соответствующей контрольной деятельности в рамках Соглашения.

· Гарантии России в отношении предоставления непрерывного технического и финансового содействия на всех этапах реализации российской программы утилизации плутония.

В соответствии с Соглашением Стороны предпринимают все необходимые меры для завершения строительства необходимых промышленных объектов и их ввода в строй до 31 декабря 2007 года при номинальном темпе утилизации не менее 2 тонн плутония в год. При этом, однако, Россия не обязана начинать такое строительство до заключения многостороннего соглашения о международном содействии российской программе.

Проявляя добрую волю, Россия готова выполнять свои обязательства по Соглашению при том понимании, что ее вклад в этот важный проект (оружейный плутоний, стоимость которого как ценного энергетического сырья составляет несколько миллиардов долларов, промышленная инфраструктура, высококвалифицированный персонал) будет объединен с ресурсами международного сообщества, чья политическая и экономическая поддержка процесса ядерного разоружения является крайне важной.

В течение многих лет страны - члены «восьмерки» оказывали серьезную поддержку осуществлению международных программ безопасной и надежной утилизации оружейного плутония. На саммите 2000 года на Окинаве была выдвинута задача разработки до следующей встречи в верхах международного финансового плана содействия утилизации плутония, а также соответствующего многостороннего механизма координации. Было также выражено намерение обеспечить широкое участие других заинтересованных стран в данном проекте и изучить возможность привлечения к этой работе частного сектора.

В соответствии со статьей XIII Соглашение применяется временно с даты подписания и вступает в силу с даты последнего письменного уведомления о выполнении Сторонами своих внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу.

Для России это означает, что Соглашение вступит в силу после его ратификации Государственной Думой. Такой подход полностью отвечает закону Российской Федерации о международных договорах, который однозначно требует ратификации любого международного соглашения, затрагивающего интересы национальной безопасности России.

Что касается перспектив ратификации Соглашения, следует иметь в виду его тесную связь с Договором СНВ-2, который был ратифицирован Думой весной с.г. В связи с тем, что процесс ратификации СНВ-2 в США пока не завершен, можно предположить, что депутаты Думы предпочтут дождаться положительного исхода в данном вопросе прежде чем принять решение в отношении Соглашения по плутонию.

В заключение следует отметить, что применение Соглашения даже на временной основе является существенным шагом вперед, позволяющим развернуть уже сейчас проектно-конструкторские работы, предшествующие строительству в России заводов конверсии и МОКС-топлива. На эти цели американской стороной выделено 70 млн.долларов из 200 млн.долларов, ранее подтвержденных конгрессом США.

Как представляется, успешное проведение этих работ может оказать положительное воздействие на прогресс проекта в целом.

Департамент по вопросам безопасности

и разоружения МИД Российской Федерации

Общие вопросы международной безопасности и контроля над вооружениями