Публикатор

6.07.1713:30

Предотвращение размещения оружия в космосе

(Справка)

 

Договор по космосу 1967 года запрещает размещать в космическом пространстве любые виды оружия массового уничтожения (ОМУ). Другие виды оружия в Договоре не затрагиваются.

Таким образом, оружие, не относящееся к ОМУ, теоретически может появиться в космосе и стать оружием реального применения с глобальной зоной охвата, возможностью внезапного и скрытного использования. Это вело бы к подрыву стратегической стабильности и, как следствие, к дестабилизации международной обстановки.

Задача предотвращения размещения оружия в космосе закреплена в резолюции ГА ООН по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве (ПГВК) ˗ вносится поочередно Египтом и Шри-Ланкой. На 71-й сессии ГА ООН резолюция одобрена при четырёх воздержавшихся – традиционно США и Израиль и присоединившиеся к ним Палау и Южный Судан.

В 2008 году на рассмотрение Конференции по разоружению (КР) в Женеве внесен российско-китайский проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов (ДПРОК), который предусматривает запрет на размещение в космосе оружия любого вида и на какие-либо силовые действия в отношении космических объектов.

В июне 2014 года Россия и Китай представили на КР обновленный проект ДПРОК, учитывающий высказанные с момента его внесения проекта предложения заинтересованных государств.

Большинство государств выражают поддержку идее заключения многостороннего юридически обязывающего соглашения о запрете вывода оружия в космос, однако начать полноформатное официальное обсуждение этого вопроса на основе проекта ДПРОК не удается из-за несогласованности программы работы КР.

Еще в октябре 2004 года в Первом комитете 59-й сессии ГА ООН в качестве первого шага к ДПРОК Россия в одностороннем порядке взяла на себя политическое обязательство не размещать первой оружие в космосе (НПОК). В 2005 году такое обязательство приняли все остальные государства ОДКБ.

На двусторонних встречах и в различных форматах (в т.ч. КР, Первый комитет ГА ООН, Комиссия ООН по разоружению, БРИКС) мы предпринимаем активные усилия по продвижению инициативы по НПОК. Большинство государств реагирует позитивно.

Обязательства по НПОК уже зафиксированы в наших совместных межгосударственных заявлениях с Бразилией (декабрь 2012 г.), Индонезией (июль 2013 г.), Шри-Ланкой (сентябрь 2013 г.), Аргентиной (май 2014 г.), Кубой (июль 2014 г.), Венесуэлой (сентябрь 2015 г.), Боливией (апрель 2016 г.), Никарагуа (сентябрь 2016 г.), Эквадором (ноябрь 2016 г.), Уругваем (февраль 2017 г.) и Вьетнамом (июнь 2017 г.).

Политическое обязательство по НПОК, будучи наивысшей формой межгосударственной транспарентности и взаимного доверия, на данный момент является наиболее действенной и реально работающей мерой предотвращения попадания оружия в космос.

Подводя итоги 10-летней работы по НПОК и в целях глобализации этой инициативы на 69-й сессии ГА ООН, нами совместно с единомышленниками (страны ОДКБ, Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Индонезия, Кения, Китай, Куба, Пакистан, Шри-Ланка) инициирована резолюция о НПОК (A/RES/69/31).

На 71-й сессии ГА ООН документ (A/RES/71/32) набрал 130 голосов, а 45 стран (на 5 больше, чем годом ранее) выступили его соавторами (Алжир, Ангола, Аргентина, Армения, Бангладеш, Белоруссия, Бенин, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Вьетнам, Гондурас, Египет, Зимбабве, Индонезия, Йемен, Казахстан, Камбоджа, Кения, Киргизия, Китай, КНДР, Куба, Лаос, Мадагаскар, Мали, Марокко, Монголия, Мьянма, Намибия, Никарагуа, Пакистан, Папуа-Новая Гвинея, Россия, Сальвадор, Свазиленд, Сенегал, Сирия, Сьерра-Леоне, Таджикистан, Таиланд, Туркменистан, Узбекистан, Шри-Ланка, Эритрея). Против, как и на 70-й сессии ГА ООН, выступили лишь США и Израиль, а также примкнувшие к ним Грузия и Украина.

В резолюции о НПОК содержится призыв ко всем государствам рассмотреть возможность выразить свою приверженность политическому обязательству о неразмещении первыми оружия в космосе, а также к скорейшему началу предметной работы на КР на основе российско-китайского проекта ДПРОК.

Неотъемлемой частью работы над ДПРОК являются меры транспарентности и доверия в космической деятельности (МТДК). В 2005-10 гг. по инициативе России и Китая ежегодно принимались резолюции ГА ООН по МТДК. Соавторами за это время выступили 68 государств (в т.ч. все страны ЕС), 21 государство и Евросоюз представили в ООН свои предложения по МТДК.

В соответствии с резолюцией 65/68 ГА ООН 2010 года, под российским председательством в 2012-13 гг. работала Группа правительственных экспертов (ГПЭ), состоявшая из представителей 15 государств (Бразилия, Великобритания, Италия, Казахстан, Китай, Нигерия, Республика Корея, Россия, Румыния, США, Украина, Франция, Чили, Шри-Ланка, ЮАР). ГПЭ обобщила и развила имеющиеся предложения государств по МТДК, а также выработала рекомендации по их внедрению в международную практику. Консенсусом принят представленный на 68-й сессии ГА ООН итоговый доклад ГПЭ (документ A/68/189*).

В развитие итогового доклада ГПЭ в 2013-16 гг. консенсусом принималась резолюция ГА ООН по МТДК с беспрецедентным первоначальным соавторством в формате «Россия-Китай-США».

22 октября 2015 г. состоялось совместное заседание Первого и Четвертого комитетов 70-й сессии ГА ООН, посвященное «возможным проблемам, создающим угрозу безопасности и устойчивости в космосе», подтверждена важность дальнейшей координации деятельности профильных органов ООН по тематике безопасности космической деятельности, прежде всего в том, что касается реализации выводов и рекомендаций доклада ГПЭ по МТДК.

Кроме того, в качестве ответа на резолюцию 61/75 ГА ООН по МТДК 2006 года Евросоюз предложил проект кодекса поведения в космосе (КПК – возможный свод норм добровольного исполнения, ориентированных на обеспечение безопасности космической деятельности, но не затрагивающих вопросы предотвращения размещения оружия в космосе, которые являются предметом юридически обязывающего ДПРОК). В 2007-11 гг. состоялись шесть раундов полноформатных консультаций России и ЕС, на которых последовательно высказывались конструктивные дополнения и замечания по тексту проекта КПК. Было достигнуто понимание о разграничении предмета и правового статуса КПК и ДПРОК. Российский принципиальный подход состоит в том, что серьезный многосторонний диалог по вопросам безопасности космической деятельности невозможен без гарантий того, что в космосе не будет оружия.

С января 2012 года к работе над проектом КПК активно подключились США. В результате, в тексте Евросоюза появились неприемлемые для большинства государств пассажи (п. 4.2), по сути, позволяющие без согласия страны-собственницы снимать с орбиты её объекты под видом «космического мусора».

Прошедшие в 2012-14 гг. (Вена, июнь 2012 г.; Киев, май 2013 г.; Бангкок, ноябрь 2013 г.; Люксембург, март 2014 г.) встречи экспертов по КПК подтвердили необходимость серьезной доработки проекта КПК, прежде чем выносить его на официальные переговоры под эгидой ООН. Нежелание Евросоюза учитывать принципиальные замечания таких государств, как Алжир, Аргентина, Белоруссия, Бразилия, Египет, Индия, Индонезия, Китай, Малайзия, Нигерия, Пакистан, Россия, Чили, Эфиопия, ЮАР и расхождение позиций даже внутри самого ЕС поставило под вопрос дальнейшее продвижение проекта КПК.

27-31 июля 2015 г. в Нью-Йорке на организованной Евросоюзом «многосторонней встрече» по проекту КПК возобладали подходы, представленные государствами БРИКС (закреплены в Декларации по итогам Форталезского саммита БРИКС от 15 июля 2014 г.) и ДН. В результате, США потеряли интерес к проекту КПК, а Евросоюз воздерживается от обозначения дальнейших перспектив его продвижения.   

К 72-й сессии Генассамблее, в соответствии с резолюцией по МТДК 70/53, подготовлен доклад Генсекретаря ООН с соображениями государств по поводу координации МТДК в системе ООН (документ A/72/65). Кроме того, на сессии планируется повторить опыт проведения совместного заседания Первого и Четвертого комитетов ГА ООН по МТДК.

Таким образом, по проблематике ПГВК основная работа продолжается по логически выверенному пути продвижения ДПРОК, НПОК и МТДК, поддерживаемых всеми государствами, реально заинтересованными в сохранении космоса свободным для использования в мирных целях на равноправной основе всеми без исключения государствами мира.