Публикатор

22.09.1411:51

Интервью Посла по особым поручениям МИД России И.Б.Братчикова по тематике предстоящего Четвертого каспийского саммита в Астрахани, опубликованное в сентябрьском номере журнала «Caspian Energy»

2179-22-09-2014

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Какие соглашения готовятся к подписанию во время предстоящего Четвертого каспийского саммита в Астрахани? Какие надежды возлагает Россия на эту встречу?

Ответ: Любая встреча на высшем уровне – это подведение итогов проделанного и возможность придать импульс развитию отношений. Каспийский саммит в этом плане – не исключение. В пос­ледний раз главы прибрежных государств встречались в таком формате в 2010 году в Баку. За прошедшее с тех пор время проделана большая работа по согласованию принципов пятистороннего взаимодействия на море, которые должны будут лечь в основу будущей Конвенции о правовом статусе Каспия. В Астрахани предстоит проанализировать и зафиксировать результаты этой работы, а также наметить приоритеты пятистороннего взаимодействия на период до следующей встречи в верхах.

Что касается первой части Вашего вопроса, то в высокой степени готовности находятся ряд межправительственных соглашений, направленных на активизацию сотрудничества между прикаспийскими государствами в конкретных областях, в т.ч. о сохранении и рациональном использовании биоресурсов моря, о предупреждении и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Каспийском море, о гидрометеорологии.

Вопрос: После КМИД Вы отметили, что тогда была подготовлена основа для продвижения на переговорах. Какого именно прогресса Вы ожидаете?

Ответ: Конференция министров – одно из ключевых звеньев каспийского диалога. На встречах такого уровня удается продвинуться в тех случаях, когда обсуждаемые экспертами вопросы требуют политических решений. В этом контексте апрельская конференция мининдел прикаспийских государств в Москве была весьма продуктивной. Принятые на ней решения стимулировали достижение договоренностей, которые будут вынесены на рассмот­рение и, надеемся, на утверждение глав наших государств в ходе Астраханского саммита. Хотелось бы рассчитывать на то, что после Астрахани длящийся вот уже 18 лет процесс выработки нового правового статуса Каспия получит необходимое ускорение.

Вопрос: Какой аспект является основным для России в сегодняшнем переговорном процессе по статусу Каспия – юридический, экономичес­кий, экологический? Не могли бы Вы раскрыть каждый из них подробнее?

Ответ: Все упомянутые аспекты взаимосвязаны. Базовым для пятистороннего сот­рудничества документом призвана стать Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. Именно она должна создать надежный механизм обеспечения суверенных прав прибрежных стран на Каспии. Параллельно, но не в ущерб переговорам по статусу, ведется выработка международно-правовых договоров, охватывающих конкретные сферы взаимодействия, в т.ч. экономику, экологию, другие области, затрагивающие наши общие интересы. Напомню о Тегеранской конвенции 2007г. по защите морской среды Каспия и трех конкретизирующих ее протоколах, подписанных в последние годы, о заключенном в 2010 г. в Баку соглашении о сотрудничестве в сфере безопасности, открывающем хорошие возможности для совместной борьбы с актуальными для всех пяти каспийских стран вызовами и угрозами. Возьму на себя смелость предположить, что проблемы экологии, совместные экономические проекты, сотрудничество «пятерки» в политической сфере - все эти темы будут присутствовать в переговорном досье президентов на саммите в Астрахани так же, как и пока не сог­ласованные юридические вопросы, касающиеся Каспия.

Вопрос: Будет ли Россия выступать за демилитаризацию Каспия?

Ответ: Будем откровенны: все прибрежные страны модернизируют свои каспийские флотилии, исходя из интересов собственной безопасности, которую они рассматривают не изолированно «в каспийском масштабе», а комплексно, с учетом угроз, исходящих главным образом из внерегиональных источников, наличия взрывоопасных ситуаций в непосредственной близос­ти от каспийского региона. Поэтому правильно, наверное, было бы вести речь о военном строительстве, которое не наносило бы ущерба безопасности соседей, о транспарентности и предсказуемости любых действий в военной области.

Вопрос: Удалось ли, по Вашему мнению, сблизить позиции всех прикаспийских государств и ускорить принятие консенсусного решения к предстоящему Саммиту?

Ответ: У всех участников переговорного процесса есть твердое намерение выйти на взаимоприемлемые, учитывающие интересы всех прикаспийских стран решения, которые служили бы долговременной основой для тесного сотрудничества «каспийской пятерки» в будущем. Дискуссии идут в конструктивной атмосфере, в духе доверия и понимания ответственности за судьбу этого уникального водоема. Думаю, такой настрой предопределяет достижение нужных всем нам договоренностей.

Вопрос: Председатель Правительства Российской Федерации Д.А.Медведев недавно распорядился стимулировать разработку каспийского шельфа России. Будут ли привлечены к новым проектам соседние прикаспийские страны?

Ответ: Утвержденным Правительством Российской Федерации в начале июня 2014 года Планом комплексного стимулирования освоения месторождений углеводородного сырья на континентальном шельфе Российской Федерации и в российской части дна Каспийского моря предусматривается административная и законодательная поддержка соответствующей деятельности, в том числе выработка единого системного подхода, позволяющего более эффективно разрабатывать ресурсный потенциал принадлежащего России участка дна Каспия. Поскольку в освоении месторождений на практике участвуют не государства, а непосред­ственно добывающие компании, воп­рос о привлечении иностранных партнеров будет решаться в рамках консультаций между ответственными российскими органами и заинтересованными экономическими операторами.

Вопрос: Готова ли Россия к компромиссам по вопросу прокладки газопроводов по дну Каспия?

Ответ: Наш подход к этому вопросу последователен и пол­ностью соответствует имеющимся договоренностям. Государства «кас­пийской пятерки» взяли на себя политическое обязательство о том, что все основные вопросы деятельности в Кас­пийском море будут решаться консенсусно самими прибрежными странами. Считаем, что сооружение магистральных транскаспийских трубопроводов относится как раз к такого рода воп­росам. Последствия строительства и эксплуатации «трубы» в замкнутом водоеме с повышенной сейсмической актив­ностью и тектоникой дна, а тем более любой аварии на ней могут зат­ронуть все прибрежные государства, а не только те, чьи берега она свяжет. Под угрозой могут оказаться жизненные интересы миллионов граждан прикас­пийских государств, будь то жителей российского Дагестана или густонаселенного иранского побережья. Хотелось бы, чтобы проживающие преимущественно за тысячи километров от Каспия лоббисты проекта ТКГ осознали эту реальность, находящую отражение в российской позиции.

Вопрос: На каких инвестиционных принципах будет разрабатываться месторождение «Центральное», принадлежащее двум странам? Планируется ли привлечение иност­ранных инвестиций?

Ответ: Оператором проекта освоения месторождения Центральное выступает ООО «Неф­тяная компания «Центральное», совладельцами которой являются российские компании «Лукойл» и «Газпром» - по 25% и казахстанский «КазМунайГаз» - 50%. В настоящий момент ведется разработка и уточняются парамет­ры соглашения о разделе продукции, на основании которого планируется осуществлять добычу углеводородов в соответствии с условиями Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о разграничении дна в северной час­ти Каспийского моря 1998 года. Решение вопросов финансового обеспечения проекта, включая разработку технико-экономического обоснования и инвестиционного плана, следует ожидать по итогам анализа результатов геологоразведочных работ.

Дополнительные материалы

Фотографии

Календарь

x
x