Публикатор

24.07.1711:45

Интервью спецпредставителя Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности А.В.Крутских телеканалу «Раша Тудэй», 24 июля 2017 года

Вопрос: Андрей Владимирович, расскажите, что сегодня делает Россия, чтобы обеспечить безопасность российских пользователей в информационном пространстве?

Ответ: Основные постулаты и цели нашего курса, под которые заточена вся политическая и дипломатическая работа, состоят в том, чтобы договориться со всем международным сообществом – без единого исключения – о мерах доверия в информационном пространстве, об определённой транспарентности нашей кибердеятельности. И третий важнейший постулат: необходимо договориться о предотвращении конфликтов. Нам нужно сконцентрироваться именно на этом.

Вопрос: Почему эти меры доверия в интернете настолько важны?

Ответ: Когда человечество осознало весь ужас биологической войны, оно договорилось запретить биологическое оружие. Точно так же и сейчас. Не стоит повторять ошибку дипломатии атомного века, когда мы сначала создали потенциал уничтожения друг друга (причём даже не отдельных стран, а всего человечества) и только потом приступили к разоружению. Лучше – на базе нашей мудрости – договориться изначально не милитаризировать информационное пространство и установить там правила игры.

Вопрос: В чём цель правил ответственного поведения в информационном пространстве?

Ответ: Важно не мешать друг другу, не создавать глобальные системы шпионажа друг за другом, системы внедрения закладок в IT- и интернет-продукты, которые закупаются на миллиарды. Необходимо установить такие правила, чтобы человек, когда покупает гаджет, был уверен, что его частной жизни ничто не угрожает. Пора убрать всех электронных шпионов из нашей электронной постели.

Вопрос: Что включают в себя эти положения?

Ответ: Это прагматические, а не идеологические соглашения. Речь идёт не о военно-политическом киберсоюзе. Это соглашение о том, как не допустить инцидентов и предотвратить их негативные последствия. Сейчас целая очередь других влиятельных стран стоит к нам на переговоры по таким соглашениям.

Вопрос: Кто предложил ввести новые правила ответственного поведения в сети?

Ответ: Такие предложения были сделаны от имени государств – членов ШОС, к которым недавно присоединились Индия и Пакистан. Эти правила ответственного поведения в информационном пространстве лоббируются от имени большинства людей на планете, если учитывать население и территорию этих государств. Эти меры поддерживают и страны БРИКС, и большинство развивающихся стран.

Вопрос: С кем ещё нет договорённостей по этому вопросу?

Ответ: Дело осталось за малым – уговорить Соединённые Штаты и страны НАТО. Они должны осознать, что мы сидим в одной лодке и должны грести в одном направлении – к защите наших информационных пространств и обеспечению демократической работы интернета всех глобальных ИКТ.

Вопрос: Где и как продвигаются Россией эти правила?

Ответ: Обсуждение идёт по многим каналам. Главный канал – это ООН. Создана специальная группа правительственных экспертов, которая работает не без проблем, не без сбоев. Последнее её заседание не увенчалось успехом – консенсусного доклада не получилось. Но это не конец переговорного процесса. На Генеральной Ассамблее ООН обсуждаются наши резолюции по информационной безопасности, которые в последний год собрали 84 коспонсора – это уникальный случай для политической резолюции, чтобы её поддержало такое количество стран.

Другая важная площадка – ОБСЕ. В рамках ОБСЕ уже были разработаны и приняты меры доверия – более 20. Пусть этих мер 20, а не 120, но зато это те меры, которые реально нас заставляют практически работать и устанавливать взаимосвязи друг с другом. Мы начинаем понимать, с кем разговаривать и о чём разговаривать.

Вопрос: Как продвигается работа по обсуждению интернет-безопасности в рамках двустороннего сотрудничества?

Ответ: Россия заключила десяток соглашений о сотрудничестве в области обеспечения информационной безопасности: со всеми странами БРИКС – Бразилией, Индией, Китаем и Южно-Африканской республикой – и другими нашими основными партнёрами. Сейчас мы ведём переговоры и представили свои проекты целому ряду западных стран и тем, кто себя с ними ассоциирует, например Израилю и Южной Корее.

Естественно, нужно нормализовать отношения и с США, поскольку сейчас сложилась нездоровая ситуация. И Москва, и Вашингтон заинтересованы в том, чтобы не было вмешательства во внутренние дела, чтобы мы могли задать тон киберразоружению на нашей планете.

Вопрос: В России используются какие-либо механизмы для защиты нашего интернет-пространства?

Ответ: C нами считаются, с нами разговаривают и ищут нашего сотрудничества и взаимодействия. Это показывает, что мы – боевой киберслон. Мы действительно великая кибердержава, несмотря на многие недостатки. Жаль, не всё оборудование мы производим сами, но мы форсируем замещение западных гаджетов.

Вопрос: Известно, в каком году планируется полностью перейти на отечественные гаджеты?

Ответ: В этой области нельзя планировать пятилетками, нужно планировать месяцами. Я думаю, что в ближайший год-полтора мы сможем похвалиться нашими техническими достижениями, которых уже немало и сейчас.

Вопрос: В чём причины такого резкого поворота на отечественное производство?

Ответ: Нельзя только на иностранном оборудовании быть кибердержавой – это не та отрасль. Надо защищать и свои рынки, и своих граждан, и свои государственные процессы управления. Мы не обижены ни математиками, ни инженерами, ни программистами.