Публикатор

19.11.0409:54

Интервью Президента России В.В.Путина чилийской телекомпании “Канал 13” и газете “Эль меркурио”, Москва, 18 ноября 2004 года

Интервью Президента России В.В.Путина чилийской телекомпании "Канал 13" и газете "Эль Меркурио",

Москва, 18 ноября 2004 года

 

 

 

ВОПРОС: Господин Президент! Большое спасибо, что уделили нам время. Для нас это первое интервью с Президентом России. Господин Президент, расскажите, пожалуйста, что Вы знаете о Чили?

В.ПУТИН: Я знаю, что это активная, развивающаяся страна, которая к России всегда относилась с большим уважением и симпатией, – об этом мне не раз говорил мой коллега, Президент Чили, который неоднократно приглашал посетить Вашу страну, и я очень рад возможности побывать там.

ВОПРОС: Вы посетите Чили с официальным визитом. Интересно было бы услышать, каким Вы хотели бы видеть образ России в глазах чилийского народа?

В.ПУТИН: Я бы хотел, чтобы это была объективная картина, чтобы чилийская общественность, предпринимательские, политические круги увидели в России надежного, солидного партнера как на международной арене, так и в экономической сфере, партнера, разделяющего с Чили фундаментальные понятия о строительстве демократического, сбалансированного мироустройства; хотел бы, чтобы в Чили узнали побольше о нашей стране, чтобы люди воспринимали нашу страну как интересную мировую державу, куда любопытно поехать, познакомиться с ее народом, историей, искусством, культурой.

ВОПРОС: Вы начали ответ на предыдущий вопрос с того, что сказали, что хотели бы, чтобы было объективное представление о России. Означает ли это, на Ваш взгляд, что в последние несколько десятилетий такое представление о России не было объективным?

В.ПУТИН: В силу различных причин оно, конечно, объективным не было. Мир был разделен на две части: он был биполярным, шла борьба между блоками, и противники в этом мировом масштабном противостоянии старались нарисовать не очень благоприятную картину друг о друге. Конечно, мы еще абсолютно не преодолели эти тенденции, в которых мир жил в условиях "холодной" войны предыдущие десятилетия. Думаю, что пока это не дает нам возможности объективно взглянуть друг на друга до конца. Хотя считаю, что мы находимся на правильном пути – рано или поздно это все равно произойдет. Хотелось бы, чтобы пораньше.

ВОПРОС: И часть этого пути – это АТЭС?

В.ПУТИН: Да, конечно. Россия не так давно присоединилась к этой организации. Значительная часть нашей территории лежит как раз в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и поэтому с ним связаны многие наши интересы. Напомню, что, несмотря на распад Советского Союза, Россия является самой крупной в мире страной по территории. У нас много партнеров в Азии и в Тихоокеанском регионе. Мы исходим из того, что активизация наших контактов с партнерами в этом регионе мира будет способствовать развитию Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Наши партнеры в Азии и Тихоокеанском регионе также нуждаются в энергетических возможностях России. Мы чувствуем их заинтересованность в привлечении России к участию в урегулировании многих сложных проблем мировой политики, в том числе и в преломлении к проблемам региона.

ВОПРОС: Вы собираетесь посетить Чили, участвовать в заседаниях АТЭС и затем намереваетесь продолжить свою поездку посещением Бразилии. Насколько я понимаю, это Ваш второй официальный визит в Латинскую Америку?

В.ПУТИН: Да, совершенно верно. Я был в двух странах Латинской Америки – в Мексике и на Кубе.

ВОПРОС: Насколько я понимаю, помимо контактов в рамках АТЭС в ходе Вашего визита в Латинскую Америку будут обсуждаться возможности взаимодействия между деловыми кругами наших стран. Как мне известно, в этой поездке Вас будет сопровождать достаточно представительная делегация деловых кругов России?

В.ПУТИН: Да, совершенно верно. Мы бы хотели активизировать наши деловые, экономические контакты. Сегодня объем нашего товарооборота находится, на мой взгляд, на недопустимо низком уровне: он не достигает и 100 миллионов долларов. Это практически ноль – я считаю, что это ноль. Между тем экономика России и экономика Чили развиваются достаточно высокими темпами. Здесь можно было бы говорить, наверное, не только об увеличении и диверсификации товарооборота, но и о поиске других направлений сотрудничества, прежде всего, конечно, об инвестиционном сотрудничестве.

Некоторые традиционные товары чилийского экспорта находят постепенно свое место на нашем рынке: это фрукты, вино, некоторые другие товары, но это пока только как символика. Со своей стороны, мы могли бы предложить продукцию перерабатывающих отраслей, энергетического машиностроения, сотрудничество в области высоких технологий, экологии и так далее.

ВОПРОС: Говорят, что в России правила не всегда понятны и что они не всегда соблюдаются. Что бы Вы сказали чилийским предпринимателям для того, чтобы они спокойно и уверенно могли инвестировать в экономику России?

Например, некоторые чилийские предприниматели вкладывают свои деньги в развитие сектора недвижимости в Майами, и оказывается, что их инвестиции играют достаточно весомую роль в этом регионе.

В.ПУТИН: Вы знаете, конечно, российская экономика проходит очень серьезную фазу преобразований. Она, по сути, только становится по-настоящему рыночной. Этот процесс идет, разумеется, непросто. Этот процесс сопровождается становлением правовой системы.

Одна из основных задач, которая стоит перед нами сегодня, это укрепление правовой системы, придание стабильного характера нашему законодательству. Но должен сказать, что не считаю, что в сегодняшней России мы имеем дело с нестабильной ситуацией – скорее всего, наоборот, экономика стабильно растет.

ВОПРОС: А правила?

В.ПУТИН: Должен сказать, что и правила уже стабилизировались. Наша задача заключается в том, чтобы законы стали эффективными и чтобы государство могло гарантировать их исполнение. Но, наверное, не всегда всем нравится соблюдать закон. Мы знаем, что в любой сфере общественной жизни, в том числе и в экономике, всегда находятся люди, которые хотят в обход закона решать какие-то свои проблемы, – надеюсь, что такой ситуации нам удастся избежать. Полагаю, что и экономический рост (шесть-восемь процентов ежегодно на протяжении последних пяти лет) был бы невозможен, если бы не было условий стабильного развития.

Вы привели неплохой пример вложений в сектор недвижимости в США. Интересно, а какова получаемая прибыль? Уверен, что прибыль от инвестиций в некоторые сектора российской экономики гораздо выше, и возможность ее получения всегда является самым лучшим агитатором за те или иные вложения.

ВОПРОС: Но есть одновременно экономические законы или экономическое правило, которые гласят, что чем больше риск, тем больше прибыль. Означает ли это, что в России риск высокий?

В.ПУТИН: Для этого нужно посмотреть на рейтинги России и на то, как они меняются в трактовке ведущих агентств мира: эти рейтинги постоянно растут, фундаментальные основы российской экономики укрепляются.

Я уже говорил о том, что на протяжении последних пяти лет у нас ежегодный рост экономики составляет примерно шесть-восемь процентов. Правительство, которое я возглавил в 1999 году, начинало свою деятельность в условиях очень высокой инфляции. Многие латиноамериканские страны знают, что это такое. В 1999 году в России инфляция составила 36,5 процента. В этом году она тоже будет немаленькой, но все-таки тренд на постоянное снижение очевиден. Думаю, что в этом году мы выйдем на уровень инфляции в 10 с небольшим процентов.

Когда я возглавил Правительство в 1999 году, золотовалютные резервы Центрального банка составляли чуть больше 12 миллиардов долларов. Сегодня они превышают 107 миллиардов долларов и в конце этого года приблизятся к отметке 117-120 миллиардов. Помимо этого, Правительство создало стабилизационный фонд – в некоторых странах его называют фондом будущих поколений, – и в нем будет около 20 миллиардов долларов.

Нам удается держать стабильную ситуацию на рынке труда. Безработица последовательно сокращается: сейчас она составляет примерно семь процентов от экономически активного населения страны. Если иметь в виду, что реальные доходы населения ежегодно растут примерно на 11 процентов, то становится ясно, что все это создает достаточно стабильную социальную обстановку. Это тоже не может не говорить о здоровье экономики страны.

Примерно на 11-12 процентов в этом году вырастут инвестиции в основной капитал. Мы последовательно снижаем налоговую нагрузку. У нас есть проблемы, которые заключаются в необходимости диверсифицировать нашу экономику. Мы это понимаем, видим и последовательно будем решать эту проблему, причем будем делать это аккуратно, не нарушая макроэкономические показатели, достигнутые за последние годы, стараясь снижать уровень государственного участия в тех сферах экономики, где оно присутствует необоснованно. Это непросто для страны, в которой десятилетиями господствовала плановая экономика. Но мы знаем, что должны идти по этой дороге, и будем двигаться аккуратно по ней дальше.

ВОПРОС: Вы упомянули диверсификацию экономики. Насколько я понимаю, хорошие экономические показатели, о которых Вы говорили, – рост экономики, доходов и другие – в последнее время в значительной степени связаны с высокими ценами на нефть. Говоря о диверсификации экономики, Вы, наверное, имели в виду то, что процесс необходимых экономических реформ до сих пор не завершен. На Ваш взгляд, сколько времени потребуется для того, чтобы довести этот процесс до конца – с учетом того, что есть предприятия с большой долей государственного участия и нет достаточно развитого и сильного частного сектора в стране?

В.ПУТИН: Внешнеэкономическая конъюнктура, конечно, оказывает определенное позитивное воздействие на положительные экономические показатели в России, но она создает для нас, во-первых, некоторые проблемы с точки зрения поддержания на высоком уровне макроэкономических показателей, а во-вторых, это не единственная причина изменений к лучшему в российской экономике. Считаю, что одна из основных причин – это достаточно взвешенная и продуманная экономическая политика Правительства.

Можно было бы воспользоваться огромным притоком так называемых нефтедолларов. Если бы Центральный банк и Правительство не проводили политику стерилизации этого притока, то тогда у нас и не было бы таких макроэкономических показателей. Это, во-первых.

Во-вторых, несмотря на достаточно большой приток этих средств, как известно, в любой стране денег никогда не хватает. И можно было бы проводить экономическую и социальную политику таким образом, чтобы государственный бюджет у нас сводился бы не с профицитом, как это мы делаем на протяжении последних четырех лет, а с дефицитом, – такое тоже было бы возможно, но мы этого не допускаем. Уверяю вас, это непросто – сокращать государственные расходы, ведь это и социальные вопросы, медицина, образование, оборона. Государству всегда нужно очень много денег. Сокращать расходы – это очень непростая задача. Правительству все-таки удается оставаться в рамках здравого смысла и требований современной экономики.

Конечно, если определенные отрасли развиваются активно и на мировых рынках складывается удачная для них конъюнктура, то капитал идет туда, где больше прибыли. Но мы стараемся выстроить налоговую систему таким образом, чтобы создать если не преференции, то благоприятные условия для развития других, перерабатывающих и высокотехнологичных отраслей экономики. И уже со следующего года, будут действовать соответствующие механизмы.

Мог бы привести еще ни один аргумент. Конечно, есть критики деятельности Правительства, и они часто говорят правильные вещи, указывают на недоработки либо на нерешительность Правительства в определенных моментах, но это все рабочие моменты, которые в целом не меняют позитивной картины развития России и ее экономики.

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, в течение какого срока Вы рассчитываете нормализовать экономическое положение в России, закончить период реформ?

В.ПУТИН: Я считаю, что ситуация нормализации и стабильности уже наступила – задача в том, чтобы совершенствовать механизмы развития и достигать более значимые цели. Этому процессу не будет никогда завершения. Но я считаю, что самым главным для нас является решение на этой базе социальных задач – повышение уровня жизни наших граждан, достижение ситуации, при которой наши граждане могли бы жить и пользоваться среднеевропейскими стандартами жизни. На это, конечно, уйдет еще немало времени. Но самое главное, что меня радует, – это то, что направление движения выбрано правильно, и мы намерены и дальше двигаться по этой дороге.

ВОПРОС: Ваши слова о поступлении в бюджет дополнительных средств за счет экспорта нефти напомнили мне выступление министра по делам медной промышленности Чили. Он мог бы гордиться, потому что Вы использовали примерно такую же аргументацию.

В.ПУТИН: Очень рад.

ВОПРОС: Хотел бы, с Вашего позволения, вернуться немного назад, к двум темам: нефть и политика. Для того чтобы Россия сохранила ведущее положение в области нефтедобычи и ее экспорта, необходимо, привлечение достаточно крупных иностранных инвестиций в поиск и разработку нефтяных месторождений: страна зависит от этих инвестиций. С Вашей точки зрения, как это связано, с повесткой дня АТЭС?

В.ПУТИН: Кто Вам сказал, что Россия сильно зависит от капиталовложений в эту сферу национальной экономики? Мы за привлечение инвестиций в любые сектора российской экономики, в том числе и в энергетику. Это могут быть как отечественные инвесторы, так и иностранные, для нас это не имеет значения. К настоящему времени наши отечественные компании обладают достаточными объемами капитала для поддержания необходимого уровня инвестиций в экономику страны. Но есть тем не менее области, в том числе и в энергетике, которые требуют рискованных вложений в месторождения, разведка которых еще не завершена. Здесь, конечно, нужно объединять усилия и отечественных, и иностранных заинтересованных структур. Мы будем это только приветствовать. И многие наши партнеры, в том числе иностранные, уже вкладывают такие средства.

Если говорить применительно к АТЭС, то, например, на Дальнем Востоке, на Сахалине инвестиции измеряются десятками миллиардов долларов.

Мне представляется, что Россия и сейчас занимает одну из ведущих позиций в мире. Но возможности и потенциал России все еще являются недооцененными. В некоторые месяцы прошлого и этого года объемы добычи нефти в России были выше, чем в Саудовской Аравии. Однако это не означает, что мы постоянно должны поддерживать такие высокие показатели. Вопросы объемов добычи нефти, ее поставок на мировые рынки, ценообразования тесно связаны между собой.

Россия является ответственным партнером для мировой экономики в целом, я бы сказал, потому что мы за справедливое ценообразование.

Мы не заинтересованы в том, чтобы цены взлетали до небес, поскольку это в конечном итоге может наносить ущерб нашей собственной экономике. Поэтому мы всегда находим общий язык с нашими партнерами и стараемся, чтобы цены на мировых рынках энергосырья были справедливыми. Но мы не виноваты в том, что на Ближнем Востоке, в Ираке и Венесуэле ситуация продолжает оставаться нестабильной и сложной, не мы ее создавали. Торнадо в Мексиканском заливе… Мы можем только порадоваться росту экономики и в Китае, и в Индии, их увеличивающимся потребностям в энергосырье.

Кто-то пытается спекулировать на проблемах вокруг российской компании "ЮКОС". Вместе с тем хочу отметить, что все российские компании – включая и "ЮКОС" – наращивали добычу и поставки нефти на внешние рынки в течение всего этого года. И дальше будем проводить такую же взвешенную политику, будем сотрудничать с ОПЕК. Но мы не являемся членами этой организации, и думаю, что так и будет оставаться: мы считаем, что Россия должна быть независима в выработке своей собственной энергетической политики.

ВОПРОС: Не всегда наблюдателям удается определить, что представляет из себя на современном этапе с идеологической точки зрения Россия. Вы говорили об известной близости политики вашей страны с политикой, которую проводит Президент Чили Рикардо Лагос. Тем не менее, наверное, нельзя говорить, что Россия – социалистическая страна или идет в этом направлении.

В.ПУТИН: Конечно, нет. Мне кажется, что мы должны пользоваться какими-то общепризнанными понятиями, но нужно уходить от штампов. С Президентом Лагосом мы встречались дважды – кстати, на саммитах АТЭС – и потом он приезжал в Москву с визитом в 2002 году. У меня сложилось о нем очень хорошее впечатление: он замечательный специалист и надежный партнер. Для меня не важно, что он представляет социалистическую партию – для меня важно, что Чили и Россия на практике совместно выступают на международной арене по очень многим вопросам. Мы видим независимую политику Чили в Совете Безопасности ООН, где ваша страна сейчас является непостоянным членом Совета Безопасности. И эта независимая, самостоятельная позиция по ключевым проблемам современности, конечно, повышает авторитет Чили на международной арене.

Правительство Чили проводит достаточно либеральную и в то же время социально направленную экономическую политику, что нам вполне импонирует. Так что у нас много точек соприкосновения, и это дает нам основание считать, что и в дальнейшем отношения между нашими странами будут развиваться весьма позитивно.

ВОПРОС: Хотелось бы дополнить вопрос коллеги, немного изменив его. Вряд ли можно сомневаться в том, что и Вы, и Ваше Правительство в своей деятельности руководствуется принципами демократии. Но в последнее время некоторые критики говорили о том, что Вы движетесь в направлении авторитаризма. Что могли бы Вы сказать этим критикам?

В.ПУТИН: Я мог бы сказать, что это полная чушь. Конечно, любые действия, направленные на повышение эффективности функционирования государства, воспринимаются очень настороженно. Это понятно. У нас есть выражение "если обжегся один раз на молоке, то на воду начинают дуть".

История России последних десятилетий была достаточно тяжелая. Каждое государство ищет наиболее приемлемую для него форму функционирования демократических институтов: где-то руководители регионов назначаются, где-то избираются, где-то президент избирается прямым тайным голосованием, как у нас, а где-то – с помощью системы выборщиков, как в Соединенных Штатах, где-то депутаты парламента избираются только от партии, а где-то еще по одномандатным округам, где-то мы имеем смешанную систему. Разумеется, каждая страна стремится к тому, чтобы эти институты функционировали эффективно. Нужно создать условия, при которых страна не подвергалась бы опасности дезинтеграции, чтобы свободы и полномочия регионов не приводили к сепаратизму, но чтобы государство эффективно функционировало и обеспечивало свободы граждан, при этом решало бы эффективно социальные проблемы.

Эти демократические институты должны быть основаны на историческом опыте, на традициях и на уровне развития демократических институтов и институтов гражданского общества.

Допустим, я предложил проводить выборы депутатов парламента по партийным спискам, по представительному принципу. Один из побудительных мотивов заключается в том, чтобы инициировать, подтолкнуть развитие реально функционирующей многопартийной системы в стране. До тех пор пока не будет реальной многопартийности, люди будут выбирать между более приятными и менее приятными людьми, а не между политическими взглядами и планами развития страны и региона.

Россия пока ищет наиболее оптимальное устройство общества, наиболее оптимальные способы применения общепризнанных институтов демократии в стране. При этом мы, конечно, должны учитывать и традиции, уровень развития гражданского общества, огромную территорию и просто колоссальное количество различных народов со своим укладом жизни, которые проживают на территории Российской Федерации. Основные принципы и основные инструменты демократии будут не просто использоваться, они и дальше будут внедряться на территорию Российской Федерации. По-другому наше общество уже не может существовать.

Возврат к какой бы то ни было тоталитарной системе абсолютно исключен. Под демократией же нельзя понимать вседозволенность. Под свободой рынка нельзя понимать право на грабеж государства и национальных богатств. Мы будем строить не анархию, а демократию.

ВОПРОС: Ваше упоминание традиции очень важно. При всем уважении я должна сказать, что все-таки в традициях России – не демократия.

В.ПУТИН: Но это я тоже имел в виду. Как можно себе представить выборы, скажем, главы региона по партийному принципу, если там партии нет практически? У нас, кроме компартии, никакой другой организованной силы, в прямом смысле этого слова – партии, не существует до сих пор, к сожалению.

Конечно, если не было гражданского общества ни во время царизма, ни во время коммунизма, то мы стремимся к тому, чтобы создать его институты на протяжении 12 последних лет. Но все-таки, согласитесь, с точки зрения тысячелетней России это абсолютно незаметный период времени. Надо и дальше работать над укреплением этих институтов. Будем это делать настойчиво.

Когда я говорил о традициях, то имел в виду и некоторые конкретные совершенно вещи. Например, в некоторых регионах Российской Федерации традиционно в течение многих десятилетий высшие органы власти и управления ротируются по этническому принципу, как это, например, в Ливане было в свое время.

У нас в одной, скажем, республике на Кавказе, где и двух миллионов не насчитывается, около сотни этносов проживают. И на протяжении последних лет, несмотря на прямые выборы – по сути, за сценой – происходило постоянное согласование, перемещение с места на место представителей тех или других этнических групп. Можно, конечно, этого не замечать, но лучше все делать прозрачно и ясно.

Спасибо вам большое за внимание. Всего доброго.

 

 

Сообщение пресс-службы Президента России

Календарь

x
x