Публикатор

23.09.1714:22

Выступление заместителя Главы делегации Российской Федерации, директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России М.И.Ульянова на 61-й сессии Генеральной конференции МАГАТЭ при принятии резолюции «Осуществление Соглашения между Агентством и Корейской Народно-Демократической Республикой о применении гарантий в связи с ДНЯО», Вена, 22 сентября 2017 года

1795-23-09-2017

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

 

Уважаемая госпожа Председатель,

Российская делегация присоединилась к консенсусу по резолюции «Осуществление Соглашения между Агентством и КНДР о применении гарантий в связи с ДНЯО» в силу следующих обстоятельств.

Во-первых, крайне тревожная ситуация на Корейском полуострове и вокруг него действительно диктует необходимость реакции со стороны Генеральной конференции, тем более что ядерная проблема Корейского полуострова имеет самое непосредственное отношение к мандату МАГАТЭ.

Во-вторых, поддержать проект нам помогла готовность его соавторов учесть целый ряд принципиальных российских замечаний. В результате из текста были изъяты положения, выходившие за рамки компетенции МАГАТЭ и касавшиеся, в частности, запусков баллистических ракет. Несколько усилены формулировки относительно важности политико-дипломатических усилий.

Тем не менее, принятый текст далек от совершенства. Есть обоснованные сомнения в том, что резолюция хоть как-то поспособствует урегулированию.

При согласовании проекта мы отчетливо почувствовали, что его авторы делают ставку на дальнейшее наращивание давления на Пхеньян. Дескать, еще немного – и КНДР будет вынуждена принять требования международного сообщества. На самом деле оснований для столь радужных ожиданий мы не видим. Практика свидетельствует об обратном: на каждую новую санкционную резолюцию Пхеньян отвечает новыми испытаниями – то

ядерной бомбы, то баллистической ракеты. Сколько еще раз это должно повториться, чтобы мы все извлекли уроки и вышли на более продуктивный образ действий, дающий шанс на скорейшее урегулирование крайне острой проблемы?

Похоже, у некоторых наших партнеров возникли пробелы в институциональной памяти. Напомню, что санкционный инструментарий впервые был масштабно задействован в начале 90-х годов, когда СБ ООН ввел почти тотальные торгово-экономические эмбарго против Ирака и бывшей Югославии. Очень скоро стало ясно, что санкции не способствуют достижению поставленных целей, но влекут за собой неприемлемые гуманитарные последствия. В случае с бывшей Югославией выйти из этой чудовищной ситуации удалось благодаря соглашению в Дейтоне, а применительно к Ираку – через запуск программы «Нефть в обмен на продовольствие». Но об этих давшихся большой ценой уроках многие сейчас подзабыли. Вновь взят курс на бесконечное закручивание «санкционных гаек», хотя, как показывает опыт, это путь в никуда, который ведет лишь к социально-экономическому удушению населения Северной Кореи. В этой связи мы исходим из того, что санкционный трэк практически исчерпан.

Приходится напомнить, что средства давления в подобных ситуациях должны сопровождаться самой активной дипломатией. Надеюсь, что присутствующие в этом зале иранские коллеги не будут в претензии, если я сошлюсь на пример их страны. Урегулирование вокруг иранской ядерной программы стало возможным только тогда, когда вместо введения все новых и новых санкций, которые лишь загоняли ситуацию в тупик, участники переговоров сделали упор на творческом поиске взаимоприемлемых сбалансированных решений. В результате на свет появился Совместный всеобъемлющий план действий, ставший одним из крупнейших достижений в мировой политике последних лет и доказавший эффективность и безальтернативносгь политико-дипломатических решений. Ничего подобного применительно к Северной Корее нет.

Мы предлагали авторам проекта включить в резолюцию хотя бы упоминание о российско-китайской «дорожной карте» урегулирования, опубликованной в МАГАТЭ в качестве документа INFCIRC/922. Однако получили категорический отказ под предлогами, которые считаем надуманными и неуместными. Ведь на сегодняшний день упомянутая «карта» является единственным детально проработанным предложением по выходу из тупика. Причем, отвергая российско-китайские идеи, никто из авторов резолюции собственных позитивных программ не выдвигает. Такая установка не дает повода надеяться на скорое решение проблемы. Впрочем, нам удалось добиться включения в пункт 13 постановляющей части резолюции слов поддержки в отношении «мирных инициатив». Интерпретируем это как, по крайней мере, косвенную поддержку российско-китайской «дорожной карты», поскольку, помимо нее, других мирных инициатив попросту нет.

При согласовании текста мы предлагали также включить в него призыв ко всем сторонам воздерживаться от провокационных действий и воинственной риторики. Получили от авторов отказ. Видимо, они считают такие действия и такую риторику не дающими поводов для беспокойства. Мы придерживаемся прямо противоположной точки зрения, основанной на Уставе ООН, где, в частности, говорится о недопустимости угрозы или применения силы в межгосударственных отношениях. Отход от этого основополагающего принципа чреват катастрофическими последствиями. Считаем крайне опасными угрозы стереть оппонента с лица земли – будь то на Ближнем Востоке, в Северо-Восточной Азии или где-либо еще. Согласование проекта давало возможность напомнить об этом, причем не только Пхеньяну, но и всем, кого это касается. К сожалению, авторы проекта почему-то сочли это избыточным.

Мы также предлагали включить в проект поручение Секретариату направить согласованную резолюцию представителям КНДР. Однако и это предложение не нашло своего отражения в документе, поскольку некоторые наши партнеры по непонятным причинам категорически против любых контактов Агентства с Пхеньяном,

В заключение хотели бы подчеркнуть, что государствам-членам сейчас необходимо сосредоточить свои усилия на поддержании готовности МАГАТЭ приступить к постановке ядерной деятельности КНДР под неусыпный и всеобъемлющий международный контроль в строгом соответствии с положениями ДНЯО и уставными функциями Агентства. Всецело поддерживаем усилия МАГАТЭ на этом направлении.

МАГАТЭ не должно оставаться в стороне от попыток поиска политико-дипломатического урегулирования разрастающегося кризиса. Руководству Агентства необходимо искать пути наведения мостов с северокорейскими представителями для выведения их на содержательный диалог по разрешению накопившихся проблем.

Благодарю Вас за внимание.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска