12.03.1910:20

Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с окончанием действия Большого договора 1997 года между Россией и Украиной

494-12-03-2019

  • en-GB1 ru-RU1

1 апреля 2019 года по инициативе украинской стороны прекращает действие Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной от 31 мая 1997 года.

Украина объявила об этом в свойственной ей в последние годы манере, обвинив во всех бедах Россию. Россия, якобы, нарушила соглашение, и оно «по вине Москвы давно стало анахронизмом», как заявил П.Порошенко в Твиттере.

Допускаем, что Договор мог несколько устареть, все-таки подписан он был более 20 лет назад. Но произошло это явно не по вине Москвы, которая всегда заявляла о готовности к переговорам и обсуждению конкретных предложений по модернизации договорно-правовой базы, включая Договор о дружбе 1997 года.

Не будем разбирать весь Договор постатейно, так как это скорее работа правоведов, а остановимся буквально на нескольких важных моментах.

К примеру, в статье 6 Договора о дружбе стороны берут на себя обязательство «не заключать с третьими странами каких-либо договоров, направленных против другой Стороны», а также не допускать, «чтобы ее территория была использована в ущерб безопасности другой Стороны». Что же делает Украина? В нарушение этих положений украинское руководство ратифицирует Меморандум в отношении обеспечения поддержки операций НАТО со стороны Украины (2004 год), затем вносит поправки в Военную доктрину (2005 год), в которой заявлено о вступлении в НАТО как о стратегической цели государства, и принимает закон о внесении изменений в Конституцию Украины о закреплении стратегического курса Украины на приобретение полноправного членства в НАТО. При этом даже не был задействован предусмотренный Договором 1997 года механизм консультаций с Москвой для обсуждения данного вопроса.

Грубо и систематически нарушается Украиной статья 12, согласно которой Стороны гарантируют «защиту этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности национальных меньшинств на своей территории и создают условия для поощрения этой самобытности», а также обязуются «содействовать созданию равных возможностей и условий для изучения русского языка в Украине и украинского языка в Российской Федерации».

Вместо этого майданные власти на протяжении ряда лет ведут целенаправленное наступление на русский язык и права русскоязычного населения Украины. В качестве примеров можно назвать Закон «О кинематографии», позволяющий запрещать на Украине показ российских фильмов и сериалов, посвященных российским силовым структурам, а также всей российской теле- и кинопродукции, созданной после 2014 года; Закон о языковых квотах на телевидении, устанавливающий минимальную 75% квоту на телевещание на украинском языке; Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно ограничения доступа на украинский рынок иностранной печатной продукции антиукраинского содержания», который фактически остановил ввоз с территории Российской Федерации печатной продукции и, тем самым, существенно ограничил право русскоязычного населения Украины на получение объективной информации на родном языке; ограничительные меры в отношении российских веб­сайтов; внесение изменений в Закон «О гастрольной деятельности на Украине», предписывающие получать разрешение СБУ на проведение в стране гастролей российских артистов и скандальный Закон «Об образовании», вызвавший возмущение не только у России и ряда других стран, имеющих крупные национальные общины на Украине, но и подвергшийся критике со стороны Венецианской комиссии Совета Европы. Сейчас в Верховной Раде рассматривается проект закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», который также идет в русле политики тотальной украинизации и ущемления прав русскоязычного населения Украины.

Предвидя традиционные упреки по Крыму, можно отметить, что в статье 3 Договора 1997 закреплено, что «Высокие Договаривающиеся Стороны строят отношения друг с другом на основе принципов взаимного уважения, суверенного равенства, территориальной целостности, нерушимости границ, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой, включая экономические и иные способы давления, права народов свободно распоряжаться своей судьбой, невмешательства во внутренние дела, соблюдения прав человека и основных свобод, сотрудничества между государствами, добросовестного выполнения взятых международных обязательств, а также других общепризнанных норм международного права».

Вместе с тем, Украина продолжает отказывать народу Крыма в праве свободно распоряжаться своей судьбой. Напомним, что когда на Украине в 2014 году произошел антиконституционный переворот и всем заправлять стали национал-радикалы, сторонники насилия и запугивания, крымчане, оказавшись перед реальной угрозой своей безопасности, воспользовались правом на самоопределение, гарантированным, к слову, не только двусторонним договором, но и Уставом ООН, а также большинством основополагающих международно-правовых документов.

Вышеприведенной информации, как представляется, достаточно, чтобы трезво оценить, кто и когда начал нарушать Большой договор. Все это мы подробно изложили в соответствующей ноте в МИД Украины. Призываем Украину соблюдать свои двусторонние и международные обязательства не на словах, а на деле. Ведь все антинародные действия майданных властей, которые под прикрытием борьбы с «агрессором» нарушают основополагающие права собственных граждан и пытаются разрушить традиционные многогранные связи между народами России и Украины, оставят о себе явно не добрую память, а суд истории неизбежно вынесет им свой суровый приговор.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)

Совет Европы (СЕ)

Европейский союз (ЕС)

Отображение сетевого контента

x
x
Дополнительные инструменты поиска