24.11.0311:09

СТАТЬЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ И.С.ИВАНОВА, ОПУБЛИКОВАННАЯ В ГАЗЕТЕ «ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ» 24 НОЯБРЯ 2003 ГОДА ПОД ЗАГОЛОВКОМ «ПЕРЕД ЛИЦОМ ОБЩИХ ВЫЗОВОВ»

2702-24-11-2003

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Как перевести единство стратегических интересов мирового сообщества на язык согласованных действий

Преступные террористические акты в Стамбуле, унесшие жизни десятков людей, вновь напомнили всему миру об угрозе терроризма и других опасных вызовах, с которыми сталкивается международное сообщество.

Сегодня вряд ли кто-то сомневается в том, что современные угрозы безопасности отдельного человека и всей нашей цивилизации приобрели глобальный характер. Это означает, что борьба с ними требует объединения усилий всех государств.

Тем не менее, мы всё ещё далеки от такой системы международной безопасности, которая позволяла бы эффективно реагировать на существующие угрозы и вовремя предотвращать появление новых. Свидетельство тому - беспрецедентное количество неурегулированных региональных конфликтов и очагов напряжённости, в том числе на Ближнем Востоке, в Ираке, Афганистане.

Парадокс нашего времени состоит в том, что мировое сообщество всё острее осознаёт общность своих стратегических интересов, но по-прежнему не обладает достаточными инструментами, чтобы перевести её на язык согласованных действий.

Что же этому мешает? Почему, оказавшись перед лицом общих вызовов и даже разделяя общие ценности, мы нередко действуем разобщённо?

Трагические события 11 сентября 2001 года в США открыли глаза всему миру на подлинные масштабы глобальной террористической угрозы, о которой давно предупреждала Россия. Впервые после второй мировой войны международное сообщество вновь сплотилось против общего врага. Начала складываться глобальная антитеррористическая коалиция, в которой одно из ключевых мест заняло сотрудничество между Россией и США.

Первым серьёзным испытанием явилась операция против терроризма в Афганистане. Нельзя не согласиться с высказанной на днях оценкой Государственного секретаря США Колина Пауэлла: «Афганистан стал прекрасной моделью того, как международное сообщество может действовать сообща» (редакционная ссылка: см. "Время новостей" от 20 ноября).

Задумаемся, однако, почему это произошло. Ведь очевидно, что такое единство не могло возникнуть на пустом месте. Оно было обусловлено тем, что угроза, исходившая с территории Афганистана, была реальной и общепризнанной. Поэтому применение силы было единодушно поддержано мировым сообществом и получило легитимную санкцию ООН. Кроме того, сразу же после завершения активных боевых действий был запущен под эгидой ООН процесс послевоенного государственного и политического обустройства Афганистана. Благодаря этому было не только обеспечено уважение суверенитета страны, но и созданы условия для того, чтобы афганский народ рассматривал иностранное присутствие как помощь и поддержку, а не как оккупацию.

Казалось бы, опыт афганского урегулирования создавал прецедент, открывавший возможность через сотрудничество в борьбе с терроризмом выйти на формирование долгосрочной стратегии мирового сообщества в борьбе с глобальными угрозами и вызовами. Однако этот опыт, к сожалению, оказался скорее исключением, чем правилом. Последовавший затем иракский кризис внес серьезный раскол в мировое сообщество, поскольку поставил под вопрос фундаментальные принципы, на которых создавалась глобальная антитеррористическая коалиция.

Отношение России к военной акции, развёрнутой США и их союзниками против Ирака 20 марта 2003 года, хорошо известно. Мы считали и считаем, что существовала реальная возможность политического урегулирования иракской проблемы на основе резолюций СБ ООН. Однако что произошло, то произошло. И сегодня необходимо вместе искать выход из регионального кризиса, который затрагивает интересы глобальной стабильности.

В ходе иракского кризиса государства - члены Совета Безопасности ООН продемонстрировали способность возвыситься над тактическими разногласиями, какими бы острыми они ни были, во имя общих стратегических интересов. Сразу же после окончания активных военных действий в Ираке в мае 2003 года Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию 1483, позволившую в определенной мере разрядить напряжённость вокруг иракской проблемы и вернуть её обсуждение в международно-правовое поле ООН. Эта линия получила свое дальнейшее развитие в резолюции 1511, которая открывает возможности для восстановления суверенитета Ирака и более весомой роли ООН в политическом урегулировании.

Тем не менее ситуация в Ираке продолжает быстро ухудшаться. Политической смутой стремятся воспользоваться как внутренние, так и внешние экстремисты различного толка.

Предлагаемые до сих пор временными властями Ирака формулы урегулирования не работают. Возникает вопрос «почему?». Как представляется, главный недостаток заключается в том, что они готовятся без учёта мнения широких слоев иракского народа, международного сообщества и без должной опоры на ООН. А ведь благодаря именно этим принципам удалось открыть перспективу урегулирования в Афганистане. Чем скорее мы задействуем их в Ираке, тем больше будет шансов выйти из нынешнего кризиса.

Россия убеждена, что, несмотря на сложности нынешнего этапа международной жизни, возможности для согласованных действий мирового сообщества существуют. Однако при этом принципиально важно, чтобы все страны, независимо от их политической, военной и экономической мощи, осознали, что реализация их индивидуальных интересов в конечном счёте невозможна без воплощения коллективных интересов международного сообщества.

Разумеется, это относится в первую очередь к государствам, несущим особую ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Как заявил Президент В.В. Путин, выступая на 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, «быть мировой державой - это значит быть вместе с мировым сообществом; быть по-настоящему сильным, влиятельным государством - это видеть и решать проблемы и малых народов, и экономически слабых стран».

Отсюда вытекает необходимость многостороннего подхода к решению международных проблем, за который сегодня выступает подавляющее большинство государств мира.

Многосторонность означает, прежде всего, признание невозможности в одиночку решать даже региональные проблемы сравнительно ограниченного масштаба, не говоря уже о задачах глобальной безопасности. Многосторонность предполагает взаимный учёт мнений и интересов партнёров. Она полностью отвечает облику современного мира, который становится всё более единым и взаимозависимым, но в то же время оставаясь бесконечно разнообразным в цивилизационном, культурном, религиозном и многих других отношениях.

Вторым важнейшим условием единства мирового сообщества является строгое соблюдение принципов и норм международного права. В современном мире моральный авторитет и политическое лидерство государства должны определяться степенью его приверженности международной законности. Без этого мы обречены и дальше топтаться на месте перед закрытыми дверями к урегулированию многочисленных проблем и конфликтов.

Международное право, разумеется, не застывшая догма. Оно может и должно развиваться с учётом меняющихся условий. Но при этом не должно возникать правового вакуума. Существующие нормы права должны неукоснительно соблюдаться. Только в этом случае можно добиться такого положения, при котором каждое государство выполняло бы соответствующие обязательства перед мировым сообществом, а то, в свою очередь, оберегало законные интересы каждого из своих членов.

Наконец, третьим важнейшим условием единства мирового сообщества является обеспечение центральной роли ООН в международных отношениях. Несомненно, ООН также должна совершенствоваться. Это предполагает и необходимость реформы Совета Безопасности. Россия выступает за то, чтобы она осуществлялась без искусственной спешки на основе максимально широкого согласия. Совет Безопасности должен стать более представительным, но главное - более эффективным. Только так можно укрепить его авторитет в мировых делах.

Итак, многосторонность, уважение международного права и центральная роль ООН - вот основные принципы, на которых может быть достигнута согласованность действий мирового сообщества. В них нет ничего, что ущемляло бы достоинство и интересы России, Соединённых Штатов или любого другого государства. Напротив, именно на базе этих принципов мировое сообщество может начать, наконец, движение к новому более безопасному и справедливому мировому порядку.

x
x
Дополнительные инструменты поиска