22.03.0411:43

Стенограмма интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «Первому каналу» российского телевидения Москва, 21 марта 2004 года

553-22-03-2004

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1

Стенограмма интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «Первому каналу» российского телевидения

Москва, 21 марта 2004 года

 

 

Ведущий: Сергей Викторович, хотел бы начать с самой острой на сегодняшний день проблемы – ситуации в Косово. Как она может разрешиться? Что может, и что должна сделать в этой ситуации Россия?

С.В.Лавров: Ситуация в Косово, которая сейчас действительно накалилась до предела, может разрешиться только единственным способом, а именно путем полного, всеобъемлющего выполнения плана косовского урегулирования, который был утвержден Советом Безопасности ООН в его резолюции 1244. Согласно этой резолюции и тем документам, которые были выработаны СБ ООН на ее основе, косово-албанское большинство, косов-албанские лидеры, которые сейчас составляют временные органы самоуправления в крае, обязаны предпринять конкретные меры, которые расписаны. Цель таких мер – обеспечить равные права всех жителей Косово, независимо от их религиозной, этнической, национальной принадлежности, обеспечить свободу передвижения всем меньшинствам, возвращение в край временно перемещенных лиц, а таковых в Сербии огромное количество. Только такой подход, обеспечивающий безопасность, равноправие всем косовским общинам, может решить косовскую проблему. Косово-албанские лидеры далеко не всегда выполняют требования Совета Безопасности ООН. К сожалению, некоторые наши партнеры из числа западных стран пытались не «одергивать» их вовремя, исходя из того, что лучше их не раздражать, дабы потом они могли встать на путь выполнения резолюции СБ ООН.

Последние события в косовской Метровице подтверждают наши давние опасения, что подобное потакание Запада и стремление косово-албанских лидеров очистить край от других национальностей, вредны и опасны. Сейчас Россия требует вернуться к изначальным основам косовского урегулирования, которые были консенсусом одобрены в Совете Безопасности ООН. На днях состоялось заседание СБ ООН, на котором мы со всей серьезностью привлекли внимание к нынешнему кризису, потребовали, чтобы СБ ООН призвал косово-албанских лидеров остановить подстрекательство и в полной мере взять на себя ответственность за пресечение насилия, а также призвал силы, которые находятся в Косово под руководством НАТО, принять дополнительные меры по прекращению насилия и кровопролития. Такое решение СБ ООН было принято по нашей инициативе.

Что касается последнего аспекта – укрепления международного контингента в Косово, то это уже происходит. Из Боснии перебрасываются, дополнительные контингенты для нейтрализации попыток дестабилизировать обстановку. Ситуация серьезная. Нас тревожит такое легкое отношение к ней со стороны некоторых наших партнеров. Казалось бы, что Запад, прежде всего европейцы, должны быть в первую очередь озабочены происходящим в Косово. Если Косово превратится в территорию, которая станет еще одним результатом этнической чистки, уже являющуюся одним из главных перевалочных пунктов поставки наркотиков в Европу, одним из центров организованной преступности, то страдать будет Европа.

Вопрос: Возможна ли апелляция к решениям ООН, учитывая, что, когда ООН протестовал против войны в Ираке, война все таки началась. Не повторится ли эта ситуация с Косово?

С.В.Лавров: ООН приняла резолюцию, которая поручила ооновским международным инспекторам проверить утверждение о том, что в Ираке сохранились программы в области оружия массового уничтожения. Когда эти программы не были обнаружены и США с Великобританией решили применить силу в Ираке, они пытались заручиться поддержкой Совета Безопасности ООН, в которой им было отказано. С другой стороны, резолюции с протестом против войны, принято не было по той простой причине, что США и Великобритания могли использовать право вето в СБ ООН и такая резолюция не прошла бы. Но ООН эту войну не одобрила. Помню какую горечь испытывали тогда дипломаты по поводу того, что в самом начале XXI века, который мы все хотели бы видеть мирным и процветающим, разразилась новая война. С другой стороны, в настроениях моих коллег в кругах ООН присутствовала и гордость, что ООН не пошла на одобрение ненужной, неоправданной военной акции, и тем самым сохранила свой авторитет и престиж.

Вопрос: Что испытывали Вы, когда услышали о начале войны в Ираке? До последнего момента верили, что обойдется без насилия?

С.В.Лавров: Как человек я надеялся, что можно будет обойтись без насилия. Как дипломат, как Представитель России при ООН я осознавал, что Москва предпринимала особые шаги и пыталась найти такие развязки, которые удовлетворили бы и США, и Великобританию и одновременно позволили бы всем убедиться в наличии или отсутствии ОМУ в Ираке. Нас это тревожило не меньше, чем США или Великобританию. Никто не хочет, и Россия в том числе, чтобы в Ираке или другой стране было ОМУ.

Вопрос: Насколько была оправдан с позиции сегодняшнего дня подход России в отношении ситуации вокруг Ирака?

С.В.Лавров: Мы понимали, что к тому времени военная машина уже набрала инерцию, закрутилась. Группировка, которая была сконцентрирована в районе Персидского залива, стала самодовлеющим фактором над всей этой ситуацией. В то же время считали своим профессиональным, моральным долгом использовать любой шанс, даже если он был ничтожен, чтобы попытаться остановить войну.

Вопрос: То, что, сейчас происходит в Ираке, мало напоминает сопротивление. Многие говорят, что все происходящее – взрывы, теракты, - это акция международного терроризма. Вы согласны с этим? Как США выбраться из этого тупика?

С.В.Лавров: Конечно, любой акт, направленный на запугивание ни в чем не повинных людей, тем более на их уничтожение, можно квалифицировать как акт террора. С другой стороны, до того, как Ирак был оккупирован, террористов в Ираке не было. Все утверждения об обратном не подтвердились, более того были опровергнуты, в том числе американскими специалистами. Сейчас вопрос заключается в том, как выбраться из этой ситуации. Никто не заинтересован в том, чтобы продолжать наблюдать за деградирующей ситуацией в Ираке, когда гибнут люди, разрушается инфраструктура и страна не может наладить нормальную жизнь, когда народ живет в страхе. Считаем, что главной задачей сейчас является скорейшее прекращение оккупации и восстановление суверенитета Ирака, права иракского народа самому распоряжаться своей политической судьбой, своими ресурсами. Вопрос в том, как это сделать.

Еще в мае 2003 года Совет Безопасности ООН единогласно принял решение о том, что суверенитет Ирака должен быть восстановлен как можно скорее. Вместе с тем, оккупирующие державы, которые признали себя таковым согласно международному праву, создали свою администрацию, распустили иракскую полицию и армию, считая, что эти структуры не могут служить новому Ираку, который должен быть создан на демократической основе. Решили поддерживать безопасность в Ираке силами своих контингентов. После этого сами американцы признали, что это был поспешный шаг и что без иракцев ситуацию в стране урегулировать нельзя и в области безопасности, и в области политического устройства. Поэтому сейчас ищутся способы восстановления суверенитета.

В практическом плане обсуждается создание структур, которые должны будут принять на себя суверенитет. Если они будут созданы коалиционными властями, едва ли иракский народ, соседние государства воспримут их как носителей суверенитета. Поэтому должна произойти передача суверенитета таким образом, чтобы его приняла группа лиц, ассоциируемая не с оккупирующим державами, а с иракскими политическим силами. Не случайно, что сами коалиционные власти обратились к ООН за помощью в создании такой структуры. Специальная миссия ООН во главе со специальным советником Генсекретаря ООН Л.Брахими посетила Ирак, доложила свои выводы о том, что наилучшим способом будет скорейшее проведение выборов, но что по техническим причинам это не может произойти ранее конца этого года.

Желательно найти способ восстановления суверенитета, как можно раньше. В качестве желательной даты называют конец июня с.г. В эти дни миссия Л.Брахими по поручению К.Аннана вновь направляется в Ирак для того, чтобы установить контакты с иракскими политическими силами и выработать рекомендации о том, каким образом сформировать механизм, который может быть легитимным носителем суверенитета на период до проведения выборов. Одновременно эта миссия ООН займется подготовкой к самим выборам.

Вопрос: Может ли быть использован прежний опыт России в Ираке, ее прежнее влияние?

С.В.Лавров: Мы никогда не уходили от вопроса о том, будем ли мы готовы помочь, если иракцы этого захотят. У нас установились хорошие контакты практически со всеми представителями иракских групп: с шиитами, суннитами, курдами. Навязывать свои советы мы никому не будем. Наша оценка, наши прогнозы развития ситуации в Ираке каждый день подтверждаются. Это говорит о том, что мы знаем эту страну, можем анализировать, прогнозировать происходящие в ней процессы. Когда ООН по просьбе иракцев возьмет на себя центральную роль в завершении процесса политического урегулирования, а это произойдет после прекращения оккупации, то, думаю, в такой ооновской работе, россияне будут востребованы и обязательно примут в ней участие.

 

22 марта 2004 года

x
x
Дополнительные инструменты поиска