19.07.0523:44

Основные тенденции развития международных отношений и пути формирования новой системы мироустройства

Основные тенденции развития международных отношений

и пути формирования нового, более безопасного и справедливого

миропорядка в условиях глобализации

«Россия – это страна, которая выбрала для себя демократию волей собственного народа. Она сама встала на этот путь и, соблюдая все общепринятые демократические нормы, сама будет решать, каким образом – с учетом своей исторической, геополитической и иной специфики – можно обеспечить реализацию принципов свободы и демократии. Как суверенная страна Россия способна и будет самостоятельно определять для себя и сроки, и условия движения по этому пути», – заявил Президент Российской Федерации В.В.Путин в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 25 апреля 2005 года. Само собой разумеется, что результаты и перспективы необратимого продвижения российского общества по избранному пути развития не могут быть осмыслены вне рамок тех перемен исторического масштаба, которые произошли в мире на рубеже двадцатого и двадцать первого столетий, когда мировое сообщество вступило в сложный этап формирования новой системы международных отношений.

Исходную позитивную роль для запуска этого процесса, который обещает быть достаточно длительным, с сильным элементом неопределенности и непредсказуемости, сыграло прекращение изнурительного, жесткого противостояния между обладателями крупнейших ракетно-ядерных потенциалов и их союзниками, что не раз ставило человечество на грань катастрофы. Удалось освободиться от пресса идеологической и политической конфронтации времен «холодной войны». В мире утвердились демократические, рыночные модели развития. Широкое поле совпадающих интересов позволило преобразовать алгоритм международных отношений, открывая невиданные ранее перспективы решения общечеловеческих проблем без сдерживающего влияния блоковой дисциплины и идеологических шор, хотя в сфере стратегической стабильности и контроля над вооружениями элементы двухполярной системы по-прежнему сохраняются.

Очерченные радикальные сдвиги неслучайно совпали с набирающей обороты глобализацией. Она существенно сблизила различные мировые культуры благодаря новой динамике торгово-экономических связей, бурному совершенствованию средств информации и коммуникаций. Резко усилилась взаимозависимость государств: их безопасность и процветание отныне неделимы.

В то же время процессы глобализации усугубили неравномерность мирового развития. Расширились региональные зоны напряженности – как открытой, так и тлеющей. На смену традиционным вызовам (а порой и вдобавок к ним) пришли иные угрозы безопасности и устойчивому развитию – международный терроризм, распространение оружия массового уничтожения, организованная преступность, наркотрафик, нелегальный оборот обычных вооружений, экологическая деградация, массовые эпидемии, техногенные катастрофы. Вызовы и угрозы нового поколения приобрели действительно планетарный размах.

Мировое сообщество далеко не сразу осознало нависшую опасность. Поначалу преобладающее хождение получили рассуждения о том, что утверждение принципов демократии и рыночной экономики само по себе явится регулирующим стержнем международных отношений. Такие надежды, однако, оказались иллюзорными, а стереотипы «холодной войны» – весьма живучими. Не обошлось также без пагубного воздействия дефицита доверия, стремления приспособить окружающий мир под односторонние интересы.

Как следствие, международные отношения стали утрачивать системообразующее начало. Переходный период в них принял противоречивый, затяжной характер. Сама попытка дать сколько-нибудь четкое определение новой системе международных отношений явилась серьезным вызовом. В результате сложилась ситуация, отличающаяся перманентной нестабильностью: приобретая все бьльшую взаимозависимость, мир становится все менее безопасным. Лавина во многом беспрецедентных террористических актов, обрушившаяся на многие страны в начале ХХI века, наглядно продемонстрировала безотлагательную необходимость согласованного ответа на новые вызовы и придания глобальным процессам управляемого характера. Между тем обозначились две методики реагирования на новые угрозы.

Первый – путь односторонних (в том числе превентивных) силовых действий, предпринимаемых в обход ООН и в нарушение международного права. Подобная линия, несмотря на провозглашаемые благие намерения, в конечном итоге провоцирует неоправданное соперничество, культивирует пренебрежение международными законами и многосторонними институтами. Возрастает опасность расшатывания несущей конструкции международного правопорядка, утраты предсказуемости мировой политики, расползания гонки вооружений.

Другой путь – коллективный поиск адекватных решений для устранения нарастающих политических, экономических, криминально-террористических рисков и – в долгосрочном плане – разработка стратегии управления глобализацией, что позволило бы всем нациям (а не только т.н. «золотому миллиарду») пользоваться ее плодами. Внедрению нового духа в международные отношения способствует сплоченность мирового сообщества, а не чьи-либо односторонние акции.

Российская Федерация – последовательный сторонник второго пути. Убеждены, что оптимальной моделью для всех стран – вне зависимости от размера территории, численности населения или потенциала в той или иной сфере – является демократическая многополярная система. Система, которая в полной мере учитывала бы законные интересы всех государств и в то же время предоставляла бы каждому из них надежную защиту с помощью международного права. Поэтому Россия выдвинула программу создания Глобальной системы противодействия новым угрозам и вызовам, которая получила общемировое признание и поддержку всех государств-членов ООН.

Приоритетная задача для нас – выработка такого мироустройства, которое гарантировало бы стабильность и безопасность на всех уровнях, содействуя нейтрализации нынешних вызовов и угроз и не допуская появление новых. Есть все объективные предпосылки для выстраивания демократического миропорядка, при котором каждое государство несло бы свою долю ответственности за будущее человечества, а мировое сообщество оберегало бы международное право и законные интересы каждого из его членов. Наш базисный принцип: безопасность и процветание через международное взаимодействие при сохранении национальной самобытности.

В этом смысл российской идеи многополюсности. Многополярный мир в нашем понимании – это не столкновение полюсов и соперничество между ними, а утверждение в международной жизни коллективных начал, тесное взаимодействие основных мировых центров на основе равноправия и партнерства. Российский подход лишен элементов конфронтации и соперничества. Мы искренне заинтересованы в сотрудничестве со всеми своими партнерами и уверены в том, что эффективное взаимодействие не должно строиться на религиозно-цивилизационном родстве или готовности принять все ценности и разделить все взгляды тех, кто организует антитеррористическую деятельность, другими словами – на готовности безмолвно следовать в чьем-либо фарватере. Прочный антитеррористический фронт не создать, если одни члены мирового сообщества при обеспечении собственной и коллективной безопасности будут использовать методы, противоречащие законным интересам других. Игры «с нулевым результатом» и «двойные стандарты» тут противопоказаны.

При всей важности прямого антитеррористического аспекта в международной деятельности им ограничиваться нельзя. Требуется постоянный широкоформатный анализ причин, которые подпитывают международный терроризм.

Одна из них – неурегулированность региональных или внутригосударственных этнических и/или конфессиональных конфликтов. Выпуклое подтверждение – ближневосточный конфликт. Палестино-израильское урегулирование перестало быть отдельной региональной проблемой: этот вопрос напрямую затрагивает отношения Запада с исламским миром.

Не менее важна перестройка отношений «Север-Юг». Из них нужно искоренить все, что порождало или сопровождало развитие терроризма на мировой арене, а именно – поднять уровень жизни той большей части населения земного шара, которая находится за пределами «золотого миллиарда», хотя сводить корни возрастания международного терроризма исключительно к бедности Юга, конечно, не следует, и, что не менее существенно, устранить асимметрию в правах и возможностях «золотого миллиарда» и остального мира. Объективно назрела необходимость последовательных действий в различных направлениях, начиная от закладки правовых условий, благоприятствующих доступу населения Юга к мировым достижениям научно-технического прогресса, современного массового образования, и кончая прекращением всех видов дискриминации. Естественно, что становление справедливого миропорядка невозможно без обязательств и со стороны Юга – прежде всего соблюдения прав человека, демократизации общества, но не всегда и не во всем по «северному» образцу, без учета историко-культурных традиций.

Свежего осмысления также требуют отношения Запада и Востока. Государства, входящие в эти понятия, никогда не определялись по географическому принципу, а относились к Западу и Востоку по политическим мотивам. И сейчас нельзя не учитывать специфику обоих полюсов, когда речь идет о двоецентрии в стратегической ядерной области и насущной необходимости достижения договоренностей по трем взаимосвязанным чувствительным проблемам обеспечения международной безопасности – недопущению милитаризации космоса, противоракетным системам и нераспространению ОМУ.

Российская дипломатия активно работает над формированием демократической многополярной модели миропорядка. В ее основу заложены следующие основные принципы.

Во-первых, новое мироустройство призвано отражать существование в мире различных центров влияния. Это потребует, разумеется, немалых усилий по гармоничной стыковке их интересов и разработке общей стратегии урегулирования международных конфликтов и иных коллизий.

Во-вторых, новое мироустройство призвано опираться на результативное многостороннее сотрудничество, что предполагает надлежащую координацию деятельности ведущих международных структур. Схематически это можно представить в форме пирамиды, вершину которой образуют ООН и ее Совет Безопасности. Уровнем ниже расположены многочисленные региональные организации, взаимодействующие с ООН и соединенные между собой горизонтальными связями. Далее – плотная ткань двусторонних отношений. И, наконец, фундамент и своего рода цементирующий материал всей конструкции – международное право.

Российская дипломатия полностью отдает себе отчет в неизбежных трудностях на избранном пути, но не считает такую модель утопической. Более того, мы полагаем, что ее неуклонное воплощение в жизнь – по силам мировому сообществу посредством конструктивного, убеждающего диалога между всеми заинтересованными сторонами, а не навязывания кому-либо субъективных воззрений.

В своем подходе к формированию нового мироустройства Россия не одинока. Нашу позицию разделяет широкий круг государств, которые считают, что многостороннему сотрудничеству и укреплению международного правопорядка при центральной координирующей роли ООН в современном мире нет альтернативы.

Россия намерена твердо и далее играть самую активную роль в построении новой модели мироустройства. Наша цель – создание внешних условия, надежно гарантирующих безопасность и процветание граждан России, и достичь ее можно лишь в случае, если мировое сообщество сможет выработать необходимые базовые принципы для межгосударственных отношений на современном, глобализационном этапе развития человечества.

В лице демократической России мировое сообщество имеет надежного, предсказуемого, ответственного партнера, открытого к диалогу и поиску взаимоприемлемых решений в соответствии с требованиями действующего международного права. Таким партнером Россия будет и впредь.

x
x
Дополнительные инструменты поиска