27.03.0320:16

СТЕНОГРАММА ОТВЕТОВ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И.С.ИВАНОВА НА ВОПРОСЫ ПОСЛЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ В СОВЕТЕ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКВА, 26 МАРТА 2003 ГОДА

761-27-03-2003

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Стенограмма ответов Министра иностранных дел Российской Федерации И.С.Иванова на вопросы после выступления в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

Москва, 26 марта 2003 года

Вопрос: Игорь Сергеевич, не считаете ли Вы, что сложился определенный стереотип в отношении разоружения Ирака? Никто не ищет оружие массового уничтожения в США, Великобритании и Израиле. Откуда появилась идея, что надо разоружить именно Ирак?

И.С.Иванов: Предыстория вопроса известна. Ирак совершил агрессию против соседнего государства Кувейт, которая была осуждена международным сообществом. В отношении Ирака были приняты соответствующие резолюции Совета Безопасности ООН, требующие вывода войск. Одна из резолюций требовала разоружения Ирака, чтобы он в дальнейшем не представлял угрозы своим соседям и региональной безопасности. Это касалось не разоружения в целом, а именно уничтожения ОМУ, которое Ирак имел и применял, в частности, в ходе войны с Ираном. Эта резолюция была принята СБ ООН и требует выполнения. Мы ее поддержали. И сегодня позиция России заключается в том, что нарушение режима нераспространения ОМУ Ираком или любой другой страной, противоречит нашим интересам. Если ОМУ начнет расползаться по всему миру, это будет представлять угрозу, в том числе и для нас, особенно, если такое оружие попадет в руки террористических, экстремистских, националистических организаций. Вы помните, что террористы на Северном Кавказе уже угрожали применить химическое оружие против мирного населения.

Россия выступает за укрепление режима нераспространения ОМУ. Исходя из этого, Россия голосовала за то, чтобы в Ираке ОМУ было уничтожено. В течение восьми лет в Ираке работали международные инспекторы. Значительная часть ОМУ была там ликвидирована. Было объявлено, что ликвидированы мощности по производству ядерного оружия, значительные запасы химического оружия, средства доставки ОМУ. Таким образом, международными инспекторами была проделана значительная работа. Если бы в декабре 1998 года США и Великобритания не совершили военное нападение на Ирак, что прервало деятельность инспекторов, сегодня, может быть, ситуация была бы иная. В результате этой военной акции деятельность инспекторов была прервана на 4 года.

В конце 2002 года миссия международных инспекторов была возобновлена при активном участии многих стран, в том числе и России. По докладам, представленным международными инспекторами, эту работу можно было бы завершить в течение нескольких месяцев и доложить международному сообществу, что в Ираке нет ОМУ, а если и было, то оно ликвидировано и нет потенциала его воспроизводства. По мере того, как деятельность инспекторов продвигалась к позитивному результату, нарастали военные приготовления США и Великобритании, что подтверждает тот факт, что их интересовало не столько разоружение Ирака, сколько установление своего контроля над этой страной и над режимом в целом.

Вопрос: Неясно, почему мы так обтекаемо зовем эту акцию "военным вторжением", а не агрессией? Почему избегаем таких оценок?

И.С.Иванов: Оценки, которые звучат в наших заявлениях, ясно характеризуют предпринятые действия. Вместе с тем, правовые оценки может давать Совет Безопасности ООН, заседание которого началось сегодня. СБ ООН на основании соответствующих резолюций должен дать правовую оценку. Я как Министр должен уважать международное право, и в своих оценках мы будем ориентироваться на Совет Безопасности ООН.

Вопрос: Как можно объяснить, что наряду с так называемым историческим принципом, когда мы решили поддержать всех экспортеров, которые не уходили от уплаты таможенных платежей, в экономическую политику вкрался принцип географии? Из 1 млн. 50 тыс. тонн мяса птицы, которое разрешено ввезти на территорию России, почти 80% закреплено за США. Как к этому относится Министерство иностранных дел?

И.С.Иванов: Наихудший исход событий – это перерастание войны в Ираке в войны экономические, информационные и другого характера. Интересам России отвечает не конфронтация, а конструктивное взаимодействие и сотрудничество, в том числе и с США. Занимая жесткую позицию критики в отношении действий США и Великобритании, мы не прерывали, и не будем прерывать отношений с этими странами. В мае министр сельского хозяйства России посетит США, где будет обсуждать тему, которую вы затронули. Что касается географического распределения, то мы живем в условиях рыночной экономики и необходимо руководствоваться ее принципами. Где выгодно, там и должны закупать. Перенесение тех или иных разногласий по конкретным вопросам на торговые отношения может нанести нам ущерб.

Вопрос: Игорь Сергеевич, каково Ваше видение проблемы единства среди стран арабского мира? Мы часто говорим об исламском факторе во внешней политике. Почему накануне войны Лига арабских государств вела себя неоднозначно? Какие действия она предпринимает сейчас?

И.С.Иванов: В рамках Лиги арабских государств единства нет. Причин этому много. Это связано и с историей, и с характером режимов, и с экономическими факторами, политическими приоритетами. Тем не менее, в последнее время в условиях продолжающегося израильско-палестинского конфликта, войны в Ираке в Лиге произошла внутренняя консолидация. Например, впервые ЛАГ выдвинула по предложению Саудовской Аравии инициативу ближневосточного урегулирования.

Разногласия внутри Лиги будут сохраняться в силу многих объективных факторов. Но сегодня в арабском мире понимают, что Ирак – лишь начало процесса. Если здесь не будут поставлены определенные преграды, такого рода противоправные действия могут последовать и в отношении других стран. Это помогает преодолевать разногласия. Тот факт, что сегодня СБ ООН созван по инициативе ЛАГ, при одном воздержавшемся-Кувейте, который предоставил свою территорию для развертывания коалиционных сил, говорит о многом.

Вопрос: Насколько действия руководства США и Великобритании можно охарактеризовать согласно документам ООН как действия военных преступников?

И.С.Иванов: В заявлениях отдельных юристов Западной Европы такие оценки начинают звучать. Какое они получат развитие, мне трудно сказать.

Вопрос: Представим себе ситуацию, что США и Великобритания согласятся сотрудничать с Россией, Германией и Францией в урегулировании иракского кризиса. Как Вы себе представляете послевоенное урегулирование?

И.С.Иванов: Здесь может быть несколько сценариев. Не знаю, какой из них будет задействован. Вспомним агрессию НАТО в отношении Югославии. После того, как стала очевидной бессмысленность этой акции, стороны сели за стол переговоров и смогли выйти на политические договоренности, которые хотя и не удовлетворяли нас в полной мере, но остановили войну.

В ситуации вокруг Ирака возможны следующие варианты. Первое, что очевидно, - вопрос должен быть возвращен в Совет Безопасности ООН. Необходимо поставить урегулирование на прочную правовую основу Устава ООН и соответствующих резолюций СБ ООН. Это первое обязательное условие начала политического урегулирования. Второй шаг – это определение ситуации, в которой мы будем находиться, и принятие соответствующих мер. Если потребуется международный фактор поддержания безопасности, как это имеет место в Афганистане, то необходимо направить международные силы по поддержанию безопасности, подотчетные СБ ООН. Если потребуется решение гуманитарных проблем, решение вопросов экономического восстановления, должны быть выработаны соответствующие механизмы в рамках гражданской составляющей, которые должны быть также подотчетны Совету. Третье – международные инспекторы должны завершить свою работу, касающуюся ОМУ. На что будут готовы другие государства-члены СБ ООН – уже предмет переговоров.

Вопрос: Очевидно, что свои задачи в Ираке США решают. До какой степени, до каких границ распространяется наше стратегическое партнерство с США? Когда может быть ясно, что наше стратегическое партнерство поставлено под угрозу?

И.С.Иванов: Думаю, что в интересах России и подавляющего большинства государств мира создание такого миропорядка, который не позволял бы повторять действия, свидетелями которых мы являемся сейчас в Ираке. Из любой даже самой большой трагедии надо извлекать урок. Что значит порвать партнерство? Возможны два варианта: либо надо расширять международное правовое сотрудничество, укреплять его правовые основы с тем, чтобы их было тяжелее нарушать даже такому мощному государству как США, или скатываться в конфронтацию, делить мир на противостоящие блоки, не знаю по какому принципу. И это станет повторением "холодной войны" только в худшем исполнении. Отвечает ли это интересам России? По моему глубокому убеждению, нет. Интересам России отвечает развитие многостороннего сотрудничества, вовлечение всех государств, даже тех, которые сегодня нарушают международное право, в эти процессы. Вот наше стратегическое направление.

Вопрос: Начинается заседание Совета Безопасности ООН. Что Россия будет отстаивать на этом заседании и против чего вступать? Ясно, что ООН переживает кризис. Есть ли у МИД план реформирования ООН? В частности, как Вы относитесь к идее расширения числа членов СБ ООН?

И.С.Иванов: Заседание Совета Безопасности ООН будет носить открытый характер. Выступит большое количество государств, которые зафиксируют позицию, отражающую широкое общественное мнение против войны с Ираком. Дальше в ходе дискуссий будет определяться возможность того или иного решения, на которое может выйти СБ ООН. Не надо забывать, что два государства, которые сегодня участвуют в войне являются постоянными членами Совета. Они будут ветировать те решения, которые сочтут противоречащими их интересам. Будет поставлена непростая задача выйти на соответствующие решения. Позиция России ясна. Первое – немедленное прекращение военных действий. Второе – возвращение вопроса в рамки СБ ООН. Третье - продолжение усилий международного сообщества по политическому урегулированию на основе соответствующих резолюций СБ ООН.

Что касается реформы ООН и Совета Безопасности, то ее необходимость очевидна. Изменился мир, соотношение сил. Такая реформа необходима. Вопрос в том, чтобы она получила поддержку подавляющего большинства государств ООН. В противном случае ООН расколется. Переговоры идут много лет. Создана рабочая группа по реформам. Россия убеждена, что СБ ООН надо расширить с тем, чтобы он более реально отражал расстановку сил в мире и представительство государств в решении мировых проблем. Вместе с тем расширение должно быть ограниченным, чтобы Совет оставался эффективным рабочим органом. Наше предложение заключается в том, чтобы расширить численный состав СБ ООН до 20. Мы уже высказывали поддержку отдельным кандидатам на членство в Совбезе. Это, в частности, Германия, Япония, Индия. Должны быть представлены ведущие государства "восьмерки", а также представители от Азии, Африки и Латинской Америки. Не исключаю, что нынешние события могут ускорить процесс реформ. Пока он идет очень медленно. Мы поддерживаем необходимость реформ с целью повышения эффективности ООН.

Вопрос: Почему США не воюют с Саудовской Аравией, ведь выходцы из нее участвовали в осуществлении терактов 11 сентября 2001 года? Насколько реально создание Курдистана?

И.С.Иванов: Мы уже неоднократно подчеркивали, что террористы не имеют определенной религии и национальности. То, что в терактах 11 сентября 2001 года участвовали выходцы из Саудовской Аравии, не означает, что эта страна поддерживает терроризм. Нельзя отождествлять государство с теми выходцами, которые осуществляют преступления. Действия в отношении тех или иных государств могут осуществляться только на основании решений Совета Безопасности ООН, который определяет степень угрозы, исходящей со стороны того или иного государства для поддержания международной стабильности.

Сейчас вряд ли существует вероятность создания Курдистана. Не думаю, что сегодня кто-то поддерживает распад Ирака. Даже коалиционные силы выступают за сохранение территориальной целостности страны, потому что распад Ирака повлечет за собой цепную реакцию, которая может дестабилизировать ситуацию не только в регионе, но и в более широком масштабе.

Вопрос: Вчера Совет Федерации обратился к Госдуме, не согласившись с их решением увязать вопрос Ирака с ратификацией Договора СНП, с просьбой рассмотреть этот вопрос, так как считаем, что этот Договор в интересах России. Какова позиция МИД, что Вы предпримете в работе с Госдумой, чтобы убедить не делать такой ошибки?

Вы осведомлены о том, что в поезде Калининград-Москва пограничникам Литвы была избита российская гражданка за то, что пыталась проехать по паспорту старого образца. Предприняты ли в этой связи МИД меры по отношению к Литве?

И.С.Иванов: Договор СНП отвечает интересам России. Мы долго его обсуждали на разных уровнях. По мнению МИД, этот документ должен быть ратифицирован. Мы будем отстаивать необходимость его ратификации. Вместе с тем, сейчас не лучший в психологическом плане момент, чтобы выносить его на ратификацию. Если повременим и все усилия направим на то, чтобы остановить войну, то сможем заняться этим вопросом позже. Заранее обращаюсь к членам Совета Федерации с просьбой поддержать ратификацию этого важного для нашей безопасности документа.

Тема Калининграда остается сложной. Вчера в Брюсселе завершился очередной раунд переговоров с представителями ЕС и Литвы. К сожалению, представители Литвы заняли позицию, которая расходится с договоренностями, достигнутыми в ходе саммита Россия–ЕС. Вместе с другими ведомствами мы предпринимаем активные усилия, чтобы добиться того, чтобы наши граждане могли беспрепятственно ездить в Калининград и обратно. Идет очень сложный процесс. Со стороны ЕС мы встречаем понимание, со стороны литовцев – жесткую позицию. Будем продолжать переговоры. По каждому такому случаю делаем соответствующие представления литовской стороне.

Вопрос: Почему не были задействованы те механизмы, которые представляют нам другие политические институты, например "двадцатка"? Почему Россия не инициировала созыв "Большой восьмерки"?

В рамках постановления, предлагаемого Комитетом по международным делам, есть предложение создать стратегическую группу с участием Администрации Президента, Совета Безопасности, представителей Совета Федерации и Госдумы, различных министерств и ведомств, научных кругов, чтобы выработать комплекс мер, направленных на обеспечение интересов России на Ближнем Востоке. Как Вы относитесь к этому предложению?

И.С.Иванов: Наши основные усилия были сосредоточены на работе в Совете Безопасности ООН, потому что только Совет может выносить обязательные решения. Решения "восьмерки" носят рекомендательный характер. Именно через СБ ООН нужно искать соответствующие решения. Другие организации занимают активную позицию в отношении ситуации вокруг Ирака. Движение неприсоединения высказалось против войны, так же как и ОИК, Лига арабских государств. Во всех этих организациях, в той или иной форме, вопрос войны в Ираке стоит. Но единственный орган, который может принимать обязательные решения, - Совет Безопасности ООН, и наши действия сконцентрированы на работе в его рамках.

Что касается предложения относительно создания стратегической группы, то мы открыты к любому сотрудничеству в любой форме. В поисках путей выхода из кризиса должны участвовать не только Президент или МИД, а широкие общественные круги. Главное – не форма, а реальные предложения, которые будут способствовать нашей практической деятельности.

27 марта 2003 года

x
x
Дополнительные инструменты поиска