18.07.0513:03

Стенограмма беседы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова с читателями "Российской газеты", посетившими МИД России в рамках "Дня открытых дверей" ("Российская газета", 18 июля 2005 года)

18-05-2007

С.В.Лавров: Дорогие друзья, я рад вас приветствовать и благодарю редакцию "РГ" за эту инициативу. Рассчитываем, что она станет традицией. Готов отвечать на ваши вопросы.

Вопрос: Как вы оцениваете реакцию молдавских властей на ваше последнее жесткое заявление, и согласны ли вы с тем, что отношения между Россией и Молдавией в последнее время существенно ухудшились?

С.В.Лавров: С этим я согласен. К сожалению, это происходит помимо нашего желания. Мы же хотим развивать партнерство с Молдавией по всем направлениям. И, конечно же, мы очень хотим как можно скорее урегулировать приднестровский конфликт. К сожалению, руководство Молдавии, ссылаясь на неурегулированность этого конфликта, начинает предпринимать шаги, которые иначе как недружественными назвать нельзя. Последний эпизод - задержание четырех сотрудников Министерства иностранных дел РФ, несмотря на наличие у них дипломатических и служебных паспортов, я считаю событием из ряда вон выходящим. Рассчитываю, что это недоразумение. По крайней мере могу сказать, что руководство МВД Молдавии уже высказало свое сожаление по этому поводу. Они обещали разобраться и сообщить нам, почему это произошло.

Что же касается приднестровской проблемы, то Россия сделала все для того, чтобы конфликт был урегулирован. И если бы не проведенная два года назад операция по срыву известного "Меморандума Козака", то, я думаю, процесс вывоза имущества и боеприпасов из Приднестровья и примерно 500 военнослужащих, которые охраняют огромные склады, уже был бы завершен. Сейчас в Приднестровье находился бы международный контингент с участием российских, украинских и евросоюзовских миротворцев. И, наверное, страна бы нормально развивалась. Торпедировали "Меморандум Козака" не мы. Отказалось от него руководство Молдавии.

Более того, год назад Молдавия в качестве альтернативы урегулированию выдвинула свой собственный пакт стабильности, в котором подтверждалась необходимость обеспечить федеративное устройство Молдавии. Россия, несмотря на все перипетии с "Меморандумом Козака", выразила готовность работать на основе этого пакта. Однако руководство Молдавии неожиданно отказалось и от своей собственной инициативы. Вместо федеративного устройства теперь Кишинев предлагает решать проблему в рамках по сути унитарного государства. Более того, со стороны молдавских представителей в последние месяцы бойкотируются все заседания объединенной контрольной комиссии. Параллельно продвигаются идеи решения приднестровской проблемы без участия представителей Приднестровья. Однако ни один конфликт в современной практике не может быть урегулирован таким образом. Для проведения результативных переговоров, как известно, необходимо присутствие всех заинтересованных сторон.

Вместо этого создается впечатление, что Молдавией взят курс на экономическое удушение Приднестровья, на решение этой проблемы не мирным, не политическим, не дипломатическим путем. Нас это не может не тревожить. Мы об этом регулярно говорим с молдавскими представителями, убеждая их в необходимости вернуться на те принципы, которые были коллективно согласованы и одобрены в рамках ОБСЕ. Сейчас мы с нашими украинскими коллегами работаем над известным планом президента Ющенко. В нем содержатся многие принципы, которые уже были ранее апробированы и посредниками, и мировым сообществом. Эти принципы, конечно же, необходимо детализировать с использованием всего того, что было наработано в "Меморандуме Козака", поскольку все наши собеседники (и в Украине, и в ОБСЕ, и в Евросоюзе, и в США) признают, что на 90 процентов этот меморандум содержит вещи, которые все могут поддержать. Так что выход из ситуации есть. Нужна только добрая воля всех сторон. Пока со стороны Молдавии мы этой доброй воли не наблюдаем.

Вопрос: Действительно ли назрела необходимость в реформировании ООН?

С.В.Лавров: Реформа - это не явление, это - процесс. Наверное, в современной жизни по-иному и быть не может.

Темпы развития общества возросли настолько, что угнаться за ними можно, лишь постоянно обновляя структуры, которые призваны обслуживать международное сотрудничество. ООН сохраняет свою уникальность как единственная абсолютно универсальная организация. Универсальная как по составу членов, так и по охвату проблем, которыми она занимается. Другой такой организации нет. Уникальность ее еще и в том, что Устав ООН, написанный более 60 лет назад, и сегодня остается абсолютно актуальным. В нем прописаны все необходимые для функционирования современной системы международных отношений механизмы. Будь то применение силы или уважение прав человека. В уставе зафиксирован основополагающий принцип суверенного равенства всех государств.

И все же, чтобы отвечать на современные вызовы, безусловно, необходимо адаптироваться. Предстоит, к примеру, договариваться о том, как государства могут реализовывать свое право на самооборону. Сейчас странам приходится обороняться не столько друг от друга, сколько от террористов. Правовая точка зрения состоит в том, что террористическое нападение абсолютно законно требует ответа. Необходимо выработать коллективные подходы к применению силы. Это гораздо важнее, нежели решить вопрос о том, сколько человек должно быть в обновленном Совете Безопасности.

Я не хочу приуменьшить значение реформы Совбеза, но она не должна заслонять собой все остальное. И все же, поскольку эта тема интересует многих, хочу отметить, что Россия выступает за то, чтобы расширение СБ ООН состоялось. Но только на основе достижения широкого согласия. Сейчас такого согласия, к сожалению, нет. По оценке многих представителей, если все находящиеся на столе переговоров предложения были бы поставлены на голосование, то это могло бы привести к расколу организации. А от этого, несомненно, пострадает и идея реформы, и легитимность ООН.

Но я убежден, что искать компромисс все равно нужно. Россия будет готова поддержать практически любой вариант расширения Совета Безопасности, который бы опирался на максимально возможное широкое согласие. Это не просто попытка спрятаться за красивым лозунгом и уйти от поддержки того или иного предложения. Мы не можем поддерживать одну группу стран и говорить другой группе стран: вы знаете, а вы вот совсем не правы. Это позиция России.

Вопрос: Россия подписала ряд межправительственных соглашений в области рыболовства, согласно которым иностранные компании имеют права на промышленный вылов рыбы в территориальных водах РФ. Правомерно ли использование иностранными государствами на правах аренды судов под российским флагом для выполнения подобных международных соглашений?

С.В.Лавров: Думаю, что ограничений нет. Потому что в международной практике есть масса случаев, когда государство берет в аренду судна другой страны. Если речь идет о государственном торговом флоте или рыболовном флоте, то государство решает, давать эти суда в аренду или нет. Если речь идет о частной компании, то ее руководство вправе принимать соответствующие решения. А запрещать это не надо. Здесь проблемы, по-моему, нет. Хотите - сдавайте в аренду, если это вам выгодно. Если условия вас устраивают. Нет - не сдавайте.

Вопрос: Какова сейчас кадровая политика МИДа? Каков принцип подбора персонала на дипломатические должности?

С.В.Лавров: Кадровые качества формируются через преемственность поколений. Это закон для любого ведомства, любой частной корпорации. Без создания условий для того, чтобы люди получали служебный рост, чтобы они проникались патриотическим чувством к своему министерству, трудно рассчитывать на эффективный механизм единомышленников. Мы в МИДе стараемся продолжать те традиции, которые были заложены моими предшественниками, особенно в годы работы Евгения Примакова и Игоря Иванова.

При этом в кадровой политике все же произошли существенные перемены. Если раньше почти 100 процентов поступающих на работу в МИД приходили из МГИМО, то сейчас мы принимаем выпускников почти 30 университетов из более чем двух десятков городов России. География самая широкая - от Калининграда до Дальнего Востока. И конкурс очень серьезный. В прошлом году мы приняли 200 человек из 500 желающих. Причем все 500 кандидатов были на очень хорошем счету в своих учебных заведениях. Из 200 принятых около половины - девушки. В этом году мы ожидаем не просто продолжения этой тенденции, а даже ее усиления. Об этом, к примеру, можно судить по поданным документам на поступление в МГИМО: больше половины - девушки. Так что к моменту завершения их учебы баланс, очевидно, будет уже не в пользу мужчин.

Наверное, похожие тенденции есть и в других университетах. Я это приветствую. Должно быть равноправие. Но не искусственно создаваемое. Равноправие должно быть по принципу равенства возможностей. Пусть юноши и девушки доказывают свои знания, показывают свое умение, свои способности. Мы будем только рады такой конкуренции.

Вопрос: Мешают ли резкие и слишком эмоциональные заявления некоторых российских политиков установлению полноценных партнерских отношений с прибалтийскими странами? Используют ли Рига, Таллин и Вильнюс на переговорах с Москвой эти заявления в качестве козырей?

С.В.Лавров: Не буду даже стараться определить, мешает это или помогает. Это часть нашей жизни. Мы строим свою работу исходя из того, что подобные заявления - наша реальность. МИДу поручено координировать внешнюю политику. Есть соответствующее решение президента. Это означает, что высказывания по принципиальным вопросам внешнеполитического курса помимо самого президента делает МИД. Я бы сказал, что это правило соблюдается. Мы также координируем внешнюю деятельность других подразделений правительства, министерств и ведомств, кстати, и субъектов РФ. Для этого созданы Консультативный совет субъектов РФ по международным и внешнеэкономическим связям и Совет глав субъектов Федерации. Это полезные механизмы.

Действительно, достаточно резкие заявления порой делают представители российского парламента или политических партий. Это, как говорится, не наша "епархия". Я отношусь к этому философски. Особенно, когда идет речь о событиях на пространстве бывшего Советского Союза, в том числе и в Прибалтике. Конечно же, до сих пор еще у многих наверняка присутствует ощущение того, что все это не то что наше в том смысле, что мы это должны себе забрать. А что это наше по сердцу, по душе. Болит у нас душа за то, что там происходит, как там страдают люди, как порой несправедливо относятся к россиянам. Поэтому я бы не стал слишком драматизировать то, что иногда звучат голоса, которые порой резко, не так, как МИД России, оценивают конкретную ситуацию. Думаю, что в итоге, если мы хотим учитывать мнение всего общества при формировании внешней политики, а именно к этому призывает президент, наверное, не мешает такое многоголосие.

Вопрос: Имеют ли субъекты РФ право быть членами каких-либо международных организаций? Какие международные обязательства они могут на себя брать?

С.В.Лавров: Я об этом уже вскользь упомянул. При МИДе существует Консультативный совет. Последнее заседание было в апреле этого года. Существует и Совет глав субъектов Федерации. Мы собирались буквально на прошлой неделе. В этот Совет на основе ротации входят 7 руководителей регионов России. Осуществляя свои внешние связи, субъекты делают это, информируя МИД о текущих контактах с регионами других государств. Могут они выходить и на центральные власти соответствующей страны. Но для этого необходимо в соответствии с нашим законодательством согласие правительства РФ. Регионы также могут, предварительно проконсультировавшись с МИДом, заключать соглашения со своими иностранными партнерами. Мы активно приветствуем и поощряем подобную международную деятельность субъектов РФ. Кстати, к примеру, у нас с Китаем 67 регионов-партнеров. Для двух больших государств эта цифра, разумеется, не запредельная. И все же результат весьма хороший.

Вопрос: Почему в эпоху космической скорости коммуникаций и мировой информационной конкуренции официальные сообщения МИД и их публикации на сайте mid.ru выходят иногда на несколько дней позже конкретного события?

С.В.Лавров: Во-первых, мы не являемся информационным агентством, поэтому в конкуренции по скорости выпуска того или иного сообщения мы не участвуем. Насколько я понимаю, как раз информационные агентства и другие электронные и печатные СМИ конкурируют между собой, чтобы первыми узнать точку зрения МИД на те или иные события мировой политики.

Наши информационные материалы, как вы правильно сказали, являются официальными. Они могут быть различными по форме, но обязательно всесторонне выверенными, продуманными и политически аргументированными, ибо мы несем ответственность за каждое сказанное слово. А спешка в таком деле не всегда хороший помощник.

В то же время официальные заявления (министра, официального представителя МИД, комментарии департамента информации и печати) появляются, как правило, незамедлительно как реакция на конкретное событие.

Вопрос: Есть ли реальные перспективы возврата России части акватории Баренцева моря, тайком переданной США?

С.В.Лавров: Как я понимаю, имеется в виду не Баренцево, а Берингово море. Еще одно недоразумение, будто бы что-то с разграничением морских пространств здесь делалось "тайком". В выработке соответствующего соглашения с США с нашей стороны участвовали представители шести ведомств. Коллегиальные решения относительно переговорных позиций принимались ими семь раз. Проект соглашения был одобрен постановлением Совета Министров СССР от 30 мая 1990 года N 532 "О разграничении морских пространств с США", которое публиковалось в обычном порядке. По поручению правительства соглашение подписано министром иностранных дел.

Другой вопрос, что оно критически оценивается российскими рыбаками, потерявшими после разграничения традиционные районы промысла в центре Берингова моря. Поэтому предстоит определиться с его ратификацией Россией - в США эта процедура уже завершена - в зависимости от того, насколько будут учтены наши рыболовные интересы. Переговоры об этом с США сейчас ведутся.

Вопрос: Руководство страны, очевидно, не собирается отказываться от идеи вступления России в ВТО. В то же время на экспертном уровне продолжают говорить о тех минусах, с которыми экономика РФ неминуемо столкнется после того, как Россия станет членом этой организации. Чем, на ваш взгляд, обернется, к примеру, для рядового сельхозпроизводителя членство РФ в ВТО?

С.В.Лавров: Руководство страны не может отказываться от цели вступления в ВТО, потому что в условиях глобализации нам без участия в ключевых международных структурах не обойтись. ВТО - одна из них. Без ВТО едва ли мы сможем действительно стать полноценной частью мировой экономики. Более того, едва ли мы сможем решить задачу повышения конкурентоспособности российской экономики.

Другой вопрос - условия присоединения к ВТО. Они являются предметом переговоров, которые сейчас продолжаются. Порядка 80 процентов наших партнеров уже заключили с нами соответствующие протоколы. Главное для нас - качество вступления в ВТО. Перед тем как поставить свою подпись, мы должны быть уверены в том, что баланс выгод и уступок реален и не перекошен. Если он в нашу сторону - нормально.

Не менее важно, чтобы мы сами старались не ждать, пока все произойдет помимо нашей воли, а принимали реальные структурные меры по повышению конкурентоспособности всех тех отраслей, которые отстают по своему развитию от других передовых стран и именно поэтому являются уязвимыми. Мы не намерены полностью открываться перед ВТО. В частности, что касается сельского хозяйства, мы отстаиваем свое право сохранить поддержку сельхозпроизводителей. Мы определили для себя необходимый уровень поддержки и будем его отстаивать.

Вопрос: Готовит ли МИД России новые предложения по мирному договору с Японией?

С.В.Лавров: Мы готовим визит Владимира Владимировича Путина в Японию, который должен состояться осенью этого года. Пару лет назад был принят российско-японский план действий, в котором во главу угла поставлено наращивание усилий по всестороннему развитию торгово-экономического, культурного, научного, образовательного, инвестиционного и иного взаимодействия.

Сейчас с нашими японскими коллегами идет работа по примерно полутора десяткам проектов документов. Я не хочу вдаваться в детали, но все они посвящены именно тому, о чем я говорю, - созданию правовых рамок для достижения дополнительных практических договоренностей. Каких-либо предложений по вопросам мирного договора мы не готовим. Тот же план действий предполагает, что параллельно с наращиванием сотрудничества во всех областях мы будем продолжать вести переговоры по не решенным пока вопросам.

Я был недавно в Токио, наши японские коллеги прекрасно понимают, что решить этот вопрос в нынешних условиях не представляется возможным. Вопрос очень непростой. Позиции сторон прямо противоположные. Никаких закулисных разговоров здесь быть не может. И наши японские партнеры не раз заявляли, что они не ставят каких-либо сроков для решения этого вопроса. Мы живем без мирного договора, и это не является препятствием для развития всестороннего сотрудничества.

Иногда приходилось слышать заявления: давайте подпишите мирный договор на наших, японских, условиях, и тогда как манна небесная японская экономическая мощь поможет решить все проблемы России. Во-первых, я всегда исходил из того, что в Японии рыночная экономика. А всем известно, что заставить частный сектор что-то делать нельзя. Точно так же, как и нельзя его в большинстве случаев долго искусственно сдерживать. Вот, к примеру, были намеки на то, что без мирного договора не будет инвестиций. Пожалуйста, "Тойота" строит крупный завод в Питере. И думаю, что это не последняя новость на фронте японских инвестиций в Россию.

Нам, конечно же, самим нужно уделять больше внимания социально-экономическому развитию регионов. Недавно я встречался с губернатором Сахалинской области И.П. Малаховым, который, кстати, входит в состав Совета глав субъектов Российской Федерации. Мы сошлись во мнении, что те программы, которые разрабатываются для экономического подъема Курильских островов должны, конечно же, осуществляться более эффективно.

Вопрос: Совместимы ли чувство юмора и большая политика?

С.В.Лавров: Ну, конечно, совместимы. У нас и президент с хорошим чувством юмора. Это видно из его общения с прессой по итогам различных внешнеполитических мероприятий. По своему опыту работы в ООН сам знаю, насколько иногда бывает важна вовремя и к месту сказанная шутка. Бывают напряженные переговоры. И вопрос сложный, и ночь уже, и надо завершать. Однако нельзя разойтись, не приняв решения, а точки зрения никак не совпадут. Вдруг в голову приходит уместная шутка, и хороший смех как-то разряжает атмосферу. Партнеры начинают более активно искать развязки.

Вот один из классических примеров шутки. В те годы, когда началось советско-американское сближение, представитель СССР при ООН Олег Александрович Трояновский вел переговоры со своим американским коллегой в здании Организации Объединенных Наций. На выходе из зала каким-то образом проникший внутрь строго охраняемой территории представитель промаоистской группировки облил их обоих красными чернилами. Все опешили, а Трояновский тут же заметил: "Лучше быть красным, чем мертвым".

x
x
Дополнительные инструменты поиска