7.03.0912:45

Стенограмма выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с Госсекретарем США Х.Клинтон, Женева, 6 марта 2009 года

368-07-03-2009

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые коллеги,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить Государственного секретаря Соединенных Штатов Х.Клинтон за встречу. Я разделяю практически все, что было только что сказано Государственным секретарем. В дополнение могу сказать, что нам уже удалось достичь одного конкретного практического результата. Мы достигли согласия в отношении того, как «перезагрузка» должна звучать и по-английски, и по-русски. Теперь нет никаких разночтений. И уверен, что это вклад во взаимодействие между нашими людьми, вклад в продвижение английского языка в России и русского языка в Соединенных Штатах Америки.

Как сказала Х.Клинтон, мы очень подробно рассмотрели практически все вопросы, которые стоят на нашей повестке дня, начиная с двусторонних отношений, и, конечно же, включая наше сотрудничество на международной арене. И все это было сделано, прежде всего, в контексте подготовки первого личного контакта президентов России и Соединенных Штатов, который запланирован в увязке с саммитом группы «двадцати» в Лондоне в самом начале апреля. Мы обменялись мнениями в отношении видения приоритетов на ближайшую перспективу в наших отношениях.

Убежден, что Госсекретарь разделит мое мнение о том, что эти приоритеты по большей части совпадают. Безусловно, каждая сторона обозначила свои акценты, свои нюансы, и было бы преувеличением сказать, что мы согласились во всем, но мы договорились, что над всеми вопросами, включая те, по которым у нас есть расхождения, мы будем работать по-партнерски – честно и открыто. Самое главное то, что мы выявили именно такую готовность в работе. У нас есть общее понимание в отношении того, что сегодня наши двусторонние отношения обретают дополнительный шанс, который нельзя упустить. В этом интересы наших народов, интересы Соединенных Штатов, интересы Российской Федерации, и мы в полной мере осознаем ответственность наших двух стран за состояние дел в мире.

Мы, как я уже сказал, посвятили много внимания подготовке встречи наших президентов в Лондоне. Мы предметно обсудили т.н. болевые точки в наших отношениях, посмотрели, как можно организовать работу по расчистке унаследованных из прошлых лет завалов, и как выйти на то, чтобы в наших отношениях доминировала конструктивная составляющая – целевое партнерское взаимодействие.

Особое внимание мы уделили проблематике нераспространения ядерного оружия, вообще оружия массового уничтожения, проблематике стратегических наступательных вооружений, стратегических оборонительных вооружений. Уверен, что нам вполне по силам выйти на общий знаменатель, а может быть даже, и с некоторым плюсом для наших стратегических отношений по проблематике и СНВ, и противоракетной обороны. Я отмечаю готовность наших американских партнеров к диалогу на основе взаимного учета интересов.

Мы рассмотрели ситуацию в сфере нераспространения ядерного оружия, в том числе в преломлении к Ирану, к проблеме Корейского полуострова. Убежден, что в ближайшее время мы будем стараться выйти на какие-то договоренности, какие-то результаты, которые позволили бы приблизить политико-дипломатическое решение этих вопросов в рамках тех переговорных форматов, которые существуют.

Мы отметили особое значение Договора о нераспространении ядерного оружия, договорились взаимодействовать в рамках процесса подготовки к очередной обзорной конференции, которая предстоит в 2010 г. Вспомнили мы и о том, что некоторое время назад по инициативе России и Соединенных Штатов Совет Безопасности ООН принял важную резолюцию, направленную на недопущение попадания ядерного оружия или материалов, которые могут быть использованы для его производства, в руки негосударственных игроков. И мы договорились, что эта наша совместная инициатива будет оставаться предметом нашего особого внимания, и, возможно, мы предложим дополнительные шаги, чтобы укрепить созданный Советом Безопасности режим в этой области. У нас много общих инициатив, которые остаются в силе по проблематике борьбы с угрозой ядерного терроризма. И здесь также есть конкретные договоренности о том, как совместно добиваться большей консолидации международного сообщества.

Мы подробно рассказали об инициативе Президента Российской Федерации Д.А.Медведева в области евро-атлантической безопасности. Партнеры нас услышали, и рассчитываю на конкретные прагматичные экспертные консультации с Соединенными Штатами и, разумеется, со всеми другими странами на евро-атлантическом пространстве. У нас немало задач в сфере ближневосточного урегулирования, где обе наши страны являются членами «квартета» международных посредников. Общим делом считаем стабилизацию обстановки в Афганистане, заинтересованы в укреплении практического сотрудничества на этом направлении. Уверен, что здесь у нас появятся новые сферы сотрудничества. Мы договорились о том, что будем способствовать успеху предстоящей 27 марта в Москве под эгидой Шанхайской организации сотрудничества Конференции по борьбе с террористической и наркотической угрозами, исходящими из Афганистана, и будем сотрудничать в обеспечении успеха еще одной конференции по этой проблематике, которая по инициативе Соединенных Штатов состоится в конце марта в Европе.

У нас есть общий интерес – вывести на новый уровень наши двусторонние экономические отношения. Они уже измеряются внушительными цифрами, но, конечно, результаты пока далеки от того потенциала, которым обладают наши государства. Думаю, что в Лондоне наши президенты сделают стратегический выбор в пользу налаживания конструктивных отношений между Россией и Соединенными Штатами. В этом направлении идет обмен посланиями, который состоялся в прошлом месяце. И мы убеждены, что это отвечает коренным интересам наших стран, наших народов и интересам мирового сообщества. Мы согласовали график предстоящей работы. Он будет выполняться, и рассчитываю на дальнейшие контакты с Х.Клинтон. Я очень доволен сегодняшними переговорами.

Вопрос: Оцениваете ли Вы состоявшийся у вас разговор за ужином как начало более тесных личных контактов?

С.В.Лавров: Я имею смелость утверждать, что у нас прекрасные личные отношения и надеюсь, что Хилари согласится в этом со мной.

Вопрос: Вы уже нажимали на подаренную Вам кнопку «перезагрузки»? Если нет, то когда нажмете? И как будут выглядеть те российско-американские отношения, к которым Вы стремитесь после нажатия на кнопку?

С.В.Лавров: Согласен с тем, что груз, которым измеряется наша повестка дня, огромен, но, думаю, ни у Хилари, ни у меня нет желания избавиться от чего-либо из этого груза. Мы, в дополнение к тем проблемам, которые предстоит решать, в дополнение к тем совместным инициативам, которые предстоит продвигать, много говорили сегодня о сугубо практических проектах, которые направлены на обеспечение интересов наших граждан, на облегчение условий контактов между ними, на реализацию различных идей в культурной сфере, в сфере защиты окружающей среды и многое другое. Думаю, что мы не будем делать себе работу легче путем забвения какого-либо из вопросов, обсуждавшихся сегодня. Так что наша повестка дня тяжелая, но, уверяю вас, не надо ее сравнивать с тем камнем, который Сизиф толкал в гору. По крайней мере, мы с этим камнем точно совладаем.

Что касается вопроса о том, нажимал ли я на кнопку – да, мы вместе с Хилари на эту кнопку нажали. Как вы видели, кнопка это большая, она красного цвета. И надеюсь, что и Россия, и Соединенные Штаты, и все другие страны никогда не будут на другую кнопку нажимать, кнопку, которая раньше ассоциировалась с началом разрушительной войны. Мы будем нажимать на кнопку перезагрузки конструктивного взаимодействия.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать поставки вооружений Ирану?

С.В.Лавров: Относительно вопросов военно-технического сотрудничества с Ираном: эти вопросы, как и вопросы нашего аналогичного сотрудничества с любой другой страной мира решаются исключительно в правовом поле в соответствии с российским законодательством об экспортном контроле, а оно одно из самых строгих в мире. И, конечно же, в соответствии с существующими международными обязательствами. Мы поставляем нашим партнерам, прежде всего, не дестабилизирующие оборонительные вооружения. И, кстати, мы хотим, чтобы и наши партнеры поступали так же, проявляли сдержанность в военных поставках в те страны, которые уже, в том числе не так давно, применяли это оружие совсем близко от нашей границы. В нашем военно-техническом сотрудничестве с Ираном, повторяю, мы ничего не нарушаем. Но одновременно мы в полной мере и серьезно учитываем те озабоченности, которые высказывают нам наши партнеры из Соединенных Штатов, равно как и наши партнеры из Израиля. Я убежден, путь к тому, чтобы эти озабоченности снимались, лежит в интенсификации усилий по реализации тех предложений, которые были внесены группой «пять плюс один» по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Эти предложения помимо серьезных значимых экономических стимулов предусматривают также начало равноправного диалога с участием Ирана, с участием всех стран региона по вопросам обеспечения надежной устойчивой безопасности, когда все находящиеся здесь страны, включая конечно же Израиль, жили бы бок о бок друг с другом в мире и безопасности. Это очень сложная тема, она имеет массу нюансов, но у нас есть четкое понимание, что эти вопросы предстоит решать, и мы будем этим заниматься.

Вопрос: Как Вы считаете, удастся ли до 5 декабря 2009 г. достичь новых договоренностей по СНВ?

С.В.Лавров: Полностью подписываюсь под этим заявлением. Мы будем делать все, чтобы договоренность была достигнута. Нынешний Договор устарел, по крайней мере, обозначенные в нем лимиты давно выполнены, и оставаться в рамках этого Договора означало бы, по сути дела, что и Россия, и Соединенные Штаты могут не сокращать, а увеличивать стратегические наступательные вооружения. Это будет очень плохой сигнал всем остальным, особенно накануне проведения очередной Обзорной конференции стран-участниц Договора о нераспространении ядерного оружия.

Вопрос: Признает ли Россия провозглашенную независимость Косово?

С.В.Лавров: Косово – это точно одна из тех проблем, по которым у нас с Соединенными Штатами разногласия, и достаточно серьезные разногласия. Хотя Россия никогда из этих разногласий не пыталась сделать какие-то выводы, которые отрицательно сказывались бы на развитии наших отношений в других областях. Мы считаем одностороннее провозглашение независимости Косово незаконным. На эту темы есть запросы Сербии в Международный суд. Россия представит свое мнение для учета в судебной процедуре. Мне кажется, что все те, кто не признают Косово, понимают опасность такого рода процессов, процессов, которые не связаны никакой логикой с точки зрения безопасности албанского населения Косово. Это население, после того, как в 1999 г. была принята Резолюция Совета Безопасности, не подвергалось никаким опасностям. Наоборот, в Косово страдали меньшинства. Каких-либо угроз для косовских албанцев за последние восемь–девять лет не было. На этом фоне объявлять о признании независимости Косово, мы считаем, было неправильно. Я очень надеюсь, что эта ситуация не повлечет к новому всплеску насилия на Балканах, не повлечет к попыткам дальнейшей фрагментации этого пространства. Мы в этом не заинтересованы. Мы хотим укреплять на Балканах безопасность с учетом интересов всех проживающих там народов и, конечно же, на основе международного права. Кстати, инициативой президента Медведева о том, чтобы рассмотреть новый Договор о евро-атлантической безопасности, предусмотрено, что частью этих дискуссий, должно быть рассмотрение критериев урегулирования конфликтов в этом регионе. Мне кажется, что единые стандарты здесь были бы вполне уместны.

Вопрос: Когда можно ожидать возобновления прямых переговоров между США и Ираном? Каким образом заявление США о начале прямых переговоров можно ассоциировать с ужесточением санкций США в отношении Ирана?

С.В.Лавров: Буквально два слова. Мы очень ценим, что Администрация Президента Б.Обамы, проводя всеобъемлющий обзор своей иранской политики, заинтересована в том, чтобы послушать другие страны, в том числе и Россию, и наше мнение о том, как мы считаем необходимым действовать в этом направлении. Мы это высказали, и уверен, что этот разговор продолжится.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска