6.09.1715:38

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ «на полях» Восточного экономического форума, Владивосток, 6 сентября 2017 года

1631-06-09-2017

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: Если в СБ ООН внесут новую резолюцию против КНДР, будет ли Россия ее блокировать?

С.В.Лавров: Как я понимаю, США уже подготовили такую резолюцию. Говорить, не видя текста, о том, что мы будем ее блокировать или поддерживать, не очень корректно. Мы должны с ней ознакомиться, и эта работа сейчас начинается на экспертном уровне. Будем исходить из тех оценок и подходов, которые были изложены Президентом России В.В.Путиным в ходе его пресс-конференции в Сямэне. Они заключаются в том, что ядерную проблему Корейского полуострова уже многие годы пытаются решить все новыми и новыми мерами давления, провозглашая при этом необходимость диалога, но ничего не делая для того, чтобы этот диалог возобновился и завязался. Это будет тем оселком, который будет определять нашу позицию.

Как уже отмечалось, на днях в ходе состоявшегося заседания СБ ООН после ядерного испытания в Северной Корее, мы вместе с китайскими коллегами привлекли внимание к совместной российско-китайской инициативе об осуществлении предложенной Москвой и Пекином «дорожной карты» для того, чтобы вывести ситуацию из глубокого пике и вернуть ее в русло переговоров.

Повторю, посмотрим, что написано в проекте резолюции. Однозначно будем продвигать необходимость заострить безальтернативность переговорного решения, отсутствие военного решения данной проблемы и, учитывая, что Генсекретарь ООН А.Гутерреш публично высказал свою глубочайшую озабоченность таким положением дел, можно будет попросить его также подключиться к посредническим усилиям. Думаю, это будет небесполезно.

Вопрос: Планируются ли Ваши контакты «на полях» ВЭФ с представителями КНДР? По некоторым данным, они здесь присутствуют.

С.В.Лавров: Как я понимаю, делегация КНДР на данном Форуме состоит из представителей экономического блока Правительства Северной Кореи. У нас здесь тоже есть представители экономических министерств и ведомств. Полагаю, по линии профильных структур двух стран контакты состоятся.

Вопрос: Поддержит ли Россия предложение Украины ввести миротворцев ООН на российско-украинскую границу?

С.В.Лавров: Лучше сформулировать вопрос наоборот. Это предложение внесено Президентом Российской Федерации В.В.Путиным, и оно было обусловлено тем, что уже многие месяцы СММ ОБСЕ на Украине испытывает проблемы с обеспечением безопасности своих наблюдателей.

Многие месяцы не выполняется договоренность о разведении сил и средств сторон на линии соприкосновения. Ее, напомню, достигли лидеры «нормандской четверки» ‒ Президенты России, Франции, Украины и Федеральный канцлер Германии. Она была заложена в самых первых разделах Минских соглашений, подписанных в феврале 2015 г., позднее она была подтверждена всеми четырьмя лидерами на их встречах в 2015 г. в Париже и в 2016 г. в Берлине. Не делается ничего. Даже пока окончательно не оформлены в качестве территорий зон безопасности три первых «пилотных» зоны, в которых должно было состояться разведение. Последний из этих трех «пилотных» районов – ст.Луганская – никак не может оказаться в статусе территории, где разведены силы и средства сторон, потому что наши украинские коллеги, представители Правительства Украины и ВСУ, каждый раз требуют, чтобы разведению сил и средств предшествовали семь дней полной тишины. Наблюдатели ОБСЕ уже, по-моему, восемь раз официально фиксировали и подтверждали наличие недельной паузы в боевых действиях. Они предлагали немедленно осуществить разведение в ст.Луганская. Каждый раз киевские власти заявляли, что статистика ОБСЕ расходится с их собственной, и по их данным один раз кто-то где-то-де стрелял. Они категорически бойкотируют и саботируют выполнение поручений лидеров «нормандской четверки». Слышны постоянные жалобы на то, что наблюдателей ОБСЕ подвергают риску – их не пускают в какие-то районы, для проведения патрулирования. При этом статистика ОБСЕ говорит о том, что такие проблемы с доступом наблюдателей ОБСЕ (случаи препятствования их доступу) накапливаются на стороне украинского правительства. Подобных случаев происходит как минимум в два раза больше на стороне, контролируемой ВСУ, чем на стороне провозглашенных ДНР и ЛНР. Если есть проблема с обеспечением безопасности наблюдателей, то мы, как сказал в г.Сямэне Президент Российской Федерации В.В.Путин, готовы поддержать не раз высказывавшуюся идею о том, чтобы создать миротворческую миссию ООН под названием «Миссия ООН по охране наблюдателей СММ ОБСЕ». Все договоренности минского процесса и последующих саммитов «нормандского формата» в Париже и Берлине в 2015-2016 гг. называли разведение сил и средств на линии соприкосновения главным приоритетом. Мы предлагаем принять в Совете Безопасности ООН решение о том, что как только такое разведение происходит, туда направляются наблюдатели ОБСЕ, а вместе с ними (для их охраны) там разворачиваются силы и средства ООН.

Естественно, конкретные параметры таких сил и средств «Миссии ООН по охране наблюдателей СММ ОБСЕ», включая согласование национальных контингентов, из каких стран будут представлены участники этой Миссии, должны быть согласованы сторонами конфликта, что подразумевает и предполагает обязательную вовлеченность в этот процесс ДНР и ЛНР. Вот собственно и все.

Когда наши украинские коллеги говорят о том, что они готовы к тому чтобы такая миротворческая миссия была развернута в Донбассе, но начинать якобы надо не с линии разъединения, а с границы между Россией и Украиной на всем ее протяжении, то это не только очевидное передергивание, но и прямое извращение Минских договоренностей, в которых прямо сказано, что граница полностью переходит под контроль Украины, когда та выполнит все, под чем подписался ее глава П.А.Порошенко, включая решение всех политических вопросов внутриукраинского кризиса. Это предполагает закрепление в конституции Украины, в том числе на постоянной основе, особого статуса этих районов Донбасса, проведение амнистии всех участников событий, которые произошли сразу после государственного переворота и т.н. антитеррористической операции, объявленной Киевом против собственных граждан, проведение выборов на территориях ДНР и ЛНР.

Наше предложение о размещении сил Миссии ООН касается главного принципиального приоритета, который был определен в качестве такового еще в Минских соглашениях и неоднократно подтвержден лидерами «нормандского формата» – разведение сил и средств на  линии фактического соприкосновения с тем, чтобы в зоны безопасности, которые образуются после разведения сил и средств сторон, вошли наблюдатели ОБСЕ, а их охраняли бы миротворцы ООН. 

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать снятие блокады с г.Дейр-эз-Зор? Сегодня много голосов в сирийской армии призывают Россию поддержать сирийцев в освобождении провинции Идлиб. Насколько это повлияет на еще не объявленные зоны деэскалации в этом городе?

С.В.Лавров: Россию, наверное, не надо призывать помогать сирийцам освобождать свою собственную страну. Действительно, это была важнейшая веха в антитеррористической борьбе на сирийской территории, когда была разорвана блокада Дейр-эз-Зора, где подразделения сирийской армии и гражданское население были в кольце игиловцев несколько лет, и то, что эта блокада разорвана, создает условия для быстрого решения еще одной важной задачи – освобождения Дейр-эз-Зора от террористов. Сейчас эта задача решается силами сирийской армии при поддержке наших воздушно-космических сил.

По провинции Идлиб идут контакты между странами-гарантами и инициаторами «астанинского процесса» – Россией, Ираном и Турцией, – в ходе которых серьезно уже продвинулись по согласованию параметров конфигурации и методов обеспечения безопасности относительно зоны деэскалации в провинции Идлиб. Надеюсь, что в ближайшее время мы услышим уже более конкретные новости.

Вопрос: Будете ли Вы встречаться с Министром иностранных дел Японии  Т.Коно «на полях» Восточного экономического форума?

С.В.Лавров: Завтра встречаются Президент Российской Федерации В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ. На встрече буду я и Министр иностранных дел Японии  Т.Коно.

Вопрос: Второго сентября закрыли Генконсульство России в Сан-Франциско и Торговое представительство России в Вашингтоне. Какие мы предпримем ответные шаги?

С.В.Лавров: Торговое представительство не закрыли, а попросили освободить здания, которые, также как и два здания в Сан-Франциско, являются нашей суверенной собственностью. О том, как мы на это отреагировали, вчера сказал Президент Российской Федерации В.В.Путин на пресс-конференции по итогам саммита БРИКС в Сямэне, отвечая на вопрос ваших коллег. То, что мы объявили о нашем твердом решении задействовать судебные процедуры, вызвало определенную реакцию в США, а Госдепартамент США сказал, что судебные процедуры, как я понял, в данном случае неуместны, потому что в полном соответствии со своими правами США заявили о прекращении действия разрешения на функционирование нашего Генерального консульства в Сан-Франциско. Действительно, любая страна имеет право, и вчера Президент России В.В.Путин об этом сказал, отозвать разрешение на функционирование того или иного дипломатического представительства любой другой страны. Мы ведем речь об обращении к судебным процедурам в связи с тем, что отобрана, арестована и экспроприирована наша собственность. То, что Российская Федерация владеет теми зданиями, которые сейчас, по сути, арестованы, не имеет никакого отношения к праву США разрешать или отзывать разрешение на открытие тех или иных дипломатических представительств на своей территории.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Показывается результатов: 1.
x
x
Дополнительные инструменты поиска