25.03.1603:13

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Государственным секретарем США Дж.Керри, Москва, 24 марта 2016 года

554-24-03-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Сегодня Государственный секретарь США Дж.Керри провел день переговоров в российской столице. Сначала мы провели продолжительную встречу в МИД России. Сейчас также состоялась продолжительная встреча с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным.

В ходе сегодняшнего дня были подробнейшим образом обсуждены многие вопросы. Мы начали с подробного разговора о наших двусторонних отношениях. Очень конкретно и предметно обсуждали ключевые международные проблемы.

Говоря о двусторонних делах, мне кажется, мы проявили растущее понимание контрпродуктивности курса на расшатывание каркаса российско-американских отношений. Риторика об изоляции России, как мы сегодня вновь убедились, не имеет ничего общего с реальностью.

Мы ценим позицию Президента США Б.Обамы, который неоднократно подчеркивал важность уважительного, прагматичного диалога с Российской Федерацией, а также роль Государственного секретаря США Дж.Керри, который в практическом плане продвигает такой диалог, в том числе в ходе своих, ставших уже регулярными, визитов в Москву. Менее чем за десять месяцев Госсекретарь США Дж.Керри побывал в нашей столице три раза. Всего за прошлый год мы с Государственным секретарем США Дж.Керри провели 18 встреч. Это, пожалуй, рекорд для двусторонних отношений России на уровне глав внешнеполитических ведомств.

Со своей стороны мы подтвердили, что никогда не закрывались и не уклонялись от взаимодействия, всегда готовы к сотрудничеству на равноправной основе, на основе уважения интересов друг друга. В этом контексте мы рассмотрели ряд конкретных вопросов двусторонней повестки дня. Условились наладить регулярный обзор наших отношений с целью поиска взаимоприемлемых решений по ряду проблем.

Такой же подход незаменим и для нашего сотрудничества по международным делам. Атмосфера в российско-американском диалоге очень серьезно влияет на усилия международного сообщества по урегулированию многих острых проблем. Благодаря нашему взаимодействию на такой основе удалось, как вам известно, серьезно продвинуться в деле преодоления сирийского кризиса. Благодаря российско-американской инициативе, которую одобрили Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент США Б.Обама, сформирован механизм международной поддержки сирийского урегулирования, т.н. Международная группа поддержки Сирии (#МГПС). В развитие телефонного разговора президентов 14 марта мы сегодня договорились продолжить координацию действий для закрепления режима прекращения огня, боевых действий, пресечения нарушений этого режима. Особое внимание будем уделять необходимости не допускать применения неизбирательного оружия.

Договорились также продолжать усилия по расширению гуманитарного доступа к заблокированным районам в Сирии. Призываем всех участников сирийского конфликта принять дополнительные меры по освобождению пленников и задержанных лиц. Самое, наверное, главное на данном этапе – мы договорились активизировать усилия по созданию необходимых условий для политического процесса, который должен завершиться договоренностью самих сирийцев о том, каким они хотят видеть свою страну.

В качестве ближайшей задачи мы условились добиваться скорейшего начала прямых переговоров в Женеве между делегацией Правительства и всем спектром оппозиции с тем, чтобы в полной мере добиваться выполнения параметров, заложенных в резолюции 2254 СБ ООН о процессах, которые будут формировать переходную управляющую структуру, а также вестись к согласованию новой конституции и проведению на ее основе свободных выборов.

Мы также подтвердили, что наши усилия будут реализовываться параллельно с наращиванием координации в борьбе с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусрой» и прочими связанными с ними экстремистскими организациями. Мы убеждены, что это предполагает необходимость выполнения требований СБ ООН о прекращении какой-либо поддержки террористов, будь то финансовая, поставки оружия, ведение коммерческой операции с террористами или предоставления им убежищ.

Мы коснулись и других конфликтов региона Ближнего Востока и Севера Африки, включая Ливию, Йемен, говорили о необходимости сдвинуть с «мертвой точки» ближневосточное урегулирование, достижение договоренности между палестинцами и израильтянами в русле международного права и имеющихся решений ООН. В целом для этого региона крайне необходим поиск баланса интересов как самих вовлеченных в каждый конфликт сторон, так и ключевых внешних игроков.

Много говорили по Украине. Несмотря на определенные нюансы, у нас нет расхождений в том, что касается безальтернативности выполнения Минских договоренностей, в том числе через прямой диалог Киева с Донецком и Луганском, включая такие вопросы, как обеспечение безопасности и продвижение политического процесса. Имеются в виду договоренности, закрепленные в Минских документах, о местных выборах, амнистии, закреплении особого статуса Донбасса и соответствующей реформы конституции Украины.

В ходе наших утренних переговоров мы также обсудили ситуацию на Корейском полуострове с акцентом на необходимость разрядки напряженности ядерных испытаний ракетных пусков, которые были осуществлены КНДР. Позиция России неизменна: безответственные действия Пхеньяна не должны использоваться как повод для неадекватной и непропорциоальной реакции в виде наращивания военного потенциала в Северо-Восточной Азии.

Мы коснулись и нашего диалога по глобальной безопасности. Констатировали, что расхождения здесь у нас сохраняются. Это касается проблем, связанных с противоракетной обороной, Договором о ракетах средней и меньшей дальности, с расширением НАТО. Главное, что мы условились интенсифицировать этот диалог, придать ему более предметный характер, сделать его устойчивым и стабильным с тем, чтобы попытаться эти вопросы все-таки решить.

С российской стороны мы хотим подчеркнуть полезность контактов с Государственным секретарем США Дж.Керри. Считаем, что эти контакты нацелены на реализацию принципиального стремления наших президентов решать проблемы в двусторонних отношениях и на международной арене. Условились продолжать контакты по всем этим и другим вопросам нашей совместной повестки дня.

Вопрос (перевод с английского): Вы и Госсекретарь США говорили о конкретных шагах в переговорах о политическом переходе в Сирии. К какому заключению вы пришли в вопросе оказания давления на обе стороны переговорного процесса по сирийскому урегулированию для того, чтобы они пришли к соглашению? И вопрос в связи с произошедшим в Брюсселе. Было несколько заявлений от высокопоставленных представителей России, в том числе из Министерства иностранных дел, высказывающих предположение, что США являются частью проблемы на Ближнем Востоке, поскольку они поддерживают террористов. Сегодня Вы говорили о Вашингтоне как о партнере. Здесь есть некоторое противоречие: в каком качестве Россия видит США – как часть проблемы или ее решения?

С.В.Лавров: Что касается необходимости оказывать давление на Правительство САР и оппозицию, то этот вопрос не нов, и здесь не нужно вырабатывать никаких дополнительных договоренностей. Начиная с Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г., в резолюциях СБ ООН, посвященных сирийскому урегулированию, содержится призыв ко всем сторонам, которые могут повлиять на Правительство и оппозицию, предпринимать необходимые усилия, чтобы побуждать их к политическому урегулированию. Россия с самого начала занималась именно этим. Напомню, что Женевское коммюнике, которое сегодня все так любят цитировать, было одобрено Правительством через несколько дней после его подписания в Женеве. Оппозиция же очень долго этого не делала. Более того, Женевское коммюнике было одобрено СБ ООН только спустя полтора года после его принятия, поскольку наше предложение сделать это сразу в Совбезе ООН не было поддержано западными партнерами, которые хотели обставить одобрение этого Коммюнике дополнительными предварительными условиями, что не было частью сделки, а сделки мы привыкли уважать и выполнять.

Сейчас можно припомнить, как, наверное, последние два с лишним года после конференции в Монтрё, которую удалось организовать после того, как Дж.Керри приехал в Москву в мае 2013 г. вскоре после назначения Госсекретарем США (конференция в Монтрё была не очень удачным опытом, но тем не менее) Россия работала с Правительством САР и со всей без исключения оппозицией, в том числе с той, которую принято считать непримиримой. Они приезжали к нам, мы общались с ними в Европе, в других столицах, в регионе, побуждая и тех и других следовать одним и тем же курсом, который был начертан в Женевском коммюнике. Напомню, это необходимость политического процесса, включая согласование деталей переходного процесса, создание переходного управляющего органа со всей полнотой исполнительной власти. Но делать это необходимо, как записано в Женевском коммюнике и одобрено СБ ООН, на основе взаимного согласия Правительства и всего спектра оппозиции. Мы были и остаемся полностью привержены именно этому принципу во всей его полноте. Рассчитываем, что наши партнеры последуют тем же курсом.

Сейчас я могу привести пример нашей работы с Правительством Сирии, поддержавшим инициативу, начатую Россией и США, которая потом оформилась в Международную группу поддержки Сирии (МГПС), в резолюцию Совета Безопасности о параметрах урегулирования. Оппозиция очень долго этого не делала, настаивая на том, что без предрешения судьбы Президента Сирии она не поедет ни на какие переговоры. Оппозиция капризничала и в январе, когда должен был состояться первый раунд переговоров, из-за чего в январе ничего не началось. Начало переговорному процессу было положено только в марте, и то этот процесс не является прямым диалогом, а именно такой диалог необходим в соответствии с Женевским коммюнике. По-прежнему, спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура, чьи усилия, как сказал Дж.Керри, мы активно поддерживаем, работает индивидуально с различными группами – Правительством, оппозицией – которые пока находятся в отдельных помещениях. Сегодня мы условились наконец призвать их как можно скорее сесть за один стол переговоров.

Оппозиция, с которой нужно работать, как Вы совершенно справедливо сказали, пока выдвигает предварительные условия. Именно из-за этого не может быть реализована та часть российско-американской инициативы, которая касается необходимости обеспечить инклюзивность переговорного процесса, включая инклюзивность делегации от оппозиции, что подразумевает, конечно, и участие курдов. Не буду вдаваться в детали – здесь, наверное, все следят за новостями и знают, почему до сих пор курды не могут быть приглашены к полноправному участию в переговорном процессе. Обо всем этом мы сегодня говорили и условились, что давление на все стороны необходимо наращивать с тем, чтобы все сирийские участники процесса руководствовались Женевским коммюнике и решениями СБ ООН, которые были приняты в последствии.

Что касается терроризма и истоков нынешней страшной волны этой угрозы, то я даже не знаю, о чем тут спорить. Есть множество аналитиков и политических деятелей, в том числе в США, включая действующих политиков, которые признают, что терроризм во многом был спровоцирован ошибочными действиями Запада в этом регионе. Не буду сейчас вспоминать афганскую кампанию, когда для того, чтобы противостоять Советскому Союзу в 1980-е гг. США активно способствовали созданию организации из моджахедов, в последствии оформившейся и ставшей печально известной как «Аль-Каида». 11 сентября 2001 г. именно эта организация нанесла удар по США. В дальнейшем, к сожалению, все попытки внешнего манипулирования процессами в регионе, особенно с применением силы, заканчивались усилением позиции «террористического интернационала». Так было и после вторжения в Ирак, потому что именно там в середине прошлого десятилетия появились те люди, которые возглавили ИГИЛ. Можно вспоминать и про Ливию, когда после интервенции НАТО страна превратилась в «черную дыру», откуда оружие и боевики «растекались» по десятку других стран, включая Африку южнее Сахары, не говоря уже о соседних с Ливией странах. Одновременно Ливия стала «дырой», через которую был налажен преступный бизнес по контрабанде мигрантов в Европу.

Так что здесь не идет речь о том, что мы пытаемся кого-то в чем-то обвинять. Повторю, эти решения считаются грубыми ошибками в том числе и многими ныне действующими политиками США. Говорить о том, что раз эти факты широко признаются, то как можно партнерствовать с американской стороной, мне кажется очень наивным. У Вашингтона масса партнеров, которые с ним не соглашаются. Я уже привел пример, связанный с попытками препятствовать участию курдов в политическом процессе по Сирии. И эти ультиматумы выдвигаются одним из союзников США. Это не означает, что расхождения в каком-то конкретном вопросе должны быть основанием для того, чтобы ни с кем ни о чем не разговаривать. В ходе пресс-конференции мы рассказали вам, как проходили сегодняшние переговоры. У нас есть целый ряд вопросов, по которым мы не имеем единой позиции. Наверное, такие вопросы будут всегда, но в тех областях, где у нас нет расхождений и есть общие интересы, мы хотим и будем сотрудничать на равноправной основе и основе баланса интересов.

Вопрос (адресован Государственному секретарю США Дж.Керри): Все без исключения украинские телеканалы начинают свои выпуски с новости о том, что, мол, Государственный секретарь США Дж.Керри специально приехал в Москву, чтобы оказать давление на Россию в «деле Савченко». Удалось ли Вам оказать давление? Насколько верно сформулирована цель Вашей поездки? Почему Вас так сильно увлекает судьба украинской корректировщицы, и совсем не волнует судьба К.Ярошенко и В.Бута? И вопрос С.В.Лаврову: В каком ключе в принципе обсуждался украинский вопрос? Сообщалось, что у США появились некие новые соображения, хотя Госсекретарь США Дж.Керри вновь говорил о санкциях.

С.В.Лавров (добавляет после Госсекретаря США Дж.Керри): Мы сегодня очень много говорили о гуманитарных вопросах, включая судьбы конкретных людей. Дж.Керри действительно поставил этот вопрос в отношении Н.Савченко. Он получил ответ, который, в общем-то, известен всем. Об этом говорили представители Министерства иностранных дел России и представители Пресс-службы Кремля. Мне здесь нечего добавить. Мы лишь подтвердили, что состояние здоровья Н.Савченко, на чем пытаются многие спекулировать, не внушает опасений - она находится под постоянным присмотром российских врачей. Была возможность допустить к ней украинских и немецких врачей, но когда Н.Савченко опустилась до непристойного оскорбления суда, суд не счел возможным сделать это. Упомяну, что во многих штатах США, равно как в Германии, в странах Балтии и других европейских странах, оскорбление суда влечет за собой наказание от одного до, по-моему, двух лет тюремного заключения и тюремные штрафы. Здесь мы не изобретали никаких инноваций.

Мы в свою очередь говорили о тех россиянах, которые были, как мы считаем, незаконно вывезены в США путем подлога, манипулирования законодательством тех стран, где они находились. Положение целого ряда из них вызывает у нас серьезную озабоченность. К.Ярошенко – один из таких примеров. Государственный секретарь США Дж.Керри сказал, что К.Ярошенко осужден за участие в наркобизнесе. Ни К.Ярошенко, ни В.Бут не занимались подобным бизнесом. Когда один из них был в Либерии, а другой в Таиланде агенты США под прикрытием представлялись наркодельцами и уговаривали их предоставить транспортные услуги. Это все, на что В.Бут и К.Ярошенко соглашались. Поэтому мы убеждены, что вынесенные приговоры абсолютно непропорциональны.

У нас есть ряд других гуманитарных озабоченностей, включая ситуации с дюжиной россиян, которые за последние год-полтора были арестованы в зарубежных странах по требованию США. Пока не находят отклика наши настоятельные призывы задействовать механизм двусторонней консульской конвенции для прояснения любых озабоченностей, возникающих у США в отношении наших граждан. Сегодня мы вроде бы договорились провести специальные консультации по проблемам киберпреступности, учитывая, что подавляющее большинство россиян, которых американцы арестовывают в третьих странах таким образом и добиваются их экстрадиции к себе, обвиняются именно в киберпреступлениях. Россия будет последней, кто откажется сотрудничать по пресечению преступлений в киберпространстве, поэтому надеемся, что наше предложение США провести экспертные консультации между Генпрокуратурой России и министерством юстиции США по практическим аспектам пресечения киберпреступности будет поддержано.

Говорили мы о судьбе российских детей, которые были усыновлены американскими парами. Сейчас мы не можем получить к ним доступа. Говорили и о много другом.

Хочу сказать о главном - что у нас, у каждого государства есть свои порядки, свои правила, традиции, привычки и обычаи. Но сегодня мы в принципиальном плане договорились о том, чтобы спокойно, прагматично и профессионально обсудить весь комплекс наших двусторонних озабоченностей и «раздражителей», не на основе принципа «око за око, зуб за зуб», а на основе здравого смысла и учета гуманитарной ситуации каждого конкретного человека.

И что касается Украины. Главное, что сегодня произошло, – это подтверждение безальтернативности политического урегулирования на основе Минских договоренностей. Есть нюансы в том, как добиться этого на практике. Здесь усилия принимались, как вы знаете, в «нормандском формате», в том числе в рамках саммита «нормандской четверки» 2 октября прошлого года в Париже, когда была согласована «дорожная карта» политического процесса, которая увязала в единой целое очень непростую последовательность действий. К сожалению, и эта дорожная карта пока не выполняется.

Кроме «нормандского формата» с лета прошлого года действует двусторонний российско-американский канал по договоренности между президентами В.В.Путиным и Б.Обамой. Мы ценим заинтересованность США в том, чтобы помочь решить эту ситуацию, тем более, что конечная цель выполнения «Минска-2» у всех внешних игроков совпадает.

Возвращаясь к тому, с чего начал свой вопрос американский журналист, мы надеемся, что, как и в случае с Сирией, в украинском кризисе тоже будет оказано давление на все стороны. Учитывая особые отношения США с Киевским правительством, рассчитываем, что эта специфика отношений будет активно использована для того, чтобы побуждать Киев выполнять то, под чем он подписался. Мы, действительно, обязались добиваться того, чтобы Донбасс, самопровозглашенные республики Донецка и Луганска также выполняли то, под чем подписались в Минске их представители. Наверное, ничего сверхъестественного мы тут не придумали, но договорились сделать наше сотрудничество в той направленности, о которой я говорил, более интенсивной, а не от случая к случаю. Я считаю, что это очень полезное решение.

Вопрос (адресован Государственному секретарю США Дж.Керри): Вы нас страшно заинтриговали сообщениями о том, что находится в Вашем чемодане. Что Вы привезли в Россию?

С.В.Лавров (добавляет после Госсекретаря США Дж.Керри): А что же было в брифкейсе?

Вопрос (адресован Государственному секретарю США Дж.Керри): Вы приехали еще и с гитарой. Как известно, Министр иностранных дел России С.В.Лавров тоже умеет на ней играть. Когда мы сможем насладиться вашим музыкальным дуэтом?

С.В.Лавров: Я не на ней умею, я умею играть на своей.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска