4.03.1610:02

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам министерской встречи в «нормандском формате», Париж, 3 марта 2016 года

415-04-03-2016

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

 

 

Завершилась министерская встреча в «нормандском формате». Естественно, мы обсуждали ход выполнения Минских договоренностей, в соответствии с теми пониманиями о конкретной последовательности шагов, которые были достигнуты 2 октября 2015 года, когда здесь же в Париже собирались четыре лидера «нормандского формата» – президенты России, Франции и Украины и Федеральный канцлер ФРГ.

Много времени сегодня мы потратили на рассмотрение ситуации в сфере безопасности: как выполняются решения, в том числе принятые в дополнение к Минским соглашениям относительно отвода тяжелых вооружений, отвода вооружений калибром менее 100 мм. Мы рассмотрели доклады специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (СММ ОБСЕ), которые фиксируют нарушения с обеих сторон, причем в отношении отсутствия отведенных и зарегистрированных вооружений существенно больше нарушений со стороны украинских вооруженных сил (ВСУ), хотя и ополченцы тоже порой грешат. Повторю, СММ ОБСЕ фиксирует нарушения с обеих сторон. Мы посмотрели на общую ситуацию, поговорили о том, кому это может быть выгодно. Не обошлось и без упоминаний о внутриполитической борьбе, развернувшейся сейчас в Киеве. Но мы не стали делать каких-то глубокомысленных заключений, просто зафиксировали необходимость четко выполнять все, о чем договаривались, чтобы никто не выступал с какими-то провокациями, чтобы все отведенные и зарегистрированные наблюдателями ОБСЕ вооружения оставались там, куда их отвели.

Кроме того, мы приветствовали работу «на земле», в частности, усилия в рамках сотрудничества по линии Совместного центра по координации и контролю (СЦКК). Вместе с СММ ОБСЕ была достигнута договоренность между ВСУ и Донбассом по разминированию, о переходе к конкретным шагам, которые позволят начать разминирование в 12 приоритетных районах. Еще один документ касался прекращения всех учений и любых иных действий, сопряженных со стрельбами вблизи линии соприкосновения – в районе около 30 км в каждую из сторон. Это тоже понизит риск провокаций, непредвиденных и непреднамеренных инцидентов. Это хорошая договоренность, которую нужно выполнять. Призвали мы и к тому, чтобы все остальные аспекты Минских решений, связанные с обеспечением безопасности в районе соприкосновения, были выполнены. Мы призвали к тому, чтобы ОБСЕ, как ей и было поручено, осуществляла мониторинг и верификацию того, что все это соблюдается.

Много говорили о политических аспектах Минских договоренностей, прежде всего в контексте необходимости сделать первый шаг во взаимосвязанной цепочке действий. Эта цепочка включает в себя закон об особом статусе, конституционную реформу, амнистию и проведение местных выборов. В качестве ближайшего шага мы говорили о выборах в контексте подготовки всего, что необходимо для их проведения. Для этого важно честно читать Минские договоренности, важно, чтобы был принят закон об особом статусе, чтобы прошла амнистия и люди голосовали и избирались не под угрозой уголовного преследования, а как свободные граждане. Для этого важно, чтобы была гарантирована конституционная реформа. Обо всем этом «в пакете» договаривались наши лидеры 2 октября прошлого года в Париже, но, к сожалению, сдвигов в самом главном с точки зрения процессов вопросе – подготовке выборов – не произошло.

Обязательства украинской власти согласовать вопросы проведения выборов с Донбассом никак не могут материализоваться. ОБСЕ через своего специального представителя в Контактной группе и представителей ОБСЕ в рабочей группе по политическому процессу пытается «нащупать» компромиссы. Мы считаем, что многое из того, что предлагается, а предлагается это уже с лета прошлого года, разумно, при этом много вариантов было испробовано нашими коллегами из ОБСЕ, но все они не подходили киевской власти. Мы готовы воздействовать на наших коллег в Донбассе с тем, чтобы они сотрудничали с ОБСЕ на этой основе. Они, вроде, проявляют такую готовность, но украинские власти пока такую готовность не проявили. Мы призвали к тому, чтобы движение на этом направлении все-таки было. Минские договоренности недвусмысленно говорят, что вопросы, относящиеся к выборам, должны быть согласованы с представителями Донбасса.

Здесь я хочу сделать такое общее заключение: на протяжении всех сегодняшних переговоров мы привлекали внимание к тому, что ключом и стержнем всего Минского процесса является прямой диалог между Киевом и Донбассом: будь то военные аспекты, аспекты безопасности или политический процесс. К сожалению, пока такого прямого диалога, прежде всего из-за нежелания Киева в него вступать, мы не наблюдаем. Сегодня снова проявилось стремление отказаться от того, что Минские договоренности подписаны представителями Донбасса. Наблюдалась попытка считать их нелегитимными, мол, давайте мы их заменим, и только когда появится кто-то другой, будем решать все вопросы, связанные с особым статусом. Это не представляет никакой новизны. На эту тему украинские представители – официальные лица (президент, члены правительства и руководство парламента (Верховной Рады)) высказываются регулярно. Они заявляют о том, что только после смены власти в Донбассе,  и когда там будет новая угодная Киеву власть, можно будет говорить об особом статусе и конституционной реформе. Некоторые вообще говорят, что конституционная реформа не нужна,  и что ее никогда не будет. Все это, к сожалению, сказывается и на нашей работе в рамках министерской «нормандской четверки».

Мы, как я понял, имеем полное понимание со стороны Германии и Франции о том, что последовательность действий, закрепленная в Минских договоренностях и подтвержденная лидерами «нормандской четверки» в Париже 2 октября, незыблема. Эта последовательность обозначает движение во взаимосвязанном режиме по проведению выборов, введения в силу закона об особом статусе на постоянной основе, отражения этого особого статуса в Конституции и проведения амнистии, причем амнистии на основе того закона, который уже был принят Верховной Радой, но пока не подписан Президентом П.А.Порошенко.

Наши дискуссии обобщены в заявлении, которое сегодня сделает Министр иностранных дел Франции Ж.-М.Эйро в качестве хозяина этой встречи. Там будет выражена поддержка действий СММ ОБСЕ вместе с СЦКК в сфере безопасности, поддержка усилий СММ ОБСЕ «нащупать» компромисс, который позволит продвинуться по проведению выборов и в целом реализации Минского процесса на основе Минских договоренностей. Там будет призыв к сторонам выполнять свои обязательства в соответствии с минским «Комплексом мер» в том, что касается гуманитарных аспектов кризиса, обеспечения беспрепятственного доступа к гуманитарной помощи, доступа работающего в Донбассе Международного Комитета Красного Креста.

Об этом мы сегодня условились. В любом случае, это было полезным. Лидеры «нормандской четверки» контролируют выполнение Минских договоренностей и того, о чем они условились 2 октября в Париже. Министрам было поручено заниматься этим. Мы доложим нашим руководителям о том, что такая встреча состоялась. Как я понимаю, через какое-то время, видимо, будет запланирован телефонный контакт между руководителями четырех стран «нормандского формата».

Вопрос: Рассчитываете ли Вы, как об этом сообщают сегодня некоторые западные источники, что выборы в Донбассе удастся провести уже в июне этого года?

С.В.Лавров: Предложение призвать стороны договориться на основе Минских документов о проведении местных выборов в Донбассе в первом полугодии (к июню-июлю) на нашем сегодняшнем заседании прозвучало со стороны наших германских и французских коллег. Мы были готовы поддержать его, но украинская сторона попросила не настаивать на этом. В итоге консенсус достигнут не был.

Вопрос: Будут ли итоги предстоящих переговоров по Сирии в Женеве определяющим фактором для продолжения режима прекращения огня и перемирия? Если переговоры провалятся, то какова будет судьба перемирия?

С.В.Лавров: Режим прекращения боевых действий, который был одобрен Советом Безопасности ООН на основе совместной инициативы России и США по итогам договоренности президентов В.В.Путина и Б.Обамы, бессрочен. Были попытки, которые МИД России уже комментировал как недобросовестные, представить ситуацию таким образом, будто бы этот режим введен на пару недель, а потом, мол, посмотрим. Это очень серьезное искажение. Никаких временных рамок этот режим не имеет. Наоборот, все члены Международной группы поддержки Сирии поддержали российско-американскую инициативу о введении такого режима в действие бессрочно. Более того, это лишь первый шаг к режиму полноценного прекращения огня. Есть юридическая разница между прекращением боевых действий и прекращением огня. Прекращение огня – это более стабильный и более серьезный режим.

Во-первых, здесь нет никаких временных ограничителей, а во-вторых, никаких увязок с чем бы то ни было. Режим прекращения огня и боевых действий, доставка гуманитарной помощи и продвижение политического процесса, который должен охватывать все сирийские стороны (Правительство САР и весь спектр оппозиции), являются частью стратегии, которая была одобрена Советом Безопасности ООН. Все это необходимо делать параллельно. Никаких предварительных увязок не существует, никаких предварительных условий нет и быть не может. Мы исходим из этого и из того, что нам сказал специальный посланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура, с которым мы встречались на днях в Женеве. Он подтвердил, что 9 марта созывает встречу сирийских сторон, которая положит начало переговорному марафону. В этом процессе  будут участвовать несколько групп сирийской оппозиции. Сначала в раздельном режиме состоятся  контакты между ооновцами, различными оппозиционерами и делегацией Правительства Сирии. Потом, надеюсь, они сойдутся где-то в одной комнате. Все это потребует времени. Но, повторю, никаких увязок между режимом прекращения боевых действий и началом переговоров не существует. Все эти процессы должны осуществляться и развиваться параллельно, обязательно устойчиво и в нарастающем темпе.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска