25.12.1514:00

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Государства Катар Х.Аль-Атыйей, Москва, 25 декабря 2015 года

2536-25-12-2015

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Мы с моим коллегой Министром иностранных дел Государства Катар Х.Аль-Атыйей провели очень конструктивные переговоры.

Подтвердили взаимную заинтересованность в поддержании регулярного политического диалога на всех уровнях, в целом, в продвижении и развитии российско-катарского взаимодействия.

У нас общее мнение в том, что существуют хорошие возможности для наращивания торгово-экономических связей, увеличения объемов взаимной торговли. Важно, что для этой цели была создана Совместная межправительственная комиссия по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству, первое заседание которой состоялось в марте этого года в Дохе. Договорились также более активно поощрять работу по линии торгово-промышленных палат, объединений предпринимательских кругов, прямые связи между представителями бизнеса двух стран. В этой связи приветствовали недавнее избрание нового руководства Российско-Катарского делового совета.

Есть хорошие возможности в сфере взаимных капиталовложений. Мы поддерживаем укрепление связей между Российским фондом прямых инвестиций и Катарским инвестиционным агентством, которые в прошлом году заключили между собой соответствующие соглашения.

Перспективным направлением приложения взаимных усилий является энергетика, прежде всего газовая сфера. Мы будем продолжать сотрудничество как по двусторонней линии,  так и в рамках Форума стран-экспортеров газа, штаб-квартира которого находится в Дохе. В прошлом месяце состоялось первое заседание, созданной Россией и Катаром двусторонней рабочей группы по вопросам сотрудничества на мировых рынках алюминия.

Особое внимание уделили обсуждению региональной повестки дня, прежде всего, в контексте необходимости урегулирования многочисленных кризисов в регионе Ближнего Востока и Севера Африки и первостепенной задачи борьбы с терроризмом.  

Россия заинтересована в формировании подлинно универсальной антитеррористической коалиции на основе международного права при центральной координирующей роли ООН. В этом контексте нам было интересно послушать информацию наших катарских коллег о той коалиции, о создании которой было объявлено Саудовской Аравией. 

Безусловно, подробно говорили о том, что необходимо предпринять для выполнения договоренностей по сирийскому урегулированию, достигнутых в рамках Международной группы поддержки Сирии и СБ ООН.

В наших общих интересах также содействовать скорейшему урегулированию ситуации в Ливии, Йемене, нормализации положения в Ираке и других странах региона.

Мы высказались в поддержку дальнейшей работы стратегического диалога между Россией и Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) на уровне министров иностранных дел. Уже состоялось три раунда такого диалога в странах региона. Четвертый раунд планируем провести в следующем году в Москве.

Россия и Катар занимают весьма близкие позиции в том, что касается важности продвижения концепции безопасности в районе Персидского залива с участием всех прибрежных стран. С нашими катарскими коллегами мы поделились обновленными соображениями российской стороны о концепции безопасности в районе Персидского залива с учетом последнего развития событий, включая достижение договоренности об урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы и резкого нарастания террористической угрозы для всех нас. 

Мы договорились о графике ближайших политических контактов для продолжения разговора по всем этим и другим вопросам, которые представляют взаимный интерес.

Вопрос: Удалось ли в ходе сегодняшних переговоров согласовать наиболее острые вопросы по сирийскому урегулированию? Какие разногласия сохраняются до сих пор? Каковы, по Вашему мнению, перспективы проведения межсирйиских мирных переговоров в конце января 2016 года между Правительством Б.Асада и оппозиционными силами с учетом того, что главный вопрос о «черных» и «белых» списках до сих пор не решен?

С.В.Лавров: Мы подробно обсуждали сирийское урегулирование, безусловно, не в изоляции, а в контексте тех проблем, которые встали «во весь рост» в связи с распространением террористической угрозы со стороны ИГИЛ и прочих группировок. Россия, как Катар и другие страны, заинтересована в том, чтобы Сирия была мирной, независимой, суверенной, уважалась ее территориальная целостность, обеспечивались права всех этноконфессильнальных и прочих групп. Это, кстати, те принципы, которые мы разделяем не только в отношении Сирии, но и в отношении Ирака, Йемена и других стран региона.

Мы обсудили, в частности, ситуацию, которая сейчас сложилась в отношениях между Ираком и Турцией в связи с непрошенным введением турецких войск на территорию Ирака. Вчера в адрес Турции Лигой арабских государств было выдвинуто соответствующее требование о прекращении этих действий. Суверенитет Сирии тоже нарушается, потому что наряду с, по сути, гражданской войной между Правительством и вооруженной сирийской оппозицией, на территории САР присутствуют неприглашенные и непрошенные боевики со всего мира, в том числе из Российской Федерации.

Мы, наверное, должны признать, что одним из наиболее острых вопросов в усилиях по сирийскому урегулированию является расхождение, в том числе, между Россией, Катаром и целым рядом других стран в том, что касается легитимности нынешнего сирийского руководства. В это упирается процесс, который был начат с Женевского коммюнике в 2012 году, преследовавший цель организации переговоров по мирному урегулированию этого кризиса. В Женевском коммюнике группой внешних игроков, где были представлены Катар и Россия, записаны рекомендации к самим сирийцам от участников той встречи в июне 2012 году провести реформы, которые будут основаны на взаимном согласии всего спектра политических сил сирийского общества. В то время наши западные партнеры отказались одобрить Женевское коммюнике в СБ ООН, как это предложила Россия, потому что в нем не было ни слова о необходимости смены режима. Политический процесс был заморожен очень долго, вернее, он так и не начался. Не буду пересказывать всю достаточно длительную историю этого конфликта. Главное, что за последние два месяца в Вене и Нью-Йорке, в рамках Международной группы поддержки Сирии, которая включает в себя весь круг ключевых внешних игроков, были согласованы шаги, этапы, дорожные карты по воплощению в жизнь Женевского коммюнике.

Мы отмечаем очень позитивную эволюцию в позиции многих наших партнеров, которые, продолжая настаивать на нелегитимности режима Президента САР Б.Асада, одновременно прямо выступают за скорейшее начало переговоров между Правительством Сирии и широким спектром оппозиции. Мы такой подход активно поддерживаем. Принятая резолюция Совета Безопасности ООН призывает сделать все, чтобы такие переговоры начались уже в январе следующего года. Действительно, нам пока не удалось внести полную ясность в вопрос о том, кто будет представлять на этих переговорах оппозицию, и кто будет рассматриваться как неприемлемый партнер, как террористические, экстремистские группировки. Главное, что завершить усилия по формированию делегации оппозиции поручено Специальному посланнику Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуре, который, как прямо записано в резолюции Совета Безопасности ООН, должен будет опираться на результаты встреч оппозиционеров. За последнее время они прошли в Москве, Каире, Эр-Рияде и других точках. Есть определенный критерий – необходимость обеспечения участия в переговорах максимально широкого круга оппозиционеров. По итогам сегодняшних переговоров с нашими катарскими коллегами у нас есть понимание, что мы можем способствовать тому, чтобы процесс формирования такой делегации и начало межсирийских переговоров осуществлялись конструктивно. Я не буду вдаваться в детали, но сегодня было достигнуто понимание, каким конкретным способом мы можем этому помочь.

Вопрос (адресован обоим министрам): Вы обсуждали вопросы, связанные с энергоносителями? Еще на встрече Форума стран-экспортеров газа в Иране шла речь о необходимости достижения большей координации на газовом рынке. Что имеется в виду? Какая может быть координация и обмен данными? На ваш взгляд, как выход США на экспорт сжиженного природного газа может повлиять на доли России и Катара на мировых рынках, в первую очередь – на европейском?

С.В.Лавров (отвечает после Х.Аль-Атыйи): Наши подходы к сотрудничеству в газовой сфере являются общими. Оно осуществляется как по двусторонней линии (с 2013 года в Дохе функционирует представительство ОАО «Газпром), так, разумеется, и в рамках Форума стран-экспортеров газа. Здесь очевидно преимущество долгосрочных подходов. Никто не заинтересован в том, чтобы рынки нефти, газа, рынки энергоносителей в целом, бросало из огня да в полымя, то вверх, то вниз. Такие резкие скачки не добавляют здоровья мировой экономике и экономикам стран мира. По этому вопросу мы будем продолжать координацию наших действий.

Вопрос (адресован обоим министрам): Насколько вероятно экстренное заседание ОПЕК в первые месяцы 2016 года? Насколько нам известно, Катар был в этом заинтересован. Считаете ли Вы что рынок нефти в первой половине года не преподнесет сюрпризов? Говорили ли Вы о координации в связи с падающими ценами на нефть?

С.В.Лавров (отвечает после Х.Аль-Атыйи): Как сказал мой коллега, мы находимся в постоянном контакте с Катаром по двусторонней линии; проходят неформальные встречи России и других государств, не входящих в Организацию стран-экспортеров нефти, с членами ОПЕК. Мы выступаем за то, чтобы рынки энергоносителей были освобождены от конъюнктурных, спекулятивных и политизированных воздействий, и чтобы они регулировались балансом интересов между производителями, экспортерами и покупателями. В этом наши оценки совпали. 

Вопрос: Вы отмечали противоречия в подходах по Сирии. Удалось ли в ходе переговоров с Вашим американским коллегой, Госсекретарем США Дж.Керри, достичь во время последних встреч понимания, что Президент Сирии Б.Асад сможет принять участие в президентских выборах в САР по истечении восемнадцатимесячного срока?

С.В.Лавров (отвечает после Х.Аль-Атыйи, затронувшего вопрос использования химического оружия сторонами конфликта в Сирии): Действительно, как мы честно признаем, мы расходимся по вопросу о судьбе Президента САР Б.Асада. Касательно вопроса химического оружия создан специальный механизм с участием ООН и ОЗХО, который расследует все сообщения обо всех инцидентах, включая множащиеся данные о том, что в течение этого конфликта радикалы, в том числе ИГИЛ, получили доступ к химическому оружию. Это произошло в результате захвата ИГИЛ соответствующих объектов в Ираке и Ливии. Мы за то, чтобы все эти инциденты тщательно и беспристрастно расследовались. Очень опасно, когда химическое оружие оказывается в чьих-либо руках, потому что оно запрещено.

Что касается судьбы Президента САР Б.Асада, то это не американское и не наше дело, а дело сирийского народа. В резолюции Совета Безопасности ООН четко записано, что определять судьбу своей страны будет сирийский народ. Причем здесь американцы?

Вопрос (адресован Министру иностранных дел Катара Х.Аль-Атыйе): На какие уступки готов пойти Катар для урегулирования конфликта в Сирии с учетом того, что Доха с самого начала конфликта оказывала поддержку оппозиционным силам, отказывавшимся от диалога с Б.Асадом?

С.В.Лавров (добавляет после Х.Аль-Атыйи, упомянувшего политическое урегулирование сирийского кризиса и скорейшее начало полномасштабных переговоров): Это и российская позиция.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска