1.07.1216:51

Выступление и ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе пресс-конференции по итогам встречи «Группы действий» по Сирии, Женева, 30 июня 2012 года

1285-01-07-2012

  • en-GB1 ru-RU1

 

 

Добрый вечер, уважаемые дамы и господа,

Идея созыва международной конференции по Сирии родилась около месяца назад, когда стало ясно, что появились проблемы с выполнением плана из шести пунктов К.Аннана, особенно когда т.н. свободная сирийская армия заявила, что не будет выполнять требования этого плана о прекращении огня. Тогда мы предложили нашим партнерам срочно созвать международную конференцию по Сирии. Наши мысли совпали с тем, что предполагал сделать К.Аннан, который выступил с инициативой создать Контактную группу. И вот сегодня две эти идеи воплотились в мероприятие, которое положило начало деятельности «Группы действий» по Сирии.

Подготовка шла непросто. Мы заблаговременно распространили наше видение итогового документа в виде проекта декларации, главный смысл которого заключался в том, чтобы все ключевые внешние игроки действовали скоординировано, чтобы обеспечить выполнение мирного плана и чтобы каждый внешний игрок оказывал воздействие на сирийские стороны, на которые он имеет влияние, с целью соблюдения ими положений плана, одобренного СБ ООН. Соответственно мы предложили оказывать аналогичное воздействие на все сирийские стороны, чтобы они сели за стол переговоров и начали договариваться о том, в какой стране они хотят жить. Разумеется, это должен быть представительный круг участников, как и предусмотрено планом К.Аннана, – правительство и все сирийские оппозиционные группы.

Наши коллеги сочли, что необходим более детальный документ. Он был подготовлен командой спецпосланника (ООН/ЛАГ). Россия была готова работать над ним, хотя в первой его версии были положения, которые мы не могли поддержать. Мы сказали об этом заранее в ходе наших контактов с группой К.Аннана, с американскими и европейскими партнерами, а также со странами региона.

Очень рад, что сегодня не оправдались заклинания некоторых наших партнеров, говоривших, что «если хоть одна запятая в документе К.Аннана будет изменена», они не приедут в Женеву. Мы реагировали на это спокойно, говоря, что министры на то и министры, чтобы должны принимать решения, а не просто «штамповать документы», даже те, которые выходят из-под пера такого уважаемого и опытного человека, как К.Аннан. Да и сам спецпосланник не выдвигал никаких ультиматумов, а предложил идеи для обсуждения. Мы подошли к этой бумаге именно так.

Как я уже сказал, к счастью, угрозы о том, что кто-то не приедет сюда, «если хоть одна запятая будет изменена», не оправдались, как мы и предполагали. Сегодня шла конструктивная работа. Кстати, на будущее считаю, что нужно избегать попыток делать какие-либо ультиматумы и требовать отказа от интеллектуального процесса, который и состоялся сегодня на уровне министров.

Результатом такого процесса стал документ, который, уверен, вы уже прочитали. До меня о нем говорили К.Аннан и Х.Клинтон. Не буду интерпретировать те или иные разделы этого документа. Он, по большому счету, он говорит сам за себя. Считаем принципиально важным, что в нем нет попыток навязать сирийским сторонам, каким должен быть переходный процесс. В документе подтверждаются общепринятые принципы, на которых должно строиться демократическое государство – это уважение прав человека, прав меньшинств (что особенно актуально для такой многоэтнической и многоконфессиональной страны, как Сирия), необходимость проведения свободных и справедливых выборов и формирование руководящих органов государства на основе волеизъявления народа.

Все эти бесспорные вещи подтверждены в тексте. Но о том, как конкретно в рамках этих принципов будет строиться работа по переходу к новой стадии, будут договариваться сами сирийцы. Об этом очень четко сказано в документе.

Во-первых, мы добились того, что в тексте нет никаких предварительных условий для начала переходного процесса и общенационального диалога, нет требований исключить из этого процесса какую-либо группу, хотя такой аспект присутствовал в предложениях многих наших партнеров. Мы убедили их, что это неприемлемо – в результате предварительного условия в документе не содержится.

Во-вторых, нам удалось добиться того, чтобы наши партнеры согласились воздействовать на все стороны и не требовать от кого бы то ни было односторонних шагов, а послать и правительству, и вооруженной оппозиции четкий сигнал о необходимости одновременно прекратить боевые действия и сотрудничать с Миссией ООН по наблюдению в Сирии в интересах стабилизации обстановки. В первоначальном варианте содержалось положение о том, что правительство должно остановить боевые действия, вывести свои части из городов и других населенных пунктов, а потом оппозиция должна будет решать, готова ли она к этому присоединиться. Ясно, что это был абсолютно нереалистический подход, и он изъят из документа. Сейчас в нем содержатся требования, адресованные одновременно к властям, и всем оппозиционным группам четко выполнять требования плана К.Аннана и одновременно прекратить боевые действия. Делать это придется во многих городах и населенных пунктах, т.к. часть из них находится под контролем оппозиции. Мы испытываем полное доверие к Миссии ООН, ее главе генералу Р.Муду в том, что касается определения того, как стабилизировать и разрядить обстановку конкретно в каждом из городов и населенных пунктов, и добиться, чтобы вооруженные люди ушли из городов и дали гражданским лицам спокойно жить и хоть как-то преодолеть нынешние трудности.

Упомяну в этой связи, что мы считаем абсолютно неприемлемыми попытки блокировать деятельность Международного Комитета Красного Креста по эвакуации мирных граждан, которые оказались в районе боевых действий в том или ином городе. К сожалению, со стороны вооруженной оппозиции такие попытки предпринимаются, и мы обратили на это особое внимание.

В-третьих, наши партнеры очень хотели, чтобы в рамках «Группы действий» по Сирии мы приняли решение об обязательной необходимости принять новую резолюцию СБ ООН с принудительными мерами в отношении сирийского руководства. Для нас это неприемлемо хотя бы потому, что созванная сегодня здесь группа не уполномочена предрешать то, что будет сделано в СБ ООН. У Совета есть свои собственные процедуры и любое государство-член СБ имеет право внести предложения, которые будут рассмотрены на основе действующих правил. По итогам этого рассмотрения члены Совета Безопасности определят судьбу таких предложений.

Мы исходим из того, что прежде, чем заводить речь о задействовании Главы VII Устава ООН, необходимо сделать все, чтобы выполнить план К.Аннана в тех пределах и на основе тех решений, которые уже приняты в СБ ООН. У нас нет недостатка в фактах о том, что и вооруженная оппозиция, и те, кто ее финансируют, вооружают, спонсируют в более широком смысле слова, не выполняют своих обязательств и действуют таким образом, чтобы не допустить успокоения ситуации, чтобы постоянно провоцировать сирийское правительство, сирийские силы, которые, конечно, зачастую реагируют неадекватно, непропорционально. Зная это, некоторые вооруженные группы и их спонсоры стараются постоянно провоцировать спираль насилия. В американских и европейских СМИ публикуется множество фактов о бесчинствах во многих городах, где происходят нападения на полицейских, на административные объекты, на государственную и частную собственность. К сожалению, поступает все больше фактов, что в Сирии начинает проявляться межконфессиональная рознь, когда людей, в том числе и мирных граждан, убивают исключительно по признаку принадлежности к той или иной конфессии. Это опаснейшая тенденция. Не случайно сегодня мы добились того, что в одобренном документе подчеркивается необходимость договариваться о таких общеприемлемых путях выхода из кризиса, которые будут учитывать интересы всех сегментов сирийского общества в этническом, конфессиональном и всех иных смыслах.

Принципиальный момент принятого сегодня документа – все собравшиеся в Женеве выступают против дальнейшей милитаризации сирийского конфликта. К сожалению, продолжается подпитка этого вооруженного противостояния оружием извне путем нелегальных поставок, которые не разрешены международным правом. Подобные контрабандные поставки оружия различным вооруженным отрядам лишают их стимула занимать правильную позицию.

Поэтому мы настояли, чтобы в документе было записано обязательство всех собравшихся использовать свое влияние, чтобы верно воздействовать на всех сирийцев – и на правительства, и на оппозиционные группы, особенно вооруженные – чтобы они выполняли план К.Аннана. Надеюсь, все понимают, что предстоит непростая работа. Многое будет зависеть от действий, которые предпримет К.Аннан по нашему поручению, а, скорее, по имеющемуся у него мандату СБ ООН в отношении плана из шести пунктов. Сегодняшнее заседание было полезным потому, что было достаточно представительным с точки зрения внешних игроков, влияющих на ситуацию. К сожалению, встреча оказалась не в полной мере представительной, поскольку по не очень понятным мне соображениям, некоторые наши партнеры не поддержали предложение К.Аннана пригласить в Женеву Иран и Саудовскую Аравию. Россия активно выступала за то, чтобы два эти государства, которые очень существенно влияют на ситуацию, присутствовали сегодня на встрече. Надеюсь, что, когда мы будем проводить новые встречи «Группы действий», наши партнеры вновь смогут рассмотреть целесообразность расширения состава ее участников, чтобы сделать ее полностью представительной в плане присутствия государств, которые реально влияют на происходящее в Сирии.

Мы все будем помогать К.Аннану, о чем сказано не только в принятом сегодня коммюнике, но и в отдельном заявлении пятерки постоянных членов СБ ООН. Мы поддерживаем действия К.Аннана, его план и полное выполнение резолюций (СБ) 2042 и 2043.

Пожалуйста, ваши вопросы.

Вопрос: г-н Министр, Вы ставите на один уровень вооруженные силы Сирии, действующие с помощью тяжелого вооружения, и оппозиционные отряды, оснащенные легким стрелковым оружием. Есть видеокадры, подтверждающие применение ВС Сирии танков и вертолетов для обстрела жилых кварталов. Таким образом, Россия защищает режим, который, без всякого сомнения, убивает большие группы людей. Планируете ли Вы после сегодняшней встречи обратиться к Б.Асаду с просьбой начать сотрудничать с К.Аннаном, т.к. первый из шести пунктов плана не был реализован?

С.В.Лавров: Мы делаем это уже два последних месяца – добились официального принятия сирийским руководством плана К.Аннана и будем продолжать работать над тем, чтобы сирийское руководство выполняло свои обязательства по этому плану. Очень надеемся, что нашему примеру последуют те, кто имеет влияние на группы типа «свободной сирийской армии», которая публично заявила, что она не будет выполнять план К.Аннана. Как Вы знаете, есть немало государств, поддерживающих оппозицию, которые буквально на следующий день после объявления плана спецпосланника ООН/ЛАГ, заявили, что он не сработает. У меня есть подозрения, что некоторым государствам хотелось бы, чтобы этот план провалился. Точно так же, как была искусственно сорвана миссия ЛАГ, начатая в ноябре прошлого года. Тогда было решено свернуть миссию, как только она начала давать картинку, отличавшуюся от сюжетов, которые пытаются демонстрировать через некоторые СМИ. Это было колоссальной ошибкой. В миссии было несколько сотен наблюдателей, и имелась договоренность увеличивать их число. Если бы этой ошибки не было сделано в январе нынешнего года, сейчас мы имели бы продолжающееся устойчивое международное присутствие в Сирии порядка до тысячи, а может быть, больше человек в виде наблюдателей ЛАГ, которые, конечно, могли быть подкреплены мониторами из других стран. Уже сейчас стабилизирующее международное присутствие внутри Сирии давно работало бы. Однако миссия ЛАГ была отозвана. Я не вижу другого объяснения, кроме как то, что кому-то не хотелось оставлять ее там, а лучше обострять ситуацию.

Относительно картинок в Интернете и на телевидении скажу, что, к сожалению, эта война имеет еще и очень серьезное информационное измерение. Сегодня мы с коллегами по «Группе действий» обсуждали их мнение о том, что Евросоюз, а затем ЛАГ приняли решение о блокировании сирийских телевизионных спутниковых каналов. Ответа я не услышал. Хотя мы регулярно встречаемся с нашими друзьями из Евросоюза по другим поводам, и на первом месте у них всегда свобода слова, свобода журналистов и защита их прав. Когда произошло бандитское нападение на штаб-квартиру сирийского телеканала в окрестностях Дамаска, не помню, чтобы по этому поводу был какой-то шум. Мне неизвестно, выражала ли свою позицию по этому поводу какая-либо международная ассоциация журналистов в Нью-Йорке, Женеве и где-либо еще. Думаю, многие из здесь присутствующих согласятся со мной в том, что информационная война идет. Мы знаем, что целый ряд журналистов, работавших на арабском телеканале «Аль-Джазира», оставили свои посты в знак протеста против того, как зрителю презентуются события в Сирии. Когда некоторые телеканалы, такие как «Би-Би-Си», «Евроньюз», «Си-Эн-Эн» показывают дрожащие кадры, снятые на мобильные телефоны, делают оговорку, что не могут подтвердить идентичность таких кадров.

Сказанное не означает, что мы хоть как-то оправдываем действия существующего в Сирии режима. Мы не раз говорили, что режим несет главную ответственность за обеспечение безопасности своих граждан, безопасность в Сирии. Мы также не раз говорили, что сирийский режим серьезно опаздывает с реформами, но при этом мы, конечно, не можем вставать на позицию (тех, кто обвиняет его) в выводе танков для обстрела безоружных. Мы же знаем, что это не так. Факты о том, что и от кого получают вооруженные отряды, воюющие против режима, имеются в достатке в СМИ Европы, США и других регионов.

Нельзя видеть все в черно-белом цвете. Не зря СБ ООН подчеркнул необходимость прекращения насилия всеми сирийскими сторонами. И эта мысль особенно четко изложена в принятом сегодня здесь заявлении. Мы используем все влияние на Дамаск, не ограничиваем своим действия только контактами с режимом. В Москве побывали представители практически всех групп оппозиции. Эти контакты продолжаются, они запланированы буквально на обозримые недели. Мы также контактируем с сирийскими оппозиционерами через наши посольства в Париже, Лондоне, Вашингтоне, Анкаре, Генеральное консульство в Стамбуле. У нас есть четкое понимание позиций, которые они занимают, и мы стараемся оказывать на них влияние.

Но когда мы призываем представителей некоторых оппозиционных групп, с которыми контактируем, соблюдать положения плана К.Аннана, они отвечают, что услышали нас, но другие внешние игроки говорят им совершенно противоположное, а именно – не складывать оружие, не прекращать борьбу, а «заграница поможет».

В ходе сегодняшней встречи, которую я уже назвал полезной, мы очень откровенно говорили об этом. Разговор был предельно открытым и прагматичным. Могу сказать, что у меня есть надежда, что после этой встречи и принятия документа, его положения будут восприняты со всей серьезностью не только всеми сирийскими сторонами, но и всеми участниками «Группы действий». А действия от нас требуются скоординированные и позитивные, чтобы мы «навалились» на все тех, кто стреляет друг в друга в Сирии, и потребовали от них ради их собственного народа, ради судеб региона прекратить насилие и сесть за стол переговоров. Если все, кто участвовал в сегодняшней встрече «Группы действий», сделают это честно и напористо, думаю, мы сможем переломить ситуацию.

Вопрос: Сергей Викторович, выработаны ли какие-либо механизмы по недопущению попадания оружия различным группировкам, которые находятся в Сирии, чтобы покончить с контрабандой оружия? Получены ли от партнеров, как западных, так и арабских, что они действительно будут сотрудничать в этом вопросе?

С.В.Лавров: Спасибо за вопрос. Отвечая на предыдущий, я забыл сказать о том, что касалось поставок вооружений. Отмечу, что средства ПВО, которые мы поставляем Сирии, по определению, не могут использоваться против оппозиции, тем более, против мирных демонстрантов, а только на случай отражения агрессии с воздуха.

Что касается только что прозвучавшего вопроса, скажу, что мы выступили за то, чтобы в заключительном документе, наряду с тезисом о необходимости недопущения дальнейшей милитаризации конфликта, записать формулировку о противодействии незаконным поставкам оружия. Партнеры не смогли поддержать этот тезис. Но, надеюсь, что они все-таки нас услышали, и осознают свою ответственность за то, чтобы этого не происходило. Говорить, что все мы поддерживаем план К.Аннана и хотим мирного национального диалога, а одновременно поставлять оружие оппозиции и потакать ее радикальным настроениям, не очень правильно.

Вопрос: Считаете ли Вы, что Сирия правомерно сбила турецкий самолет? По Вашему мнению, он летел над территорией Сирии или над международными водами?

С.В.Лавров: Мы выступили за то, чтобы этот инцидент был тщательно расследован. Знаем, что есть противоречивая информация на этот счет и выразили наше глубокое сожаление по поводу случившегося, призвали предпринять все необходимые меры для недопущения впредь подобных инцидентов. Мы поддержали предложения о совместном расследовании, которое могут провести Турция и Сирия. У нас есть свои данные объективного наблюдения, и мы готовы поделиться ими со сторонами, но главное слово принадлежит им. Сейчас самое важное – не допускать использование любого инцидента для нагнетания страстей в ту или иную сторону.

Вопрос: Вы говорили о потоке оружия, которое попадает к оппозиционерам, и контроле ими в ряде городов. После сегодняшней встречи, как Вы и Ваши партнеры можете заставить или убедить их покинуть данные территории и сложить оружие? С другой стороны, Б.Асад не принимает рекомендации никого из своих друзей и партнеров, и что произойдет, если он не согласится с созданием временного правительства, которое предлагает К.Аннан?

С.В.Лавров: Первая часть вопроса очень конкретная и попадает прямо в точку. Сегодня мы говорили об этом больше, чем о каком-либо другом аспекте документа. Как я уже сказал, были предложения наших партнеров о том, что правительство должно вывести свои вооруженные силы из городов, и только потом какие-то требования будут обращены к оппозиции, прекратить участвовать в актах насилия. В итоге призыв о прекращении насилия и сотрудничестве с Миссией ООН по наблюдению в Сирии адресован одновременно и к правительству, и к оппозиции, имея в виду, что должны быть согласованы конкретные скоординированные действия по выводу вооруженных людей из городов.

Мы подробно обсуждали это и с К.Аннаном, и с генералом Р.Мудом. Это серьезнейшая и тяжелейшая задача, учитывая степень радикализации обстановки с обеих сторон. Мы будем всячески помогать реализовать такую задачу. Единых рецептов для каждого города и населенного пункта быть не может, т.к. в одних контроль осуществляется правительством, в других – вооруженной оппозицией. Причем, эта оппозиция необязательно является единой, один город контролирует одна группа, другой – другая. Возникает вопрос, насколько все они подчиняются единому командованию. Этого никто не знает. Скорее, известно, что они не подчиняются единому командованию. Так что, речь об огромной ноше, взваленной на плечи достаточно небольшой Миссии ООН. Мы выступаем за численное увеличение Миссии, и будем ждать рекомендаций К.Аннана и генерала Р.Муда, как они видят разрядку напряженности в каждом конкретном населенном пункте.

Мы, повторю, будем продолжать, как мы делали все это время, честно выполнять требования резолюций СБ ООН и подчеркивать в контактах с правительством и со всеми оппозиционными группами, что необходимо выполнять план К.Аннана. Как я уже говорил, надеюсь, что и наши партнеры, имеющие гораздо большее влияние на оппозицию, будут поступать таким же образом.

Относительно второй части вопроса о рекомендациях К.Аннана и реакции на них Б.Асада скажу, что тут надо ориентироваться на реальные события в САР. Во многом благодаря и нашим усилиям, Б.Асад принял мирный план ЛАГ, затем согласился принять на своей территории миссию наблюдателей Лиги, позже он публично взял обязательство выполнять план К.Аннана, подтвердив в своем недавнем интервью. Затем он согласился на размещение Миссии ООН, договорился, как мы его настоятельно призывали, с ООН о гуманитарном доступе девяти межправительственных и неправительственных структур в Сирию. Он также расширил допуск в Сирию журналистов, в том числе в ответ на наши настоятельные рекомендации. По получаемым нами от ооновцев сведениям, он, возможно не полностью, но все-таки выполняет требование о необходимости постепенного освобождения из заключения людей, арестованных за участие в протестной деятельности. Так что, относительно советов, принимаемых Б.Асадом и оппозицией, я бы сказал, что, безусловно, с опозданием и с большим количеством ошибок, но Президент Б.Асад все-таки воспринимает советы. Как это происходит применительно к оппозиции, не знаю, как не знаю, что ей советовать. Я уже приводил пример того, что «сирийская свободная армия» публично заявила, что не будет выполнять план К.Аннана. Не могу сказать, самостоятельно это сделано или по чьему-либо совету.

Вопрос: Насколько мы знаем, через некоторое время состоится встреча «Группы друзей Сирии». Не кажется ли Вам, что это может повлиять на работу «Группы действий»?

С.В.Лавров: Даже само название «Группы друзей» – это казус, т.к., если кто-то претендует быть другом Сирии, то нужно сделать так, чтобы его таковым признавали все сирийцы. А «Группа друзей Сирии» работает не со всей оппозицией, а только с некоторыми ее группами. Когда мы готовились к женевской встрече, интересовались у наших коллег, нужно ли продолжать собирать т.н. друзей Сирии, которые на деле являются «друзьями» только части оппозиции, в условиях, когда мы пытаемся объединить усилия внешних игроков и действовать скоординированно. Нам говорили, что, если встреча в Женеве закончится результативно, то партнеры подумают, стоит ли форсировать созыв очередной встречи «Группы друзей Сирии». Судя по всему, этого не произойдет – они намереваются ее провести, но это их право.

Нашу позицию в отношении этих встреч, относительно данного формата мы изложили. Я понимаю, что хочется собрать, насколько я помню, 140 стран, наверное, многие из них приедут. Если делать что-то в формате 140 стран, то лучше уже вынести это на ГА ООН. Повторю, я не могу комментировать это в том, что касается позитивного влияния на предпринимаемые сегодня усилия. Если некоторые наши партнеры считают, что сделанное в Женеве можно просто использовать для продвижения целей, которые ставятся в рамках «Группы друзей Сирии», то это ошибка. Все мы тогда окажемся недоговороспособными.

Мы хотим, чтобы оппозиция была объединена, но на платформе готовности к политическому диалогу с правительством, как того требует план К.Аннана. Мы будем готовы участвовать в тех встречах, которые проводятся с целью объединения оппозиции на конструктивной политической платформе, и будем способствовать, чтобы такое объединение состоялось. Это очень важно. Иначе правительство будет озадачено тем, с кем же ему разговаривать.

К.Аннан понимает важность этой проблемы и будет содействовать, чтобы такое объединение оппозиции состоялось именно на упомянутых элементах.

Вопрос: В утвержденном сегодня документе не совсем ясна роль Президента Сирии Б.Асада, хотя Госсекретарь США Х.Клинтон на своем брифинге заявила, что он должен уйти. Согласны ли Вы с этим?

С.В.Лавров: Как Вы правильно заметили, из документа этого абсолютно не вытекает. В его изначальном варианте была фраза о том, что должны быть исключены люди, которые мешают миру. Это не вписывается в принцип инклюзивности политического процесса в Сирии, не соответствует Уставу ООН о невмешательстве во внутренние дела суверенных государств и противоречит логике принятого сегодня документа, где говорится, что сами сирийцы должны решать судьбу своей страны во всех ее аспектах. Изначально предлагавшийся в этом документе тезис о необходимости исключить кого-то из мирного процесса был, по нашему настоянию, снят. Я говорю на основе того, что сегодня было принято. Судите сами.

Спасибо большое.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска