9.04.1515:39

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Председателем КМСЕ, заместителем Премьер-министра, Министром иностранных и европейских дел Бельгии Д.Рейндерсом, Москва, 9 апреля 2015 года

676-09-04-2015

  • ru-RU1 fr-FR1 en-GB1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели с моим бельгийским коллегой весьма полезные и конструктивные переговоры. Г-н Д.Рейндерс посещает нашу страну в двойном качестве – Председателя Комитета министров Совета Европы (СЕ) и Министра иностранных дел, заместителя Премьер-министра Королевства Бельгии.

Основное внимание уделили проблематике Совета Европы, вопросам нашего взаимодействия и участия России по различным направлениям деятельности этой общеевропейской организации.

Мы подтвердили общее мнение о необходимости Совету Европы вносить вклад в преодоление дефицита доверия, который сейчас образовался на европейском континенте, стирания старых разделительных линий и недопущения появления новых на нашем континенте. Поддерживаем деятельность Организации на таких направлениях, как обеспечение прав человека, включая национальные меньшинства, противодействие экстремизму, агрессивному национализму, расовой и религиозной нетерпимости. Заинтересованы, чтобы Совет Европы работал без двойных стандартов. Россия будет поддерживать все усилия на этом направлении, в том числе по преодолению искусственно созданного кризиса в ПАСЕ.

Г-н Д.Рейндерс ознакомил нас с планами бельгийского председательства относительно проведения министерского заседания Комитета министров Совета Европы 19 мая в Брюсселе. Поддерживаем эти планы и предлагаемую повестку дня. Рассчитываем, что сможем подготовить значимый и весомый итоговый документ.

Подробно обсудили ситуацию на Украине. Исходим из того, что нет альтернативы полному выполнению всех без исключения положений принятого 12 февраля в Минске Комплекса мер, включая решение острейших гуманитарных проблем, прекращение экономической блокады, проведение муниципальных выборов, организацию конституционной реформы, в том числе с учетом рекомендаций, которые были сформулированы в адрес Украины Венецианской комиссией Совета Европы. В своем недавнем докладе Комиссия выразила озабоченность затяжкой процесса конституционных преобразований, которые были четко ею подтверждены. Об этом договаривались в Минске, где конституционная реформа, включая прежде всего процесс децентрализации, расписана достаточно подробно по конкретным направлениям усилий, которые должны предприниматься на переговорах между Киевом и регионами Украины, включая представителей Луганска и Донецка.

Заинтересованы, чтобы Совет Европы продолжал и более активно занимался содействием в обеспечении транспарентного и беспристрастного расследования многочисленных нарушений прав человека на Украине. Через созданную международную консультативную группу СЕ уже вовлечен в расследование событий на «майдане» (с ноября 2013 г. по 21 февраля 2014 г.), которая уже сформулировала предварительные оценки хода расследования. Считаем необходимым, чтобы они самым серьезным образом были приняты во внимание. Рассчитываем, что аналогичный подход будет проявлен по линии международной консультативной группы в отношении расследования трагедии в Одессе 2 мая 2014 г. Имеется договоренность о подключении экспертов СЕ к этому процессу. Рассмотрели состояние отношений между Россией и Европейским союзом. С обеих сторон есть заинтересованность в том, чтобы мы преодолевали проблемы, которые возникли на пути их развития. Ясно, что это можно делать только на основе равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга. В этом ключе мы готовы развивать основные направления российско-бельгийских связей. За последние годы совместными усилиями удалось достичь существенного прогресса. Ценим наше сотрудничество с Бельгией, которое, к сожалению, сейчас сдерживается и даже несколько «откатывается» назад в результате проблем, возникших между Россией и Западом на фоне украинского кризиса.

У российских деловых кругов и их партнеров из Бельгии есть прямой интерес к двустороннему экономическому взаимодействию. Но наши торговые связи пока страдают. Второй год подряд сокращается объем товарооборот, причем в основном падение приходится на долю импорта в Россию из Бельгии. Между Россией, Бельгией и Люксембургом действует Межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. Выступаем за то, чтобы в рамках этого механизма искать пути решения соответствующих вопросов. Рассчитываем на активное участие бельгийской стороны по линии правительства и бизнеса в очередном Санкт-Петербургском международном экономическом форуме в июне нынешнего года. Несмотря на упомянутые спады, отметили целый ряд конкретных проектов, которые российский и бельгийский бизнес согласовывают и договариваются о совместной реализации.

В международной повестке Россию и Бельгию волнует ситуация на Ближнем Востоке и Севере Африки, в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене, в том числе в контексте противодействия угрозе со стороны действующих в регионе террористических группировок.

Одинаково смотрим на итоги встречи в Лозанне по иранской ядерной программе. Рассчитываем, что согласованная там политическая договоренность будет переведена на язык практических юридических документов в установленные сроки, т.е. до конца июня этого года.

Мы также проявляем интерес к продвижению процесса позитивного развития ситуации на Балканах, где только что побывал г-н Д.Рейндерс и о чем он нам рассказал.

Благодарю г-на Д.Рейндерса за очень полезную встречу.

Вопрос: По-прежнему идут доклады о жестокости происходящего на Юго-Востоке Украины. Что еще может сделать Россия для претворения в жизнь Минских соглашений? Как будут развиваться отношения России и Европы на фоне санкционной политики, разворачивающейся между Россией и ЕС?

С.В.Лавров: У нас не разворачивается санкционная политика – ее решил избрать Евросоюз. Россия была вынуждена принять ответные меры, чтобы защитить своих сельскохозяйственных производителей от недобросовестной конкуренции. Евросоюз наказал своими санкциями ряд российских банков, включая те, которые финансировали российский агропромышленный комплекс. Российские производители сельхозпродукции оказались в проигрышном положении. Это и стало причиной наших ответных мер на односторонние и нелегитимные санкции, принятые ЕС.

Если говорить о Минских соглашениях, всеми признается (в том числе в европейских столицах, где это уже происходит публично, хотя и неохотно), что главным препятствием на пути реализации этого важнейшего документа являются действия официальных властей в Киеве, которые, в случае с обязательством ввести в действие закон об особом статусе территорий на Юго-Востоке, перевернули его «с ног на голову», обусловив рядом неприемлемых требований, расходящихся с содержанием Минских договоренностей. В других случаях киевские власти просто затягивают начало работы по целому ряду важнейших вопросов, которые они обязались решать: снятие экономической блокады, возобновление социальных выплат и банковских услуг населению Юго-Востока Украины, амнистия всех участников происходивших там событий, решение вопросов о местных выборах и начало конституционной реформы и децентрализации по согласованию с представителями Донецка и Луганска. Для решения этих задач в Минске было условлено в рамках Контактной группы создать рабочие подгруппы. Донецк, Луганск, Россия, представители ОБСЕ уже сообщили имена своих кандидатов. Киев пока этого не сделал.

На вопрос о том, что может сделать Россия для выполнения этих договоренностей, отвечу просто – мы уже призываем (и будем это делать более настойчиво) официальные власти в Киеве, а также Францию и Германии как гарантов наряду с нами Минских договоренностей оказать воздействие на правительство Украины, которое необходимо заставить выполнять то, под чем подписался их Президент.

Мы встречаемся в понедельник 13 апреля в «нормандском формате» на уровне министров в Берлине. В рамках подготовки к этой встрече я направил моим коллегам из Германии, Франции и Украины очередные послания, в которых очень заостренно поставил вопрос о необходимости перестать саботировать выполнение Минских договоренностей.

Вернусь к теме взаимоотношений России и Евросоюза. На этом фоне достаточно оригинально выглядит недавно принятое решение ЕС о сохранении санкций в силе до тех пор, пока Россия не выполнит Минские договоренности. Абсурдность такой постановки вопроса уже понятна ответственным членам самого Евросоюза. Надеюсь, что понимание реальных причин невыполнения «Минска-2» будет не просто излагаться нам в частных беседах, но и будет переведено на язык практической политики между европейскими столицами и Киевом.

На Ваш вопрос о том, каковы перспективы взаимоотношений России и Европейского союза на фоне санкционной политики, отвечу, что даже после введения санкций мы не замораживали отношения с Брюсселем. Это руководство ЕС прервало все контакты, которые были структурированы в течение многих лет и помогали поддерживать регулярный доверительный диалог, заблаговременно ставить возникающие вопросы и своевременно их решать. Брюссель также отказался от проведения саммитов; уже много лет, еще задолго до событий на Украине, Брюссель не проводит с нами заседаний Постоянного совета партнерства, который предполагает обзор всего комплекса отношений между Россией и ЕС. Были заморожены все отраслевые диалоги. Правда, в январе с.г. в России побывал заместитель Председателя Еврокомиссии М.Шефчович, отвечающий за энергетический союз, который высказал идею о возобновлении по крайней мере энергетического диалога. Мы выразили согласие, но дальше этого заявления дело не пошло. Ожидаем практических шагов.

Не от нас зависит нормализация и вывод отношений между Москвой и Брюсселем из достаточно глубокого тупика, в который их завела односторонняя санкционная политика. Мы знаем, что в Евросоюзе большинство стран не испытывают никакой радости от нынешней ситуации. К сожалению, там есть агрессивное меньшинство, которое пытается спекулировать на т.н. «принципе солидарности» и обеспечивать солидарность на основе наибольшего антироссийского знаменателя. В январе с.г. состоялась встреча министров иностранных дел стран Евросоюза, на которой была предпринята попытка сформулировать какую-то компромиссную платформу, чтобы со стороны Евросоюза постепенно начать выстраивать диалог с Российской Федерацией. Она не увенчалась успехом.

Повторю, не мы инициировали замораживание связей. Будем готовы к их возобновлению как только до этого «созреют» наши европейские партнеры.

Вопрос (адресован Д.Рейндерсу): Почувствовали ли Вы с российской стороны желание сделать шаг вперед в том, что касается Украины, а также в отношении Совета Европы по ситуации вокруг деятельности неправительственных организаций в России?

С.В.Лавров (добавляет после ответа Д.Рейндерса): Россия очень активно участвует в работе СЕ. Рассматриваем эту Организацию как уникальную структуру, обеспечивающую или, по крайней мере, призванную обеспечивать единство правового пространства всего нашего континента. Россия активно способствует реализации именно такой миссии СЕ.

Сегодня мы обсуждали сложности, которые возникают на этом пути, в связи с попытками Европейского союза отыграть назад по целому ряду очень важных направлений и поставить право Евросоюза выше права Совета Европы и универсальных общеевропейских конвенций, которые составляют основу единого правового пространства. Это проявилось, в частности, в решении Европейского союза заморозить присоединение к Европейской конвенции по правам человека, ссылаясь на процессы, проходившие в Суде ЕС в Люксембурге, а также отложить на неопределенный срок присоединение к конвенции СЕ «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных», намереваясь сначала решить эти вопросы внутри Евросоюза, а потом вынести нам – всем остальным членам «второго сорта» в Совете Европы – свои «окончательные» суждения. Это очень серьезный, радикальный разворот Брюсселя в сторону от того, о чем всегда договаривались – Совет Европы и его право должны быть на первом месте. Очень долго шли переговоры, чтобы был акцептован принцип «сначала – Совет Европы». И он был принят.

Сейчас партнеры из ЕС от данной договоренности отошли. Я знаю, что не все страны ЕС этим удовлетворены. Сегодня мы обсуждали этот вопрос с г-ном Д.Рейндерсом, и он разделяет наши озабоченности. Наверное, нужно предпринять какие-то меры, чтобы решить системную проблему, связанную с тем, кто и как принимает решения в ЕС, чтобы не страдали общеевропейские интересы и проекты.

Что касается нас и практической работы Совета Европы, то в ближайшие недели мы будем утверждать 25 отраслевых программ сотрудничества между Россией и СЕ. Находимся на завершающей стадии процесса ратификации очень важной Конвенции СЕ «О борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, угрожающими здоровью населения» (Конвенция «Медикрим»)». Мы внесли активный и деятельный вклад в разработку проекта дополнительного протокола к Конвенции СЕ «О предупреждении терроризма», который будет посвящен проблемам борьбы с иностранными террористами-боевиками. Рассчитываем, что документ будет готов для подписания к министерской встрече в Брюсселе 19 мая. Россия полноценно и полноправно участвует в работе Конгресса местных и региональных властей, в котором в результате состоявшихся недавно выборов занимает руководящие позиции, а также в Конференции международных неправительственных организаций, во всех конвенционных органах СЕ.

Еще раз подчеркну – в наших интересах, чтобы эта структура действовала в интересах всех стран без исключения на основе заложенных при ее создании принципов, в первую очередь равноправия всех государств-членов.

Упоминались сегодня вопросы о правах человека, неправительственных организациях, по которым мы ведем откровенные дискуссии и готовы отвечать на все озабоченности. Рассчитываем, что Комиссар СЕ по правам человека господин Н.Муйжниекс будет более пристально обращать свой взор на застарелые проблемы с правами человека на европейском континенте, в частности безгражданства в Эстонии и Латвии. Сотни тысяч жителей ЕС не имеют права голосовать, быть избранными, не имеют других прав, которые органично присущи любой нормальной стране и ее гражданам. Россия озабочена, что Комиссар СЕ по правам человека практически не уделяет внимания катастрофической гуманитарной ситуации на Юго-Востоке Украины. Рассчитываем, что эти перекосы будут исправлены. Нужно обратить также внимание на обеспечение прав человека на всей территории Украины в том, что касается доступа к СМИ.

Мы в постоянном диалоге с Секретариатом и институтами СЕ. Считаем такой диалог полезным для того, чтобы все участники этого процесса стимулировались к дополнительным шагам на общее благо.

Вопрос (обоим министрам): Как вы можете оценить усилия европейского сообщества по урегулированию конфликта на Украине? Что вы ожидаете от берлинской встречи в «нормандском формате»?

С.В.Лавров (отвечает после Д.Рейндерса): Реагируя на один из предыдущих вопросов, я уже касался этой темы. Коротко повторю, что главная задача, стоящая перед всеми нами, включая ЕС и все европейские институты, – добиться полного и всестороннего выполнения Минских договорённостей от 12 февраля с.г., строго соблюдая последовательность предусмотренных там шагов и не пытаясь отвлекать внимание какими-либо новыми инициативами. Я уже слышал о некоторых идеях заняться «углублением» Минских договорённостей. Но так мы никогда не завершим процесс углубления и расширения. В документе всё чётко записано. Главное – добиваться от всех сторон неукоснительного выполнения договорённостей. К этому готовы Донецк и Луганск, которые, в частности, проявили добрую волю после того, как в нарушение своих обязательств украинское руководство приняло закон об особом статусе этих территорий с неприемлемыми требованиями (предварительными условиями), о чём никто не договаривался. Договорённость была об обратном – о безусловном введении в силу закона об особом статусе.

Не скрою, используя наши отношения с ДНР и ЛНР, нам пришлось приложить немало сил, чтобы убедить их не выходить из переговорного процесса в ответ на грубейшие нарушения Киевом Минских договорённостей. Мы смогли это сделать. Сейчас, повторю, они выдвинули своих представителей для участия в формируемых рабочих подгруппах Контактной группы. То же самое сделали мы и представители ОБСЕ. Киев этого пока не сделал и всячески хочет затянуть создание важнейших механизмов, которые будут обеспечивать постоянный устойчивый диалог с участием всех заинтересованных сторон.

Европейское сообщество, ЕС могут активно помочь урегулированию конфликта на Украине путём воздействия на Киев, с которым у них очень тесные отношения – и который, как мне известно, прислушивается к Брюсселю – с тем, чтобы он перестал саботировать выполнение данного важнейшего документа. Этим, конечно, будем заниматься в Берлине в понедельник.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска